На прошлой неделе, включив случайно телевизор, я увидела в новостях на Первом канале рыдающих женщин из Нижегородской области, чьи дома сгорели дотла. С женщинами разговаривал Владимир Путин. Обещал им, что за всё нажитое им выплатят из бюджета не пятьдесят тысяч рублей, а – помнится – триста тысяч рублей. «Вот, это другое дело», — говорили женщины. «Спасибо вам, Владимир Владимирович», — говорили женщины. И переставали плакать. И Путин с экрана смотрел героем.

Актуальное с конца прошлого века литературное направление постмодернизм предполагает отстранённый иронический взгляд на всё происходящее – даже на трагедии. Я не люблю постмодернизм, считаю его вырождением человеческой души. Но, не любя постмодернизм, не могу отказать ему в актуальности.

Путин – человек с постмодернистским сознанием. Об этом свидетельствует его ответ на вопрос о том, что случилось с подводной лодкой. О том же говорит и его ответ блоггеру top lap, написавшему об уничтоженной системе пожаротушения конкретно в его дачном посёлке.

Я не открою ни для кого секрета, если подчеркну, что в ответе председателя правительства России отсутствует конкретика. И это было сделано намеренно. А ещё в нём отсутствует достоинство – и это было не намеренно, это просто так получилось. Это иронический ответ-оправдание. Вам – нужны ли оправдания действующего премьера России? Хотя бы даже в них и не звучала насмешка?

Мне – не нужны. «Меня не интересует, почему «нет», меня интересует, что вы сделали для того, чтобы было «да» (цитата из фильма «Москва слезам не верит»). Блоггер-дачник написал не о том, что средств пожаротушения, имеющихся в его деревне, не хватит для того, чтобы потушить особо сильный пожар, равного которому не было в последние 140 лет. Он написал, что средств пожаротушения в его посёлке нет вообще. Никто – в том числе, Путин – не усомнился в том, что он говорит правду и что такая деревня в России не одна-единственная. Их много. И все они не смогли бы (а некоторые уже не смогли) справиться с распространяющимся лесным пожаром.

Именно эту тему – тему заведомой неготовности к пожаротушению – насмешливо проигнорировал председатель правительства России.

Однако государство – это не он. Он – всего лишь глава (одна из двух) государственного аппарата. Он – человек, формулирующий за государство. И надо признать, что формулирует он адекватно настроениям. Именно поэтому утихли рыдания женщин в Нижегородской области: им пообещали денег. Маленьких денег, но лично им, и они, живя в деревнях, даже таких никогда не видели. Но Путин формулирует адекватно настроениям не только когда обещает денег.

Но и тогда, когда говорит общие слова. Потому что критика действий государственного аппарата тоже часто звучит слишком общо – это, условно скажем, абстрактные слова «всё плохо», на которые госаппарат отвечает абстрактными словами «всё сделаем и будет хорошо».

Но и тогда, когда он саркастичен. Потому что мы сами обожаем желчно насмехаться над собой и над «этой страной».

И тогда, когда он рекомендует ехать на Капри, хотя и там от стихии не спасёшься. Потому что он сам рад сойти с галер на Капри и потому что, фактически, такой же совет даёт молодым россиянам справедливо раздосадованный чиновничьим преступным пофигизмом пользователь top lap.

Пофигизм, насмешка, деньги, «валить из этой страны» – духовная связь народа и власти. А постмодернист Владимир Путин – адекватный предводитель госаппарата.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире