Министр культуры России Александр Авдеев во вчерашнем интервью ИТАР-ТАСС признал очевидное:
«Буква «ё» украшает русский язык, делает его и фонетично богаче, и в письменном виде она также необходима, чтобы не создавалось неправильное или неряшливое произношение».

Отвлечёмся от слова «фонетично» – допустим, каждый имеет право на неологизмы.
Хотя министр культуры в меньшей степени, чем другие.
Но мы поговорим о фонетическом значении. И, смешно сказать, о дисциплинирующем значении буквы «ё».

Зачем она нам нужна?
Ведь у Кирилла и Мефодия её не было. И нормально. До конца восемнадцатого века не было – и ничего. Предложила её эстетствующая княгиня Дашкова, учёные мужи, составители толкового словаря (среди них – Державин и Фонвизин), с ней согласились – а могли бы и не соглашаться.

При чтении мы как-то различаем слова «всё» и «все», «узнаём» и «узнаем», «совершённый» и «совершенный» – чаще всего различаем, и слава Богу.
А могли бы и не различать. И никакой катастрофы бы не произошло. Ведь нет ничего особенно ужасного в том, что мы зачастую не знаем, как правильно говорить: «желчь» или «жёлчь», «блеклый» или «блёклый», «афера» или «афёра», «головешка» или «головёшка», «крестный» или «крёстный»…
В двух последних парах речь идёт о разных словах, но если даже мы этого не поймём – какие пустяки по сравнению с мировой революцией…

Английская орфография существует в почти неизменном виде с тринадцатого века.
Грамматика изменилась. Орфоэпия (норма произношения) изменилась со страшной силой. А орфография – сохраняется. Слова пишутся совсем-совсем не так, как произносятся. Есть мнение, что в этом нет ничего особенного. И в русском языке мы, например, пишем «сейчас» – а произносим, в лучшем случае, «сичас». В общем, всё как в английском. Это всё, конечно, чепуха. Например, вы можете проговорить «чипуха» и «чепуха», «канешна» и «конечно» – и я всё равно вас пойму. Но если вы произнесёте слово «daughter» так, как оно пишется, – англичане вас не поймут.

Но к чему я это говорю?
Ведь буква «ё» существует не с тринадцатого века. И надобность её оправдывается одним только произношением. То есть – почти ничем. Пройдёт немного времени – и норма будет не такой, как была, а такой, как говорит большинство. «Белесый» вместо «белёсый» – как «Рерих» вместо «Рёрих». И даже слова «все» и «всё» почти всегда можно различить по контексту. А зато какая будет экономия типографской краски!

Особенно хорошая экономия получится, если твёрдый знак везде заменить апострофом, а у буквы «й» убрать кратку (дужку).
В конце концов, морфология русского языка позволяет различать грамматические формы без участия буквы «й». Зато какая экономия мышечного усилия! Это не шутка – это два главных аргумента, почему мы сейчас непоследовательно употребляем и весьма редко встречаем в печатном тексте букву «ё»:
а) экономия типографской краски,
б) экономия мышечного усилия при быстром письме.

Так вот, главная надобность сохранения буквы «ё» состоит даже не в том, чтобы россияне – дети и взрослые – правильно говорили по-русски и не путались при чтении.
А в том, чтобы НЕ УПРОЩАТЬ. Как не упрощают свою орфографию консервативные англичане. Язык, это верно, стремится к опрощению – вот тот самый разговорный язык, который, с изобретением Интернета, повсеместно проникает в письменную речь. Она, письменная литературная норма, всегда была статическим единообразным противовесом текучей, подвижной, дьявольски изменчивой устной речи.

Сегодня, с появлением большого числа форумов и сервисов мгновенных сообщений, происходит опрощение письменной речи.
Она утрачивает функцию уравновешивания динамики устного языка. И мы должны ей помочь. Хотя бы потому, что там, где совершается революция, традиции имеют особенное значение. Они связывают разные поколения и помогают сохранить как можно больше черт привычной картины мира. Мы живём в век информационной революции, и русский язык – не та характеристика привычного мира, от которой надо избавляться.

А вот с министром я всё-таки не согласна.
«Мы сами виноваты в том, что она исчезает, потому что не ставим эти две точки. Я думаю, что надо начинать с себя, и правильно поступают те, кто их ставит», – вот что он сказал.

Думаю, начинать надо не с себя.
В конце концов, люди, уже привыкшие не писать букву «ё», вряд ли начнут её писать только потому, что прочитали мою статью или даже рекомендации министра культуры. Поэтому начинать надо не с себя, а с вполне определённой нормы: буква «ё», наравне с прочими буквами русского алфавита, должна последовательно употребляться не только в детской литературе (чего, кстати, зачастую не происходит) – но и во всех печатных изданиях, а также в документообороте на территории России.

А прививаться её последовательное употребление на письме должно в начальной школе.

Давайте будем сложнее!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире