Собственно, это о том, что на бюрократическом языке именуется «режим посещения». Хотя…

732548
Спасская башня

Похоже, в раннем детстве я успела застать наиболее свободный период в жизни московского кремля.
Посетители могли тогда беспрепятственно входить через ворота Спасской башни. В ближайшем к ней здании – том самом, рерберговской постройки, ныне больше известном как 14-й корпус, — функционировал Кремлевский театр. А дозволенного пространства для прогулок было существенно больше, чем в последнее время. Детям можно было столь же беспрепятственно лазить по пушкам у Арсенала – особенно этим увлекались мальчишки, но и девочки не отставали.
Мы жили тогда недалеко, и бабушка просто ходила со мной в Кремль гулять. В Кремлевском же театре я посмотрела свой первый в жизни спектакль – там были и детские, дневные. Сидение верхом на подогретых летним солнцем арсенальных пушках тоже хорошо помню.

732549
Арсенал


Свой выбор бабушка объясняла тем, что Кремль – ближайшая дому зеленая зона. Хотя не исключаю, что тут был и момент психологии – много лет, живя действительно в двух шагах, никакой возможности просто зайти в Кремль она не имела – до хрущевских времен для посещения он был закрыт.

От бабушки слышала и связанную с Кремлем такую историю – из 38-го года. Знакомая ей девочка – тогда лет 11-12 – оказалась в Кремле для себя неожиданно. Но тут важна предыстория – к тому времени отец девочки уже был полгода как арестован. Девочку летом забрали на дачу родственники.
Это были госдачи – но не для верхнего советского звена, куда за чиновниками присылали личные автомобили, а для номенклатуры рангом попроще. По утрам за работающими в Москве отцами семейств приезжал коллективный автобус.

И однажды девочке было нужно зачем-то в Москву и она попросила водителя взять ее с собой. Тот предупредил: остановиться и высадить ее он сможет только до начала Арбата – дальше режимная трасса.

Конечно, она забыла. Вспомнила, когда автобус уже катился по Арбату. И дальше – через Боровицкие ворота прямо в Кремль, остановившись где-то на уровне Большого дворца.

Если бы меня, ребенка брежневской поры, случайно завезли в интересное архитектурно, но закрытое для посещения пространство – разглядывала бы, что успею, пока не выведут под белы руки.

Та девочка, выскочив из автобуса, бросилась обратно к Боровицким воротам, где стоял часовой с винтовкой. И, рыдая, стала объяснять ситуацию.
Почему часовой – молодой парень – не вызвал для разбирательства начальство, а просто кивнул ей на выход – уходи быстрее! – кто знает. Возможно, просто потому, что видел – ничего натворить она не успела. А может, пожалел. Кто знает.

И она бежала. По Александровскому саду, по Тверской… Остановилась, когда ее совсем оставили силы, только у Триумфальной площади.
(Это реальная история. Той девочке сейчас изрядно за восемьдесят. Ее отец не вернулся – был реабилитирован посмертно в 50-х, с сообщением о смерти от какой-то болезни в лагере. В начале 90-х семья смогла выяснить, что уже в начале 38 года он был расстрелян.)

А ситуация в Кремле на моих глазах стала быстро меняться. Спасские ворота для прохода посетителей закрыли. Кремлевский театр тихо исчез (долгое время там заседали палаты Верховного совета). Да и вокруг Кремля территорию зачистили – обитателей Китай-города рассовали по спальным районам, здания заполнили какими-то конторами.

В полной мере я это ощутила уже подростком – как то вечером оказалась в нашем старом квартале между Ильинкой и Никольской. Ни одного горящего окна, почти нет прохожих. Мертвый район, санитарная зона.

Настоящий культурный шок я пережила много позже, впервые оказавшись в Нижнем Новгороде.

Так вышло, что в город я приехала ближе к вечеру. Хотя и старалась выехать из Москвы пораньше. Но сначала пришлось ползти через московские и подмосковные пробки, потом застревать на разбитых тогда участках Владимирской области… В общем, когда я добралась до Нижнего, уже темнело.

На следующий день у меня была плотная программа, так что, бросив чемодан в гостинице, я решила не терять времени и хоть немного посмотреть город.
Конечно, местный кремль, в моем представлении, должен был быть давно закрыт. И проезжая мимо, я рассчитывала увидеть лишь стены с башнями. Но из ворот неожиданно выехал велосипедист, за ним показалась пара с коляской…

Короче, приткнув куда-то автомобиль, я отправилась на разведку. Обнаружив внутри массу прогуливающегося народа всех возрастов и видов, вплоть до свадьбы со шлейфом гостей. А также – не только музеи и церкви, но и здания городской и областной администрации.
И потом вечерами возвращалась не раз – мне там очень понравилось.

(Хорошо, что цифровые снимки сохраняют информацию о дате съемки. Эти – сделаны на территории нижегородского кремля 7 июля 2006 года в интервале от 21 до 22 часов.)

732550

732551

732552 Нижний Новгород

Что называется, извините за качество, но это доказательства ради. : )
Надеюсь, в Нижнем и сейчас ничего не изменилось. В Москве же в последние годы попадать в Кремль обычным гуляющим становилось все сложнее и сложнее.
Сначала ввели плату за вход. Она была небольшой, но проблему создала немалую – у касс, к которым до того подходили только желающие посмотреть в Кремле музеи и выставки, выстроились длинные очереди.

Следующим шагом стала отмена отдельных входных билетов – но, увы, без возвращения свободного входа. Теперь осмотр территории Кремля может быть лишь приложением к посещению либо постоянных, либо временных экспозиций – а это уже недешево. Очереди же, понятно, все равно никуда не делись. Так что барьеров стало два – и временной, и финансовый.

Мне, вообще-то, предложения и Марата Гельмана, и Александра Авдеева вполне симпатичны. И лозунг «Будьте реалистами, требуйте невозможного» я тоже люблю.
Но пока суд да дело, может, сделать совсем простой шаг – вернуть свободный вход на территорию Кремля? Ладно уж, можно пока без ночных прогулок. Хотя я бы не отказалась. : )


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире