703028

Наконец, дошли руки поговорить о выставке Николая Ге в Третьяковке на Крымском валу – не хотелось это делать второпях.
Выставку приурочили к дате более-менее круглой: 180 лет со дня рождения художника. Даты как таковые, разумеется, не имеют значения – как говорится, был бы повод.

703006


Главное – под эту дату Третьяковка смогла устроить действительно внушительную экспозицию. Сотни две произведений собраны по полутора десяткам музеев (помимо российских тут еще Украина, Беларусь и Франция). Организована выставка по банальному вроде бы хронологическому принципу. Но в данном случае это как раз позволяет проследить очень интересную эволюцию.
Вообще-то Николай Ге первоначально вовсе не собирался становиться художником. Учился на физико-математическом факультете. Но дело все-таки кончилось Академией художеств. За внушительную многофигурную композицию на античную тему – во вполне традиционной академической стилистике — получил медаль и право на поездку в Италию.

703007


В Италию Николай Ге и отправился вместе с молодой женой – да в результате на целых 13 лет. Писал этюды, начинал работу над многофигурными композициями, писал портреты.
Итальянские пейзажи у него, что называется, не пошли – перетемнены, никакой южной яркости. Пейзажи и дальше будут у него лишь фоном в больших картинах – не академичным и не импрессионистичным, а только таким, какого требует композиция.

703008


А вот в портретах рано наметилось раздвоение автора. Портреты посторонних – сделанные, вероятно, на заказ, — вполне традиционны по манере. А вот те, что делались для себя – как ранний портрет жены с сыновьями – уже вполне впишутся в стилистику ХХ века (или заставят вспомнить манеру, встречавшуюся в XVIII столетии).

703009

703010


В Италии же Ге начинает работу над евангельской тематикой (в чем он, впрочем, не был оригинален – оригинальность проявится не в том «что», а в том «как»).
Вернувшись в Россию, художник участвует в создании Товарищества передвижников. Увлекается тематикой русской истории – и тут прогремела его работа «Петр и Алексей» (сейчас это трудно представить, но тогда вокруг картины велись политические дискуссии). Собственно, эта его работа и попала первой в Третьяковскую галерею – исторической тематикой Павел Михайлович увлекался весьма и весьма.

703011


К слову, от многих работ Ге Третьяков был вовсе не в восторге, называл их «большими этюдами». Пытался сподвигнуть художника на активное продолжение работы над историческими полотнами, хотел приобретать портреты выдающихся современников. А вот картину «Что есть истина» (в то время запрещенную к экспонированию) приобрел исключительно по настоянию Льва Толстого – смысла покупать то, чего нельзя показывать публично, особого не видел. И – как и многие критики-современники – полагал работы Ге небрежными и недоделанными.

703012


А вот для самого художника общение с Толстым оказалось очень важным. Он не только общается с писателем, но и пишет его портреты, портреты родственников и окружения (кстати, также позволяя себе в них стилистические вольности), иллюстрирует произведения Толстого.

703013


Во многом под влиянием Толстого Ге и работает над своим знаменитым «страстным» циклом.
Организаторы выставки смогли собрать и показать его почти полностью. Не без трудностей – так, работа «Суд синедриона» еще несколько лет назад была в очень плохом состоянии. Отреставрировали – вот фото из архива с торжественной презентации.

703014


История традиционная для религиозных работ Ге: сначала картина пострадала от цензуры – ее запретили к экспонированию на передвижной художественной выставке. В результате работу автор тогда сумел показать почти что по принципу «квартирника» — правда, не у себя дома, а в конференц-зале Академии, но не для широкой публики, а для немногочисленных приглашенных.

703015


Потом увез картину к себе в имение и продолжал над ней работу, многократно переписывая некоторые фрагменты. После смерти художника картина несколько раз перевозилась, а для этого снималась с подрамника и скатывалась в рулон (понятно, что иначе масштабное полотно размером 2 на 3 метра перевозить невозможно). К несчастью, кому-то пришло в голову проложить при скатывании холст газетами – под давлением типографская краска просто впечаталась в поверхность. Какое-то время картина провела в Ясной Поляне у Льва Толстого, затем была передана в Третьяковскую галерею (где в экспозиции была очень недолго, а в основном находилась в запасниках – в советское время такие картины воспринимались уже не как отступление от религиозных канонов, а наоборот, как религиозная пропаганда). Короче, состояние работы оказалось просто угрожающим: холст обветшал, пленка лака помутнела, на красочном слое появились вздутия и кракелюры. Но реставраторы все-таки сумели разработать методику восстановления. (И все же, если приглядеться, кое-где еще видны следы отпечатавшихся газетных строчек).

703016


Но и с другими картинами «страстного цикла» были сложности. В Третьяковку большинство из них попали уже после смерти художника – хотя они не были приобретены Третьяковым, сын Ге передал немалое количество живописных и графических работ для экспонирования.

703017

703018


Но с экспонированием страстного цикла не складывалось – а после кончины еще и Третьякова вопрос вообще практически закрылся. В результате многие работы сын забрал, а потом и вовсе вывез за границу.
Тут судьба работ оказалась разной. Так, один из вариантов «Распятия» оказался в конце концов в парижском музее Орсе (откуда и предоставлен на данную выставку).

703020


Но другой вариант «Распятия» исчез бесследно (все, что о нем известно – еще в 30-е годы ХХ века полотно находилось в одном из французских монастырей. Но после второй мировой войны картину больше никто не видел (она могла как погибнуть под бомбежкой, так и попасть в неизвестные руки). Демонстрируется лишь несколько эскизов и сохранившихся фотографий.

703021

703022


Зато с графическими эскизами к «страстному циклу» случилась почти детективная, но в результате счастливая история. После кончины сына художника, Николая Николаевича Ге, графика оказалась у частной собирательницы в Швейцарии. До начала 50-х листы так и находились в одних руках, причем нередко экспонировались в замке собирательницы.

703023


Но после смерти этой дамы коллекция была продана с аукциона и графика Ге исчезла из поля зрения на добрых два десятилетия. Только в середине 70-х последний владелец, тогда студент, приобрел эту серию листов на блошином рынке (приобрел, не зная имени автора и не умея прочесть подпись кириллицей – рисунки просто ему понравились). Купил за какую-то смешную сумму.
Ну, и в результате тогдашний студент не прогадал – теперь банк ВТБ выкупил у него работы и подарил Третьяковке за деньги куда более серьезные.

703024


Это фотографии из архива: вот с каким трепетом и не забыв белые перчатки третьяковские «графини» (так на местном жаргоне именуют сотрудниц отдела графики) демонстрируют свежедоставленные графические листы публике.

703025


Наверно, таких сделок на художественном рынке немного. А рисунки действительно очень сильные, и значительная их часть экспонируется на выставке.

Разумеется, в экспозиции присутствует и биографический раздел. А также приоткрывается занавес над кухней экспертов и реставраторов – зрителям показывают рентгенограммы ряда работ (иногда при этом видно, как менялась композиция, а иной раз и вовсе становится ясно, что автор писал очередную работу поверх предыдущей на том же холсте).
Так, в частности, под работой «Что есть истина» выявился портрет некоей дамы.

703026


Выпущен каталог – большой, тяжеленный и очень информативный (к сожалению, и недешевый). Выпущен также диск – информации и на нем обнаружилось немало (правда, организация у него такова, что не все отыщешь сразу – зато сюрпризов масса: ищешь какую-нибудь статью, а натыкаешься на музыкальные записи в виде Баха с Перголези).

Организационное: по причине интереса публики введены «четверги допоздна»: до 22 часов (касса, естественно, до 21 часа).

703027


Образовательная программа вокруг выставки – см. по ссылке.
Надеюсь, вскоре кураторы будут в «Музейных палатах» на «Эхе».

И не забудьте, что на Крымском еще много всего интересного: воссозданный «Рабочий клуб» Родченко, выставка Татлина, русская деревянная скульптура ХХ века. И в залах новейших течений еще до середины ноября продлится биеннальная экспозиция «Заложники пустоты».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире