Любопытно, что текущие выставки в Музее А.С.Пушкина на Пречистенке – при том, что открыты в разное время и по разному поводу – как-то очень здорово монтируются друг с другом.

Начнем с самой свеженькой – это «Грибоедовская Москва». 

 

Прежде всего, стоит помнить, что Александр Грибоедов – москвич по рождению, и именно в старой столице он провел большую часть своей не такой уж долгой жизни. Причем многие «грибоедовские» адреса в Москве существуют и сегодня. Правда, не самые ранние: дома в районе Пречистенки и Остоженки, где проживала семья в конце XVIII века, не сохранились. А вот дом по Новинскому бульвару (ныне № 17), который родители Грибоедова приобрели в 1801 году, стоит и посейчас, и даже украшен мемориальной доской. А неподалеку в те давние времена на Пасху проходило известное Подновинское гулянье. 



 

Таковы могли быть самые ранние детские впечатления будущего дипломата и писателя. Вскоре, однако, он принимается и за учебу – сначала в Московском университетском благородном пансионе, потом в самом Московском университете – на словесном отделении философского факультета. Вот в этом самом здании. 

 

Потом Грибоедов продолжил учебу на юридическом отделении, получил степень кандидата права. Дошел бы, наверно, и до профессора – но тут настал 1812 год. Несмотря на неважное зрение, наш герой вступает добровольцем в Московский гусарский полк. 

 

Мы привычно считаем Александра Грибоедова автором одного произведения. Однако это была не единственная его публикация. Самая первая вообще от собственно литературы была еще далека – это была написанная в 1814 году статья «О кавалерийских резервах» (!).

А вот первая грибоедовская комедия носила название «Молодые супруги» и представляла собой вольное переложение пьесы французского автора. В отличие от будущего «Горя от ума» пьеса была благополучно поставлена сначала на столичной, а потом и на московской сцене.

После войны наш герой поступает на службу в Коллегию иностранных дел – ну, а его дипломатическая карьера, с ее драматичным финалом, в напоминании не нуждается. В Москве с этого времени бывает наездами. Останавливается у друзей – в том числе в Староконюшенном переулке, в доме (ныне № 4), также сохранившемся (видим тяготение все к той же части города, близ Арбата). 

 

Москва, которую Грибоедов опишет в «Горе от ума», окружала его в детстве и юности, связи с ней он никогда и не порывал. Музей постарался показать эту Москву не только через более поздние книжные иллюстрации (в честности, крайне интересную серию, исполненную Николаем Кузьминым и предоставленную для экспонирования частным коллекционером), но и через портреты современников Грибоедова (некоторые из них считаются и прямыми прототипами героев знаменитой комедии), а также через реконструкцию интерьеров (при этом использованы театральные костюмы из соответствующей постановки).  







 

Тут стоит упомянуть и еще один московский адрес Грибоедова – Мясницкая, ныне дом № 42, где, также в гостях у друзей автор и работал на рубеже 1823-34 годов над своей безусловно московской комедией. 

 

Единственной прижизненной для Грибоедова публикацией «Горя от ума» были только отрывки из пьесы в альманахе «Русская Талия. Подарок любителям и любительницам отечественного театра на 1825 год». Начиналось сразу с 7-го явления I действия: «Чуть свет уж на ногах – и я у Ваших ног». 

 

Полный текст комедии вообще выйдет только в 1862 году. Но зато сколько было «списков», самодельных рукописных копий – так что «самиздат» придумали вовсе не в советское время. 


 

Этим выставка в Музее А.С. Пушкина, несомненно, перекликается с еще одной, посвященной теме рукописи. К ней обратимся чуть позже. Что до «Грибоедовской Москвы», то она продлится до мая.   

 

Музейными экспозициями в ГМП охвачена сейчас не только городская жизнь начала XIX века. Другая выставка – «Я Дубровский» – показывает, напротив, жизнь загородную, усадебную. Разместилась экспозиция в масштабных нижних залах «под сводами», что позволило эту самую жизнь показать во всех подробностях 


 

Своего рода прогулка по усадьбе Троекуровых – вот охота, вот карточная игра. 


 

Заглянем и в «людскую» за народным бытом. 



 

Вот и на многое намекающий топор.  


 

Усадебные виды во всех видах – наряду с акварелью, гравюрами, живописью это еще и фарфор. 

 

А вот история пребывания в троекуровском доме Дубровского-Дефоржа – отличный пример межмузейного сотрудничества. Медведем поделился Дарвиновский музей. 

 

А красивыми и миниатюрными «карманными» пистолетами рубежа XVIII-XIX веков – музей Исторический. 


 

Ну, и конечно, комната барышни – а также всевозможные дамские штучки. 




 

В общем, выставка большая и подробная, а продлится до середины мая.

Что особо симпатично и даже неожиданно – вместо просто каталога выставки в музее сделали издание пушкинской книги, которое «окартинили» репродукциями и фотографиями с собственной экспозиции. Вышло ну очень неплохо. 


 

К теме рукописей возвращаемся с выставкой «Храните рукопись, о други, для себя…». Это действительно рукописные раритеты из собрания музея, и казалось бы, для неспециалиста это не очень зрелищно. Но не тут-то было!


 

Здесь, конечно, собственно рукописные листы – например, собственноручно написанный Пушкиным перечень книг из своей библиотеки – «регистр книгам». Или вот письмо его родителей родителям тогда еще невесты сына, Гончаровым: «Почитая сына моего совершенно счастливым, входя в почтеннейшее семейство ваше, и принимая по любви моей к нему живейшее в сем участие, за обязанность поставлю поручить себя в благосклонное внимание ваше как первого виновника его благополучия» – это Сергей Львович Пушкин пишет. А Надежда Осиповна добавляет: «Позвольте и мне, Милостивый Государь, вместе с мужем моим поручить себя в благосклонность вашу и изъявить вам благодарность мою за моего сына…». 


 

Разнообразных любопытных документов здесь еще много. Но не менее интересны атрибуты письменной культуры как таковые. Это многочисленные и многообразные чернильницы (вещи в то время не просто функциональные, но и служившие украшением стола), а также перья, перочинные ножи и перочистки, бювары, дорожные шкатулки для письменных принадлежностей, горелки для сургуча и сам сургуч вкупе с личными печатями для запечатывания отправляемых писем… 







 

Здесь же многочисленные рукописные альбомы. А также и тогдашний «самиздат» – переписанные от руки произведения, в печать не прошедшие. 

 

В общем, выставка неожиданно оказалась очень красивой. Но скоро закончится – только по 15 марта. Так что желающим увидеть все сразу стоит поспешить. 



 

Не менее интересна и выставка в залах Музея А.С.Пушкина в Денежном переулке – «Театр искусства. Иван и Нина Ефимовы». О ней стоит поговорить отдельно. Но и она только до середины марта – стоит не пропустить.

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире