Лучшее, в моем представлении, что в этом году открылось в предновогодьи, это выставка «Рождественская история в западноевропейской гравюре XV–XIX вв.» в Музее архитектуры. Три с чем-то десятка работ, собранных по московским частным собраниям куратором Сергеем Стародубцевым, порадуют любителей гравюры, да и прочих подтолкнут к тому, чтобы заинтересоваться: множество техник, а также такие имена как Дюрер, де Брюйн, Гольциус и прочие…



XV век. Нидерланды, гравюра на дереве. Неизвестный автор. «Рождение Христа». Из этой же серии и явно той же рукой – не менее прекрасное «Бегство в Египет».    
   



Альбрехт Дюрер. Из серии «Жизнь Марии», 1505 год. Также гравюра на дереве.    


А вот еще Дюрер, но уже резцовая гравюра (по металлу, но, в отличие от офорта, без применения химии). Здесь над традиционной дюреровской монограммой мы видим и точную дату – 1508 год.    


«Поклонение пастухов», 1618 год. Резцовая гравюра, исполнил ее Боэциус Больсверт – но в данном случае по живописному полотну другого автора, Абрахама Блумарта.    


«Поклонение царей» («волхвов» в нашей традиции) – чуть более раннее, 1594 год. Автор – Хендрик Гольциус, известный и как живописец, но больше всего – как виртуозный гравер. Резцовая гравюра опять-таки. У Гольциуса, как и у Дюрера, была своя серия «Жизнь Марии».    


Виллем Бассе, «Бегство в Египет». Это первая половина XVII века, и это офорт.    


И, по хронологии не сюжета, но эпохи создания: «Благовещение» по рисунку Гюстава Доре, гравер А.Линьи (Ligny, о котором, к сожалению, сведений немного – нет даже полного имени (периодически сокращено как «Ad.» – возможно, Адольф) и точных дат жизни, известно лишь, что он бельгиец). Это из первого издания Библии с иллюстрациями Доре, 1866 год, гравюра на дереве. Интересно, что сам Доре гравировал очень мало, но вот вокруг себя создал, можно сказать, целую гравировальную школу.    


В экспозиции еще многое: гравюры по живописным произведениям Мартина де Воса, Рафаэля и Пармиджанино (и тут примеры работы итальянских граверов), Рубенса и Ван Дейка, оригинальные работы таких граверов, как Корнелис де Брюйн, Корнелис Схют, Филипп Пигуше, Клод Виньон, Стефано делла Белла. Но и анонимные авторы тут тоже ничуть не менее интересны.
Экспозиция дополнена пейзажами и даже географическими картами. Вот вам под занавес лист из атласа, напечатанного в 1732 году в Амстердаме – с видом Вифлеема.



Выставка гравюр в МУАРе продлится по 26 января. Запланированы, кстати, и кураторские экскурсии.

   
Музей-заповедник Коломенское показывает во Дворце Алексея Михайловича выставку «Ёлка сто лет назад».



«Сто лет» тут не надо понимать совсем уж буквально – речь, понятное дело, о елке дореволюционной. И мы узнаем, например, что «елочный базар» означал в то время совсем не привычное нам место продажи собственно елок: напротив, там приобреталось все прочее, что требовалось к празднику – елочные украшения, календари, открытки и, конечно, подарки.



Среди елочных украшений были, например, популярны бонбоньерки – небольшие, чаше картонные коробочки, в которые могло поместиться несколько конфет или орехов. Их тоже вешали на елку.





Из чего делались на рубеже XIX-XX веков собственно елочные игрушки? Тут несколько вариантов, и большинство из них нам известны и сегодня. Но гораздо более, чем сейчас, были популярны «картонажи» – игрушки из картона. И были они гораздо более объемными, чем еще сохранившиеся во многих домах советские, середины ХХ века.

 



Игрушки мишурные – не только из проволоки, но и вообще из металла.

  



Игрушки ватные – таких теперь немного, разве что сохранились в «семейных архивах». По такой технологии изготавливались как фигурки, так и (чаше) фрукты и овощи. Кстати, вот и Дед Мороз конца XIX века – этот персонаж уже начинал тогда входить в новогоднюю традицию, хотя далеко не в таком размахе, как теперь.

  

  



Присутствовали уже и игрушки стеклянные – их производство для украшения елок возводят к середине XIX века.



И очень важная часть елочных украшений – держатели для свечей. От них ожидали не только эффектного вида, но и надежности – падение горящей свечки грозило пожаром.

 



А вот электрическую елочную гирлянду придумали только в конце XIX века. По одной из версий, идея принадлежит некоему помощнику Эдисона по имени Эдвард Джонсон – тот собрал гирлянду из разноцветных лампочек для елки в собственном доме. Не сразу, но постепенно идею оценили – и началось производство.



Не обходилось в новогодних покупках без хлопушек с сюрпризами и атрибутики карнавала.



Что же все-таки дарили на Рождество и Новый год? Детям – кукол и плюшевых зверей, книги, настольные игры, письменные принадлежности, музыкальные инструменты и входившие в моду фотоаппараты. Среди взрослых подарков популярны были парфюмерия и календари.

 

 



Вот, кстати, пример «вечного» календаря – тут всегда могла быть установлена любая дата.

 



Прейскуранты на все это рассылались производителями обычно еще в начале лета.
Ну, а среди новогодних открыток мы еще в конце XIX века обнаруживаем такие, что оказывались связаны с техническим прогрессом.





Сама же выставка в Коломенском продлится до начала февраля.





Движемся дальше – в Исторический музей. Тут нашей теме могут оказаться близки сразу две выставки. «Час потехи» – посвящена эта экспозиция, правда, всем возможным видам развлечений. Но мы остановимся на зимних забавах.

 



На этих украшенных резьбой маскарадных санях каталась на святки сама Екатерина II. Впрочем, популярным это развлечение было во всех слоях общества, и санки тоже пытались, кто как может, украсить.

  



Гонки на санях – зрелище, которое в любое время могло собрать немало зрителей.





А вот и огромные ледяные горки.



Наконец, «огненные потехи» – фейерверки. Вошедшие в обиход еще при царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче, особый размах приобретают они при Петре. И не только размах, но и настоящую идеологическую подоплеку: и сценарий действа, и вид взлетающих в небо символов и эмблем разрабатывался самым тщательным образом. В музее же показали и ингредиенты для «потешных огней», и сборники «эмблем», и салютационные пушечки. А внимательный зритель даже увидит видеоизображение самих фейерверков – если не забудет поднять голову к потолку.

 

 

 



И вторая выставка в ГИМе – «Русская свадьба». Казалось бы, какая связь с зимними праздниками? Но тут речь о свадьбе традиционной, деревенской, экспозиция построена на этнографическом материале. А ведь свадьбы в русской деревне обычно игрались, когда были завершены все сельскохозяйственные работы и появлялось больше свободного времени. И зал в экспозиции, посвященный «свадебному поезду» – как раз зимний. (А запланированы обе экспозиции – в выставочном корпусе ГИМа – аж до весны.)

 



Ну, и немного о галереях. В «Розе Азора», уже по традиции – объекты из папье-маше художницы из Петербурга Дины Хайченко.

  

 

 





Традиционные «Открытки от художников» показала галерея Веры Погодиной. Интересно, какое зашифрованное послание обращает к нам снеговик Никиты Алексеева?



И немного восточной традиции. Кажется, наступает год мыши? До этого, правда, еще далеко – но Николай Ватагин уже показывает свой вариант символизирующего предстоящий год зверька на выставке в галерее «ГросАрт».

   
А галерея Red Line вообще посвящает свою предновогоднюю выставку восточному календарю. Вот вам оттуда мышки от Юлии Картошкиной и Романа Манихина.

 





Ну, и с Новым годом всех! :)





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире