Выставка в литературном музее построена по поэме Генриха Сапгира «Жар-птица» и включает прежде всего произведения художников, в поэме упомянутых (хотя не только их). В основном это работы 1960-х – 80-х годов из собрания коллекционера Михаила Алшибая, с некоторым добавлением от других собирателей, а также Музейного центра РГГУ.

 

Сейчас это уже почти ушедшее поколение. А Сапгир в своей поэме и писал об ушедших еще тогда, в период безвременья. Кто-то из художников хорошо известен, кого-то помнят в основном специалисты. Выставка во многом восполняет коллективный портрет тогдашнего круга нонконформистов.

Интересно, связана ли как-то с названием поэмы работа Владимира Ковенацкого «Охотники за жар-птицей»?

 

Впрочем, не будем гадать и обратимся к экспозиции. Разумеется, здесь широко представлена «Лианозовская группа», к которой был близок и сам Генрих Сапгир. Лидер группы Евгений Кропивницкий вообще был когда-то его непосредственным учителем – вел в Доме пионеров не только художественный кружок, но и поэтический, который Сапгир посещал в юности.

 

Абстрактная композиция супруги Евгения Кропивницкого Ольги Потаповой.

 

Лев Кропивницкий, сын. В 41-м пошел на фронт, в 46-м – в лагерь по обвинению в подготовке убийства Сталина в составе студенческой группы (из десяти лет отсидел восемь).

 

Оскар Рабин, зять. Собственно говоря, это в его комнате в бараке в Лианозове проходили встречи группы, впоследствии «лианозовской» и названной. В отличие от многих ровесников, успел получить не только неофициальное, но и официальное признание, вплоть до персональной выставки в Третьяковке – это по принципу «жить в России надобно долго» (хотя, лишенный в 70-х советского гражданства, жил в дальнейшем в Париже).

 

Александр Рабин, сын Оскара Рабина и Валентины Кропивницкой, рано и трагически ушедший из жизни.

 

Еще из членов Лианозовской группы: Владимир Немухин. Из Суриковского института исключался за «формализм», участвовал в «квартирниках» и «бульдозерной» выставке. Из жизни ушел три года назад уже почетным членом Академии художеств.

 

Лидия Мастеркова. С середины 70-х, после разгрома «бульдозерной» выставки, жила в эмиграции.

 

Однокурсник двух предыдущих (и также «лианозовец») Николай Вечтомов. В его жизни были сначала война – танковое училище, бои, плен, побег – и только потом художественное училище. И собственная, легко узнаваемая манера.

 

Из воевавшего же поколения – Вадим Сидур. Скульптор прежде всего, но здесь его литографии. А в Москве – персональный музей, но посмертный (при жизни больше критиковали).

 

Дмитрий Краснопевцев. График по образованию, плакатист – в станковой живописи он пришел к жанру «метафизического натюрморта». За что (после публикации его работы – о ужас! – в иностранном журнале) на добрых два десятка лет был исключен из Союза художников.

 

Владимир Вейсберг. Успел когда-то поучиться у Машкова и Осмеркина (что по его ранним работам вполне ощутимо), но затем стал разрабатывать собственную манеру «белое на белом». Персональные выставки случились уже посмертно.

 

Юло Соостер, как нетрудно догадаться по имени, родился в Эстонии. В Эстонии еще довоенной, где и начал художественное образование. Продолжил в Эстонии советской, но вскоре, вместе с группой однокурсников, сел за «антисоветскую пропаганду и создание террористической группы». В 1956 году освобожден и реабилитирован. В 1962 году участвует в выставке в Манеже (где произошел известный скандал с Хрущевым). Лишился работы, был вынужден взять псевдоним. Умер в 1970 году, так что ни до новой волны репрессий в 70-х, ни до возможного прижизненного официального признания в 90-х не дожил.

 

Анатолий Зверев. Ну, сегодня более чем известен, и даже музей его имени есть. И мемуаров – о неприкаянной жизни художника – предостаточно. Более 30 тысяч работ, говорят, осталось.

Стихи тоже писал, между прочим. Как и рисунки – это импровизация: «…Не утрируя есть искусство. Оно разно и флаг его всяк.»

 

Борис Свешников. И тут, как у еще нескольких героев этой выставки – арест в студенческие годы (1946-й) за «антисоветскую пропаганду», восемь (до 1954-го) лет лагерей, реабилитация в 1956-м. Много работал в книжной иллюстрации, оставил цикл «лагерных» рисунков.  

 

Владимир Пятницкий. Человек, который в 50-х умудрился быть исключенным за «формализм» из текстильного (вроде бы чисто прикладного и от идеологии стоящего подальше) института. Позже с отличием окончил Полиграф.

 

Виталий Длуги – еще один участник «бульдозерной», а впоследствии эмигрант.

 

Владимир Яковлев – одна из наиболее  нестандартный фигур среди московского андеграунда. (Внук, между прочим, пейзажиста Михаила Яковлева, одного из первых российских художников, обратившихся к технике импрессионистов.)

 

Эдуард Штейнберг – геометрическая абстракция, наследство «первого авангарда» через отца, поучившегося когда-то во ВХУТЕМАСе. Вы будете смеяться: за что когда-то отказывались принимать в Союз художников, за то же потом случались медаль Академии художеств и благодарность президента Российской Федерации. Да, еще почетный гражданин города Таруса. Все-то у нас по кругу…

 

Александр Данилов: в одной жизни – художник студии «Союзмультфильм», книжный иллюстратор, оформитель наглядной агитации, в другой – автор экспрессивных абстрактных полотен. Погиб в 40 лет при невыясненных обстоятельствах.

 

Гаяна Каждан. Полиграф, книжная иллюстрация. Живописью занималась в студии Белютина, но манера сложилась все-таки своя. Тоже ранний уход из жизни. И многие работы утеряны.

 

Петр Беленок свои работы на темы катастроф иронически именовал «паническим реализмом».

 

И Евгений Рухин. По образованию геолог, увлекшийся живописью – от иконописи до абстракции. Погиб при пожаре в собственной мастерской в 32 года.

 

Продолжать можно было бы еще долго: среди представленных художников – Дмитрий Плавинский, Владимир Янкилевский, Михаил Шварцман, Игорь Вулох, Виктор Попков, Александр Харитонов, Леонид Пурыгин, Андрей Демыкин, Алексей Паустовский, Игорь Ворошилов, ленинградцы Олег Григорьев и Юрий Гуров… Выставка получилась подробным обзором позднесоветского андеграунда – или, если угодно, «второго авангарда». Так что проект, в каком-то смысле, даже просветительский.

Как многие другие экспозиции, открытые музеями летом, эта продлена на сентябрь. Но скоро все равно закроется – желающим увидеть стоит поспешить.

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире