«От голубой розы к золотому гранату. Образ Востока в русском искусстве первой половины ХХ века» – так называется выставка в Музее Востока. И  действительно, начинается она еще с 1900-х годов, с художников «Голубой розы», объединения, сложившегося из выпускников МУЖВЗ – Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Павел Кузнецов.

 

Петр Уткин.

 

А вот и Мартирос Сарьян еще «голуборозовского» периода. 

 

Лев (Леон) Бурэ – при всем своем французском имени, уроженец Самарканда, где он, после учебы в Академии художеств, всю жизнь и работал, став даже заслуженным деятелем искусств Узбекской ССР, – предпочитал манеру четкой, почти фотографичной архитектурной фиксации.

 

К 1910-м годам добрались, между тем, до восточной тематики и  представители лихого «Бубнового валета».  Аристарх Лентулов.

 

Илья Машков.

 

Вынужденным образом оказался в Туркестане Иван Казаков – пришлось забираться подальше от столиц после участия в событиях 1905 года. Любопытно, что на его «московскую» манеру Восток повлиял не слишком – колорит сохраняется достаточно сдержанный.

 

Оганес Татевосян первоначально идет по стопам своего учителя Константина Коровина. Но колорит здесь уже явно начинает меняться в сторону типично «восточного».

 

Алексей Исупов, еще один выпускник МУЖВЗ, впервые оказался в  Ташкенте вынужденно, во время первой мировой войны – его направили сюда, мобилизовав в запасной стрелковый полк. Позже вновь побывал там, уже по  направлению советского Наркомпроса. Но в 20-х годах выехал за границу, где и  остался – так что знаем мы этого художника меньше, чем его современников.

 

Экзотической даже на фоне остальных выглядит судьба художника, подписывавшегося «Усто Мумин». Хотя бы уже потому, что настоящее его имя – Александр Николаев, а образование – кадетский корпус (плюс, правда, еще и  учеба у Казимира Малевича). Но вот – увлекся Востоком настолько, что даже имя сменил.

 

Совершенно особое место принадлежит в освоении «восточной» темы в живописи Александру Волкову.

 

Уроженец Ферганы, где служил военным врачом его отец, Волков получил художественное образование в Петербурге и Киеве. Вернулся в Ташкент, испытав влияние Врубеля, познакомившись с новейшими тенденциями и русского, и  западного искусства. Но в дальнейшем стал развивать собственный стиль – и этот стиль постоянно менялся.


Есть у Волкова (уже в 30-х годах) и работы «колхозной» тематики.

 

Прежде чем перейти к прямым последователям Александра Волкова, стоит отметить еще несколько интересных авторов 20-х годов. Рувим Мазель (ученик сначала Юрия Пэна в Витебске, затем Бенуа и Рериха в Петербурге) попадает на Восток на не столь уж долгий срок, но в дальнейшем нередко обращается к восточной тематике. Появляются его «ковровые» композиции. Кроме того, недозволенные в советское время библейские сцены художник тоже маскирует под среднеазиатскую экзотику. 

 

И крайне интересный график Михаил Курзин, выступивший в 1927 году вместе с Александром Волковым одним из основателей творческой группы «Мастера нового Востока». Детство провел в Барнауле, учился в Казани, Москве и  Петербурге, побывал в Китае, работал в Барнауле, Москве (в том числе в «Окнах РОСТА») и Ташкенте. Его оригинальная манера (Курзин немало работал и как карикатурист) навлекла в дальнейшем на него упреки в формализме. Впрочем, в  лагерь в конце 30-х его отправили не за это, а за «высказывание террористических намерений против И.В.Сталина». К сожалению, при аресте погибла немалая часть его произведений.

А его графических работ на выставке довольно много, и они хороши.

 

Ну, а теперь к «Бригаде» Волкова (это не шутка, они сами себя итак именовали). Многие в начале 1930-х годов обращались к теме «социалистического строительства» (допуская, правда, при этом вольности в  отношении соцреалистической манеры). Николай Карахан со сценами сельхозработ.

 

Петр Щеголев и «Постройка железнодорожного моста».

 

Урал Тансыкбаев.

 

Татарстан представлен в экспозиции работой Баки Урманче (учился сперва в Казани, затем во ВХУТЕМАСе).

 

Уроженец Казани Павел Беньков успел еще до революции не  только поучиться в Академии художеств (в том числе у Репина), но и съездить как стипендиат академии во Францию и Италию. Позже работал в Казани и Самарканде.

 

Наконец, были и те, кто бывал на Востоке лишь наездами. А то и вовсе в эвакуации во время войны, как Николай Ульянов (изначально – мирискусник, ученик Серова).

 

А вхутемасовка Ольга Соколова оказалась здесь еще в 30-х.

 

Ну, и наиболее интересна тут, наверно, история связи с  Востоком Роберта Фалька. Из его ранних работ тут представлена, правда, не Азия, а Бахчисарай (1915 год).

В Среднюю же Азию Фальк попал лишь в конце 30-х, когда вернулся в СССР после почти десятилетнего пребывания во Франции. Считается, что эта поездка помогла ему преодолеть творческий кризис.

Ну, а во время войны художник был эвакуирован в Самарканд. Большинство его «азиатских» работ относится к этому периоду.

 

Выставка довольно объемна, тут перечислены не все представленные авторы. Большинство работ происходит из фондов Музея Востока, но  есть также предоставленные Третьяковкой, Саратовским художественным музеем и  Фондом Марджани. Продлится по 8 апреля.

 

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


wowagera 02 апреля 2018 | 03:41

прелесть!..Спасибо!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире