Пожалуй, только итальянцы относятся к своему искусству с таким пиететом. Каждую большую итальянскую выставку в Москве предваряет торжественный прием в посольстве.

На этот раз выставка, может быть не столь велика. Но от этого нисколько не менее значима. В Москву, в ГМИИ им. Пушкина прибыли четыре живописных работы XV века – «кватроченто». То есть раннего Возрождения.

 

 

Это четыре мадонны четверых разных авторов. Причем авторов, с работами которых познакомиться в России сложно – за неимением оных в своих коллекциях. Это Пьеро делла Франческа, Джованни Беллини, Карло Кривели и Козимо Тура.

Итак, тосканец Пьеро делла Франческа. Не только живописец, но и автор теоретических трактатов – вроде «О перспективе в живописи». Считается, что повлиял на многих более поздних авторов. На выставке представлена его «Мадонна с благословляющим Младенцем и двумя ангелами» или «Мадонна Сенигалья», из Национальной галереи региона Марке в Урбино.


В Национальную галерею Урбино она попала уже в начале ХХ века  из церкви Санта Мария делле Грацие в Сенигалье (откуда и второе наименование). Однако вполне вероятно, что работа изначально писалась не для церкви, а для частного дома. 

Этот тип изображения близок к византийскому иконографическому типу Одигитрии или «Путеводительницы». Его торжественная строгость позволяет специалистам сопоставлять картину не только с византийскими иконами, но и с раннехристианскими мозаиками.


То же самое отмечается и в отношении ангелов. К слову, цвета их одеяний соответствуют чину – серафим и херувим.

 

Другое произведение – «Мадонна с красными херувимами» венецианца Джованни Беллини. Находится в Галерее Академии все в той же Венеции.


Считается, что это поздняя работа автора – около 1490 года. Мотив с херувимами он вполне мог заимствовать у своего отца Якопо – в произведениях того он также встречается.


Однако есть и принципиальные отличия. В частности, подход к пейзажу – свет привлекает к нему внимание, что для того времени было новым.


Но главное здесь, конечно – интимность сцены, прямой контакт между изображенными персонажами.

 

Далее – также пребывающая в венецианской Галерее Академии Мадонна Козимо Туры из Феррары.

Картина помещена в своеобразный табернакль и, по мнению специалистов, предназначалась изначально для частного заказчика, а не для церкви. О чем, вероятно, говорит и еще одно обстоятельство.

Другое название этой работы – «Мадонна Зодиака». Слева от Мадонны действительно просматриваются – хотя и с трудом – изображения нескольких знаков зодиака (справа подобные же изображения не сохранились).

Так вот, это вряд ли случайность. Оказывается, тема астрологии была популярна в то время при утонченном феррарском дворе графов (в дальнейшем герцогов) д’Эсте. Своеобразная попытка соединить христианство и язычество? Двор в любом случае был просвещенным, здесь возникла собственная типография. Правители меценатствовали и периодически ссорились с папским престолом.

Но и без зодиака картина просто перенасыщена символами. Виноградные грозди и щегол символизируют Страсти Христовы. (В народной католической традиции щегол поранился о шипы тернового венца на голове Христа – от выступившей крови и возник красный цвет его грудки.)


Наконец, попытка мадонны пробудить младенца (сцена, не слишком частая в иконографии) отсылает к теме Воскресения.

 

Символика активно представлена и на другой работе, предоставленной для выставки Городской картинной галерей Анконы. Она была обнаружена в конце XVIII века в ризнице анконитанской церкви Сан Франческо ад Альто. Предполагается – в силу скромных размеров – что предназначалось произведение скорее всего не для храма, а для чьей-то кельи.


Это небольшое (примерно с тетрадный лист) произведение Карло Кривели, уроженца области Венето (что он неизменно, как и здесь, подчеркивал в своей подписи – «OPUS CAROLI CRIVELLI VENETI», «Карло Кривели, венецианец»). Манера живописи с подробной детализацией несмотря на небольшие размеры, позволяет предположить знакомство автора с произведениями нидерландской школы.


Символика здесь просто изобилует. Яблоко – напоминание о первородном грехе и победившей его Богородице. Моллюск в раковине в руке младенца – отсылка к теме воплощения Христа во чреве Марии. Сидящий на сухом древе ворон – символизация земли, которая до прихода Христа была в запустении. Уже знакомый нам щегол – символ Страстей.

С присутствующим огурцом – сложнее. Куратор из Италии утверждает, что это символ Воскресения. В различных источниках он встречается и как символ греха, подобно яблоку. Самое же интересное – огурец встречается во многих работах Карло Кривели. Что-то он в этом символе видел.

 

Ну, а выставка в главном здании ГМИИ продлится до конца февраля.

 

 

 


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире