tatiana_pelipeiko

Татьяна Пелипейко

15 октября 2017

F

Скульптору Николаю Андрееву, прямо скажем, не слишком повезло. В памяти он остался прежде всего историей курьезной: шесть лет трудился в 20-х годах над памятником Ленину для зала заседаний Совнаркома, наваял несколько десятков вариантов, а высокое начальство их все браковало и  браковало. Впрочем, сотворенное приземлилось все же в Исторический музей, который эти опусы время от времени демонстрирует.

 

Третьяковская галерея решила несправедливость исправить. В  Инженерном корпусе сейчас показывают «дореволюционные работы» Андреева. Выставку так и назвали: «Кем вы были до семнадцатого года?».

 

И первое, что осознает зритель, войдя в зал – да ведь это на  самом деле именно Андреев исполнил один из лучших в Москве памятников. То есть «правильного» Гоголя. А вот и эскизы к нему (отметим, что в части «Ревизора» персонажи, представленные на рельефах, имеют портретное сходство с актерами МХТ, где пьеса как раз тогда репетировалась).

 

Николай Андреев учится сначала в Строгановском училище, затем в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (где его преподавателем оказывается автор московского памятника первопечатнику Ивану Федорову Сергей Волнухин, а соучениками – Сергей Конёнков, Анна Голубкина, Владимир Домогацкий). Вот за эту «Жницу с ребенком» Андреев получает в МУЖВЗ в 1899 году большую серебряную медаль.

 

Что еще важно в дальнейшем развитии скульптора – МУЖВЗ дает ему возможность совершить поездку в Париж, где с особым вниманием Андреев будет изучать искусство Родена.

Вот «Натурщица» того же времени (все еще достаточно академично). 

 

Экспериментирует с керамикой и с крестьянской темой. Появляется целая серия крестьянок в мордовских костюмах (интересно, почему именно они привлекли москвича по рождению Андреева?).

 

Если «крестьянки» тяготеют к минимализму, то в натурных работах все больше ощущается импрессионистическое влияние. 

 

Целая серия работ посвящена мифологическим персонажам – сиренам, вакханкам, фавнам.

 

Несколько раз – в 1901-м, 1906-м и 1914-м годах – скульптор обращается к теме Самсона и Далилы.

 

В портретной серии выделяется скульптурное изображение Льва Толстого – портрет был вылеплен в Ясной Поляне с натуры.

 

Портреты крестьянок и светских дам – воплощение контраста.

 

А вот скульптурные шаржи на артистов МХТ (с которым художник сотрудничал в оформлении спектаклей)  – узнаете Станиславского?

 

Третьяковской галерее повезло – после смерти мастера его вдова передала в музей около двух сотен скульптурных работ, а также графику и  фотоархив. Ну, а сама выставка – явное восполнение несправедливости: если в  советское время за андреевской «ленинианой» просто не желали видеть его актеров, крестьянок и вакханок, то потом почему-то долго раскачивались. Но теперь возможность посмотреть все же есть – до середины января.

 

Художник из Воронежа Сергей Горшков внес свой вклад в Год экологии в России. Конкретно – открыв в московской галерее «Роза Азора» выставку «Красная книга». В традиционной для себя технике деревянной скульптуры и с не менее традиционным визуальным юмором.

 

Ну, а рядом – более привычные горшковские работы в той же  технике: цветочки, ангелочки и элементы застолья.

 

А посмотреть все это можно по 25 октября.

 

Нет, не подумайте чего – это название выставки. :)

 

Как и обещала, рассказываю о второй части третьяковского проекта к столетию 1917 года (о первой части, экспозиции работ, созданных именно в том году – см. здесь). Это уже выставка чисто скульптурная, и охватывает она более длительный период – с 1918-го до начала 30-х годов. То есть время, когда уже действовал план монументальной пропаганды, но единого Союза художников под надзором правильных искусствоведов учредить еще не додумались.

Ну, а «Ветер» Веры Мухиной не только стал центральным экспонатом выставки, но и дал ей название.

 

Вот и еще одна мухинская работа – «Революция».

 

Рядом – «Буря» Ивана Шадра. Эта работа планировалась… представьте, для фонтана на Всероссийской кустарно-промышленной и  сельскохозяйственной выставке 1923 года. Чего, правда, не случилось.

 

Обращение к академической выучке, между тем, нередко. Александр Матвеев успел до революции побывать в Италии – и вот каковы его «Крестьянин» и  «Красноармеец» (оба предназначались для композиции «Октябрь»).

 

Надежда Крандиевская училась у Сергея Волнухина в Москве и  Антуана Бурделя в Париже. Но ее «Красноармеец и партизан в разведке» почему-то похожи на модную в конце XIX века кабинетную скульптуру на охотничьи темы.

 

Вот «Кузнец» Николая Андреева. Предназначался, между прочим, для памятника Марксу (неосуществленному). Но о памятниках как таковых чуть позже.

 

Интересно, что «Краснофлотец» Алексея Зеленского (выпускника ВХУТЕМАСа, не успевшего получить «старорежимного» образования) тоже наводит на  мысли о влиянии античности. Впрочем, это уже начало 30-х, когда на «формализм» начинались гонения.

 

Перепадали тогдашним скульпторам и заказы на портретные работы – не от частных лиц, как раньше, а от государства. Вот «Дзержинский» Сарры Лебедевой.

 

Натан Альтман изваял в 1920 году наркома просвещения Луначарского.

 

Портрет понравился, и автору доверили ваять не кого-нибудь, а Ленина. Причем с натуры – скульптор получил возможность работать непосредственно в кремлевском кабинете. И впоследствии вспоминал: «Ленину, по-видимому, сказали, что я  «футурист». Поэтому Ленин спросил, «футуристическая» ли скульптура, которую я с него делаю. Я объяснил, что в данном случае моей целью является сделать портрет, и эта цель диктует и подход к работе. Он попросил показать ему «футуристические» работы. Я принес фотографии и репродукции с произведений некоторых художников и показал их Ленину, он с интересом разглядывал их, а  затем сказал: «Я в этом ничего не понимаю, это дело специалистов». И тогда, и в других разговорах со мной Ленин как-то особо подчеркивал свою, как он считал, некомпетентность в области изобразительного искусства. В вопросах искусства он  во всем доверялся Луначарскому».

 

Вновь Вера Мухина – проект памятника (неосуществленного) революционеру Владимиру Загорскому (в честь которого, к слову, был на какое-то время переименован Сергиев Посад, к которому революционер не имел никакого отношения).

 

Памятник Вацлаву Воровскому, напротив, благополучно встал в  Москве и стоит до сих пор, считаясь в городе одной из самых курьезных скульптур. Автор известен не слишком, и даже в имени нет уверенности – то ли Яков, то ли Михаил Кац. По одной из версий, это был коллега Воровского – работник дипломатического ведомства, по-любительски увлекавшийся скульптурой. Впрочем, есть и иная версия – живший за границей скульптор, оказывавший НКИДу определенные услуги. Наркоминдел, во всяком случае, памятник одобрил. А автор предусмотрительно в СССР не вернулся.

 

Эффектная работа Исидора Фрих-Хара именуется «Чапаевский гармонист Вася». Предполагалось, что это будет часть композиции, посвященной Чапаеву.

 

А вот «Степан Разин» Сергея Коненкова.

 

«Карл Маркс» работы Акопа Гюрджяна. Тоже неосуществленный.

 

«Самсон» работы Алексея Бабичева (выпускник МУЖВЗ, успевший также поучиться в Париже в Академии Гранд-Шомьер у Бурделя, а потом сам преподававший во ВХУТЕМАСе). Как вы думаете, для чего могло понадобиться изображение библейского персонажа? Представьте, для спортивного комплекса «Красный стадион» на Воробьевых горах. Однако не сложилось, а с начала 30-х и самого скульптора задвинули на вторые роли.

 

Персонажи Бориса Королева  тоже разрывают путы. Эти фигуры рабов предназначались для неосуществленного памятника Андрею Желябову.

 

Два сохранившихся эскиза Марии Страховской позволяют оценить подход начальства к монументальной пропаганде. «Спартак», вариант первый.

 

И вариант второй.

 

Любопытно назначение «Рабочего с молотом» Ивана Шадра. Это часть серии скульптур, изготовленных по заказу Гознака для воспроизведения на  денежных знаках.

 

А вот работа Иннокентия Жукова «Беспризорники» для установки в городском пространстве явно не планировалась. Хорошо хоть, что уцелела. Выставляется впервые.

 

Выставка открыта в здании на Крымском валу и продлится до  февраля.


В Третьяковке вообще этой осенью какой-то скульптурный сезон – одновременно действуют три выставки в разных зданиях. И вообще-то все заслуживают внимания. Но начну все-таки с той, которая раньше закроется – это выставка современных московских скульпторов, получившая в ГТГ название «Пять измерений» (что объясняется тем, что помимо традиционной, так называемой «круглой» скульптуры представлены также рельефы, размещающиеся на стенах, и объекты, парящие в воздухе). 

Эту выставку Третьяковка устроила совместно с Объединением московских скульпторов, возникшим в 1992 году. К работам, предоставленным авторами, добавились таким образом и вещи из фондов самого музея.

 

Привлекли внимание публики два скульптурных портрета – Даниила Хармса и Осипа Мандельштама – работы Александра Цигаля.

 

Николай Силис (уже давно классик, участник вместе с  Лемпортом и Сидуром объединения ЛЕСС).

 

Владимир Соскиев представил масштабную композицию «Пушкин на  Кавказе» в смешанной технике.

 

Святой Себастьян Анатолия Машарова.

 

«Троица» Александра Смирнова-Панфилова.

 

Илья Гуреев, «Бесогон».

 

И «Ангел-хранитель» Сергея Мильченко.

 

Геннадий Красношлыков, «Чаша скорби».

 

Борис Черствый.

 

Андрей Диллендорф.

 

Валентина Апухтина.

 

Лев Михайлов.

 

Георгий Франгулян.

 

Кирилл Александров.

 

Андрей Красулин.

 

Михаил Дронов.

 

Билар Царикаев.

 

Людмила Богуславская.

 

Игорь Шелковский.

 

Владимир Буйначев.

 

Ольга Хан представила работы из серий «Сталевары» и «Джаз».

 

Работа Елены Мунц называется «Памятник ДАПу» (имеется в виду Дмитрий Александрович Пригов).

 

Не забыта и анималистика. Вот этот птиц – работа Анатолия Комелина.

 

«Кот» и «Жаба» Дмитрия Воронина. 

 

И «Собака» Людмилы Богуславской.

 

Есть, впрочем, и более натуралистичная манера. Как у  Александра Рукавишникова.

 

Извлекла Третьяковка из своих закромов и работу Зураба Церетели.

 

И это, понятно, далеко не все показанное. Ну, а открыта будет эта выставка по 8 октября – интересующимся стоит поторопиться.

 

27 сентября 2017

Бутовский полигон

 

В Москве открыт мемориал, посвященный расстрелянным и захороненным на Бутовском полигоне жертвам репрессий. Проект реализован на пожертвования частных лиц, прежде всего потомков и родственников убитых.

20762 имени на стелах бутовского мемориала. И это только те, кто значится в актах о приведении в исполнение приговоров с августа 37-го по октябрь 38-го года. По имеющимся данным, жертв полигона еще больше, но их имена неизвестны.

Имена на мемориале расположены по датам расстрелов. Уже создана компьютерная база, которая поможет родным жертв репрессий найти то место на стелах, где значатся имена их  близких. 

 

Третьяковская галерея не просто открыла в своих стенах персональную (пусть и короткую) выставку молодого художника. Она еще и приняла работы этого автора в свои фонды.

Третьяковская галерея припомнила заветы своего основателя, собиравшего своих современников, в том числе начинающих и еще не получивших признание, и озаботилась собиранием искусства XXI века.

Нет, конечно, новые поступления в галерею в последние годы были. Но это касалось в основном старшего поколения действующих художников — стартовавших в 70-х — 80-х и уже обратившихся в «классиков». Пришло время подумать и о тех, кому сейчас 20-30 лет.

Вот так, собственно, и обратили внимание на Андрея Кузькина, выпускника Полиграфа, автора, заметного на московской арт-сцене уже лет десять. Его работы были переданы в дар Третьяковке при участии Фонда поддержки современного искусства Cosmoscow.

Что же получила Третьяковская галерея? Во-первых, видеодокументацию широко известного перформанса «По кругу» 2008 года: автор в течение пяти часов ходил по кругу в застывающем цементе. Метафорическое значение добавьте сами.

Далее, проект «Право на жизнь» — несколько десятков работ, документирующих различные акции и перформансы, своеобразная авторская автобиография.

Ну, и наконец, фрагменты инсталляции «Все впереди» — на  которой автор, собственно, в следующем кадре и сидит.

Будем теперь наблюдать — на кого из молодых Третьяковская галерея обратит внимание в следующий раз.

20 сентября 2017

Камни для мемориала

 

В Москву, в рамках подготовки мемориала жертвам репрессий, доставлены природные камни из мест, где в 30-е годы осуществлялись массовые расстрелы или отбывалось заключение. Всего в этой акции приняли участие 58 регионов, от Алтая до Ярославля. Привезенное временно хранилось в Музее ГУЛАГа в Москве. Настало время перевозить камни непосредственно на площадку, где идет строительство мемориала.

 

Всего в Москву доставили из разных мест 170 камней. Как рассказал автор мемориала, скульптор Георгий Франгулян, они оставят своего рода мемориал в мемориале, с обозначением мест, откуда они прибыли.

 

Что же происходит сейчас на площадке (о начале процесса я  рассказывала здесьздесь и здесь)?  

Бронзовая композиция была полностью собрана к концу августа, после этого началось ее патинирование.

 

Сейчас работа с бронзой уже завершена. Идет оформление площадки и работа над прочими частями композиции. Куда впишется и «мемориал камней».

 

Мемориал «Стена скорби» в Москве планируется открыть в День памяти жертв политических репрессий, 30 октября.

 

 

Картина Василия Кандинского «Импровизация с  лошадьми» показывается в Москве аукционным домом «Кристиз».

 

Это работа 1911 года – важного для автора периода, переходного от фигуратива к абстракции.

 

Внимание: посмотреть вживе можно будет только 20 сентября (в среду), с 11 до 16 часов.
Вход свободный.
Место: Фонд In Artibus, Пречистенская набережная, 17 (вход с Курсового переулка).

 

 

 

В Екатеринбурге открылась Уральская индустриальная биеннале современного искусства, уже четвертая по счету.

 

Основной проект разместили в бывшем здании приборостроительного завода (вообще это тенденция последнего времени – оказавшаяся в центре городов старая промышленная архитектура успешно адаптируется для разнообразных культурных и общественных институций).

 

Стоит отметить, что эпитет «Уральская» не означает, что в  проекте участвуют только уральские художники. И даже не только российские – всего в основном проекте работы более 60 авторов из 19 стран. Да и куратор Жоан Рибас – из Португалии. Тема тоже вполне интернациональна – «Новая грамотность», то есть освоение и нового языка искусства, и вообще новой ситуации, складывающейся в силу взлета информационных технологий.

 

Впрочем, один из самых ярких проектов биеннале отсылает нас к индустрии исторической, традиционной. Это инсталляция мексиканца Гектора Саморы из двух локомотивных тележек (трудно даже представить, как их вместили, вместе с рельсами, в экспозиционный зал). 

 

На открытии сотрудники Свердловской железной дороги исполнили на этой инсталляции с помощью молоточков для простукивания колес произведение композитора Александра Жемчужникова (разные части локомотива дают поразительно разный звук).

 

Несколько работ из основного проекта: Алексей Каллима преобразует в своей живописи банальную городскую площадь.

 

Арт-группировка ЖКП создает объекты в разных городах России.

 

Флориан Граф (Швейцария) подчеркивает уникальность даже  самых упрощенных форм.

 

А вот это – вполне себе промышленное сырье. Основой для инсталляции послужил хлористый калий.

 

Белый павильон Евгении Мачневой – текстильный, но призван напомнить о знаменитом каслинском чугунном павильоне, прогулявшемся более ста лет назад на Всемирную выставку в Париж. Работа же – результат арт-резиденции на Каслинском заводе.

 

Живописные произведения Таисии Коротковой посвящены проблеме переработки ОЯТ (кто не знает – отработанного ядерного топлива).

 

«Сплавни» Нины Бисяриной – это как раз противоположность упорядоченной индустриальной организации. «Сплавни» – это бродячие острова, сформированные переплетением корней растений. Один из залов экспозиции и  превращен в микроозеро.

 

Интерактивная инсталляция Роберта Морриса (предоставлена Музеем современного искусства Серралвеш, Португалия).

 

Работа Сергея Потеряева посвящена Старой Утке – деревне с  трехсотлетней историей в Свердловской области.

 

Полиптих Павла Отдельнова называется «Доска почета» и  основан на фотографиях передовиков производства в заводских многотиражках. По  признанию самого автора, среди изображенных – и его собственная бабушка, но  официальная фотография до такой степени «превращала человека в типаж», что внук не сразу смог ее узнать.

 

«Аэробика» группы ЗИП.

 

Графические работы Евгения Гранильщикова выглядят местами странно незавершенными – вернее, фрагментированными.


Что становится яснее, если прочесть название: «Гравитация. 6 мая». Автор просто изъял субъектов внешнего воздействия на изображенных, оставив белые пятна.

 

Творческое объединение «Куда бегут собаки» специально для Уральской биеннале создало проект «Испарение Конституции Российской Федерации». Текст переведен в азбуку Морзе и передается с помощью капель воды, падающих на  раскаленные утюги. Текст «испаряемой» статьи выводится в этот момент на экран.

 

Программа биеннале, помимо собственно выставочных проектов и  арт-резиденций, включает и исследовательские проекты. Некоторые из них представлены в залах документацией.

 

Отдельный проект посвящен авангарду в архитектуре (Екатеринбург не зря именуют «столицей конструктивизма»).

 

В программе биеннале также конференции, лекции, симпозиумы, масса прочих встреч и даже оратория.

Ну, а возвращаясь к территории главного проекта – нельзя не  отметить забавного смешения реальных остатков производственной стиля с  внедрением (зачастую шутливым) художественного жеста.

 

О впечатлениях от самого города Екатеринбурга я еще немного писала здесь, а также на сайте «Дилетанта» (здесь и здесь).  

Ну, а в Москве тем временем открылась своя, Московская биеннале современного искусства. Ее основной проект размещен в здании Третьяковки на Крымском валу. О чем еще, разумеется, расскажу.

 

15 сентября 2017

Примеры заразительны?

 

Случилось мне тут побывать в славном городе Екатеринбурге, где открылась Уральская биеннале современного искусства.

Высаживаюсь в центре города, и что же вижу?

 

Да, вы угадали. Там укладывают плитку.

 

А прямо перед зданием горсовета даже выламывают отличную ровную старую брусчатку. Зачем?

 

А вот еще одно городское новшество.

 

Правда, в сравнении с московскими ценами тут пока гуманнее – 30 рублей в час. Но лиха беда начало…

 

Ну вот, а сам город в архитектурном плане совершенно замечательный. Вот вам еще несколько картинок.

(А про биеннале отдельно еще расскажу.)

 

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире