09:25 , 01 ноября 2010

«Суд времени» — там, где рождаются смыслы

Давно собираюсь обсудить программу «Суд времени», которая появилась прошедшим летом на 5-ом федеральном. Вместе с ток-шоу «Справедливость» на канале «Рен», эти программы, на мое понимание, можно назвать большими и единственно настоящими телевизионными событиями уходящего года.

«Суд времени» интересен во многих отношениях: тут есть о чем поговорить и с политологами, и социологами, психологами, а может даже и психиатрами. Ну, в самом деле, разве не интересно, почему результаты голосования телезрителей и аудитории в студии так резко различаются? Почему голоса телезрителей из выпуска в выпуск застывают в самом начале программы и почти не перераспределяются в зависимости от услышанных аргументов? Связаны ли результаты с личностями центральных персонажей программы – Млечиным и Кургиняном или же за этим стоит что-то другое? И таких вопросов много.

Для меня же самым знаменательным стала сама суть программы: нигде больше на наших экранах так внятно, так объемно и, кстати, так увлекательно не представлены две противоборствующие идеологии нашего общества.

Идеологии консерватизма и идеологии модернизации.
Именно по этой линии, как я это понимаю, проходит у нас главный и вполне реальный разлом в стране: одна идеология ищет опору в прошлом – имперском ли, советском ли, другая – устремлена в будущее. Одна позиция сориентирована на обособление России и надувании щек в общении с внешним миром, другая – предполагает наше будущее в семье стран, добившихся самых больших успехов практически во всех областях жизни. Одна сторона понимает величие России в ее размерах, военной мощи, способности внушать страх. Другая – полагает, что величие страны измеряется уровнем счастья людей ее населяющих, а потом уж и другими параметрами.

Этим идеологиям трудно дать точное определение. В первой прослеживается связь со славянофилами и почвенниками, есть что-то от современного г-на Дугина с его евразийскими завихрениями, хотя ядро всей этой мешанины уж очень смахивает на огрызки коммунизма – в общем, примерно то, что исповедуют сегодня те, кто называет себя «государственниками». Одну из разновидностей такого рода взглядов на мир, его православно монархический вариант, недавно продемонстрировал Н. Михалков.

Вторая идеология также проистекает из давнишнего российского спора между славянофилами и западниками, т.е. тоже имеет давние отечественные традиции. Эту идеологию у нас называют либеральной.

О моем взгляде на различия этих идеологий, и последствиях, вытекающих из этих различий – в следующем посте. А сейчас о самой программе.

В отличие от симулякров интеллектального противоборства, рождающих на наших экранах исключительно словесный понос, программа «СУД ВРЕМЕНИ» создает смыслы. Вот есть такая позиция по такому-то вопросу, а вот другая позиция – в общем, «кто имеет уши слышать, да слышит!» И в этом я вижу самую большую победу создателей программы.

Есть у ее создателей и другие достижения. Это – безупречный подбор двух главных ее персонажей. И Л. Млечин и С. Кургинян очень точно представляют существо и отличия двух разных взглядов на мир. Оба они весьма образованы, замечательные ораторы, сильные полемисты, но…

Не показалось ли вам, что Кургинян, говоря театральным языком, то и дело как бы немного переигрывает Млечина? Я говорю не о существе, а лишь о форме полемики. Может, Кургинян просто более артистичен, более эмоционален, чем интеллектуально изящный, но все же академично сдержанный его оппонент, — предположит кто-то? – Может, у него быстрее реакция, ярче метафоры?

Лично я отдаю должное и реакции, и артистизму и эрудиции Сергея Эрвандовича. Но не могу не видеть и его излюбленных приемов полемики. Да вы и сами, наверное, видели:

— как в споре с оппонентами Кургинян постоянно их перефразирует, подменяя в своем парафразе понятия и смыслы сказанного противниками,
— он апеллирует к авторитетам, вырывая цитаты из контекста, что порой искажает мысль тех, на кого он ссылается,
— он не брезгует оперировать квази фактами,
— может цепляется за слова собеседника, подменяя спор мыслей уничижительной для оппонента словесной казуистикой,
— с ходу, как из пулемета, он забрасывает десяток обвинений, упреков по поводу позиции оппонента, опровергнуть которые просто не может хватить никакого телевизионного времени,
— пытается скомпрометировать личность оппонента, чтобы утопить его аргументацию в личностных характеристиках,
— в отсутствие возможности защитить свою позицию легко переходит на личности, с готовностью хамит оппонентам, меняя вектор разговора…

Но, конечно, было бы неправильно и несправедливо замазывать работу Кургиняна одной черной краской. И у него я слышу порой весомые аргументы, и даже будучи сторонником совершенно иных взглядов, иной раз готов с ним согласиться. Но право, уж очень часто Сергей Эрвандович бывает похож… на привокзального наперсточника.

А вот это — как раз то, что честный, интеллигентный Леонид Млечин просто не может себе позволить. Ну не в его это натуре. У него достаточно воли, чтобы сражаться, он блистательно вооружен знаниями, у него отточенная логика – все при нем. Не может он только одного – врать и хамить. Да и сам он, как любой порядочный человек, немного теряется от хамства. И в этом смысле Сергей Эрвандович, действительно, его переигрывает.

Не знаю уж, почему так получается, но экранные пропагандисты государственнической идеологии, все, как на подбор, пользуются ровно теми же приемами, что и Кургинян. У кого-то это получается более тонко, кто-то ведет себя понахрапистее, но в целом впечатление, будто ходили они на одни курсы. Можете проверить: посмотрите программы с их участием. Там в разговорах не ищут смыслы, а лишь создают их симулякры: конфликт ради конфликта, скандал ради скандала. Работают только на публику. И еще вот это их удивительное умение заглушать собеседника рыком.

…И вот тут, обрушившись на Кургиняна, я подумал, а было бы интересно смотреть программу, будь на его месте фигура другого сорта? Пожалуй, что и нет. При всем моем несогласии с Сергеем Эрвандовичем должен признать, что именно он придает остроту драматургии программы, создает накал страстей. Программу, действительно, хочется смотреть. Она увлекает. И в этом третья победа ее создателей.

Что же до голосования телезрителей, здесь у меня есть своя рабочая гипотеза. На первый взгляд, вроде бы, так и напрашиваются мысли об административном ресурсе. Но у меня есть основания полагать, что результаты мы видим настоящие. Да, у телезрителей с огромным отрывом неизменно выигрывает Кургинян. Даже в тех случаях, когда аргументы Млечина и его «свидетелей» бесспорно более убедительны.

Похоже на то, что позицию Кургиняна, как выразителя определенной идеологии, безотносительно к любому конкретному разговору, действительно, разделяет большая часть населения. Сомневаюсь, правда, чтобы цифры на экране даже близко приближались, к картине по всей стране. Во-первых, совершенно очевидно, что эту программу смотрят в основном люди старшего возраста, среди которых много пенсионеров. А эта группа, как известно, меньше всего получила – скорее даже потеряла – от перемен в 90-е, многие и вовсе воспринимают эти перемены, как жизненную катастрофу. Во-вторых, все негативное, все самое тяжелое, что случилось в их жизни, они связывают с демократами, либералами, которых в этой программе олицетворяет Леонид Млечин. И уже только это – достаточное основание голосовать против него.

Другими словами, люди голосуют не за аргументы, а за идеологию в целом. Видимо, этим и объясняется, что результаты голосования по существу определяются в самом начале программы.

Ну, а кроме того, насколько мне известно, в интерактивном общении такого рода хорошо встроенная в жизнь, занятая делом публика редко принимает участие. Если и вообще смотрит телевизор, то только пассивно. Голосуют же по большей части люди с протестным настроем, менее вовлеченные в жизнь, что опять — таки чаще относится к старшему поколению, не очень успешному и неудовлетворенному жизнью.

А вот в студии находится аудитория самая разная. Много молодежи и людей активного среднего возраста. Ну и результаты их голосования совсем другие.

Впрочем, важно совсем не это. Важно то, что у нас в стране снова стало появляться дискуссионное поле. Люди разных убеждений снова стали публично разговаривать друг с другом. Правда, пока еще не научились слушать.

Ну, так вроде и по Библии, «вначале было слово».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире