Я обратил внимание на один из комментариев к моему предыдущему посту, где речь шла о том, какого рода проблемы вызывает массовая иммиграция в Соединенные Штаты, и как американцы пытаются их решать.
Так вот, автор комментария, выражая полное неверие в возможность межнационального мира, приводит в доказательство расовые волнения, которые потрясли Америку в начале 90-х.

Поскольку я был свидетелем тех событий и снимал о них репортажи, мне бы хотелось рассказать о них поподробнее.
События тех лет могут служить замечательной иллюстрацией того, что ничего Америке не давалось, как дар свыше. Все, что она сумела сегодня достичь, было выстрадано и завоевано.
Сам же комментарий читателя моего блога тоже может служить примером, но уже иного рода: как из неверных посылок рождаются ложные представления. А в более узком смысле – помогает понять, на каких дрожжах всходит антиамериканизм.

Но сначала голые факты.

…Ночью 3 марта 1991 года патрульная машина полицейского управления Лос-Анджелеса преследовала автомобиль, который отказался подчиниться приказу и, вместо того, чтобы остановиться, стал увеличивать скорость.
В считанные минуты к преследователям присоединились еще три патрульных машины и полицейский вертолет. Погоня продолжалась недолго, уже через 15 минут на темной глухой улочке нарушителей удалось задержать. Одним из них, что сидел за рулем, оказался ничем не примечательный черный малый по имени Родни Кинг. Но уже на следующий день это имя обошло страницы газет и выпуски теленовостей во всем мире.

Позже Родни Кинг скажет, что чувствовал себя смятой консервной банкой, на которую наступили сапогом.
И в самом деле, град обрушившихся на него ударов превосходил все мыслимые пределы: всего за две минуты двое полицейских нанесли ему 56 ударов дубинками. ПЯТЬДЕСЯТ ШЕСТЬ УДАРОВ!
Эта кровавая мельница закончилась одиннадцатью переломами черепа, травмой мозга и печени. Чтобы потом ни говорили о жестоких нравах полиции Лос-Анджелеса – а это, конечно, было жесточайшее избиение – я все же не думаю, чтобы дело было в жестокости как таковой. Такое случается, когда люди находятся в состоянии аффекта, изначальной причиной которого часто бывает стресс.

Впрочем, эта история не вышла бы за пределы глухих улиц черного квартала, если б у нее не оказалось свидетеля.
Разбуженный шумом на улице, Джордж Холидей выглянул в окно и, увидев, что происходит буквально в тридцати метрах от его дома, схватил видеокамеру, которая и запечатлела случившееся. Джордж Холидей позвонил в местное бюро CNN, но ночью там никого не было.
Но вот местная телестанция отнеслась к его сообщению с интересом. Продюсеры не могли поверить своим глазам, ничего подобного раньше видеть им не приходилось. Вечером того же дня эту запись увидели и телезрители.
На следующий день благодаря CNN, кусавшей локти, оттого что не они были первыми, эти кадры продолжительностью всего в 68 секунд обошли весь мир, приведя в шок миллионы людей. Такое не могло остаться без серьезных последствий.

Спустя менее двух недель четырем полицейским было предъявлено обвинение в избиении с применением смертоносного оружия, а также в применении чрезмерной силы.
Несмотря на возражения прокурора, слушание дела было назначено в белом районе Лос-Анджелеса, а, следовательно, там же выбран и состав присяжных. Чернокожих представителей в этом составе не было, что, видимо, и предопределило его вердикт. 29 апреля 1992 года суд оправдал четырех обвиняемых. Решение суда было зачитано в 3 часа 15 минут, а уже в 4 часа 17 минут, началось то, что Америка с содроганием вспоминала еще долгие годы.

Спустя всего 62 минуты после оглашения приговора пять черных юношей зашли в дешевый корейский магазинчик, взяли по бутылке горячительного напитка и, не платя, направились к выходу.
Путь им на свою беду преградил хозяйский сын, за что тут же получил удар бутылкой по голове. В одно мгновение черное хулиганье с криками «Это вам за Родни Кинга!» разбило уличную витрину. В чем была виновата корейская семья – непонятно. Но это уже не имело никакого значения. Примеру пяти хулиганов последовало еще несколько человек, оказавшихся поблизости, потом еще и еще.…

Это было похоже на лесной пожар.
И вот уже сотни черных молодых людей, некоторые прихватили бейсбольные биты, громят витрины, крушат машины, поджигают дома, нападают на оказавшихся рядом людей, снося все на своем пути.

Возможно, самой страшной сценой – ее запомнили многие – стало то, что произошло с белым парнем, водителем грузовика Реджинальдом Денни.
Как и избиение Родни Кинга, эту сцену бесчисленное число раз крутили по телевидению, ее удалось снять с вертолета, кружившего над хулиганствующей толпой.
Это произошло, когда ничего не знающий о происходящих событиях Денни остановил свой грузовик на перекрестке, где за углом вовсю уже бушевала толпа. С вертолета удалось запечатлеть, как подлетевшая к грузовику орава мерзавцев вытащила Денни из кабины. Его пинали ногами и били по голове разводным ключом. Потом один из негодяев, его имя было позже установлено – Дамиан Вильямс, обрушил на голову Денни железобетонный блок, раскроив голову несчастного на 92 осколка и тут же этот принялся отплясывать победную джигу у бездыханного тела…

Беспорядки мгновенно, спасибо телевидению, перебросились в другие города.
И повсюду одно и тоже: погромы быстро переходили в открытое мародерство, из магазинов тащили всё, что можно было унести….

Мы видели эти сцены и в Сан-Франциско.
Стараясь особенно не приближаться к беснующейся толпе, мы снимали, как точно такие же люмпены, как и в Лос-Анджелесе, били витрины универмага и тащили всё: одежду, ковры, телевизоры….
Даже холодильник стал трофеем двух опьяненных легкой добычей бездельников. По счастью, черное население в Сан-Франциско невелико, и полиции относительно быстро – в течение дня – удалось усмирить озверевшую толпу. В некоторых других городах беспорядки продолжались пять дней. Там на помощь полиции были вызваны армейские подразделения и силы Национальной гвардии. Только c их помощью удалось остановить этот кошмар.

Позже при подсчёте потерь было установлено, что в хаосе погромов погибло 54 человека и еще сотни людей в эти дни получили травмы.
В основном это были корейцы и латино – ближайшие соседи черной бедноты. Никогда еще за полтора века со времен беспорядков в Нью-Йорке в подобных событиях не гибло так много людей. Общая сумма ущерба недвижимости от погромов и поджогов составила более миллиарда долларов. Семь тысяч человек были арестованы. Целые районы Лос-Анджелеса выглядели, так, словно, по ним прокатились военные действия.

Знай суд о последствиях своего решения, скорее всего, я думаю, присяжные вынесли бы иной приговор.
Но и первый, оправдательный вердикт был не так уж безоснователен. Запись, которую без конца прокручивало телевидение, повергнув всю страну в шок, показывала только само избиение, а то, что этому предшествовало, осталось за кадром. А началось все с того, что Родни Кинг с парой приятелей смотрели дома трансляцию бейсбольной игры и без устали трескали пиво. Хорошенько набравшись, Кинг предложил прошвырнуться, может снять девочек – словом, немного размяться. Плюхнувшись за руль, он быстро набрал приличную скорость, но был замечен полицией, которая тут же села ему на хвост. Когда преследование подошло к концу, приятелям было приказано выйти из машины и лечь на землю лицом вниз. Дружки Кинга покорно выполнили приказ, сам Кинг продолжал оставаться за рулем. С трудом реагируя на новый окрик полицейского, он, не торопясь, вышел и встал у машины. Он улыбался и махал кружившему над ними вертолету.

Как позже указывала в своих показаниях единственная женщина среди полицейских Мелани Сингер, на ее приказ держать руки так, чтобы она все время могла их видеть, Кинг повернулся к ней спиной, «взялся рукой за ягодицу и стал оскорбительно вращать задом».
Наконец, он подчинился приказу и лег на землю. Странное поведение парня, его рассеянный взгляд зародили у сержанта Кюна, старшего по званию, подозрение, что Кинг нанюхался порошка, которого более всего опасаются полицейские. Он вызывает нечувствительность к боли и придает нечеловеческую силу мышцам, в таком состоянии люди бывают чрезвычайно опасны. Поэтому, как позже объяснял сержант в своих показаниях, когда Мелани Сингер, держа наготове оружие, стала приближаться к лежащему Кингу, чтобы надеть на него наручники, он приказал ей отойти. Сержант считал, что надо применить другую тактику. Опасения полицейского еще более усиливал и вид крепких мышц. Кюн подумал, что, наверное, парень провел время в зоне, где от скуки качал мышцы (в американских тюрьмах трудовое перевоспитание не принято).

В этом предположении сержант оказался прав: за пару месяцев до этого Кинг был отпущен из тюрьмы, где отбывал срок за ограбление хозяйственного магазина и нападение на служащего.
Словом, сержант решил применить электрошок. И было совсем не понятно, как Кингу удалось подняться после того, как его два раза оглушили разрядом в 50000 вольт. Непонятная живучесть только укрепило подозрения сержанта. Когда Кинг поднялся и плюнул в сторону еще одного полицейского, двое стражей порядка накинулись на него с дубинками. Несколько ударов вопреки всем инструкциям пришлись на голову потерпевшего. Это и запечатлела камера. Но присяжные видели не только эти кадры, они знали, что Родни Кинг сделал все, чтобы попасть в неприятности. Однако же полицейские нарушили закон.

Между тем, уже на следующий день после оглашения приговора Президент Буш-старший выступил с заявлением, в котором в частности говорилось, что приговор «у всех нас вызвал чувство разочарования и боли».
А спустя еще день обещал, что этим делом займутся федеральные власти. Обещание Президент сдержал, новые слушания состоялись через год. На этот раз двое из четырех обвиняемых полицейских получили по два с половиной года лишения свободы, остальные оправданы. Тем временем Родни Кинг залатал свои раны и по суду получил от города компенсацию в размере 3,8 миллиона долларов, большую часть из которых использовал на создание компании звукозаписи, специализирующей на рэпе.
А все бюро CNN после того случая стали отвечать на звонки круглосуточно.

События тех лет не прошли бесследно и для города, многое изменилось с тех пор.
В полиции наложили запрет на использование дубинок, а вместо них городские власти наконец-то выдали стражам порядка баллончики с перцем, весьма эффективное и относительно безопасное средство для подавления сопротивления при задержании. Новым шефом полиции стал афроамериканец, и, по мнению многих черных жителей города, полиция сегодня, хотя и не идеальна, но стала гораздо лучше. Изменилась сама атмосфера отношений между полицией и черным населением Лос-Анджелеса. А кроме того, в городе появились дружинники, добровольные помощники полиции, патрулирующие город.

Говоря же о пружинах, которые подтолкнули события 92-го года, первое, что приходит на ум – межнациональные трения.
Но если заглянуть в корень случившегося, все же главной причиной, думаю, была не этническая рознь, не жестокие нравы и безнаказанность местной полиции, и не сильнейший стресс, который, конечно же, испытывают полицейские, работающие в самых неблагополучных районах Лос-Анджелеса – хотя все перечисленное, конечно же, внесло в эту драму свою лепту. К взрыву беспорядков привела тяжелейшая экономическая ситуация, которая сложилась к тому времени на юге Калифорнии. По странной иронии не в последнюю очередь к этому оказалась причастна и Россия, проиграв Америке «холодную войну». Для аэрокосмической промышленности – а многие ее предприятия размещались в этой части страны – это была пиррова победа. Военные заказы сильно сократились, вместе с ними исчезли и рабочие места, оставив на улице тысячи людей. И все это совпало с цикличным спадом в экономике.

Словом, некоторые сравнивали создавшуюся ситуацию с временами Великой Депрессии.
И вот на таком фоне разворачивается история избиения белыми полицейскими черного парня Родни Кинга, и самое главное – звучит оправдательный приговор мучителям. В такой ситуации беспорядки, погромы или что-то еще в этом роде просто не могли не произойти, большая беда была запрограммирована. Не будь Кинга, уверен, был бы другой парень. Не будь самого избиения, нашелся бы другой повод, чтобы загорелся этот костер.

И последнее.
В той же мере, в какой исказила картину инцидента с Кингом запись наносимых ему ударов, которую бесконечно крутили по телевидению, столь же сильно перекосили представления о межрасовых отношениях сцены бесчинств погромщиков, столь же часто мелькавшие на экране. О Кинге мы уже знаем, а в картине беспорядков мы ведь видели только то, как черные нападают на белых, азиатов и латино. Но нам не показали других кадров: как черные же спасали от погромщиков белых. Между прочим, жизнь уже известного нам водителя грузовика спасли четверо чернокожих граждан, которые вытащили его из гущи озверевшей толпы. Никто, уверен, не стремился намеренно скрыть эти кадры, но как-то так получилось.

Такова фактическая сторона дела.
Но как же по-разному можно ее оценивать. Автор комментария, упомянутый в начале статьи, полагает, что волнения 92 года свидетельствуют о невозможности межэтнического мира и чуть ли ни о закате Америки. Я же, напротив, полагаю, что события 92 года только укрепили Соединенные Штаты. Америка получила суровый урок: судебная несправедливость – всегда удар по достоинству личности, но, если эта несправедливость имеет национальный подтекст, это уже удар по всей этнической группе. В определенных условиях такой искры может быть достаточно, чтобы устроить грандиозный пожар. Национальность – материя взрывоопасная. Америка усвоила этот урок. Во всяком случае, за 15 лет, прошедших с тех пор, в США не случалось ничего, что даже близко напоминало бы 92 год. И хотя межэтнические отношения все еще мало похожи на любовный романс, но в 2008 году большая часть американцев голосовала за Барака Обаму. И это притом, что афроамериканцы составляют всего лишь 13% населения Америки. Такой расклад голосов говорит о многом.

Разумеется, каждый из нас волен иметь свою точку зрения на любой счет.
Но все же лучше, когда она основана на анализе фактов. Еще лучше, когда вы сами могли убедиться в этих фактах, пощупать их, что называется, собственными руками. И совсем хорошо, если эти факты не выдернуты из контекста жизни. Тогда вы можете получить, действительно, реальную картину. Но очень часто мы видим только то, что хотим увидеть.

Если у вас в голове установка, что, например, Америка – плохая страна, ваш мозг будет автоматически регистрировать только отрицательную о ней информацию, отметая все остальное.
В соответствующей окраске вы будете пытаться составлять из этих фактов и общую картину, постоянно приходя к ложным выводам. Так рождается феномен «второй реальности» — т.е. не то, что есть на самом деле, а то, как мы представляем себе истинное положение дел.

Другой вопрос, почему в наших головах так часто живет именно отрицательная установка в отношении Америки?
Вопрос интересный, но это уже тема не этого и без того затянутого поста. За что приношу всем глубочайшие извинения.

А к слову, как вы думаете, чем объяснить воинствующий антиамериканизм, поразивший массовое российское сознание?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире