Очень похоже на то, что наша внешняя политика и в самом деле будет меняться в сторону сближения с Западом.
А поскольку от Запада пока нам нужны только деньги (инвестиции) и технологии, такой поворот может означать и какие-то перемены в самой России. Во всяком случае, намерение их проводить.

Вот уже больше года наш Президент говорит о необходимости модернизации, об инновационной экономике и всем таком прочем.
Думающих людей убеждать в этом собственно и не требовалось, они и так видят, что страна катится под исторический откос. И, скорее всего, докатится, если ничего не будет предпринято. Другое дело, что слова Президента никто всерьез не принимает, никто не верит в перемены, за десять последних лет много чего было сказано, но так и осталось очередным сотрясением воздуха.

А я вот, напротив, постарался представить себе, что Президент говорит все это всерьез, что он не просто считает необходимым менять страну, но и полон желания все это осуществить.
Но поскольку одним махом переделать страну невозможно, дело это поэтапное, значит с чего-то надо начинать, потянуть за первую ниточку. Однако за какую именно?

Как я это понимаю, цель модернизации – научиться создавать конкурентный на мировом рынке товар – от продуктов интеллектуальных до продуктов сельского хозяйства.
Чтобы мы могли, например, обеспечивать продовольствием себя и может быть что-то еще продавать за границу, но при этом в сельском хозяйстве у нас было бы занято не четверть населения страны как сейчас, а 2 – 3%, как в развитых странах.
Или чтобы там, где, скажем, делают велосипед 50 человек, могло трудиться 20 или 30 работников, но чтобы при этом сроки изготовления уменьшились, а качество выросло. Допустим, нам этого удастся добиться.
Замечательно! Но на выходе помимо бесспорных плюсов мы получим еще и несколько миллионов безработных. А эта проблема будет посерьезней бунта стариков недовольных монетизацией.

В развитых странах технологические прорывы нередко приводили к социальным беспокойствам.
Чего только стоит восстание луддитов в Англии в эпоху промышленной революции. Есть и более поздние примеры: в США последнее серьезное возмущение такого рода имело место полвека назад, когда в стране началась массовая автоматизация производства. Тогда много людей потеряло работу. Народ протестовал, устраивал пикеты, забастовки и всячески саботировал нововведения. В типографиях, например, портили автоматические наборные машины, пришедшие на смену ручному набору. Но как волнения начались, так они и закончились: отжившие свой век рабочие места исчезали, люди переучивались и находили работу в новых отраслях.
А самое главное – свободные руки постоянно требовал растущий малый и средний бизнес. В США, например, в этом секторе сегодня занято более 50% , а в Японии 80% трудоспособного населения.

У нас положение другое.
Большая часть нашей экономики заточена на добычу и торговлю ресурсами, но вот новые отрасли, а с ними и новые рабочие места почти не появляются. А о малом и среднем бизнесе говорить без слез просто невозможно: там занято всего лишь 15 – 20% населения. Оно и понятно, выдержать давление чиновников, бесконечно вымогающих у бизнеса взятки, а то чинящих откровенный рэкет, удается немногим.
В общем, снова коррупция. Лишь только один пример, какими тяжелыми путами станет эта беда на любых попытках что-то всерьез у нас изменить. Нет, не пойдут из зарубежья массовые инвестиции в такую страну. Словом, так: либо мы обуздаем коррупцию, либо о модернизации экономики можно забыть.

Специалисты в один голос говорят, что непременные условия действенной борьбы с коррупцией – это свобода прессы, политическая конкуренция и соответственно реальная возможность сменяемости власти.
Как соперничающие политики, так и жадные до новостей журналисты не оставят без последствий ни одного известного им случая мздоимства. Развяжи им руки, они будут преследовать свою жертву до последнего вздоха. Но политическая конкуренция и свобода слова ломают нашу любимую «властную вертикаль», т.е. создают риск для самой власти – от муниципальной до верховной.
А кроме того, грозят отлучить от коррупционной кормушки гигантскую армию чиновников. Всерьез начать бороться с коррупцией значит затронуть глубинные интересы ни одного миллиона человек, совокупно пользующихся огромным влиянием на жизнь страны. Я бы даже сказал, в большой мере определяющих эту жизнь на наших необъятных просторах. Такая задача непосильна и для кремлевской команды. Даже если представить, что за это дело возьмется наш «тандемониум» в полном составе. Тут нужна поддержка иного рода.

…Пару лет назад я снимал фильм о коррупции в США, и, понятно, выбрал в этом смысле наиболее яркий город – Новый Орлеан, точнее даже сказать, штат Луизиана.
Хотя там всегда была и политическая конкуренция и пресса там вполне свободна, да и находится этот штат в окружении более или менее здоровой общественной жизни, а вот коррупция там вполне себе процветала. По большому счету как-то справиться с ней удалось только тогда, когда люди наконец-то осознали (в этом смысле местные журналисты проделали гигантскую работу), что коррупция затрагивает интересы каждого. Осознали, что, переизбирая коррумпированных мэров и губернатора – а их коррумпированность ни для кого не было секретом – они приносят в жертву качество своей жизни, и даже будущее своих детей.
Характерный пример: регулярно на ремонт школ там выделялись гигантские суммы – но надо видеть, в каком состоянии пребывают эти школы – деньги в Луизиане просто исчезали. Так вот, лишь когда люди поняли, что коррупция – это не данность, что и они могут влиять на ход вещей, вот тогда ситуация стала меняться.

Я это к тому, что без поддержки людей Президенту ничего путного осуществить не удастся.
Если ему поверят люди думающие; если удастся достучаться и разбудить людей спящих, наше одурманенное большинство; если, наконец, снять кандалы с общественных организаций, то шансы на успех есть. И шансы серьезные. Но дойти до такой массы людей может только телевидение.
По существу предстоит сделать то, чем пренебрегли реформаторы в 90-х, и тем самым в общественном сознании подписали себе приговор. Они не сочли нужным объяснить людям, ради чего была сломана их прежняя жизнь; какое общество они хотят создать; что может дать им такое общество; как и по каким принципам это общество живет; что движет им; почему без демократии не может быть процветания и пр.

Ну и, конечно, отдельной темой должен пойти разговор о коррупции, которая грозит новыми пожарами, взрывами, терактами.
О коррупции, которая не позволит людям вырваться из нищеты, не позволит России причислить себя к развитым странам.

…Иными словами, нам придется перейти от телевидения развлекательного к телевидению просветительскому.
На мое понимание, эта и есть та самая первая ниточка, с которой может начинаться путь в наше модернизационное будущее, о котором так много и страстно говорит наш Президент.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире