В Америке разгорается нешуточный пожар. Казалось бы из-за чего? Из-за памятников! Памятников и монументов генералам и рядовым армии южан, боровшимся в Гражданской войне 1860-х г.г. против северян и выступавшим за сохранение рабства и отделение от Союза американских штатов. Южане, как известно, эту войну проиграли. Однако спустя полвека, т.е. примерно 100 лет назад им было установлено немало памятников и монументов, из-за которых сегодня и разгорелся весь этот сыр-бор. Итак, они простояли целое столетие, а сегодня люди готовы бить физиономии друг другу, а в порыве страстей даже убивать, отстаивая или снося эти памятники.

Каковы бы ни были мотивы тех, кто когда-то устанавливал все эти скульптуры и монументы, почему сегодня они вдруг стали больше похожи на разрывающиеся снаряды, чем исторические артефакты? Да и в них ли, собственно, дело?
Подозреваю, что нынешняя ситуация в стране такова, что если не памятники, так что-то еще стало бы причиной взрыва. Страна раскололась. Этих линий раскола немало, но самый тревожный из них – раскол идеологический, столкновение ценностей. Казалось бы, столкновение взглядов и соперничество идей со дня основания Америки были её движущей силой, источником вдохновения и развития. Свободно конкурирующие воззрения открывали широчайший выбор в принятии решений. Тем более что гений «отцов — основателей» создал политический механизм, который даже в самой острой борьбе идей позволял находить компромиссы, выстраивая баланс интересов различных групп.

Все так, но, как и во всякой системе, со временем происходит накопление ошибок, которое, достигнув критического уровня, приводит систему в состояние кризиса. И здесь всё зависит от стечения обстоятельств: если повезет, достаточно перезагрузить систему, чтобы вернуть ее в рабочее состояние. Если нет – перезагрузке предшествует взрыв. Таким взрывом стала Гражданская война между Севером и Югом, унесшая 620 тысяч жизней, больше чем потеряли американцы во II-ой Мировой войне. Но жертвы не были напрасны, война радикально изменила весь ход развития страны – от рабства к прогрессу и свободе, пусть на тот момент только свободе относительной.

Может, и не совсем спокойно, но все же без массового насилия и боевых действий система американской жизни еще раз основательно перезагрузилась полвека назад, когда движение за гражданские права привело к отмене сегрегации цветного населения. Тогда впервые в истории этой страны цветные граждане были уравнены в правах с белыми, проведены многие другие демократические реформы.
К сегодняшнему дню в Америке система накопила новый груз ошибок, чреватый потрясениями. Полгода назад солидный журнал Foreign Policy (Международная политика) обратился к ряду известных экспертов с просьбой оценить вероятность гражданской войны в США в течение ближайших 10 – 15 лет. Хотя оценки экспертов существенно различались, но все же консенсус был достигнут – специалисты оценили вероятность войны в 35 процентов. Впрочем, речь не идет о войне в буквальном смысле этого слова. По определению одного из экспертов Кейта Майнса, имеется в виду «крупномасштабная волна насилия, включая отрицание традиционных политических институтов, когда ситуация требует вмешательства Национальной гвардии».
Кейт Майнс, изучавший гражданские войны на трех континентах, приводит следующие пять условий возникновения таких войн.

1.Глубокий национальный раскол при отсутствии понятных площадок для разрешения разногласий.
Этот симптом налицо: со времен движения за гражданские права полвека назад Америка не переживала столь болезненного раскола. Сегодня те, кто голосует за демократов, не просто расходятся во взглядах с теми, кто голосует за республиканцев, что было бы вполне в духе американских традиций, но готовы возражать друг другу по любому поводу, отрицая любые факты, приводимые противной стороной. Они не одобряют образа жизни друг друга, ставят под сомнение мотивацию поступков и патриотичность оппонирующей стороны. Они питают отвращение к источникам информации, которыми пользуются их противники, и с совершенно разных ценностных позиций относятся к таким базовым социальным институтам, как религия, брак, рождение детей. Такое впечатление, что они принадлежат не к соперничающим партиям, а враждующим племенам. Так описывает состояние общества социолог Пол Тейлор из исследовательского центра «Пью». Победа Трампа обострила это противостояние до крайности.
Если раньше традиционными площадками для обсуждений и поиска компромиссов служили, прежде всего, Конгресс, законодательные ассамблеи штатов, а также СМИ и различные экспертные форумы, то сегодня эти институты переживают такой же острый раскол и столь же острую нетерпимость.

2. Растущая роль прессы и информационных потоков в расколе общества
Сегодня весь информационный рынок США поделен между 6 гигантскими медийными холдингами. Каждый из них обслуживает свой сегмент аудитории, поставляя ей ровно ту информацию, которую она хочет видеть, слышать и читать: демократы получают новости и комментарии под углом своих убеждений, республиканцы – своих. Такая ситуация консервирует устоявшиеся взгляды, не позволяя людям выйти за этот круг и сравнить свою позицию с аргументами другой стороны, что, конечно же, только усугубляет раскол. С появлением на политической сцене Трампа большая часть основных СМИ, вопреки всем профессиональным стандартам, заняла по отношению к нему непримиримую позицию, что стало похоже не столько на критику (что было бы абсолютно нормально), сколько на травлю. Иными словами, свои бочки керосина в этот пожар страстей пресса вливает регулярно.

3. Ослабление политических институтов, в первую очередь Конгресса и судебной системы.
Эта тенденция обозначилась задолго до появления Трампа. Начиная с 70 – 80 годов прошлого века происходит всё возрастающая поляризация позиций двух ведущих партий. На сегодня положение дел таково, что партийное руководство, демократы и республиканцы, заседающие в Конгрессе, не в состоянии договориться практически ни по одному значимому для страны вопросу. Ситуация резко обострилась с приходом в Белый дом Дональда Трампа. В нарушение сложившихся традиций демократы отказались достойно признать поражение на выборах. Ими была организована кампания сопротивления правлению Трампа с четко обозначенными целями – всячески осложнить ему руководство страной, чтобы не допустить его переизбрания на второй срок, а в идеале добиться досрочного отстранения от власти.

В кампанию борьбы с Трампом оказались втянуты не только политики, часть судейского корпуса и пресса, но и многие общественные организации леволиберального толка, не говоря уже об откровенных леваках. А, кроме того, войну со своим президентом поддержала часть чиновничества в правительственных учреждениях, исподволь саботируя его руководство, в том числе путем организации утечки компрометирующей Трампа информации. Важным элементом этой войны, стали усилия противников президента в Конгрессе, инициировавших ряд расследований в отношении Трампа и его окружения, что, похоже, занимает политиков больше, чем прямые обязанности законодателей. В общем и целом, приходится констатировать деградацию ведущих партий и дисфункциональность главного законодательного органа страны, а также ослабление института судейской власти вследствие его возросшей политизации. По большому счету весь вашингтонский истеблишмент превратился в машину, работающую на саму себя, обслуживающую собственные интересы, а не интересы общества.

4. Безответственное политическое руководство
Вряд ли период правления Трампа войдет в историю, как золотой век американского президентства. Скорее всего, ему будут припоминать только скандальные твиты, публичную грызню с прессой и опасные заявления в адрес иных стран. А также неспособность провести в жизнь ни одну из своих значимых законодательных инициатив. Кто-то при этом назовет его безответственным демагогом и националистом, высокомерным невеждой с раздутым эго, популистом, неспособным к управлению страной. Что ж, эти оценки во многом отражают натуру президента и результаты его деятельности. Но это, на мой взгляд, только часть правды. Во-первых, многое из того, что Трамп намеревался сделать, он исполнить просто не может, у него связаны руки противодействием Конгресса, травлей в СМИ, саботажем чиновников. При таких обстоятельствах невозможно объективно оценить качество работы президента.

Зато можно оценить нынешнее состояние американской экономики: мы видим устойчивый и весьма быстрый рост ВВП, число рабочих мест также заметно прибавилось, мы видим отличные биржевые показатели и высокий индекс уверенности потребителей. Было бы только справедливо упомянуть в этой связи указы Трампа, радикально остудившие бюрократический раж чиновников и заметно сократившие возможности государства влиять на ведение бизнеса. И то и другое, говорят экономисты, принципиально для роста деловой активности. Думаю, свою роль также сыграли ожидания налоговой реформы, которую Трамп надеется провести через Конгресс, возможно, даже в этом году. Впрочем, все это, конечно, не отменяет того факта, что пока что качество руководства со стороны Белого дома оставляет желать лучшего.

5. Принятие обществом насилия, как легитимного способа коммуникации и разрешения разногласий между оппозиционными группами
Кашу со сносом памятников заварили демократы, подыгрывая лево-либеральным настроениям, ставшими сегодня популярными в их рядах. Это же надо, как раз сегодня, спустя 150 лет после отмены рабства, вдруг оказалось, что эти памятники воинам – южанам отзываются болью в сердцах далеких потомков черных рабов. Из чего следует, что, уважая их чувства, из соображений политкорректности необходимо снести все, что напоминает об угнетении и унижении их предков.

В этой логике надо признать абсолютную бесчувственность итальянцев, сохранивших многочисленные памятники и храмы языческим богам, во славу которых римляне преследовали первых христиан, и к тому же сохранили Колизей, где из христиан устраивали живые факелы. Американские лево-либералы, дай им волю, снесли бы и превращенные в музеи нацистские лагеря – как ни крути, Освенцим, Маутхаузен навевают тяжелые мысли, что евреям должно быть невмоготу. И «Медный всадник» — скульптура спорная: в конце концов, Петр был очень жестоким правителем и не имел ни малейшего намерения отменять крепостное право.

Примерно так выглядят игры демократов в глазах большинства американцев. Последний опрос показывает, что 62% респондентов, независимо от партийной принадлежности, считают, что памятники и монументы южанам должны оставаться на своих местах, что это – часть американской истории, какой бы она ни была. И только 27% — за снос.
Эти разногласия, скорее всего, так и оставались бы на уровне обмена аргументами, пусть и переходящими порой в скандальные взаимные обвинения, однако без мордобоя и тем более человеческих жертв. Остались бы, если бы инициативу, как это случилось в Шарлотсвиле, не перехватили радикалы. Ультраправые националисты и неонацисты с одной стороны и ультралевые (троцкисты, анархисты и др. леваки.), т.н. «Антифа» – с другой. Хотя с приходом Трампа и те и другие заметно оживились, словно, обретя новые цели своего существования, все же не следует преувеличивать ни их значения, ни их влияния. Численность радикалов с обеих сторон исчисляется двумя – тремя десятками тысяч человек. Этого достаточно, чтобы периодически устраивать небольшие заварушки, но вроде бы маловато для гражданской войны. Это хорошая новость.

Но есть и плохая. По следам кровавых событий в Шарлотсвиле демократы обвиняют во всем правых радикалов, беря под крыло левых, которые оказались их союзниками в борьбе с Трампом. По существу демократы признают право леваков давать физический отпор расистам и неонацистам, они оправдывают суд толпы. А это означает, говоря языком эксперта Кейта Майнса, что, по крайней мере, часть общества «принимает насилие, как легитимный способ коммуникации и разрешения разногласий между оппозиционными группами». По шкале того же Майнса это создает практически полный набор условий для начала Гражданской войны, которая понимается как массовые беспорядки.

Как бы ни развивались дальнейшие события, очевидно, что страна находится в самом глубоком кризисе со времен потрясений 60-х годов прошлого века. Приход в Белый дом Дональда Трампа придал кризису особую остроту, но причины, на мой взгляд, следует искать в грузе ошибок, накопленных системой политических и общественных институтов. Скорее всего, как это и бывало в прошлом, мы станем свидетелями новой перезагрузки системы. Такого рода процессы не могут не сопровождаться эксцессами, но и причин для тектонических потрясений, вроде настоящих боевых действий Гражданской войны между Севером и Югом, не наблюдается.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире