Все-таки не случайно история развела Соединенные Штаты и Россию по разные стороны земного шара. С некоторой географической натяжкой, наверно, можно утверждать, что мы с Америкой антиподы. И это лишний раз подтвердили последние скандалы с телеканалом CNN. Что и говорить, этот канал, конечно, оказался на острие информационных безобразий, но большинство других ведущих СМИ не очень-то сильно от него отстают. Признания работников канала о процессе конструировании истерии вокруг хозяина Белого дома и России, конечно, показательны. Но эта история, мне кажется, поднимает еще одну интересную тему – тему взаимоотношений прессы и власти. И в этом смысле, как и положено антиподам, мы с Америкой демонстрируем два противоположных подхода, по крайней мере, в основных СМИ.

Для нашего подхода, особенно, когда журналисты общаются с главой государства или пишут о нем, характерны то пугливые, то заискивающие, но всегда верноподданнические интонации. У нас не принято задавать неудобные вопросы (разве что все неудобства предварительно оговорены с пресс-секретарем), совершенно исключено ловить высокого собеседника на несоответствиях, а тем более на ложных утверждениях. Это всегда игра в поддавки. Все должно идти по заранее утвержденному плану. Цель такого рода журналистики всегда одна – выродиться в подставку для микрофона, чтобы президент мог свободно, без помех выговориться, донести свои мысли до масс.

При таком подходе, как бы изначально утверждается сакральный статус главы государства, неподверженного ошибкам и слабостям. Правота его решений, взглядов и суждений по определению не может подлежать сомнению и критике, и тем более быть оспорена. На самом деле, не так уж и важно, кто именно занимает трон Высшего Правителя – Путин ли Владимир Владимирович или Иванов Иван Иванович. Речь идет об отношении к самому трону.

Ну а что же мы видим у антиподов? В последние год – полтора их журналистский корпус стал зол и агрессивен. Он преследует власть в лице своего президента, норовя, словно свора гончих, укусить его за пятки. А если удастся, то и догнать, завалить и растерзать свой трофей! Возможно, этот образ и выглядит несколько жутковато. Но, думаю, довольно точно отражает отношение основных СМИ к президенту Дональду Трампу.

Собственно, поначалу, когда Трамп только-только появился на политической сцене, пресса не принимала его всерьез. Притязания Трампа на Овальный кабинет выглядели забавным курьезом, вроде как появление Жириновского с его притязаниями на Кремль. Может и курьез, но яркие и совсем неполиткорректные эскапады миллиардера, то и дело переходящие в откровенное хамство и пошлость собирали большую аудиторию. Образованным журналистам этот самовлюбленный грубиян и циник Трамп был отвратителен. Его этическое и эстетическое непотребство возмущало их до глубины души. Однако ж, презрительно плюясь и негодуя, СМИ предоставляли ему эфир и газетные полосы – Трамп делал рейтинги. А пресса тем самым делала Трампа.

В своем снобистском угаре журналисты, как, собственно, и большинство экспертов и политиков, упустили главное – почему Трамп сумел увлечь такую огромную массу американцев. Они приписывали успехи Трампа низкому уровню электората, находили еще с полдюжины других причин, но не поняли главного — миллиардер оказался единственным кандидатом, который почувствовал запрос страны на перемены, блистательно этот запрос эксплуатировал и, по сути, стал символом этих перемен. Недоброжелатели Трампа лишь недоумевали, когда в ходе праймериз одного за другим он выбил из гонки всех 16 конкурентов по партии, вышел на финишную прямую и, схватившись с Хиллари Клинтон, стал вполне вероятным претендентом на победу.

Недоумение сменилось паникой. — Что угодно, только не это, этот человек не может быть президентом Америки, он приведет страну к катастрофе – заходились в истерике основные СМИ. Слившись в едином порыве с его политическими соперниками – демократами, они копали во все стороны в поисках компромата на Трампа. И конечно, находили достаточно грязи, благо личность клиента давала тому немало оснований. Так начиналась война на поражение Трампа, которая продолжается и по сей день.

Эта война не знает ограничений и правил ведения боя. Пресса с легкостью использует любые слухи и даже фейки, если это хоть как-то компрометирует Трампа. Любой его промах или неловкое слово (а Трамп не устает давать к тому поводы) пресса раздувает в очередной скандал, бесконечно тиражируя негатив, который изливают на президента его противники. Задача формулируется предельно просто – добиться досрочного отстранения Трампа от власти. Удастся ли достичь этой цели? Не знаю, но очевидно, что его противники не понимали тогда и не понимают сейчас, что те, кто поддерживает сегодня президента, голосовали не столько за его личность, сколько за его повестку, за то, как он намерен менять жизнь в стране. А это почти половина избирателей. А это значит, что негодующий пафос прессы разбивается о глухую стену неприятия десятками миллионов американцев.

Итак, как и следует ожидать от антиподов, мы видим два противоположных подхода к отношениям власти и прессы – верноподданнический российский и радикально агрессивный американский.

Российский подход имеет, по крайней мере, два минуса. Президент лишается обратной связи и все более отдаляется от реальной жизни, а бесконечно льющиеся дифирамбы притупляют его критический анализ, что не может не сказываться на качестве принимаемых решений. А, кроме того, такая журналистика людям не интересна, а потому, что бы важного и нужного ни хотел бы глава государства донести до широкой публики, все это пройдет мимо ее ушей. Отсутствие споров и дискуссий, вовлекающих власть, гарантирует умерщвляющий застой в общественных отношениях и стагнацию в экономике.
Американский подход, напротив, нацелен на создание кризиса. Постоянные атаки на президента парализуют работу руководства страны, втягивая в конфликт и другие ветви власти. СМИ поляризуют людей, раскалывая страну на два непримиримо враждебных лагеря. Журналисты, растоптав все профессиональные стандарты, манипулируют информацией в откровенно политических целях. Выигравших в этой войне не предвидится.
Вроде бы подходы разные, но, как известно, и две параллельные прямые в бесконечности сходятся. Так и здесь, есть между этими очень разными подходами и кое-что общее. Ни тот, ни другой нельзя назвать журналистикой. Пропаганда, политический активизм, коммерческая конъюнктура или что-то еще, но только не журналистика.

А возможен ли в отношениях с властью третий путь? Да, возможен. И даже успешно практиковался в Соединенных Штатах в 60-х – 80-х годах, когда журналисты не занимали партийных позиций, стремясь объективно освещать работу властей и быть как бы над схваткой политических сил. Они видели свою задачу в том, чтобы, подобно радару постоянно сканирующему небо, вести неустанное наблюдение за работой власти. Да, они постоянно задавали властям неудобные вопросы, но только для того, чтобы не дать им уклониться от насущных интересов общества. Подмечая недостатки в работе, журналисты бывали критичны, но не воинственны по отношению к власти. Это была одна из форм гражданского контроля над деятельностью тех, кого избирал народ. Это был пример высочайшего профессионального уровня и журналистского долга.

Но начиная с 90-х годов, с эпохи Клинтона, профессиональные стандарты начали постепенно снижаться. Телевидение сначала не очень заметно, но позже все активнее стало занимать политические позиции – одни, примыкая к демократам, другие — к республиканцам. В печатной прессе эта тенденция прослеживалась всегда, но с каждым годом становилась все заметней. Это было началом саморазрушения журналистики. Появление Трампа вбило последний гвоздь в гроб профессиональных стандартов, когда объективность прессы за ненадобностью была отброшена окончательно. Печально.
P. S. Хочу быть правильно понятым. Высказывая критику в адрес основных СМИ в России и США, я ни в коей мере не желаю перечеркнуть работу многих моих коллег в обеих странах, работающих не на политический результат, а исключительно в рамках профессиональных стандартов и этики.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире