11:46 , 05 июня 2015

О крокодилах, чиновниках и фонде «Династия»

На следующей неделе, когда соберется правление фонда «Династия», мы узнаем о дальнейшей судьбе фонда, так много сделавшего для поддержки нашей науки и просвещения. Мы узнаем, продолжит ли основатель «Династии» Дмитрий Зимин, оскорбленный приклеенным фонду ярлыком «иностранного агента», и дальше финансировать его работу.

Многие заметные и не очень заметные, а просто порядочные люди уже высказали свое мнение об этом ошибочном, несправедливом, подлом решении Минюста, которое нанесет стране огромный вред. Минюст же с чиновничьим цинизмом ответил плевком в сторону думающей части нашего общества: мол, как сказали, так и будет, жить отныне «Династии» с тавром «иностранного агента».

Всё это лично меня наводит на размышления о природе чиновничества, которое с таким упорством разрушает мир, который вроде бы поставлено охранять и пестовать.

...Подобно сохранившимся до наших дней крокодилам, современникам птеродактилей, чиновники тоже существуют с времен незапамятных. Вероятно, с того момента, когда люди осознали себя людьми и стали сорганизовываться в сообщества. Оказалось, что людям даже больше, чем крокодилам, необходимо некое организующее звено, необходимы управленцы, т.е. чиновники. Не знаю, уж какая иерархия была у первых homo sapience, а вот у древних египтян, например, еще пять тысяч лет назад эти структуры были вполне развиты — от высших управленцев — фараонов (если вдуматься, они ведь тоже были чиновниками, правда, с особыми привилегиями) до более скромных чинов — сборщиков податей, надсмотрщиков за рабами и пр. и пр.

Определив чиновный люд, как собственно и крокодилов, творениями вполне удавшимися, эволюция сохранила их до наших дней. А чем сложнее становилось общество, тем ширился спрос на всяких столоначальников, зав. секторами и отделами, других клерков помельче, пока все они не оформились в отдельный человеческий подвид с характерными признаками и повадками и, конечно же, своими привилегиями.

Их главной привилегий стала власть. Иногда совсем крохотная, но порой безграничная. А власть, хоть какая, рождает соблазны, перед которыми устоит разве что только святой, ну или человек особой порядочности. Но речь не обязательно о воровстве и коррупции. Для кого-то власть — это еще и короткий путь наверх по чужим головам, плечам, спинам, через сломанные судьбы и, что тоже бывает, отнятые жизни. Для кого-то другого власть — это безбрежное поле самоутверждения, возможность тешить свое эго, что-то разрешая или запрещая, или как-то иначе казня и милуя тех, над кем эта власть имеется.

Упорное стремление к доминированию, борьба за лучшее место под солнцем, возможно, коренится в наших древних инстинктах, подчиненных главной цели — выживанию вида (спешу оговориться, вышесказанное — лишь мои представления о порядке вещей, без всякой претензии на научность).

Современная мораль, если и не совсем подавляет эти инстинкты, то обычно переформатирует их в нечто вполне приличное для наших дней — ну, например, в стремление к лидерству, карьерному росту, благополучию (в рамках принятой этики и законности). Так происходит у обычных людей в обычной жизни, но когда обстоятельства выносят человека на гребень возможностей, то, что до поры дремало в его подсознании, вырывается наружу. И только самым сильным духом удается справляться с соблазнами и честно выполнять своё дело, а не обслуживать личные интересы.

Подозреваю, что это характерно для всех стран, для всего человечества. Различие лишь в том, что в некоторых странах существуют институты, силы и средства, которые ограничивают коррупцию и произвол чиновников, заставляют их работать на общество, а не на собственные интересы, т.е. на процветание страны, а не на её разрушение. Эти страны называют свободными, демократическими. А есть государства, где власть чиновничества велика и даже может быть безграничной. Это несвободные государства — от мягких автократий до откровенных деспотий.

Итог моих рассуждений прост. Сегодня у нас страна такая, какая есть. Полезен ли, нужен ли ей фонд Зимина или нет — чиновников занимает мало. Важно другое: фонд финансово независим, а, значит, не подконтролен чиновникам. Всё, что не кормится с их рук, они ощущают, как опасность для своей власти. В этом смысле чиновники пошли дальше крокодилов. Рептилии чувствуют опасность лишь в случаях, когда более крупное животное находится в непосредственной близости.

А вот замечательный человек Дмитрий Борисович Зимин, как собственно и идеи филантропии, немного опередили свое время. Политически страна оказалась к ним неготовой. И всё же, даже если фонд «Династия» будет вынужден остановить свою деятельность, он останется ярким маяком, указывающим дорогу в более достойные времена.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире