13:35 , 27 июня 2020

Условка Серебренникову. Или почему я за декриминализацию мошенничества

Я искренне рада за Кирилла Серебренникова и других обвиняемых по этому делу. Я не читала дела, но если они действительно не виновны, желаю им бороться до конца, подавать апелляцию, жалобу в ЕСПЧ и кассацию. Невиновные не должны получать условку, невиновные должны быть оправданы.

Но в этом посте я хотела обратить внимание на то, что если по статье 159 ч.4 с ущербом более 100 млн. рублей суд дает условный срок и штраф, то мошенничество с ущербом ниже этой суммы вообще подлежит декриминализации и переводу в гражданско-правовые отношения.

Я наблюдала и продолжаю, как женщины с аналогичной статьей и частью, но с ущербом в 100 раз меньше, чем ущерб в приговоре у Серебренникова на 5 лет ехали в колонию.

Доходит до абсурда. Два разных суда (один районный, другой арбитражный) с разницей в одну неделю признали право собственности на одну и ту же квартиру за двумя разными владелицами. И та, и другая — дольщицы. Да, явный судебный ляп. Но для того, чтобы отменить решение арбитражного суда, причем одно из многих типовых решений по этому застройщику полицейские подсказали идею одной из владелиц написать заявление о мошенничестве на другую владелицу, якобы та подделала договор с застройщиком и приискала печать. При этом, представитель застройщика в суд не вызывался, экспертиза договора и печати на нем не проводилась. То есть, довод о том, что обвиняемая подделала договор, ничем не доказан, основан на предположениях. Приговор — 5 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Кузьминский суд, судья Фролова. Апелляция (хотя коллегия долго спорила в совещательной комнате, что было слышно в зале) «засиливает» приговор. Кассация аналогично.

Другой пример — Оксана Наумова. Когда-то она каратисткой, а сегодня шконки «Печатников» превратили ее в инвалида. На этом видео, которое youtube удалял, видно, как ее заносят на носилках в зал суда https://www.youtube.com/watch?v=028M5qKmJMI. Всего лишь отнесла доверенность. И всего лишь чуть более 200 просмотров. Потому что не известный режиссер и не ведущий оппозиционный политик. А к таким отношение обывателей: «сидит, значит виновата».  И уже не вызывает сомнений, что условку Оксана не получит. В лучшем случае «по отсиженному». Потому что в России — если человек сидела, то ее приговаривают к реальному сроку.

Это далеко не единственные случаи. И когда противники феминизма говорят, что женщинам дают меньшие сроки, мне смешно и грустно. Потому что Навальный и Серебренников при вмененном ущербе более 100 миллионов рублей получают условку, а женщины — руководительницы мелких фирм, бухгалтера, страховые агентки получают реальные сроки по 5 лет колонии.

Да, за этих женщин не приходит многотысячная толпа к зданию суда не только в период пандемии, но и без пандемии. В зале суда обычно никого, кроме мамы и очень редко мужа. И у них нет ни финансовых, ни информационных ресурсов, которые позволили бы им провести массовый несанкционированный митинг у зала суда. Они просто этого не могут. И не смогут.

Поэтому я предлагаю декриминализацию мошенничества в случае, если ущерб меньше 100 млн. рублей, и если это мошенничество не было связано с продажей волшебного спасительного средства семье умирающего. Да, те, кто продавал волшебные таблетки умирающего, используя то, что родственники ради спасения умирающего продали последнюю квартиру, должны сидеть. И «решалы», которые берут деньги за освобождение из тюрьмы или «условку», или по отсиженному, должны сидеть. Но почему должны сидеть те, кто «продал» депутатский мандат или должность, или те,  кому заплатили деньги за возвращение мужа или порчу сопернице? Сидеть в таких случаях вообще-то должны те, кто признаны потерпевшими.

И ненормально, когда в УК к тяжкому составу мошенничества относится и ущерб 1 млн. рублей, и ущерб в 100 млрд. рублей. 

Статья «мошенничество» часто используется для того, чтобы устранить конкурентов из бизнеса, политики, чтобы «убрать» партнера по бизнесу, с которым не хочется делить доходы, чтобы «отжать» бизнес. А иногда и вообще просто в качестве мести изменившей жене или любовнице. 

В истории России, начиная с 2000 года, ни разу не было, чтобы статья 159 ч.4 попала в амнистию. Даже для беременных женщин и женщин с малолетними детьми, привлекающимися впервые к уголовной ответственности.  При этом, полицейские, осужденные за пытки, попадают под амнистию всегда. В тюрьме должны сидеть убийцы, насильники и те, кто сажает невиновных. А мошенничество не должно быть тяжким преступлением, а еще лучше — перевести его в гражданско-правовую сферу. И лучше в первую очередь для потерпевших, ибо сидящий на зоне зек вряд ли компенсирует ущерб. Нанес ущерб — будь добр, компенсируй. 


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире