svoboda_org

Сказано на «Свободе»

20 февраля 2018

F

Оригинал — svoboda.org

Российская реальность переворачивает привычное. Слабость, компенсируемая непредсказуемостью, создает иллюзию силы. Стабильность сохраняется за счет размытости принципов и отсутствия альтернатив. Агрессивность скрывает неуверенность. Давайте взглянем, на чем мы сегодня держимся, и подумаем, как долго страна может ковылять, превращая уязвимость и бесперспективность курса в свою национальную специфику?

1. Легитимность власти. В традиционно настроенных слоях общества легитимность власти разрушается ее усилиями по собственной десакрализации, а среди «модернистской» части россиян – их неверием в возможность смены власти.

2. Новое президентство В.Путина и его повестка. Кремль не придумал идеи, которая может объединить страну. «Диктатура закона»? Дискредитирована беззаконием. «Осажденная крепость»? Лишает ресурсов Запада. «Зачистка»? Придется строить защиту от «зачищенных». Бюрократизация вместо фаворитизма? Означает консервацию гнилья.

3. Лояльность как принцип существования правящего сословия. Работает, пока лидер гарантирует благополучие. Как только лидер перестает играть эту роль, правящее сословие начинает поиск нового объекта лояльности.

4. Силовики. Особый класс, возникший в результате сращивания репрессивного механизма с собственностью. Обладание собственностью лишает силовиков желания защищать государство. Неясно, в какой степени они готовы защищать лидера.

5. Коррупция. Вертикаль, построенная на коррупции, не может бороться с ней без риска саморазрушения.

6. Революция. Следствие отказа правящего класса от назревших реформ.

7. Загнивание. Результат осознанной политики власти, опасающейся революции. И то, и другое угрожает целостности страны.

Читайте размышления Лилии Шевцовой на сайте Радио Свобода

Оригинал — svoboda.org

Весь день 29 января в Вашингтоне ждали публикации «Кремлевского доклада», закон отвел на подготовку списка 180 дней. Только наутро выяснилось, что в полночь доклад все-таки был представлен. Очевидно, задержка была вызвана тем, что на каком-то очень высоком административном уровне в последний момент в документ внесли существенные изменения. Большинство наблюдателей обращают внимание на превращение списка наиболее одиозных фигур в перечень, который многие называют «телефонной книгой администрации президента и правительства». Такое расширение списка ослабляет удар, который доклад мог нанести по путинской клептократии. Ответственность размывается.

Но самое важное из внесенных в последний момент изменений заключается совсем в другом. Статья 241 упомянутого закона посвящена персональным санкциям и требовала от исполнительной власти не только представить список людей, близких к Путину и вовлеченных в его деяния, но и предоставить по каждому из этих персонажей подробнейшую финансовую документацию, включающую размер состояния, источники дохода, коррупционные схемы, собственность родственников и полный список всех активов, находящихся в юрисдикции США. Вся эта информация была перенесена в закрытую секретную часть доклада.

Параллельно с работой над «кремлевским докладом» авторитетный американский экономический институт National Bureau of Economic Research дал оценку размеров частных российских активов в США – приблизительно один триллион долларов (точнее, между 0,8 и 1,3 триллиона долларов). Даже самые беспощадные критики режима не представляли такого масштаба. Закон требовал обстоятельно разложить этот триллион по полочкам: что там у Абрамовича, что там у Мордашова, что у разнообразных ролдугиных, отвечающих за личные активы Путина.

Собранная документация занимает сотни страниц, и она убийственна для российской клептократии по двум причинам. Да, в России давно знают, что ее правители не чисты на руку, и привыкли ко многому. Но подробнейшая детальная информация о сотнях миллиардов долларов, украденных у страны ее руководством, произведет серьезный политический эффект, последствия которого трудно прогнозировать. Это даже не ограбление века, а ограбление тысячелетия, не имевшее прецедентов в мировой истории.

Вторая причина касается последствий развития ситуации для бенефициаров русского триллиона в США. Когда закрытая часть доклада будет обнародована, содержащейся в нем информации будет достаточно для того, чтобы судебные органы рутинно, без всяких новых санкций или иных политических решений, применили к упомянутым в нем лицам меры, предусмотренные законодательством по борьбе с отмыванием капиталов, нажитых преступным путем: замораживание активов, их дальнейшая конфискация и в перспективе возвращение украденного жертве преступления – российскому народу. Собственно, по этому пути уже пошли власти Великобритании, потребовавшие у российских высокопоставленных чиновников, начиная с вице-премьера Игоря Шувалова, объяснить природу их состояний. Никаким легальным путем такие деньги вожди России в свободное от службы время заработать не могли.

Именно этого опасалась российская верхушка, и потому 28 января на сцене российских политических телешоу царила атмосфера паники и истерии. Показательна сценка на одной из таких передач, когда видный государственный деятель кричал: «Трамп нас предал! Мы теперь должны опубликовать весь имеющийся у нас компромат на него!» Ведущий заинтересованно спросил: «А что, он у нас есть?» – «Конечно, есть!» Но уже 30 января на тех же каналах господствовали совсем иные настроения: «Трамп снова наш!»

Читайте размышления Андрея Пионтковского на сайте Радио Свобода

Оригинал — svoboda.org

Встреча Владимира Путина с российскими предпринимателями, многие из которых оказались упомянуты в нашумевшем «кремлевском докладе», – еще одно свидетельство того, что кажущийся простым перечислением фамилий из телефонных справочников и рейтингов «Форбса» список оказался куда более серьезной угрозой. И, кстати, упомянутые в «кремлевском докладе» лица понимают это куда лучше экспертов, говоривших о подмене списка и его искусственном расширении. Достаточно послушать их интервью, чтобы в этом убедиться.

Эксперты, работавшие над первоначальным списком, могли добросовестно отбирать в него людей, действительно близких к президенту Владимиру Путину и обязанных ему должностями и состоянием. Они могли быть искренне огорчены, когда увидели список людей, многие из которых сделали карьеры еще до появления Владимира Путина на политической сцене современной России. И тем не менее, ошиблись именно добросовестные, но недалекие эксперты, а не составители доклада.

Потому что смысл «кремлевского доклада» – в разрыве с системой российского коррупционно-олигархического капитализма, которая начала строиться не при Путине, а при Борисе Ельцине. Путин – об этом многие уже забыли – был не создателем, а продолжателем. Защитником интересов тех, кто эту систему строил и сделал его президентом. И нужно признать, что со своими функциями защитника он до последнего времени весьма эффективно справлялся. Даже когда начали составляться санкционные списки, архитекторы системы оказались в стороне и продолжали спокойно жить на Западе, занимаясь своим бизнесом. Но даже сейчас, когда в «кремлевском докладе» оказались имена людей, считающих себя респектабельными бизнесменами, а Россию – территорией грабежа, им не стоит обижаться на Владимира Путина. Потому что уже ясно, что без России с ее государственным аппаратом, сотрудничеством и даже враждой с Западом и возможностью защитить каждого в случае непредвиденных обстоятельств они – никто. Никакой бизнес на Западе, никакие лондонские виллы, никакие паспорта, никакое членство в престижных клубах не помогут. Не будет этого режима – их просто всех пересажают.

Они все эту систему строили. И те, кого по разным причинам в этом списке нет – Путин, Чубайс, Юмашев, Волошин, Кудрин. И те, кто в этом списке есть – Медведев, Шойгу, Евтушенков, Фридман, Авен и прочие. Подмена оказавшегося банкротом коммунистического режима коррупционно-олигархическим капитализмом на самом деле – тяжкое политическое преступление. Потому что и тот, и другой уклады совершенно бесперспективны. Потому что и тот, и другой уклады не высвобождают личностную энергию, не гарантируют свободу инициативы и мнений, блокируют социальные лифты, сосредотачивают власть и собственность в руках узкой группы проходимцев.

Читайте размышления Виталия Портникова на сайте Радио Свобода

Оригинал – svoboda.org

Сотрудничество западной и российской элит приносило дивиденды обеим сторонам. Но сегодня оказалось, что западным партнерам за это удовольствие приходится расплачиваться. Недавно Deutsche Bank вынужден был выплатить финансовым регуляторам в Нью-Йорке штраф в 425 миллионов долларов за то, что помогал своим российским клиентам отмыть 10 миллиардов. Чуть раньше в коррупционные скандалы вляпывались компании Siemens и Daimler AG, которые выплачивали штрафы американским контролерам за подкуп российских чиновников!

После долгого раскачивания западное сообщество начинает искать ответ на вызов, которым для него стала Россия. Восприняв западную мягкотелость за норму и попытавшись раскачать либеральные демократии изнутри, Кремль спровоцировал неизбежный ответ. «Коллективный Запад» формирует новые правила игры с Россией, которые грозят разрушить столь успешную модель выживания самодержавия. Нет, России не грозит ни изоляция со стороны Запада, ни жесткая конфронтация. Запад не собирается загонять Кремль в угол. У Запада нет стремления обваливать российский режим: зачем эта головная боль? Для Кремля все гораздо хуже: лишая Россию модернизационного и финансового ресурса, Запад оставляет России один сценарий – загнивание.

Но вряд ли российская элита, которую не заботит деградация страны, может вздохнуть с облегчением. Вместо закона в России российская элита получит закон в западном сообществе. Но здесь возникает вопрос: как западные политические институты воспользуются уязвимостью российского правящего класса, поставив его перед угрозой превратить в объект перманентного расследования? Ведь Запад вовсе не обязан заботиться о национальных интересах России, коль скоро ее элита стала антинациональной. Какие обязательства будут брать на себя представители российского правящего класса, припертые к стенке западным правосудием? Да, они останутся лояльными Путину, уверены многие. Ой ли? В любом случае формируется внешний фактор прессинга, который окажет влияние и на российскую политическую сцену, и на степень лояльности политического класса к Кремлю.

Таков итог кремлевской внешней политики. Вместо того чтобы обеспечить себе роль великой державы и члена мирового «Концерта наций», Россия оказалась государством, от которого шарахаются. Но не столько из страха, сколько стремясь избежать гадостей и… из отвращения. Россия стала государством, правящий класс которого оказался в унизительной зависимости от того, какой выбор ему предоставят западные органы, оценивающие его поведение.

Вспомню Салтыкова-Щедрина: «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду». Правда, вот непонятное: 72% россиян полагают, что Россия остается «великой державой». Что это – наивность или атрофирование мозгов?

Читайте размышления Лилии Шевцовой на сайте Радио Свобода

Оригинал – svoboda.org

Я отношусь к тому типу людей, которые не читают сплетни про актеров. Я не знаю, кто с кем когда и чем занимался, сколько стоят их дома, сколько денег они получили за тот или иной фильм, мне всегда было более или менее безразличны особенности их частной жизни. Я воспринимаю актера как исполнителя роли в кино или на сцене, мне актер нравится или не нравится, то есть я к нему отношусь «профессионально». Иногда актеры привлекает мое внимание вне контекста их непосредственной работы, если они так или иначе проявляется в политике. Условно, вот Владимир Машков публично выступил в поддержку Путина, вот многие актеры поддержали Кирилла Серебренникова, вот Мерил Стрип публично поддержала Хилари Клинтон, а Сьюзан Сарандон, наоборот, не поддержала. Это не меняет моего отношения к профессионализму актера или актрисы. Но просто в силу того, что я пишу о политике, то обращаю внимание на такие публичные проявления со стороны людей, которые мне «знакомы» по экрану, например.

Вот это «экранное знакомство» и играет с нами странную шутку. Ты знаешь персонажа, но возникает полное ощущение, что знаешь человека. Иллюзия иллюзиона. Кино или телеперсонажи сливаются с актерами, которые их наполняют жизнью, с которыми ты взрослеешь и стареешь. Они становятся частью твоей жизни, ты используешь цитаты, которые они произносят на экране. Они тебе не безразличны. Когда они умирают, ты грустишь, ты теряешь, ты понимаешь, что больше не увидишь этого «знакомого».

Я не знаю, заметили ли вы, сколько эмоций вокруг последних скандалов, связанных с киноиндустрией? Думаю, что не только цех, но и публика так остро реагирует на неожиданно открывшуюся информацию не только в силу того, что она шокирует, но именно потому, что участники скандала воспринимаются в некотором смысле как не чужие каждому из нас люди, от которых, что называется, не ожидали.

Если бы условный никому не известный X. рассказал, что 20 лет назад он проснулся в постели никому не известного Y, при этом условный X. не был в тот момент совершеннолетним, на это мало кто обратил бы внимание. Но если все то же самое рассказывают про Кевина Спейси, то мы рискуем навсегда потерять актера Кевина Спейси. Спейси, как известно, перестали снимать в «Карточном домике». Упоминание о нем вырезали из последнего эпизода сериала «Это мы». Ридли Скотт вырезал из уже готового фильма «Все деньги мира» все эпизоды, в которых участвует Спейси, и переснял их с участием Кристофера Пламмера. Многие считают, что карьера Спейси закончилась.

Если бы про какого-то Z. рассказали, что он сотрудничал с КГБ, то все бы пожали плечами: кто только не сотрудничал с КГБ. Но если Литва раскрывает данные о том, что с КГБ сотрудничал покойный уже знаменитый актер Донатас Банионис, то это вызывает эмоциональный взрыв и невеселый сарказм: ну что теперь, вырезать Баниониса из всех фильмов, где он играл? Давайте тут чуть подробнее. Литовец Донатас Банионис – прекрасный актер советских театра и кино. Тем из вас, кто молод и никогда не видел фильмов с Банионисом, советую сесть и посмотреть фильмы «Никто не хотел умирать», «Мертвый сезон», «Гойя», «Бегство мистера Маккинли», «Солярис», наконец.

Читайте размышления Наталии Геворкян на сайте Радио Свобода

Оригинал — sibreal.org

Валерий Родос, сын следователя НКВД Бориса Родоса, ближайшего сотрудника Лаврентия Берии, лично пытавшего Исаака Бабеля, Всеволода Мейерхольда, членов Политбюро Косиора и Чубаря, – о своей книге «Я – сын палача», жизни, эмиграции и тяжелом осмыслении семейной истории.

<...>
– После ареста и расстрела отца, уже в оттепельные времена ваша семья на себе испытала, что значит быть родственниками репрессированного. Чувствовали ли вы себя тогда «врагом народа»?

– Нет, я не чувствовал себя врагом народа, я ему чужой. И он мне. У меня возник встречный вопрос: а чего добиваетесь вы сейчас этим интервью? Моего покаяния? Хотите еще раз оттоптаться? Зачем вам это?

– «Оттоптаться» ни в коем случае. Вы в ТГУ были одним из любимых наших преподавателей….

– Да, я хороший, умный и талантливый, жалко, еще жив.

– Сейчас в России опять много спорят о покаянии. Как вы думаете, могло бы что-то изменить в судьбе страны признание сталинизма преступлением против народа, какое-то общее покаяние за те преступления режима?

– Тут момент, где я ни с кем не согласен. Моя позиция проста: там, где нет должности – палач, там их и нет. А если объявить вакансию, набежит сколько требуется. Нет, ничему не поможет покаяние. Если вот сейчас, скажем, Путин решит полностью восстановить тот режим, найдется столько палачей, сколько потребно. Вне и независимо. Вообще эта погоня за ведьмами, в какой уже раз, наказание людей и их детей за вину государства… Давайте не разрушать Бастилии, а прекратите их строить. И есть еще одно: глубоко уверен, что личная вина Сталина сильно преувеличена. А Ленин? Мао? Ким? Пол Пот? Виновата идея (преступная) коммунизма. Необходимо большое исследование: «Работа и вина». Виноват ли хирург, который ошибся, и пациент умер; строитель, у которого дом развалился и похоронил под собой тысячу. Солдат, который убивает незнакомых ему людей. Вообще является ли выражение «Я делал свою работу»– индульгенцией?

«Вот газеты писали о нем: «Палач по призванию». Ну да! По призванию комсомола. Он был комсомольцем-активистом, идейным борцом за светлое будущее всего человечества, когда партия потребовала новых героев в свой самый передовой отряд, в чекисты. И он откликнулся, пошел. Как и десятки тысяч других, кто ж тогда знал, догадывался, к какому станку их приставят, какой инструмент в руки дадут. Уже внутри человекорезки он, как исполнительный, старательный еврей, многих обогнал, достиг высот, в смысле свалился в самую грязь, в кровь».

Из книги Валерия Родоса «Я – сын палача»

<...>
– Если вернуться назад. Вы помните, как реагировал ваш отец на события 53-го года – смерть Сталина, арест Берии? Вы ведь тогда жили в Крыму?

– Когда началась борьба с космополитами, одновременно вычищали КГБ от евреев. Мы жили в Крыму, и отца уволили. Он долго был без работы, примерно год. Потом его взяли в связь и послали на какие-то курсы в Киев. У него умер отец, мой дед, мы жили в одной квартире. Он приехал, кажется, я видел его тогда в последний раз. В Крыму он оказался, потому что в борьбе Берии с Меркуловым занял какую-то не ту позицию. Его любимая дочь, моя старшая сестра, и его старший брат говорили мне, что отец неоднократно хотел застрелиться. Семье было бы легче. Его арестовали, когда стали брать всех, кто близок к Берии.

Полностью интервью Юлии Мучник и Андрея Филимонова с Валерием Родосом читайте на на сайте Радио Свобода

Оригинал — svoboda.org

Главный тренд года – появление альтернативных источников информации, заметно подтачивающих монополию ТВ. Прежде всего, это видеоблог Юрия Дудя. Герой русского YouTube, похожий на среднестатистического хипстера, менее чем за год набрал сто миллионов просмотров. Ирония судьбы в том, что он занимается самым что ни на есть телевизионным делом, то есть классическим интервью. К эфиру готовится тщательно и допускает лишь одно отступление от канона – щедрый мат, иногда мотивированный сюжетом, иногда не очень. Эффект Дудя поучителен. Похоже, теперь успехом награждается не присутствие, а отсутствие на ТВ.

2017-й войдет в историю как год сверхъестественных пропагандистских успехов. Левада-центр опубликовал социологическое исследование о том, что великодержавное настроение россиян достигло исторического пика. 64% респондентов верят в исключительность державы. Без адской телемашины, которая обрабатывает публику круглосуточно (включая ночные повторы), такие цифры были бы невозможны. Мессианство неотделимо от изоляционизма по типу доктрины аж времен Крымской войны: «Россия – осажденная крепость». Появился и новый вектор движения политической мысли: никакой демократии в природе не существует. Хотя и эта мысль не нова, её сформулировал обер-прокурор Синода Победоносцев почти полтора столетия назад.

Зато другой важный тренд – обработка электората силами двух фронтов, политическим и таблоидным, – чисто российское изобретение. И еще неизвестно, что эффективней для затуманивания мозгов – сага об «укрофашистах» или сага о разводе Джигарханяна и его Виталины. Главная новинка сезона – приход интеллигентов, двух Дмитириев, Борисова и Шепелева, в таблоидные форматы. Рвение неофитов, с благородными лицами превышают все известные образцы пошлости и мерзости.

Выдвижение в президенты молниеносно обеспечило Ксении Собчак вторую (после Путина) позицию в рейтинге упоминаемости. Но почему-то мало кто обратил внимание на главную цель потенциального кандидата: «Хочу перевернуть шоу». И только за одно это желание следует благодарить Ксению Анатольевну. Кое-что ей уже удалось сделать. «Крым не наш», – заявила Собчак, и Останкинская башня не рухнула. Зато рухнул Шейнин. Он так вдохновенно (он все делает вдохновенно) проиграл бой Ксении Анатольевне, что его следовало немедленно отстранить от эфира за непрофессионализм. В поединке с Шейниным Собчак мужественно, вопреки глумлениям, олицетворяла здравый смысл. И здравый смысл неожиданно победил.

Читайте размышления Славы Тарощиной о телеитогах 2017 года на сайте Радио Свобода

Оригинал — svoboda.org

Сегодня «сирийский гамбит» Путина предоставляет ему видимость победы (эдакий эрзац победы, коль скоро другие основания для торжества отсутствуют), которая так необходима как доказательство силы обессилившей российской власти. Сирийская «победа» является для Кремля предоплатой для возврата к диалогу с Западом. Этот диалог должен позволить развязать «украинский узел», который является основным камнем преткновения для восстановления кровоснабжения российской системы за счет Запада.

Чувствуется, однако, что российская власть не уверена, каков должен быть баланс «кулака» (то есть демонстрации силы) и «объятий» в отношениях с Западом. Этот баланс зависит от того, как в России понимают состояние Запада. Судя по всему, некоторые считают, что Россия снова «на коне», а Запад оказался «проигрывающим в стратегическом соревновании». Вот что думает Сергей Караганов: «Россия оседлала волну истории, которая пришла к финишу пятисотлетнего господства Запада и побежала впереди». Хмм… Западные санкции в отношении России – это что? Доказательство проигрыша Запада? Какая забавная логика! Вячеслав Никонов с упоением рисует грандиозную картину возвращения России в первый эшелон, предлагая начать строить «концерт» великих держав и мечтая о «доверительном партнерстве» с США. Европа пребывает в замешательстве, и кого-то среди европейцев можно соблазнить возможностью выступить на «концерте». Но США консолидируются на идее «Россия токсична», так что заставит Вашингтон вернуться к «доверительности» в отношениях с Москвой?

Если Кремль прислушается к победным тромбонам, да еще поверит в готовность Запада к попустительству, то дела плохи. В таком случае у российской правящей команды может вновь возникнуть искушение прощупать, есть ли у Запада мускулы. Тем более что у Кремля возникла проблема с новой идеей легитимации. Путин уже перепробовал несколько ролей: Стабилизатора, Модернизатора, Военного Лидера. Теперь пытается освоить роль Миротворца, предлагающего миру выход из новой холодной войны. Но для того, чтобы эта роль не подорвала самодержавие, ему отчаянно нужно отступление Запада!

Если Запад не готов дать Кремлю возможность ощутить победу, можно попытаться принудить западных лидеров к этому угрозой побить в их окнах стекла. Российская тактика принуждения к любви была вплоть до нынешнего времени вполне успешной. В кремлевском «инструментарии» еще остались средства принуждения: и обещание перевести российскую экономику на «военные рельсы»; и угроза выйти из Договора по РСМД. Этого в принципе достаточно для того, чтобы у западной элиты затряслись поджилки. Если дело пойдет в этом направлении, то Россия вновь превратится в осажденный лагерь – даже вопреки желанию элиты, которая предпочла бы устроиться в другом, враждебном лагере. Не забудем, однако, чем завершилось предыдущее лагерное противостояние – крахом СССР.

Читайте размышления Лилии Шевцовой на сайте Радио Свобода

Читайте размышления Андрея Пионтковского на сайте Радио Свобода.

Принятый почти единогласно Конгрессом и крайне неохотно подписанный Трампом закон о санкциях против России – это объявление вне закона всего российского политического руководства, которое аккумулирует в Соединенных Штатах свои сокровища. Финансовой разведке США поручается в течение 180 дней выявить все активы, принадлежащие верхушке российского правящего класса, и обнародовать эти данные. После чего будут применены действующие в США законы по борьбе с отмыванием капиталов, нажитых преступным путем. Это принципиально новый характер отношений США с путинским режимом.

В гибридной мировой войне наметился явный перелом. Никакой «Ялты» не предвидится. Петля санкций, включая конфискацию «путинского триллиона», затягивается на шее кремлевских клептократов. Надо срочно менять динамику поведения. И Путин как азартный игрок бросает на кон новую карту: на сцене появляется Его Превосходительство Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Соединенных Штатах Америки генерал армии Анатолий Иванович Антонов (включен в санкционные списки ЕС, Украины, Канады). Задача Его Превосходительства – резко повысить уровень политического шантажа. Отныне г-н посол будет принуждать страну пребывания к «Ялте» и к гарантиям неприкосновенности кремлевского общака уже не угрозой появления новых царнаевых с самодельными бомбами, а перспективой ядерного апокалипсиса в американских мегаполисах. И, разумеется, все в том же духе конструктивного сотрудничества, общих интересов, благородных традиций антигитлеровской коалиции – из нашей общей истории вы должны помнить, как во время Второй мировой войны мы объединились против фашизма.

В двух своих дебютных выступлениях: на встречах в World Affairs Council в Сан-Франциско 29 ноября и в Стэнфордском университете 1 декабря товарищ генерал навязчиво продавал американской аудитории влияние Москвы на северокорейское руководство, вновь и вновь возвращаясь к мысли о том, что без содействия России США не смогут обезопасить себя от северо-корейской ядерной угрозы: «Россия является постоянным членом Совета Безопасности ООН и второй крупнейшей ядерной державой. Мы готовы предложить свою помощь в переговорах с КНДР, поскольку тоже обеспокоены растущим ядерным потенциалом Северной Кореи. Также мы можем помочь США в борьбе с «Исламским государством».

Ну, что касается влияния Москвы на Пхеньян, то кто бы сомневался! Путин лично выступает на международной арене неутомимым лоббистом ракетно-ядерной программы Ким Чен Ына. С каждым новым взлетом северокорейской технологической мысли у экспертов остается все меньше сомнений в российском обеспечении стремительного прогресса Пхеньяна последних лет. Официальное расследование кремлевского ракетно-ядерного следа проводится сейчас в Конгрессе США. Но не отшатнутся ли конгрессмены от выводов собственного расследования, как это сделали их коллеги три с половиной года назад после их визита в Москву по следам бостонского теракта? Кстати о скандальных обстоятельствах того визита многое мог бы рассказать тогдашний посол США в России Майкл Макфол. Тот самый, который организовал калифорнийский вояж Антонова, представлял его в Стэнфорде и, если верить российским источникам, просил товарища генерала поспособствовать снятию с него, Макфола, скучающего по Москве, несправедливых кремлевских санкций.

Лубянская операция «ядерный офшор» является по-своему гениальной. Подложив американцам межконтинентального ежа в штаны, Москва через 55 лет после Карибского кризиса снова расставила на доске фигуры проигранной ею тогда партии, но на этот раз в гораздо более сильной для себя позиции. Она ведь не несет теперь никакой ответственности за действия своего ядерного офшора, она может лишь великодушно предлагать США свою помощь. На определенных условиях, разумеется. Первым заявлением Джона Кеннеди в дни кризиса были слова: «В ответ на ракетный удар с территории Кубы США нанесут полномасштабный ядерный удар по СССР». У Хрущева ведь не хватило тогда наглости ответить: «Мы готовы предложить вам свою помощь, господин президент, в переговорах с Кубой, поскольку тоже обеспокоены ее растущим ядерным потенциалом».

Читайте размышления Андрея Пионтковского на сайте Радио Свобода.

Оригинал — svoboda.org

Меня же поразила абсурдность происходящего в Сретенском монастыре, и ощущение странного спектакля в прямом эфире, действа для определенной группы зрителей, не оставляющее меня с самого начала этой конференции, после выступления патриарха только усилилось. Между тем сам «спектакль» близился к развязке, и в конце дня стало понятно, для чего все затевалось. Следователь по особо важным делам СК РФ, полковник Марина Молодцова, блондинка в синем мундире, возглавляющая следственную группу, подвела итог всему сказанному. Она заявила, что по-прежнему продолжается работа с версиями произошедшего в окрестностях Екатеринбурга, в частности, изучается вопрос о полном уничтожении тел с помощью огня и кислоты в районе Ганиной Ямы.

Сообщила Молодцова и о назначении психолого-исторической экспертизы, которая должна поставить точку в стародавней дискуссии, не являлся ли расстрел царской семьи ритуальным убийством. На такой версии, в частности, настаивает православный историк Петр Мультатули, называющий себя правнуком повара царской семьи Ивана Харитонова, также погибшего в 1918 году. Заявление следователя Молодцовой подхватил и владыка Тихон Шевкунов. «У нас самое серьезное отношение к версии ритуального убийства. Более того, у значительной части церковной комиссии нет сомнений в том, что это так и было», – сказал он. Как только эта фраза появилась на лентах информационных агентств, разгорелся скандал. Заговорили о «деле Бейлиса», запахло кондовым антисемитизмом.

На следующий день Тихону Шевкунову пришлось оправдываться: «Наблюдая за шумихой, мы видим, как фабрикуется проблема, как она высасывается из пальца и становится фактором дестабилизации общества. За все время конференции никто не упомянул ни о национальности расстреливающих, ни об их религиозной принадлежности. Речь в тот день шла о новых большевистских ритуалах. И вдруг мы видим даже не нападки, а целую кампанию, где Русскую церковь обвиняют в антисемитизме… Доходит до того, что либеральные журналисты и некоторые сенаторы (имеется в виду сенатор Людмила Нарусова, которая возмутилась такой трактовкой вопроса. – РС) чуть ли не требуют изучать все версии, кроме этой одной. Они понимают последствия подобных предложений, понимают, кому они оказывают медвежью услугу? Мы на эту провокацию не поддадимся. Глава Федерации еврейских общин России Александр Борода мне звонил и, насколько я понимаю, удовлетворен нашей позицией, он понял, что все передернуто».

Умение отца Тихона Шевкунов «переводить стрелки» по принципу «сам дурак» известно. Но в этом случае получилось неубедительно. А главное непонятно, зачем было так подставляться? Зачем было подставлять церковь? Патриарх Кирилл пообещал, что на Архиерейском соборе будет дана оценка теме «екатеринбургских останков» и церковь решит, как к ним относиться. Никакой официальной оценки дано не было. Стало быть, расследование СК продолжается, версия о ритуальном убийстве проверяется в энный раз. И как бы ни оправдывался владыка Тихон, его заявление понимается именно как антисемитское и черносотенное. Таковым оно останется в истории, даже если сам владыка не антисемит и не черносотенец, а просто заигрывает с теми и другими.

Читайте размышления Зои Световой на сайте Радио Свобода

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире