svetlana_sorokina

Светлана Сорокина, журналист

23 августа 2010

F
23 августа 2010

Новое назначение

Некто Цуканов предложен президентом на должность губернатора Калининградской области.

«Некто», – поскольку большинству из нас он категорически не известен, а краткая биография, сопровождающая информацию о назначении, вызывает легкое недоумение: родился в 1965-м, а следующая веха жизненного пути (институт) появилась только в 1999-м!
Видимо, тридцать три года на печи сидел, в лучших традициях. Зато потом, спохватясь, мотался за знаниями по всей стране, – учился предпринимательской деятельности в Москве и Казани, а диссертацию почему-то защитил по психологии.
Ну, и по партийной линии успешно двинул. А партия двинула его.

Недавно поменяли и губернатора Ханты-Мансийского округа.
Александра Филипенко, непенсионного возраста, поменяли на Наталью Комарову, которой в этом году аккурат пора на пенсию. Среди ее основных заслуг – работа над тем самым Лесным кодексом, принятие которого привело к пожарному кошмару этого года.

Можно сто раз логично объяснять преимущества назначения губернаторов.
Однако именно назначения не дают возможности загодя рассмотреть и обсудить будущего руководителя, задать вопросы, сравнить с другими претендентами, в общем, поработать гражданами-избирателями.
Но! Не доверяют нам эту роль, не справимся, маленькие еще…
И в ближайшие сто лет не повзрослеем.

А где-то в кулуарах и кабинетах какие-то дяди прикидывают незримые миру достоинства новых претендентов на руководящие посты.

Оригинал
11 августа 2010

Месяц в деревне

Очередной отпуск решила провести в родных краях. Обычно в июле в Подмосковье очень даже душевно, опять же, речка у нас имеется недалеко от дачи и большое поле, пока не застроенное выкупившим его банком.

Нет, совсем на месте мы сидеть не собирались, были запланированы поездки к друзьям, с которыми договаривались и строили планы еще с зимы. Друзья живут в Нижегородской и Тверской губерниях. Ну, в общем, вы понимаете…

Давно не жила в таком постоянном, многодневном и безнадежном ожидании похолодания. К началу августа оказалось, что это не самое страшное, — страшнее, когда нечем дышать. Совсем ужасно, когда ночью приходит рыдающая дочка, давится кашлем и твердит «не могу»...

Лужков сегодня сказал, что «Москва выдержала жару», имея в виду работу городских служб. Интересно, что должно было произойти, чтобы он сказал другое?

Между тем, смертность в этот период возросла в два раза, а скольким людям это лето сократило жизнь, — еще только предстоит узнать.

Как-то не впечатляют полеты первых государственных лиц над горящими лесами, я вообще не понимаю, какие цели преследуют такие публичные действия: теперь что, пожарные лучше будут работать или дождь пойдет? Или всего лишь граждане должны увериться, что в деле борьбы с огнем участвуют все до последнего (и первого) чиновника России?

Так меня лично больше бы устроила их работа по скорейшему исправлению Лесного кодекса, которым они угробили систему лесного хозяйства родины!
А как вы провели это лето? И какие мысли приходят в голову в жару?

Оригинал
По этому красивому принципу строится пенсионное обеспечение в большинстве стран: ныне работающие обеспечивают тех, кто уже отдыхает от трудов праведных.

Пенсии – великое достижение цивилизации.
Как вы понимаете, еще совсем недавно государство (любое) о судьбе своих нетрудоспособных граждан не задумывалось вовсе. Копили, как могли, на старость, рожали детей побольше, чтобы хоть кто-то дожил до взрослого состояния и смог поддержать родителей. Продолжительность жизни была невысокой, и население той же Европы (и Азии), долгое время было преимущественно молодым.

Достижения в области медицины внесли изменения в сложившуюся картину мира: жить стали дольше, рожать – меньше.
Во многих странах повышается тот возраст, с которого государство готово брать на себя пенсионные обязательства.
И наше родное государство, – не исключение. А что делать?

Лично я не слишком озабочена перспективой повышения пенсионного возраста, поскольку на нашу пенсию (даже хорошую!) все равно не прожить.
Можно только влачить существование. Поэтому я (и многие другие работающие люди, наверняка) имею внутреннюю установку – работать, пока не упаду. Или вдруг не получу наследство, хотя это вряд ли – не от кого.

Между прочим, все не так уж грустно: мои старшие друзья, продолжающие активную деятельность, гораздо бодрее своих отдыхающих сверстников.
И с головой – полный порядок, голова любит, когда ею пользуются.

А что вы думаете о предстоящем повышении пенсионного возраста?

Сегодня (в четверг) в 19-30 в программе «Гражданская оборона» буду говорить об этом с Игорем Юргенсом и Андреем Исаевым.

Оригинал
29 июня 2010

Юбилейное

На белые ночи в Питер я стараюсь приезжать каждый год.
Удивительное время, светло очень, точнее, прозрачно как-то: «...и все перламутром и яшмой горит, но света источник таинственно скрыт». Ежегодный бонус за свинцовое небо, моросящий дождь и серые дома.

В этом году съездить не получилось.
Может, и к лучшему, поскольку уж очень много событий навалилось на мой родной город: экономический форум, выпускные балы («алые паруса»), 300-летие Царского Села.

В Царском я родилась.
Не триста лет назад, но уже тоже достаточно давно. Моя бабушка родилась там же в 1901-м, так что всего три поколения нашей семьи прожили в Царском Селе более трети отмечаемого срока.

Друзья рассказывают, что праздновали пышно, богато.
Приготовления я и сама видела, когда приезжала весной. Фасады (и не только дворцовые) покрашены, дороги отремонтированы, на центральной площади как-то стремительно отстроили порушенный сов. властью Собор. Даже небольшую пушечку, которая, сколько помню, стояла на краю города в память о линии фронта, выудили из-за деревьев и поставили на большой бетонный постамент…

Говорят, пушкинский ЗАГС нынче стал самым престижным местом бракосочетаний.
Мода…

Народу в прошедшие выходные приехало очень много, местные жители не знали, как пройти по улицам.
Не обошлось, разумеется, без мероприятий «для своих», – даже в Екатерининский парк не пускали, не говоря о дворцах…

Некстати вспомнила, что моя бабушка, девчонкой, видела царскую семью, проезжавшую по парковой аллее в открытой коляске.
Оцепления не выставляли.

Как относиться к нашей российской любви к датам и торжествам?
Ведь реально почистили-подновили-отреставрировали. Неужели нельзя было все это делать просто так, без повода?

У меня иногда создается ощущение, что Питер старается что-то побыстрее ухватить и освоить, пока у власти его уроженцы…
Но, судя по всему, они надолго, можно не торопиться.

Оригинал
Когда слушаю рассуждения о проекте века под названием Сколково, вспоминаю анекдот про незадачливого папашу, который тоскливо смотрит на своих многочисленных, грязных и крикливых детей, и думает: этих отмыть, или других нарожать?

В данном случае принято решение нарожать новых.

Президент с группой заинтересованных лиц пребывает нынче в калифорнийской силиконовой долине, где, как известно, наполовину «наш народ».
Медведев даже общаться с молодыми учеными может на родном языке. В Калифорнии, оказывается, почти полмиллиона тех, кто в свое время уехал из Союза, или их потомки.

Как же постаралась наша родина, чтобы столько людей с хорошо устроенными мозгами уехало в дальние края!
И продолжает уезжать…

На полях будущего научно-практического центра Сколково еще трава по пояс, а вопросов у нас пруд пруди: почему выбрана именно эта дорогущая территория?
Что там будет построено? Кто там будет жить и работать? Неужели приедут в этот город солнца лучшие мировые умы? Какого рода результат будет считаться позитивным? Сможем ли мы внедрить и продать предполагаемый продукт жизнедеятельности кремниевой долины? Можно ли рассчитывать на то, что наша уникальная и непобедимая коррупция не сожрет выделенные деньги еще по недальней дороге от Москвы до Сколково?

Территория эта должна стать государством в государстве.
Даже милиция, вроде бы, какая-то особая будет, умная-красивая-честная. Где такую возьмут?
Не иначе уже сейчас, срочно, надо закладывать специнкубатор для выращивания новой породы сотрудников МВД. И таможни. И управленцев. И…

Если быть оптимистом, можно дофантазироваться до того, что Сколково может стать катализатором процесса обновления всей страны!
Вы в это верите?

«Инновация или профанация?» – так назвала я разговор в студии «Гражданской обороны».
Сегодня, в 19 часов.

Оригинал
16 июня 2010

Каменный век

Все последние дни читаю сообщения о том, что происходит в Киргизии.
Не только официально-информационные, но и те, что пишут в И-те жители несчастного юга республики.

Особенно потрясло вот это:
«На нас идут автоматчики. У нас только топоры и камни. Всем удачи».
Написал кто-то из осажденного узбекского района в Оше в момент самых страшных столкновений.

Мир тесен, и у меня тоже оказались знакомые в Оше.
Одна из них (киргизка) пережила погром (она утверждает, что нападавшие были не узбеки и не киргизы), у нее ранили сестру, она переправляла ее в безопасное место, чуть не погибла сама…

И все знакомые, живущие в Киргизии, спрашивают меня – словно я имею какую-то тайную информацию – будет ли Россия вводить войска?
С надеждой спрашивают, как о последнем шансе…

Политики уже говорят о Киргизии как о несостоятельной стране.
Страшно-то как, обреченно.

Когда-то давно, когда моя мама завершила обучение в ленинградском педагогическом институте, она должна была (по распределению) ехать учительствовать именно в Ош.
Мама уже собрала чемодан, когда из киргизского минобра пришло сообщение о том, что к ним направили слишком много молодых учителей,— нет вакансий и нет жилья.

Мама осталась в Питере, а ведь кто-то из ее бывших соучеников (их дети и внуки) сейчас переживают весь этот ужас.

Оригинал
Вчера вечером на «Эхе» разговаривала с Андреем Макаревичем.
Вот ведь ирония судьбы: готовишься поговорить с художником о его творчестве, о предстоящих концертах и выставках, а жизнь подбрасывает совсем другие темы для разговора…

Ну да, я имею в виду недавний разговор с премьером в петербургском театре.
Собственно, все-все реплики, пришедшие на сайт программы, были на одну и ту же тему, сформулированную когда-то давно самим Макаревичем: «не стоит прогибаться под изменчивый мир…».

Почему спонтанное выступление Юры Шевчука поддержал только Олег Басилашвили?
Неужели вопрос о бездомных собаках важнее? Почему так нехорошо комментировал Андрей произошедшее на встрече?

Макаревич устало отвечал на вопросы, и ответы сводились к простой формуле – встреча была посвящена вопросам благотворительности, вот о ней и надо было говорить, а не задавать риторические вопросы…
А все, что хочу сказать обществу и властям, – в моих песнях.

Вот я и задумалась о риторических вопросах и вполне бессмысленных (с точки зрения трезвомыслящих людей) акциях протеста.
Зачем нарываться? Спрашивать, заранее зная демагогический ответ, протестовать, рискуя получить по голове дубинкой или ковшом экскаватора? Какой прок?

В Петербурге власти не желают слышать протестов жителей города и будут-таки строить «газоскреб» на Охте.

В Москве вот-вот снесут последние постройки в охранной зоне Храма в Кадашах.
Несмотря на отчаянные протесты общественности.

Буду говорить об этом сегодня вечером в программе «Гражданская оборона».
О Кадашах, об отношении к историческому наследию, о пользе или бесполезности наших протестов.

Оригинал
Так получилось, что в течение последних нескольких дней я сталкиваюсь с этой темой – отъездом сограждан за пределы нашей родины.

В МГУ, где я иногда бываю на журфаке, узнала, что несколько выпускников (самые талантливые) умудрились найти себе работу за границей или в западных изданиях здесь, но с прицелом «на выезд».
Согласитесь, журналисты – не самые востребованные специалисты в мировом сообществе, устроиться на работу сложно. А вот, – поди ж ты…

Мои знакомые, с которыми давно не виделась, сообщили, что хотят купить недвижимость где-то в Прибалтике, поскольку там можно вскоре получить вид на жительство, а там, глядишь, и в Европу можно будет перемещаться свободно.
Да и жить в Балтии хорошо.

А тут еще вчера Президент заявил, что мы (Россия) направили в Евросоюз предложение отменить визы.
По физиономиям европейских чиновников нельзя было понять, так ли они этому рады, но Медведев был полон энтузиазма.

А я задумалась: что случится, если доживем до отмены визового режима?
Кто приедет к нам? Кто уедет от нас? Не станет ли это проблемой для России? Или проблема уже есть: по самым примерным подсчетам, каждый третий молодой человек мечтает жить и работать вдали от родных берез.

Я позвала в программу «Гражданская оборона» политолога и экономиста Михаила Делягина и главу думского комитета по делам молодежи Павла Тараканова.

Если миграционные мысли бродят и в вашей голове, или, наоборот, вы имеете соображения, как сократить отток соотечественников за границу, – пишите.

А в четверг, в 16 часов, смотрите наш разговор.

Оригинал
Как только приезжаю в Питер, обязательно стараюсь побывать в Царскосельском Софийском соборе.
Не от чрезвычайной религиозности, а потому, что с этим храмом связаны многие события моей жизни.

Во времена моего далекого детства в Пушкине (Царское Село) не было ни одного (!) действующего храма.
До определенного момента мне это обстоятельство не казалось странным, но, по мере взросления, я стала интересоваться историей своего города и, естественно, узнала о том, что до революции здесь было много культовых сооружений.

Моя бабушка Антонина Ивановна рассказала, как венчалась в Федоровском соборе, чьи развалины я могла рассматривать у входа в парк.
После того, как меня приняли в пионеры возле памятника Ленину, в центре города, мама сообщила, что раньше на этом месте стоял большой Екатерининский собор, и даже показала фотографию в старой книге…

Софийский собор в той книге тоже был, – большой, строгий и красивый, построенный Чарльзом Камероном в стиле раннего классицизма.
Ко времени моего детства он был здорово разрушен. Так и помню: обвалившиеся фасады старого здания посреди пустыря, заросшего бурьяном…

Представить себе не могла, сколько всего произойдет на моих глазах, как изменится, в том числе, родной Пушкин!

Первым из храмов возродился именно Софийский собор.
Молодой настоятель отец Геннадий проделал какую-то немыслимую по масштабам работу, и сегодня, помимо храма, восстановлена колокольня, церковные пристройки, в которых разместились гостиница для паломников и воскресная школа. И храм, где венчалась моя бабуля, восстановлен, и даже Екатерининский собор вновь построен на месте памятника Ленину (несколько лет назад злоумышленники стащили памятник с постамента, а затем и увезли куда-то…).

Мне эта созидательность долгие годы так нравилась, что спроси меня кто-нибудь еще недавно: а не нужно ли передать в эти храмы старые иконы и церковную утварь из музеев? – ответила бы – ДА!

И вот новость:
«…законопроект о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в региональной или муниципальной собственности, будет внесен на рассмотрение Государственной Думы до 10 июня и может быть принят уже на весенней сессии…».

Стала интересоваться вопросом, и оказалось, что не так все просто, не так очевидно.
Какое имущество? В чье конкретно ведение? Под чью ответственность? А главное – на каком основании, ведь к 17-му году у Церкви, как ни странно, собственности практически не было, – все принадлежало государству?..

Почему именно теперь власти решили спешным порядком избавиться от того, что, по большому счету, принадлежит всем нам, гражданам страны?

Не все очевидно в законопроекте.
«Отдельные формулировки нуждаются в уточнении», – говорят и чиновники, и представители Церкви.

Эту тему буду сегодня обсуждать с моими гостями в студии «Гражданской обороны», в шесть вечера.



Это – только что отстроенный Екатерининский собор, новодел, но точная копия старого храма, взорванного в 1939-м году.
На этом самом месте, в центре сквера, уже после войны, поставили памятник Ленину.

Оригинал
Странная какая-то история с обращением Союза жителей Кузбасса.

Есть текст, есть вполне понятные и внятные требования, есть дата грядущих народных выступлений.
С другой стороны, появились сообщения (и не только от властей) о том, такой организации вроде бы и нет как нет…

По-моему, если СЖК и не было, он мог появиться именно сейчас, и нет ничего удивительного в том, что «проверка IP выявила адрес в Индонезии» – люди шифруются, чтобы избежать неприятностей.

И требования шахтерские не выглядят домыслами заинтересованных политиков, – не случайно, переходя из блога в блог, они обрастают дополнениями и уточнениями: в одном прочитала пожелание не взимать алименты с северных надбавок, в другом – не пригонять ОМОН из других городов.

В любом случае, ситуация в регионе тревожная.
Жители будут отстаивать свои требования, власти – разгонять митинги и делать вид, что ничего такого не происходит.

Вспомнила протестные выступления пенсионеров времен «монетизации льгот».
На центральных каналах информация об этом появилась только через две недели (!), когда правительство сообразило, наконец, что «замять» не удается и не удастся.

А еще вспомнила интервью с Владимиром Путиным, сделанное 9 августа 1999 года, в день назначения его исполняющим обязанности премьер-министра.
Я тогда спросила, как он будет действовать, если люди где-нибудь опять на рельсы выйдут и сядут?

Путин ответил вопросом:
– Так выйдут или сядут?
– Выйдут и сядут… – я уже догадалась, что будет сказано дальше.
– Сядут, сядут – подтвердил новый премьер, – те, кто будет дестабилизировать ситуацию в стране, – сядут.

Интересно, а ВВ помнит свой тогдашний ответ?
И поменялись ли его взгляды и методы за прошедшие почти одиннадцать лет?

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире