– Как Вы относитесь к тому, что судью вызывали к его, судейскому, начальству?
Непосредственно перед началом оглашения приговора?

Я никак не относилась, поскольку ничего про перемещения Данилкина не знала, и где и с кем он объяснялся, а также в чем клялся, – судить не могла.

Народу сегодня было много.
Мы спросили у милицейского офицера, стоявшего возле пока еще пустого автозака, сколько, на его взгляд, собралось людей? Он ответил, что – человек пятьсот, не меньше.

В толпе мелькали знакомые лица, – политиков, журналистов.
Кто-то со съемочной аппаратурой или диктофоном, кто-то просто так, – не по работе. В зал, где оглашается приговор, попасть было нереально. Наташе пришла смс-ка от коллеги из «Новой» о том, что она сидит в зале, но для этого пришла к зданию суда в половине седьмого утра…
Потом коллега сообщила, что съемочные камеры из зала выставили, что приговор – обвинительный, что с улицы слышны скандирования «свободу!» и «позор!».

Кто-то запасливый достал термос и пластиковые стаканчики, и мы стали передавать друг другу горячий чай.

В какой-то момент резко увеличилось количество милиционеров, появились «космонавты» (омон в шлемах), они оттеснили всех с проезжей части и стали вылавливать тех, кто был с плакатами и кричал что-либо конкретное про власти.
Два или три раза удалось отбить активную пожилую женщину с плакатом, изображающим президента и цитатой «свобода лучше чем несвобода».

На третий раз омоновцы осуществили маневр, зашли с тыла и, прихватив даму, поволокли ее в спецтранспорт, где уже сидели некоторые другие участники сегодняшнего собрания.
Машин, кстати, было много, можно было вывезти всех, кто стоял у здания суда.

Кто-то сообщил, что приговор занимает шестьсот страниц.
Скорее всего, чтение закончится именно 31-го, к празднику.

Размер подарка еще неизвестен, но, судя по всему, он будет весомым.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире