svetlana_sorokina

Светлана Сорокина, журналист

14 января 2017

F

Вот он, красавец, пока еще не окончательно воцерковленный. История города, уникальная история строительства самого собора, лучшая смотровая площадка… Когда-то здесь был маятник Фуко, а четверть века назад я снимала сюжет о том, как этот маятник убирали. Под временным потолком оказался замурованный серебряный голубь. Снизу— голубь, а вблизи— огромная птица… Я смотрела вблизи, а на зал собора— с огромной высоты и это было одно из самых ярких впечатлений! Ощущение полета: от высоты, красоты и собственной молодости. И от времени перемен, конечно же.

2664170

Несколько дней назад я познакомилась с волонтером, который последние два года был наставником у мальчишки-сироты из интерната. Общался, помогал, приглашал в свою семью как старший брат. И с его подопечным, Артемом, тоже познакомилась. Сейчас ему уже 18 лет, и весь последний год они вместе решали трудную задачу, — куда дальше идти учиться, кем быть? Листали справочники и сайты, звонили в самые разные учебные заведения, советовались, спорили…

Ваши дети еще учатся в школе? Вы уже знаете, куда они будут поступать? Хорошо, если так. Вы можете посмотреть на своего ребенка и вместе решить, что ему интересно, чего он хочет, есть ли у него какие-нибудь профессиональные склонности. Вы можете пригласить репетиторов, записать ребенка на подготовительные курсы, можете подключиться самим: мотивировать, заинтересовывать, подталкивать…

Как же трудно делать этот выбор! Моя дочь сейчас в восьмом классе, но уже требует от меня совета: к чему, на мой взгляд, она способна более всего?

А теперь представьте, что выбор за вашего ребенка делает система, не думая о том, что ему интересно, к чему он больше способен и какой он вообще. Ну, например, мечтает ваш ребенок стать ветеринаром, а система направляет его в столярный техникум. Просто потому, что системе так удобней.

А теперь представьте, что у вас нет права ничего возразить системе, — обсудить не с кем, репетиторов тоже нет, подготовительные курсы где-то далеко в больших городах, да и самому подготовиться нет никакой возможности. Есть только один путь для вашего ребенка, мечтающего стать ветеринаром, — в столяры.

Это я обо всех детях, которые живут в сиротских учреждениях во всех уголках нашей громадной родины. Интернаты пристраивают своих выпускников в училища, с которыми смогли договориться о сотрудничестве. Так и идут всем классом в столяры, маляры или трактористы. Хорошие специальности, но ведь не все подряд хотят работать именно трактористами. А выбора у них нет.

Кстати, Артем сейчас учится на повара-кондитера. Артем понял главное: человек может сам принимать решения, делать свой выбор! Но это в Москве, с наставником.

В регионах гонят детей в удобные для детского дома техникумы, да и в тех они не задерживаются. Попробуйте заставить своего ребенка в подростковом возрасте учиться там, где ему не хочется, и посмотрите, что будет. Среди выпускников детских домов есть ребята, которые могли бы учиться в высших учебных заведениях. Могли бы, да никто не дает, — другие стартовые условия, неравные возможности.

Нет, я не предлагаю в каждом городке или деревне, где есть интернат или приют, оплачивать штат репетиторов по всем предметам! И не надеюсь, что в ближайшие годы каждому ребенку найдется мудрый наставник. Но мы уже можем сделать огромный шаг. Мы можем поддержать проект «Дистанционное образование детей-сирот», и у старшеклассников появится возможность хотя бы двинуться в сторону своих интересов, обсудить с кем-то свои планы, получить дополнительные занятия по скайпу, получить помощь в подаче документов, выборе и сдаче экзаменов! Для этого нужен быстрый Интернет, координаторы и учителя, которые знают, как проводить занятия с учениками интернатов, они помогут и правильно сориентироваться, и уточнить свои возможности.

На это нужны деньги. Не слишком большие для начала решения такой грандиозной задачи. И дети смогут сделать свой свободный выбор.
И у детей появится шанс стать не только маляром, который потом будет с ненавистью белить ваш потолок, а ветеринаром по призванию, который потом спасет вашу кошку.

Поможем?

СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ

Оригинал

Случилась со мной, друзья, презабавная история. Ну, по крайней мере, поучительная. В том смысле, что вот знала в теории, как работают ребятки из желтой прессы, студентам рассказывала, знакомых предостерегала, но так, чтобы самой, на практике….

Короче, дело было так.

Отправила я дочку на море, отработала собеседования с абитуриентами, эфир на «Дожде» опять же, и решила, что имею возможность несколько дней посвятить своему немолодому (увы!) организму. В машине у меня два дня назад загорелось оповещение: «время записаться на техобслуживание!»
Врач в поликлинике уговорила лечь на несколько дней в клинику,— сделать полное обследование, витамины— массажи и пр. Не хотелось, но я себя уговорила…

....Когда утром раздался звонок из «life news» я, конечно, не обрадовалась, но довольно вежливо ответила, что вполне здорова. Собеседник уверял меня, что у меня инсульт.

Собственно, положив трубку, я поняла, что:

1) во всех московских клиниках есть те, кто стучит о свежих поступлениях;
2) надо готовиться к сообщениям о том, что я при смерти.

Позвонила родственникам, предупредила, чтобы не пугались. Посмотрела в окно, прикидывая, откуда смогут снимок сделать.

Они вошли в дверь.

Вначале это выглядело как анекдот: два молодых человека ввалились в палату (дождались, когда мне капельницу поставили), один встал в дверях (он и снимал), другой громко спросил: не здесь ли лежит Шмакова Татьяна, упавшая с высоты. Я спросила, кто они, получила ответ, что они страховщики и что ошиблись палатой. Ребятки быстро вышли, а я поняла, что с'емка состоялась.

Потом мне очень много звонили. Друзья перепугались, да и родня решила, что я что-то скрываю…. На звонки из разных изданий я просто перестала откликаться.

Я и не думала, что моя скромная персона может вызвать интерес желтой прессы. Вызвала — патологический.
В неважном настроении встретила пришедшего врача: кто тут у Вас стучит в «LN»? Он сказал, что не знает, но лично у него есть алиби— тетка работает на канале «Культура»...

Совершенно бессмысленно говорить что-то о границах дозволенного, о морали и совести. И обижаться смысла нет,— мы же не обижаемся на комаров и прочих кровососущих.

Подумалось исключительно о подлой молодости этих звонивших и снимавших. В грязи подрастают звезды новой журналистики.

... Когда они убегали из палаты, назвавшись страховщиками, я крикнула им вслед, что приняла их за гробовщиков. Они очень смеялись…

Постараюсь не болеть, жить долго и умереть неожиданно, без больниц.

Оригинал

14 апреля 2015

Умная помощь

Существует рейтинг благотворительности. Это список из 135 стран мира. Так вот Россия занимает там только 123 место (исследование «Рейтинг мировой благотворительности CAF за 2013 год). Мы, россияне, считаем себя и сострадательными, и доверчивыми, а при этом, знаете ли вы, что только 8% наших соотечественников хоть однажды кому-то помогли (опрос фонда «Общественное мнение).

Я сама, как, наверное, многие из вас, долгое время была сторонником адресной помощи. Когда ты знаешь конкретно, кому, почему и сколько. Но, если вдуматься, существует огромное количество проблем, которые не решить адресной помощью одному человеку. Сами подумайте: это социализация и образование подросших детей-сирот, проблемы стариков и инвалидов, людей, которые страдают редкими заболеваниями, и многое другое. И вот в этих случаях может помочь только системная, умная и профессиональная работа.

Подпишитесь на регулярные пожертвования в проект «Нужна помощь», и вы сможете помочь. Помочь умной и системной благотворительности в России. Всего 100 рублей в месяц. Это так просто. Присоединяйтесь!

Оформить пожертвование с банковской карты можно по ссылке: http://nuzhnapomosh.ru/x100/

Или отправьте смс со словами: SOS МЕСЯЦ 100 (где 100 сумма пожертвования) на короткий номер 3443.

18 декабря 2012

Отомстили?

Эта тема всплывает, как ржавая мина из глубины морской. Сколько помню, обсуждали мы: отдавать или нет наших детей на усыновление иностранцам? И Лахова, еще вполне молодая, энергично агитировала запретить, но как-то обходилось.

И вот теперь, в 2012-м, детям-сиротам отомстили за убийство Магнитского. Только у нас возможен такой странный поворот событий! Не знали, как уесть американцев, как им фигу показать, как ударить почувствительней? Они усыновлять не перестанут, будут больше брать детей из Казахстана, Украины, Китая… А наши пускай живут в детских домах и интернатах, потому что от депутатского патриотизма число отечественных усыновителей ни фига не увеличивается, а детей-инвалидов, братьев-сестер, детей-подростков и вовсе практически не берут.

А всем тем, кто Пастернака не читал, но готов поддержать этих идиотов в Государственной думе, хочу сообщить следующее: в наших сиротских учреждениях находятся не розовощекие плоды любви неосторожных студенток, чаще всего это дети, изъятые из семей алкоголиков, и очень часто это больные дети. Россияне таких в свои семьи берут очень редко, а иностранцы почему-то берут. И не для того, чтобы замучить из ненависти к нашей стране.

За двадцать лет американцы усыновили около 60-ти тысяч российских детей, несколько из них погибли. В любой стране есть подонки. Или у нас их нет? Только по официальной статистике в России гибнет две тысячи детей от жестокого обращения взрослых! Большинство — в собственных семьях.

Почему этот факт лаховы и прочие афанасьевы не принимают к сведению? Или в этом тоже виноваты иностранцы?

Обращение приемных родителей президенту и депутатам

Оригинал
Вчера, случайно, встряла с парой реплик в фейсбучный спор о нынешнем самочувствии православия.
Зря, конечно, встряла, поскольку договориться невозможно, а остановиться невозможно тоже. А в дверях дочка кричит, что в театр опаздываем. А мама в фейсбуке сидит. А говорит, что делом занята. Вздохнула и выключила комп.

Тем не менее, осадок, как говорится, от разговора этого остался.

Ну, во-первых, не очень я поняла сам посыл: усилились нападки на православие, якобы.
Мне это явление очевидным не представляется, даже наоборот – считаю, что церковь по всем направлениям наступает на светское государство. В школе – основы религиозного воспитания, в армии – батюшки и муфтии, по телеку – прямые трансляции служб (первые лица в первых рядах), музеи отдают то, что церковь требует…

Так в чем нападки?

Наверное, в том, что многие заступаются за молодых женщин, которые схулиганили в храме.
Мне эта их акция не понравилась, но считаю, что в тюрьму сажать никак не надо! Что за жестокость несоразмерная?

А еще, наверное, нападками считается обсуждение некоторых событий, связанных с Патриархом Кириллом.
Часы там дорогущие, ну и судебное разбирательство с Шевченко по поводу квартир в Доме на Набережной.

А почему, собственно, это обсуждение считается нападками?
Почему нельзя обсуждать? Достаточно того, что на больших федеральных каналах про все это – ни гу-гу, молчание полное. Или Патриарх – фигура неприкосновенная? Что ни сделает – во всем прав?

В фейсбуке я написала, что в наше время так мало авторитетов, что в лице иерархов хочется видеть нравственный пример.
Один товарищ тут же уличил меня в отсутствии самостоятельности – мол, вождь нужен. Чушь собачья. И я, и не только я, а многие нормальные и самостоятельные люди, не нуждаемся в вождях, но с радостью сверим свои настроения и поступки с мнением тех, кого считаем авторитетным и порядочным человеком.

До сих пор, даже после их смерти, я, например, мысленно разговариваю с теми, кого знала и уважала: с Дмитрием Лихачевым, Александром Менем, Зиновием Гердтом, Петром Вайлем, Георгием Чистяковым…
Как не хватает их, как жаль, что люди такого нравственного масштаба не живут сегодня рядом с нами!

Я не жду ничего особенного от тех, кто сегодня представляет нашу православную церковь.
Но, вместо того, чтобы кричать о нападках, сделайте по крайней мере так, чтобы не было стыдно за тяжбы, за драгоценности, за неоправданную жесткость…

Проявите себя по-другому, в делах милосердных, и народ, как говорится, к вам потянется.

Оригинал
Только что прочитала у коллеги, работающего во Франции, о том, что тамошний спецназ все-таки уничтожил террориста, подозреваемого в серии убийств. Коллега спецназ обругал, мол не могли живым взять, то же мне профи!

Задумалась об этом событии и, разумеется, в голову полезли примеры из нашей новейшей истории.
У нас разве в зале «Норд-Ост"а хоть один террорист уцелел? Ну один, чтобы хоть узнать, всю цепочку организации этого ужаса… Из-за этого факта до сих пор сомнения гложут: а все ли мы узнали и поняли про события на Дубровке?
Или вот по делу взрыва в Домодедово: следствие заявило о причастности 28-ми человек, большинство из которых убиты в ходе всяких спец-операций, а парочка -в бессрочном розыске… Правда ли, что все они имели отношение ко взрыву, или нет— кто ж знает!

Всегдашняя проблема: брать живым или прикончить на месте, хотя бы для того, чтобы еще кого-нибудь не ранил или убил?
Вряд ли французы прикончили тулузского стрелка сознательно,— у них тоже выборы на носу, а электорат такое завершение операции вряд ли одобрит. Скорей всего, господин случай.

А есть еще случай с Брейвиком. Он убил, если не изменяет память, 74 человека (сплошь молодежь), а ему, по суду, светит меньше 20 лет комфортабельной шведской тюрьмы! Это справедливо?

К размышлениям о преступлении и наказании в современном мире примешиваются белорусские казни… А это как? И есть ли уверенность в том, что тамошнее скоропалительное расследование выявило истинных виновников взрыва в метро?

В общем, в ближайшее время всем нам (и в разных странах) снова предстоит думать о том, что такое справедливость в отношении тех, кто сам на эту справедливость наплевал.

Оригинал
В день выборов одна моя родственница, округлив глаза и понизив голос, сообщила, что знакомые ребята из ФСБ рассказали ей страшное: мол, где-то в прохоровских владениях-предприятиях замурованы сто пятьдесят человек, вставших когда-то у него на пути! Кошмар в том, что неглупая молодая женщина с высшим образованием всерьез восприняла этот доморощенный триллер и пересказывала окружающим. В тот момент я подумала, что, наверное, Прохоров несколько популярнее, чем это предполагалось, и страшные слухи судорожно запускаются с целью охолонить публику. Впрочем, я даже благодарна этим слухам, поскольку не знала, за кого голосовать, а тут решила, что — за Прохорова.

В понедельник посмотрела на сайте результаты нашего избирательного участка. Оказалось, что мы с соседями отдали Путину около 38 процентов голосов, Прохоров на втором месте. В Москве и Подмосковье, где было немало грамотных наблюдателей, результаты сильно отличаются от общероссийских, не говоря уж о северокавказских достижениях…
Если верить данным независимых наблюдателей, которые мониторили результаты выборов, голоса все-таки перекидывали от одних к другим и, судя по всему, больше всего сперли как раз у Длинного. А он почему-то молчит. Неопытность или договоренности?

Утром слышу иронический рассказ корреспондента одного из центральных каналов о вчерашнем митинге на Пушкинской: «Организаторы митинга подавали заявку на его проведение задолго до самих выборов. То есть они заранее были уверены в том, что они будут нечестными?»

Да, конечно. А у вас были сомнения?

Оригинал
Накануне вечером Владимир Познер читал главы из своей новой книги «Прощание с иллюзиями». На английском книжка была написана двадцать лет назад, и только теперь автор взялся ее перевести и прокомментировать сообразно нынешним настроениям. То есть новый этап этого самого прощания…

У корреспондента «Дождя» не было необходимости придумывать вопрос. Она подходила к гостям и говорила: а когда вы сами простились с иллюзиями?

Я припомнила, что это произошло в два этапа— в 2001-м и 2006-м годах.
Из бывшего юкосовского дома приемов, где проходила презентация, мы вышли с Юрой Сатаровым. Я сказала, что из набора возможных перемен верю только в скорый приход весны, а он — что необратимы перемены в обществе. Процесс прощания с иллюзиями у каждого свой.

Оригинал
Одна знакомая вчера рассказала мне, что недавно была на встрече с премьером.
И была им очарована: как говорит! как слушает! И, главное, ей показалось, что он СЛЫШИТ и ПОНИМАЕТ каждого, с кем общается.

Я вяло покивала в ответ на ее восторг.
В ВВП есть, конечно, способность обаять собеседника, заставить поверить, что у лидера нации есть время и терпение вникнуть в то, что говорит простой смертный, даже карандашиком поводить в блокноте…

Есть еще такая психологическая ловушка — близость к власти.
Это когда простой смертный попадает в редкую для себя ситуацию, на самый «верх», к богам почти что. Немножко дух захватывает, немножко сам себя уважаешь, поскольку удостоился. И на встречу идешь весь такой гордый, и со встречи— расправив плечи.

Мне даже понятны нервные предложения рабочих разогнать митингующую интеллигенцию.
Чего не скажешь, чтобы сделать приятное собеседнику! (..."Только будь Ильич здоров, сладим любо-мило"...)

Это все понятно.

Не понимаю, когда речь идет о людях известных, знатных даже, тех, кому близость к власти вроде бы голову заморочить не должна.
И цену обаянию этому магнетическому тоже знать должны.

Зачем этот поход в доверенные лица?

Милые, дорогие, любимые,— зачем вам это?

Неужели так зависимы вы от благосклонности власти, от финансирования, от другой материальной конкретики?

Просмотрела список.

Несколько имен расстроили очень.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире