После приговора Pussy Riot и всего шума вокруг процесса меня часто спрашивают, а нет ли мыслей уйти из церкви?

Дело в том, что уходить сейчас, после всей истории с PR и после остальных инфоповодов этого и конца прошлого года — бессмысленно. Точнее, уходить ИЗ-ЗА, ПО ПРИЧИНЕ их.

Хотя пафос (в лучшем смысле этого слова) ухода именно сегодня мне понятен, я не готов согласиться с тем, что происходящее может быть ПРИЧИНОЙ ухода. У ухода могут быть другие причин, ок. Это может быть последней каплей — ок. Но первой каплей, или единственной (пусть и значительной) каплей — нет, не согласен.

Дело в том (может быть, вы этого и не знаете или не удосуживались узнавать — почитайте Карташова «Историю Русской Церкви», или Шмемана «Исторический пуст Православия», или, лучше, что-нибудь более существенное), дело в том, что все это было уже в Православии. Уже было. Настолько часто, что можно сказать, что всегда.

Присоединяясь к Православию, мы присоединились и к чудовищной, кровавой Византии. И к княжескому и царскому произволу в отношении к Церкви. И к синодальному правлению, хуже которого было только правление Церковью советское.

Ко всем ужасам, и компромиссам, и к екатериниской секуляризации, и к безумной истории с расколом. И к ВЧК-ГПУ-НКВД-МГБ во главе нашей Церкви… и к офицерам КГБ в рясах. И ко всему остальному…

Но это как-то не помешало нам стать православными. Более того — видеть и, главное, ощущать благодать в нашей, такой искореженной Церкви.

Проблема только в одном. В том, что мы теперь сами стали свидетелями и участниками того, о чем пишут учебники истории. Только в этом.

Ничего — принципиально — нового.

Тогда — почему – уходить СЕЙЧАС?

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире