Почитала расшифровку речи нашего президента на встрече с волонтёрами в Кремле . Первое неприятное ощущение — лексика. Почему в речи главного лица страны в разговоре с молодёжью такие обороты, будто он обращается к людям, сидящим на корточках у грязного подъезда? «Как только полиция зашла, в штаны наложил в прямом смысле этого слова. Ублюдок такой там сидит, понимаете, букашка, раздавить его не жалко..» — сказал Владимир Путин, рассуждая о пропаганде суицида в интернете среди несовершеннолетних. Разговор в целом имел канву вреда глобальной сети, которая, по мнению президента, должна «подчиняться моральным законам», иначе «общество разрушится». У меня вопрос: а самые моральные законы — это какие? Чья конкретно мораль должна лежать в основе таких законов? Если речь о моральных исповеданиях господина президента, то в ракурсе заявления о том, что интернет для детей — зло, хочется напомнить, что в интернете, например, собираются деньги на лечение тяжело больных детей в то время, как государство отказывается от своих гарантий по осуществлению медицинской помощи для них.

Теперь к суицидам и прочему. Тема пропаганды среди детей и их вовлечение во всякие опасности активно продвигается и обсуждается. Возникает вопрос — кто, как, а главное, зачем вовлекает? И если подумать хорошо и поискать информацию, то ответ будет очень неоднозначным или его не будет вообще. Дети добровольно уходят из жизни вовсе не потому, что им написал сообщение с призывом какой-то злодей. Это происходит по другим причинам: подавленное состояние вследствие жестокого обращения и насилия, семейное неблагополучие, межличностные и групповые конфликты и отношения, включая неразделенную любовь; страх не оправдать надежды и ожидания родителей, включая школьные оценки и сдачу ЕГЭ, невозможность справиться с возникшими трудностями и тягостными мыслями; психические заболевания, индивидуально-психологические особенности, влияние психоактивных веществ, аффективные состояния; неосторожность при демонстративном поведении, когда намерение совершить суицид демонстрируется специально с целью испугать зрителя и прочее. А не от того, что им написали «иди и сделай». Может ли такое сообщение послужить катализатором? Да, может. Значит ли, что причина в нём? Нет, не значит. Проблема детских суицидов гораздо глубже.

Такая же история и с «вовлечением в акции протеста». Подростки не выходят по указке блогеров. Они выходят, имея свою позицию по этим вопросам и, имея на неё полное право. Пусть эта позиция, может быть, у кого-то недоосмысленная, но она есть и может меняться или укрепляться. Зато дети выходят по указке на протокольные мероприятия в поддержку скреп, патриотизма и некоторых партий. И почему-то здесь вопрос их вовлечения властями опускается, независимо от того, что об этом думают сами дети и хотят ли вообще туда идти — надо идти и точка.

В рамках подачи той темы, которую обсуждал с волонтёрами Владимир Путин, заложены конфликты. В речи про неизвестных или несуществующих «ублюдков», которые «наложили в штаны» при приходе полиции и которых не жаль раздавить как «букашку», лично я считываю дегуманизацию, которая задает отношение. Когда без разбора ситуации, при отсутствии нормальной и работающей системы профилактики, защиты и помощи, проще прийти и «раздавить». Будто бы есть люди, а есть «букашки». Власть такой риторикой закладывает психологические бомбы, которые служат атомизацией общества. «Кто плохой? Он плохой! Раздавить!». А почему? А неважно, президент сказал, что таких надо давить. Каких — таких? А вот которые детей используют. Кто и как именно — разбираться не станем, но пошумим и накажем. Дети — мощный социальный триггер. И бесспорно, для многих — главный приоритет. Просто не надо подменять проблемы и понятия, говоря о защите детей. А если преследуются иные цели, то это лишь манипуляция, которая самим детям не помогает никак.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире