10:38 , 16 сентября 2020

Элла Памфилова: Мы не боимся признавать свои ошибки

Глава ЦИК в беседе с «Интерфаксом» подвела итоги последней крупной избирательной кампании в нынешнем составе

3316145
Элла Памфилова: Мы не боимся признавать свои ошибки
Фото: Пресс-служба

Москва. 16 сентября. INTERFAX.RU — Центризбирком проводит последнюю крупную кампанию: в марте у действующего состава заканчиваются полномочия. «Интерфакс» поговорил с главой Комиссии Эллой Памфиловой о том, как прошел единый день голосования, что удалось и что не удалось и каковы планы на будущее.

— Как Вы оцениваете прошедшую кампанию в единый день голосования — ЕДГ -2020?

— Пожалуй, как самую сложную для нас, но тем не менее, оценивая предварительные данные на сейчас, как одну из самых успешных.

Сложную, потому что, во-первых, практически не было ни дня, чтобы перевести дух после Общероссийского голосования, и готовиться к сентябрьским выборам пришлось в очень сжатые сроки.

Во-вторых, выборы в условиях пандемии потребовали существенных дополнительных мер по обеспечению санитарно-эпидемиологической безопасности. И в-третьих, чтобы обеспечить эту безопасность, мы вынуждены были принять решение о двух дополнительных днях досрочного голосования, предшествующих 13 сентября – используя свои полномочия, которыми нас наделил законодатель. Но при этом пришлось действовать в рамках «старого» закона, без поправок о многодневном голосовании, которые будут применены только на следующих выборах. И все возникшие противоречия между старыми нормами и новыми процедурами пришлось решать в ручном режиме, поскольку нормы «старого» закона рассчитаны на один день. Самая серьезная коллизия сложилась по наблюдению и наблюдателям, но мы нашли выход, дав возможность партиям и кандидатам создавать такой резерв наблюдателей, который позволил им полностью вести наблюдение в течение трех дней и на всех видах голосования. Также буквально в ручном режиме решали проблему с голосованием в образовательных учреждениях. В целом на плечи членов избирательных комиссий легла дополнительно огромная нагрузка, но в результате выиграли избиратели, поскольку для них мы создали условия для безопасного и доступного голосования.

— Вы подводили некоторые итоги работы ЦИК на последнем заседании. К этой кампании произошли принципиальные изменения?

— От кампании к кампании набирают критическую массу качественные изменения. Без ложной скромности скажу, что состав Центральной избирательной комиссии, который работает с весны 2016 года, очень динамичный. Мы открыты и готовы к использованию новых технологий. Основная цель, которую мы, начиная, определили для себя — вывести избирательную систему на новые уровни прозрачности, качества, доверия избирателей. И если сравнить уровень доверия к избирательной системе, который был в начале 2016 года, с сегодняшним, – очевидно, что он стал намного выше. Но мы не расслабляемся: и сами к своей работе имеем еще массу претензий, и критику по делу воспринимаем вполне адекватно. Мы не боимся признавать свои ошибки. А новые технологии — нам в помощь. Их применение как раз минимизирует возможности злоупотребления админресурсом, делает систему более прозрачной и открытой для контроля общества. Когда я поставила задачу избавиться от открепительных, как от «крепостного» права, то сначала не нашла понимания ни среди коллег, ни среди сотрудников ЦИК. Но в результате все увлеклись этой идеей и плодом наших совместных усилий стало наше самое уникальное детище — механизм «Мобильный избиратель».

Ввели QR – кодирование, что ускорило ввод протоколов в ГАС-"Выборы" на один-два порядка.

Заменили допотопный многостраничный бумажный рабочий блокнот – настольную книгу каждого члена избирательных комиссий, где подробно прописаны все процедуры голосования – на современный интерактивный электронный блокнот.

Увеличили в два с половиной раза количество КОИБов нового поколения.

Достижения нашего информационно-справочного центра Вы сами могли наблюдать: ход голосования, явка, подсчет голосов в онлайн-режиме; чат-бот «Валера», робот-ответчик «Сашенька» и прочие новшества, позволяющие во время выборов круглосуточно держать обратную связь с избирателями, отвечать на их вопросы, реагировать на сообщения о нарушениях.

Видеонаблюдение, цифровые участки для голосования, внедрение ДЭГ (дистанционного электронного голосования), электронного сбора подписей, электронной проверки подписей и ряд других новаций, над которыми мы работаем, чтобы исключить человеческий фактор там, где есть угроза для фальсификаций.

Много усилий положили на то, чтобы развивалось общественное наблюдение и расширялось наблюдательское сообщество, с которым у нас сложились партнерские отношения, поскольку это – гарантия чистоты выборов и достоверности результатов.

— Всю прошлую осень мы ждали результатов обсуждения рабочей группы в администрации президента вопросов, касающихся поправок в избирательное законодательство, в частности, о муниципальном фильтре. Эта история как-то заглохла.

— Да, я была инициатором решения этой проблемы, и мы с моими коллегами сделали для этого все, что было возможно, и даже более, чем. Но, поскольку ЦИК не обладает правом законодательной инициативы, то на заседании рабочей группы в АП я предложила оппозиционным фракциям: возьмите за основу наш вариант, на базе достигнутого компромисса с «Единой Россией» (предполагалось снизить фильтр до 5%, однако КПРФ и «Справедливая Россия» настаивали на его полной отмене для парламентских партий — ИФ). Но они между собой не договорились, поскольку когда все хотят разное, иногда встает вопрос: или все, или ничего. В результате получилось — ничего. Чтобы хоть как то сдвинуть ситуацию с мертвой точки, я обратилась к губернаторам и законодательным собраниям ряда регионов с просьбой снизить этот пресловутый фильтр. И многие прислушались, снизили, хоть и далеко не все. Но я полагаю, что точка в этом вопросе еще не поставлена. Все равно это придется решать: растет запрос на конкуренцию, которая и гарантирует выбор наиболее сильного кандидата, способного качественно решать проблемы людей. Избирателей все в большей степени раздражают кандидаты-слабаки, которые, чтобы обеспечить себе победу любой ценой, используют фильтр, как политический костыль, отгоняя им своих конкурентов. Он и как руководитель останется слабаком, не способным ни с людьми разговаривать, ни ответственность на себя брать.

— Вы недавно сказали, что не ожидаете досрочных выборов в Госдуму, но допустили, что будет обсуждаться, в какой именно месяц они будут проходить. А сами как к этому относитесь?

— Я тут прочитала некие конспирологические версии: как же так, Памфилова двусмысленно заявила, что, с одной стороны, досрочных выборов не будет, а, с другой стороны, она предлагает апрель?! Мое предложение не касалось конкретно грядущего апреля, я привела это как гипотетический вариант возможного решения проблемы.

Перед законодателем в любом случае встанет проблема разведения учебного процесса и голосования. Если оставлять проведение ЕДГ в сентябре, – надо подумать, как проводить голосование без ущерба учебному процессу. Если предусмотреть осенние или весенние каникулы одновременно во всех учебных заведениях, то можно было бы и выборы проводить в каникулярную неделю. Полагаю, что от этого все выиграют. С моей точки зрения, оптимальный вариант — это апрель, но, еще раз повторяю, это моя личная точка зрения, однако, решать не мне, а законодателям, и решать им в любом случае придется.

— Вы говорили, что дистанционное электронное голосование в общероссийском масштабе применить пока невозможно, а из Госдумы идут четкие посылы, что надо по всей стране проводить электронное голосование в 2021 году.

— Я никогда не говорила, что применять ДЭГ в масштабах всей страны невозможно. Я сказала, что сейчас мы еще к этому не готовы, но к этому стремимся. С одной стороны, поскольку это новая сфера и она сопряжена со многими вызовами, идем в этом направлении постепенно и осторожно. С другой стороны, — работаем весьма интенсивно. Есть стремление к тому, чтобы к грядущей федеральной кампании мы были достаточно подготовлены для масштабного проведения ДЭГ. Уточню – не взамен традиционного голосования, а наряду. После успешного применения ДЭГ на прошедших выборах в Курской и Ярославской областях, мы продолжим осуществлять пилотные проекты на разного рода выборах и местных референдумах, которые у нас проходят практически каждое воскресение. Это позволит на определенном этапе широко распространить ДЭГ в целом по стране. Если успешно решим эту задачу, то весь избирательный процесс будет существенно упрощен и станет менее затратен – отпадет необходимость в досрочном голосовании и голосовании вне помещения. Сократится в результате и голосование на дому, а санитарно-эпидемиологическая безопасность будет гарантирована голосующим дистанционно автоматически. Вот такая перспектива.

— Не можем не спросить Вас о конфликте с «Голосом». Во время общероссийского голосования вы довольно много их критиковали, они критиковали вас. С чем связано изменение вашего отношения к этому движению?

— Нет никакого конфликта — назрели принципиальные политические расхождения по ряду вопросов. Подчеркиваю – политические, поскольку большинство из тех, кто позиционирует себя, как независимого наблюдателя «Голоса», на самом деле являются частью либеральной политической оппозиции. А это, естественно, влияет и на ряд претензий в наш адрес с их стороны. И что такое «Голос» сейчас? Кого вы имеете в виду? Это очень разные люди. У меня не может быть конфликта со всем «Голосом», тем более, что у них нет юридического лица. Я знаю нескольких экспертов, и некоторых из них очень ценю. Того, кто далек от политики, абсолютно погружен в избирательный процесс, является отличным специалистом, глубоким профессионалом. И я очень ценю, когда именно они делают нам замечания по существу и выдвигают свои хорошо проработанные предложения. Мы их приглашали к себе и будем и дальше приглашать. Но есть тенденция (к сожалению, она стала превалировать), когда ряд людей, которые позиционируют себя как «Голос», реально являются политической оппозицией. В этом нет ничего плохого, мы общаемся с разной политической оппозицией. Но тогда вы себя так и позиционируйте, что вы занимаетесь оппозиционной политической деятельностью, а это уже не объективная экспертная позиция «над» процессом, а прямое вовлечение «внутрь» процесса на позиции одной из сторон. И, соответственно, вся подоплека претензий становится на свое место. Включая «независимость»…

— Вы недавно сказали, что на «Карте нарушений» размещен «информационный хлам», а как выявляются реальные нарушения?

— У нас несколько источников для мониторинга ситуации на выборах, при этом основные – это те, которые позволяют отслеживать ситуацию в оперативном режиме: ситуационные центры, где «он-лайн» анализируется видеоинформация из помещений для голосования, сообщения на «Горячую линию» ЦИК России. Мониторим мы и информацию, размещенную в СМИ и на значимых Интернет-ресурсах. Определенный информационный срез дают и письменные обращения в ЦИК, хотя это, пожалуй, самый инертный на настоящее время инструмент.

При этом основная задача – не допустить нарушения, а если они случились — минимизировать их негативные последствия и наказать виновных.

Если говорить о только что прошедшем едином дне голосования, то по сравнению с 2019 годом число сообщений о предполагаемых нарушениях на «Горячую линию» Информационно-справочного центра ЦИК снизилось в пять раз, тогда как общее число обращений в наш центр осталось на прежнем уровне.

Каждое сообщение проверяется, и если оно подтверждается – мы обязываем нижестоящие комиссии реагировать оперативно.

Так, мы уже сообщали о том, что в ряде субъектов были признаны недействительными бюллетени досрочного голосования в связи с нарушением процедур, в том числе из-за некорректной работы с сейф-пакетами.

При этом надо учитывать, что ряд процедур был в новинку для членов участковых комиссий, поэтому и ошибки, и некоторая чрезмерная эмоциональность иногда присутствовали. Особенно в случае, если на участок приходит персона, нацеленная на провокацию, а, к сожалению, такие ситуации были и на этих выборах.

Теперь о «Карте нарушений». Как показала практика последнего времени, качество сообщений на ней не выдерживает критики – значительное число сообщений (около половины) вообще не является сообщением о даже возможном нарушении. А находят подтверждения только порядка 4 процентов из всех сообщений. И до недавнего времени было категорично: Карта нарушений. Только после многочисленной критики, что это всего лишь сообщения о возможных нарушениях, немного поправили.

Сейчас на этом сайте размещено 1743 сообщения о возможных нарушениях в ходе ЕДГ. Но откуда они появились? Любой желающий может зайти и написать там все, что угодно. А если кто-то попытается опровергнуть фейковое сообщение и пришлет достоверный материал, никто его размещать не будет. И создатели этого сайта прекрасно об этом знают, но вводят общественность в заблуждение. И переобуваются по дороге. Раньше у них на сайте была отметка «надежный источник», то есть проверенные источники информации, которым можно доверять. А 13-го сентября, когда они увидели, что ни одно сообщение не помечено меткой «Надежный источник» — они просто скрыли эту метку. Тем самым признали, что вся информация на сайте получена из ненадежных источников – кто-то что-то написал, что хотел.

Приведу конкретный пример:

На карте нарушений «Голос» на региональных выборах в ЕДГ нет ни одного сообщения о возможном нарушении от надежных источников информации по состоянию на 12.00 мск 13.09.2020 г. Содержится только информация о 1262 возможных «нарушениях», относящихся к Единому дню голосования 13 сентября 2020.

Из них на выборах губернаторов и законодательных органов регионов ни одно нарушение не помечено меткой «Надежный источник».

Под надежным источником при этом подразумеваются СМИ и публичные персоны, верифицированные источники информации.

Откройте ссылку – сами убедитесь. Достоверность никто не подтверждает, ответственность никто не несет, зато «Карта», покрасневшая не от стыда, а от якобы нарушений, будоражит впечатлительную публику.

Вы знаете, как мы строго относимся к нарушениям, и сами являемся инициатором и локомотивом по их выявлению. Благодаря наблюдателям мы приняли меры в отношении председателя участковой комиссии в Нижегородской области. Везде, где на участках были серьезные вопросы по досрочному голосованию – оно было аннулировано. И мы очень признательны всем наблюдателям, кто помогал нам обнаруживать нарушения – огромное им спасибо! Мы благодарны каждому, кто предоставляет информацию, нацеленную на обеспечение законности на выборах, но технология «заваливания» избиркомов недостоверными сообщениями ничего общего с борьбой за права граждан не имеет.

Нужно же понимать еще и масштаб выборов. 13 сентября проходило более 9 тысяч выборов разного уровня в 83 субъектах России. Замещалось около 78,5 тысяч мандатов. Это огромное количество. И посмотрите на количество жалоб и обращений. В таких масштабах выборов – их действительно даже меньше, чем можно было предположить, и характер нарушений несравним по тяжести, что были раньше. А те, кто заявляет о «небывалом масштабе нарушений», выдают свое сокровенное желаемое за действительное, пренебрегая правдой и фактами.

Если говорить в целом о ряде изученных нами ресурсов, которые специализируются на сборе сообщений, но не на их проверке и оценке, то мы увидели, что развивается технология создания фейков. «Нарушения» сначала придумываются в некоем мозговом центре, потом инсценируются на участке, снимаются на фото или видео, а затем заданным образом интерпретируются на Интернет-ресурсе. Так, например, на одном их участков в Краснодарском крае кандидат получил сейф-пакет для осмотра и вскрыл его, а сейчас эта информация распространяется в подтверждение «массовых попыток фальсификации».

— К Вам обратился вице-президент РАСО Евгений Минченко с критикой характера навигации сайта ЦИК и использования капчи при загрузке каждой его новой страницы. Многие СМИ эту тему подхватили. Вы намерены что-то предпринимать в всязи с этим?

— Хочу поблагодарить Евгения Минченко и за проявляемый интерес к нашей деятельности, и за высказанные им замечания. Мы обязательно с ним и его коллегами обсудим эту проблему – надеюсь, не затягивая, организовать встречу с политологами, политтехнологами и электоральными экспертами для обсуждения накопившихся вопросов, в том числе и этого. Тем более, что ЦИК России не просто декларирует открытость своей деятельности, а реально осуществляет ее максимально открыто и прозрачно. Поэтому мы заинтересованы в диалоге о том, как сделать работу сайта удобнее, но при этом сохранить его информационную безопасность.

В таком виде сайт ЦИК функционирует с 2018 года, и претензий к нему не было. Но с прошлого года стала стремительно расти и качественно меняться нагрузка на сайт izbirkom.ru.

Если раньше это были живые люди, то затем, судя по характеру запросов, основную нагрузку стали создавать программы-роботы, масштабно скачивающие в автоматическом режиме полные массивы данных о выборах. В определенный момент нагрузка на каналы и серверное оборудование сайта ЦИК достигла критического уровня. Более того, многие программы-роботы в результате их некорректной работы стали «гнать» искаженную информацию, дезинформирующую граждан. В результате этого стал существенно затрудняться широкий доступ обычных граждан к интересующей их, как избирателей, информации.

А ЦИК России ориентируется на приоритетное информирование именно граждан о выборах через цифровые сервисы, доступные как на портале Госуслуг, так и без авторизации на портале ЦИК России cikrf.ru/digital-services.

При этом и для предоставления информации на сайт izbirkom.ru и для информирования граждан в рамках цифровых сервисов используется единый источник информации.

Учитывая существенно изменившуюся и возросшую нагрузку, нами и было принято решение о введении механизма CAРTCHA на сайте izbirkom.ru, ограничивающего бесконтрольное массовое автоматическое скачивание данных с сайта. Поскольку технически это пришлось осуществлять в крайне сжатые сроки, соглашусь, что сделали, мягко говоря неудачно – будем дорабатывать.

При этом мы заинтересованы, чтобы сайт izbirkom.ru оставался источником аутентичных оригинальных данных о выборах и востребованным инструментом для экспертного сообщества. Поэтому и намерены совместно с экспертным сообществом найти баланс в работе различных инструментов информирования. При этом важно подчеркнуть, что и сейчас на сайте для всех желающих доступна ВСЯ информация, ничего не сокрыто по сравнению с предыдущим вариантом поиска. Но система поиска стала действительно трудоемкой и длительной, признаю это. Будем решать возникшие проблемы.

— Это последняя крупная кампания для действующего состава ЦИК. Позвольте спросить, какие Ваши личные дальнейшие планы, хотели бы Вы продолжить работу здесь?

— Сейчас что-то загадывать и отвечать на подобные вопросы бессмысленно. Стремительно меняющаяся жизнь продиктует, а время – покажет…

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире