19:18 , 23 августа 2019

Владимир Мединский: Дипломатический триумф СССР

Так я когда-то назвал главку в вышедшей 10 лет назад книге «Война. 1939-1945» — ту, в которой рассказывалось про «пакт Молотова-Риббентропа». Тогда это было на грани приличий. Как ни странно, это звучит откровением и сейчас. Объяснимся.

«Жертва перестройки»

Серьезной ошибкой властей СССР на «идеологическом фронте» было сокрытие правды о секретном протоколе к советско-германскому договору о ненападении 23 августа 1939 г. («пакт Молотова-Риббентропа»). В «перестройку» на головы тогда еще советских людей обрушилась масса разоблачающих «сталинскую внешнюю политику» сентенций и назойливых идеологем.

Повторялось с разных углов одно и то же: в августе 1939-го два тирана разделили Европу и начали Вторую мировую. Думали еще и Азию поделить, отнять у демократической Англии благоухающую под британским присмотром Индию (см. визит Молотова в Берлин в ноябре 1940 г.). Но здесь не договорились – разумеется, из-за непомерных «имперских амбиций» худшего из тиранов – Сталина.

Советские учебники истории объявлялись лживыми и устаревшими, ведь там много было «лишней» информации. О том, например, что точно такие же «пакты» с Гитлером подписывали другие государства. Что поворотным пунктом предвоенной истории был Мюнхенский сговор 1938 г., когда одной из 5-ти крупнейших по ВВП стране Европы – Чехословакии – было просто «предписано» остальными 4-мя (Англия, Франция, Германия, Италия), принять ультиматум Гитлера и отдать Германии главную в военном и промышленном плане часть своей территории. Через считанные недели после этого процветающая Чехословакия просто перестала существовать как страна. «Они продали меня в рабство немцам, как негров продавали в рабство в Америке», — с этими словами, весь в слезах, посол Масарик (сын основателя Чехословакии Томаша Масарика) бросился на грудь советскому полпреду в Лондоне. Чехословакию предали с единственной целью – направить дальнейшее движение агрессии фюрера – на Восток, на СССР.

Еще советские учебники «неправильно» рассказывали о предвоенных конфликтах с Японией – у озера Хасан и реки Халхин-Гол. О том, что для нашей страны существовала реальная угроза войны на два фронта. О неоднократных предложениях от СССР – Лондону и Парижу заключить военный союз против Германии. О полном провале англо-франко-советских переговоров летом 1939 г. – по причине опять же острого желания Британии натравить Гитлера на Советы и не связывать себя при этом обязательствами.

Логика причинно-следственных связей, общий контекст мировых противоречий накануне Второй мировой вдруг стали никому не нужны и не интересны. Апофеозом стало истеричное шельмование «пакта» Съездом Народных депутатов в 1989 г.

Сейчас, к 80-летию Пакта и начала Войны — оно продолжается повсюду. Из последних публикаций. «Польское радио»: «Сталин, предприняв агрессию на Польшу, помог Гитлеру». «Фигаро» (Франция): после публикации секретных протоколов для Прибалтийских республик СССР «стремление к независимости стало не просто политическим вопросом, а нравственным обязательством». «Нэшнл ревю» (США): «Союз двух тиранов нарушил баланс сил и подорвал военное сдерживание». «Гардиан» (Британия): «российский империализм снова набирает обороты» (тут газета просто цитирует свои же комментарии 1939 г.!). И так далее…

Полагаю, нужно обсуждение обстоятельств и последствий заключения «пакта». Так, чтобы обществу стало понятно отличие примитивных идеологических трактовок этих событий от реалий, опирающихся на знание фактов и документов.

Только тогда придется в итоге признать: в конкретной внешнеполитической ситуации лета 1939 г. СССР был прав, согласившись на заключение договора о ненападении. Если, конечно, исходить из приоритета интересов конкретного суверенного государства. Нашего. И жизни конкретных людей – наших граждан. А не абстрактных фантазий, предположений, «гуманитарных» посылов и, к сожалению, существовавших тогда только в головах отдельных идеалистов, но не реальных политиков – т.н. «общеевропейских ценностей».

Пора отвлечься как от демонической личности Сталина, так и наших личных приверженностей к тем или иным сегодняшним политическим взглядам и ценностям.

Да, недостойно, ссылаясь на «подготовку к Войне», пытаться оправдать того и тех, кто виновен в тотальном беззаконии, терроре против собственных граждан, массовых репрессиях, безумии раскулачивания, надрыве индустриализации, выстраивании в целом идиотской государственной экономической доктрины и т.д., и т.п. Но одновременно нужно признать и другое: в 1939 г. Кремль действовал в суверенных интересах народов СССР, защищая их право на существование. Мы вправе сделать такой вывод, потому что знаем, что случилось потом, в 1941–1945 гг. Мы знаем, какие обвинения звучали на Нюрнбергском и Токийском процессах и каким был приговор.

Соответственно, можем расценивать предвоенный политический кризис как первую битву Второй мировой. От ее исхода зависело, каким будет направление гитлеровской агрессии в Европе, а японской – в Азии. Каждый участник будущего глобального конфликта пытался участвовать в написании его будущего сценария.

«Окно возможностей»

Осуждая сам договор и его секретные протоколы, почему-то никто не говорит — а что нужно было делать советскому руководству в реальных условиях того времени?

Гордо отказаться от предложения Гитлера, полететь в Лондон и встать на колени перед Чемберленом? Умолять его согласиться на создание Антигитлеровской коалиции? Так уже много лет, с 1933 года, – именно это мы и предлагали. Ничего не получалось, да и не могло получиться, ибо британский сценарий как раз и строился на расчете столкнуть Германию и весь фашистский «черный интернационал» с СССР. А потом отправить французскую армию «умиротворять» Европу и по итогам – получить максимальные дивиденды, минимально участвуя в новой Войне.

Согласие Британии, кстати, даже если бы и было теоретически дано, не гарантировало бы ничего. Без готовности самих поляков вместе с Красной Армией драться против немцев невозможно представить, глядя на карту, каким образом СССР мог бы противостоять Германии. А Польша отказывалась даже от разговоров на тему военного союза. Все помнили, как год назад она категорически отказалась пропустить части Красной Армии через «уголок» своей территории, чтобы защитить от немцев Чехословакию.

Давайте предположим: на предложение Гитлера о «пакте» мы ответили отказом. Что произошло бы потом? В сентябре 1939 г. вермахт за две-три недели громит польскую армию, и оккупирует всю территорию Польши. Дальше…

Немцам ничто не мешает вычленить из западно-украинских земель «суверенную» Украину, поставив во главе давно сотрудничающих с Абвером украинских националистов. Затем, апеллируя к «праву украинского народа на самоопределение», потребовать освобождения «порабощенного большевизмом» населения Украинской ССР, — по аналогии с судетскими немцами. Гауляйтеры-бандеровцы сформировали бы на наших западных землях не одну «Галичину», а столько дивизий для нападения на СССР, сколько потребовал бы фюрер.

Дальше… В руководстве «третьего рейха» задолго до августа 1939 г. начались разговоры о протекторате над Литвой, Латвией и Эстонией. Все армии этих государств, все их вооружение были бы использованы для вторжения по плану «Барбаросса». Это ресурсы 3-х стран – за фашистов. В реальности же прибалтийские дивизии влились в Красную Армию.

Дальше… Финляндия. Граница на Карельском перешейке все еще проходит под самым Ленинградом. Финляндия, как позже и случилось, становится добровольным союзником Гитлера, при этом — в 30 км от центра Ленинграда. На расстоянии артиллерийского выстрела. Ленинград (то есть символ страны и более 30% ВПК СССР на тот момент) падет сразу, еще в июне 1941-го. Представляете? Кстати, планы создания Великой Финляндии, куда должен был войти весь Русский Север, аж до Урала, — они не менее известны, чем документы о «пакте». И первая цель – Ленинград, вот он, на блюдечке!

Далее… В Японии кабинет Хиранума, всерьез рассматривавший ставку на совместный поход с Гитлером против СССР, скорее всего, остался бы у власти. Жажда реванша за поражение в Монголии только подтолкнула бы его к «северному» варианту японской агрессии. Выстоял бы СССР в случае войны на два фронта? Сколько десятков миллионов жертв стоила бы нам ТАКАЯ война? Где был бы тогда наш Сталинград? На Урале? В Сибири?

Наконец, Англия… Вероятно, она оставалась бы нейтральной, даже выражала бы нам сочувствие. Но британский прагматизм во внешней политике – вещь общеизвестная. И не пришлось бы удивляться, увидев англичан первыми – еще до немцев – на нефтяных промыслах Баку.

Любители порассуждать об альтернативной истории иногда предлагают такой вариант: Москва должна была согласиться принять 23 августа 1939 г. Риббентропа, подписать договор, но без секретного протокола.

Но что тогда делать после молниеносного разгрома Польши Гитлером? Неожиданно выступить «в защиту белорусов и украинцев», попросить Гитлера сделать жест «доброй воли» и отдать только что занятые вермахтом Вильнюс, Брест и Львов? Мол, все это было Россией, пожалуйста, верните. Это же путь к войне с Германией сразу, уже осенью 1939 г. Снова и Япония подтянется – далее см. выше.

Отказаться от «пакта», сидеть и судорожно ждать, когда на тебя нападут – одновременно — с запада и с востока? Вот решит Гитлер осуществить то, что провозгласил своей главной целью еще в «Майн кампф», и его танковые клинья рванутся к Москве от линии старой границы. Только путь для них будет на 300-400 километров короче…

К счастью, хотя бы в части внешней политики ни идеалистов, ни идиотов в Кремле тогда не было, потому свое спасительное «окно возможностей» Кремль и не упустил.

Уроки прошлого, проверка настоящим

Скажу то, что все знают: уроки прошлого нужны, чтобы изучить, осмыслить исторический опыт, не повторять ошибки.

Суть «пакта» – это была вынужденная, хотя и легитимная сделка с несомненным врагом. СССР выиграл время для подготовки к войне, внес разлад в коалицию Германии и Японии (последняя заключила с нами договор о нейтралитете весной 1941 г., так и не решившись напасть – даже осенью того же года). Когда, собрав в кулак последние силы (и сибирские дивизии!), РККА перешла в контрнаступление под Москвой, японский флот направлялся к Перл-Харбору.

Секретный протокол и зафиксированные в нем «сферы интересов» позволили избежать войны с Германией после поражения Польши. Красная Армия по сути уберегла от фашистов Западную Украину и Белоруссию, спасительно отодвинув на запад и нашу границу.

Уметь договариваться в своих интересах с любой самой недружественной стороной (прекрасно понимая, кто есть who, опять же считайте Сталина и Молотова негодяями, но точно – не дураками) – это, в общем, и есть дипломатия.

80 лет назад ими было сделано именно это.

Кстати, уроки «пакта» пригодились уже самому поколению победителей. Ведь Ялта – это, по сути, тот же Пакт о ненападении, только глобального масштаба. Пакт двух равновеликих проектов цивилизационного масштаба – советского и американского – о правилах конкуренции, о добровольных самоограничениях, о глобальных институтах международного права. Пакт умных и сильных, которые разумно сочли, что лучше быть конкурентами, чем врагами. Пакт, который заложил основы Мира на планете на долгие десятилетия.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире