statya

Статья дня

15 октября 2017

F
15 октября 2017

На Дне памяти

2837910

В казанском парке Тинчурина состоялся митинг в честь Дня памяти татарских воинов, павших при взятии Казани в 1552 году. Организатором акции выступил Всетатарский общественный центр (ВТОЦ). Проведение мероприятия согласовали лишь с третьего раза, с оговоркой: без обсуждения ситуации с национальным языком в школах республики. Довольствоваться митингующим пришлось пятачком городского парка. Настроение толпы было накалено до того, что в начале митинга произошла перепалка с полицией.

ТРИ ПОКОЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ И ГРАФ ДРАКУЛА

Нарядно одетые дедушки и бабушки стали собираться в парке Тинчурина после полудня. Они и составили основную часть митингующих. Непосвященным в суть происходящего вряд ли пришло бы на ум, что все они пришли в парк, чтобы поучаствовать в митинге в честь Дня памяти казанских воинов, павших 465 лет тому назад. Поначалу обстановка больше напоминала встречу старых знакомых. Если бы не присутствие полиции на входе в парк, которая проверяла содержание как сумок пришедших, так и проносимых ими плакатов и листовок. За ограждением атмосфера почти семейная: здесь и «бабушка татарского национализма» Фаузия Байрамова, и один из «отцов» суверенитета Фандас Сафиуллин, и сын татарского народа, писатель Роберт Миннуллин, и «младотатары» – Табрис Яруллин с Айратом Файхрахмановым, представляющие умеренное крыло, Тут же и более радикальный Наиль Набиуллин – издатель «Тюркского взгляда».

– Дайте мне две газетки, – потянулся к распространителю газеты «Тюркский взгляд» интеллигентного вида пенсионер.

– Берите и ленточки, – предложил тот в ответ, протягивая ленточку в цветах флага Татарстана.

2837912

Июльский номер «Тюркского взгляда» (раздавали именно его) повествует о том, «Как тюрки одели весь мир в штаны» и о том, что «Граф Дракула был тюрком». Впрочем на первой странице несколько иные темы. Главной новостью идет сообщение о том, что теперь будут штрафовать за отсутствие вывески на татарском языке. Редакция газеты не упустила возможности поблагодарит за такой «крайне важный и нужный закон» министра образования и науки РТ Энгеля Фаттахова.

Среди получивших набор «газета+ленточка» был и Зуфар хазрат Галиуллин, муфтий Кировской области, который сегодня также принял участие в Дне памяти. Вопрос об изучении национального языка в школах РТ, по его мнению, можно было бы включить в круг обсуждаемых на митинге.

– Языка много не бывает. Владимир Путин сказал, что неродные языки нельзя навязывать. Но что же получается, ведь и татарам русский – не родной. Если русские не хотят изучать, мы не заставляем. А татары привыкли изучать языки, есть даже поговорка «Татарам переводчик не нужен», – смеется Галиуллин.

Тема языков стала краеугольным камнем митинга. Изначально представители Всетатарского общественного центра пытались заявить это темой митинга, но не получили согласование от Исполкома Казани на нее. Так что ключевым стал вопрос о том, будут ли митингующие поднимать тему языка в школах. О том, что будут, стало понятно довольно быстро, достаточно было почитать плакаты.

2837914

«ТЫ НА ТАТАРСКОЙ ЗЕМЛЕ, ПОШЕЛ ОТСЮДА!»

Когда ветеран национального движения республики Рауф Ибрагимов взял в руки микрофон и пригласил собравшихся пройти ближе к импровизированной сцене, на ней уже стоял десяток человек с плакатами «Долой имперскую политику ассимиляции!», «Требуем соблюдения конституции РФ и РТ – татарский язык как государственный в школах Татарстана», «Сколько воинов погибло при взятии Казани? Где памятник?», «Империя! Когда прекратятся зверства, начатые в 1552 году» и так далее. В качестве постамента собравшиеся, использовали фонтан, закрытый на зиму досками.

Речь ветерана прервал Галишан Нуриахмет, зампредседателя ВТОЦ и организатор акции.

– Все спускайтесь вниз! Так полиция велит! – скомандовал он, чем вызвал волну негодования.

Спускаться никто не спешил, а вот публика зашумела.

– Ипташ капитан, иди сюда, – подозвал полицейского Рауф Ибрагимов.

–Это закрытый на зиму фонтан, а не сцена, –попытался объяснить страж порядка. –Если сломаете, кто будет ремонтировать?

– Что, детский сад что ли? В детском саду только хулиганят, а тут все взрослые люди! – послышалось из толпы.

– Ты на татарской земле, пошел отсюда! – толкнул полицейского один из активистов. – Это наша территория, что хотим то и делаем. Ты татарин? Так веди себя как татарин!

Полицейскому, которого обступили со всех сторон, стало явно некомфортно, и он не стал настаивать на своем. Под натиском толпы страж порядка ретировался к расставленному по периметру парка ограждению. Правда скрыться от митингующих, возмущенных безобидной просьбой, было не так то просто. Все тот же активист догнал сотрудника МВД и откровенно «наехал» на капитана полиции.

– У меня нет такого шеврона – начал передразнивать полицейского националист, – потому, что я не кафир (исламский термин, означающий «неверный» – прим. ред)! Веди себя как татарин, а чего ты парашу то одел?

2837916

Смутьяна унял Галишан Нуриахмет, который призвал к спокойствию, после чего активист спокойно ушел восвояси. Отстаивать честь мундира офицер полиции не стал. Что явилось истинной причиной, заставившей полицейского проявить чудеса выдержки и спокойствия остается только догадываться. Стоит отметить, что на несколько сотен собравшихся в парке националистов было всего с десяток стражей порядка.

«НАС ТОПТАЛИ, МЫ БЫЛИ СЕМЕНАМИ…»

Сам митинг начался с молитвы в память о павших воинах, после чего перешли к выступлениям. Не смотря на то, что организаторы в своем приглашении подчеркивали, что приглашают «марийцев, башкир, украинцев, чувашей, русских, евреев, удмуртов — представителей всех народов, проживающих в Татарстане», практически все речи были на татарском.

Запрет обсуждения вопроса об изучении национального языка нарушила первая же выступающая – «бабушка татарского национализма» Фаузия Байрамова, считающаяся одним из основателей татарской партии национальной независимости «Иттифак».

– В школах мы вообще можем убрать татарский язык, если никто не захочет (его изучать – ред.), и это не уничтожит нашу нацию. Наша государственность исчезнет, если запретят нам говорить на татарском. Нас пытались уничтожить веками – нас топтали, мы были семенами. Но сколько бы семя ни топтали, мы вылезем из земли», – сказала она, сорвав аплодисменты присутствующих.

2837918

Кроме того, Байрамова призвала бойкотировать президентские выборы в 2018 году. Ее речь завершилась скандированием лозунга «Азатлык». После такого экскурса в начало 90-х на сцену-фонтан поднялись по очереди лидеры ВТОЦ и приглашенные гости из республик Марий Эл, Чувашии и Башкирии.

– Мы представляем организацию «Марий ушем» («Союз Марий»). Наши интересы совпадают, поэтому мы приехали. В Марий Эл тоже не совсем гладко обстоит вопрос с языком. У нас фактически прекращается изучение языка в школе, наш язык за пределами своей деревни нигде не котируется. Хотим объединить усилия, – рассказал о цели визита марийской делегации Геогрий Ишкильдин, представляющий «Марий ушем».

В это время слово для выступления предоставили представителю делегации из Чувашии.

– России нужна Украина без украинского языка, Татарстан – без татарского языка! Мы о своем будущем задумываемся, поэтому такие митинги нужны! Нужно развивать все языки. Нужно убеждать людей учить язык, вот это наше будущее, – сказал представитель Чувашии.

Число желающих высказаться снижалось пропорционально сокращению количества присутствующих на митинге людей. Уже к трем часам дня одна треть митингующих покинула мероприятие, на лавочках и у импровизированной сцены оставались самые стойкие пенсионеры и молодые люди.

В заключение митинга собравшиеся приняли резолюцию из восьми пунктов. В частности, они потребовали: призвать Госсовет РТ созвать заседание и принять обращение к Госдуме РФ с обоснованием необходимости заключения договора о разграничении предметов ведения и полномочий между РФ и РТ; принять программу повышения статуса татарского языка до уровня государственного; разрешить сдачу ЕГЭ на государственных языках; сделать 15 октября Днем памяти в Татарстане и установить памятник павшим защитникам Казани. В резолюции содержалось также требование внести татарский язык в Конституцию РФ как второй государственный язык региона.

Дамира Хайрулина, Антон Райхштат.

Оригинал
Фоторепортаж

2837190

Давайте разберемся, кто и что стоит за требованиями Шереметьевского профсоюза летного состава


«Когда на собрании коллектива летного комплекса вчерашний выпускник Ульяновского училища, а ныне второй пилот Airbus заявляет, что он, видите ли, «элита нации», мне хочется встать и сказать, кто он есть на самом деле. Человек учился за счет государства и авиакомпании, в 22 года имеет зарплату 300 тысяч рублей, а завтра пойдет бастовать, чтобы ее повысили? Хочется пожелать этой элите не терять берега…» — так мне ответил один из старейших сотрудников «Аэрофлота» на вопрос о том, кто же прав в споре пилотов и их работодателей.

Да, летчики — это штучный товар. Белая кость, классные специалисты, здоровые, талантливые, успешные и высокооплачиваемые. Средняя зарплата командира воздушного судна в российских авиакомпаниях доходит до 500 тысяч рублей. Когда эти парни заявляют, что материальное вознаграждение надо бы поднять, поскольку в некоторых западных компаниях и в Китае она выше, они надеются на понимание и даже сочувствие со стороны сограждан: работа тяжелая и вредная, а летный век короток, как у спортсмена, надо успеть обеспечить будущее себе и семье. Но народные симпатии почему-то не на их стороне. Бастующие шахтеры и дальнобойщики вызывают куда больше сочувствия и понимания. Такое вот стихийное представление о справедливости.

Отстаивают интересы пилотов профсоюзы. В крупнейшей российской авиакомпании «Аэрофлот» их два, но на слуху постоянно ШПЛС — Шереметьевский профсоюз летного состава, который находится в жесткой конфронтации с администрацией. Трудовые споры нередко выливаются в акции протеста и становятся предметом судебных тяжб.

Впрочем, за четверть века существования ШПЛС в его истории накопилось немало громких скандалов и разборок. Так, в лихих 90-х президиум профсоюза предложил летному составу сброситься на создание организации «Материк», которая построит для летчиков коттеджи в ближайшем Подмосковье за смешные деньги. В результате клюнувшие на заманчивое предложение пилоты «Аэрофлота» потеряли вложенные средства. По такой же схеме развивалась и операция «Сахар». Тогда профсоюзные деньги были вложены в откровенную аферу — в итоге ни прибыли, ни возврата вложений. «Не получилось, — разводили руками закоперщики из профсоюза. — Что делать, это бизнес…»

Якимиваара — отдельная история. Сейчас уже и название это мало кто вспомнит. А была такая база отдыха на Карельском полуострове и подарена она была профсоюзу. И вот на очередной конференции докладывает президент ШПЛС, что база продана за символические деньги управляющему этой базы, поскольку, мол, нерентабельна. Остался вопрос: и зачем управляющий купил нерентабельную базу? И осадочек. Как и от истории с теннисным кортом. Выделил тогда президент ШПЛС (уже третий) деньги на укрепление спортивно-оздоровительной базы и построил корт… у себя на даче. И говорит всем: «Приходите, играйте!». Из таких мелочей, если хотите, репутация складывается.

Подобных историй на пути ШПЛС немало. Но не будем сейчас их ворошить, обратимся к последним судебным тяжбам. В апреле 2015 года Мещанский суд Москвы вынес приговор троим активистам ШПЛС, признав их виновными в покушении на мошенничество. Пилоты Пулково с иском против авиакомпании «Россия» дошли аж до Верховного суда, но он в итоге отклонил требования об индексации заработной платы, признав существующую вполне адекватной российским реалиям.

А почему вообще надо выяснять отношения в суде? Как насчет социального партнерства, которое предполагает рабочие встречи, конструктивный диалог, встречное движение и разумные компромиссы? Тем более что пилоты, положа руку на сердце, и в самом деле не обижены судьбой и работодателем. Скажем, в том же «Аэрофлоте» постоянно вводятся надбавки и коэффициенты к зарплате, практикуются единовременные выплаты при заключении трудового договора. А ведь есть еще наземный персонал: инженеры, техники, служба организации перевозок. Чем они хуже? Все же делают общее и очень ответственное дело, но разница в оплате труда — кратная.

«Профсоюз — организация по природе своей конфликтная, поскольку прежде всего обязана отстаивать интересы работников, — рассуждает Валерий Селитринников, руководитель Общероссийского профсоюза авиационных работников (ОПАР). — Надо понимать, что работодатели — это чаще всего собственники бизнеса, они в первую очередь пекутся о доходах. Тем не менее к голосу профсоюзов все прислушиваются, когда садимся за стол переговоров. Мы действуем через трехстороннюю комиссию: профсоюзы, работодатели и представители правительства. И добиваемся результатов — разумеется, с учетом российских реалий, включая размер материального вознаграждения. Для нас сейчас самая актуальная проблема — зарплата бюджетников-метеорологов, которые в регионах получают 6-10 тысяч рублей. На этом фоне требования пилотов, при всей сложности и уникальности их работы, выглядят несколько завышенными. Это, кстати, публично признал министр транспорта Максим Соколов…»

По мнению председателя Профсоюза авиационных работников Москвы Валерия Трифонова, зарплата летного персонала — забота менеджмента авиакомпаний, которые являются частными предприятиями. Тут важно сохранить баланс: удержать пилотов от поисков работы за рубежом, выплачивая достойное вознаграждение, и при этом не вызвать конфронтацию с наземным персоналом, получающим за труд много меньше. Когда разрыв в материальном стимулировании существенный, это создает известное напряжение. Единых стандартов нет, все решается в рамках коллективных договоров. И вот тут, по словам Трифонова, слово за профсоюзами — «эта щука всегда нужна в озере, чтобы карась не дремал».

Пословица правильная. С условием, что одна щука не диктует свои порядки всем другим обитателям водоема. Иначе это уже явное хищничество. И вполне может повториться история МПРА — некогда самого боевого профсоюза в автомобилестроении. Все мы помним, как его активисты собирали народ на митинги и объявляли забастовки. Их хвалили за боевитость. А что сейчас? Российский автопром в глубоком кризисе, останавливаются сборочные конвейеры, сокращается производственный персонал. И об акциях протеста профсоюза больше не слышно. Не потому ли, что в свое время не искали разумный компромисс?

Слово эксперту

Александр Мирошниченко, заместитель командира учебно-летного отряда в «Аэрофлоте», летает в качестве инструктора на Airbus

— Я знаю работу Шереметьевского профсоюза летного состава (ШПЛС) изнутри. Состоял в нем со дня основания, был даже членом президиума, но ушел из соображений принципиальных. Организацию скомпрометировали в том числе и финансовые скандалы, в которых оказались замешаны профсоюзные лидеры. Эти истории общеизвестны, не буду говорить о них сейчас. В настоящее время профсоюз возглавляют люди, чьи профессиональные и личные качества я искренне уважаю. Но их действия считаю неприемлемыми — они деструктивны и разрушительны. Чтобы решать вопросы, надо уметь договариваться! Их не раз приглашали на переговоры и бывший, и нынешний генеральный директор «Аэрофлота». Должен быть двусторонний процесс, когда люди настроены слышать друг друга, а не выдвигать ультиматумы. Сейчас же вся деятельность ШПЛС сводится к тому, чтобы любыми способами досадить руководству авиакомпании, с которым они находятся в постоянном противостоянии. Наглядный пример — позиция по рынку труда. Профсоюз категорически против найма иностранных пилотов, но при этом он за то, чтобы российские летчики искали себе рабочие места за рубежом. Но ведь так не бывает: либо рынок открыт и все его участники равноправны, вольны действовать в своих интересах, либо рынок регулируется в интересах общества и государства. А здесь борьба за права коллектива и свободу слова на деле сводится к тому, что сотрудники выступают от лица компании, которая им это право не делегировала. Разумеется, она эти действия пресекает. Профсоюз сначала провоцирует работников на такие выступления, а потом начинает их защищать посредством судебных исков. При этом никто не запрещает высказывать свое мнение — в прессе, в блогах, на собраниях, пожалуйста, говорите от себя лично.



Оригинал

Следственный комитет Петербурга срочно возбудил уголовное дело после смерти женщины в разгар шествия сторонников Алексея Навального. Запоздалое прибытие скорой помощи к умирающей пациентке квалифицировано как причинение смерти по неосторожности.

Как сообщает городское ГСУ СК, 7 октября в скорую помощь поступил вызов из квартиры на Колокольной улицы в Центральном районе. 55-летняя жительница почувствовала себя плохо. По данным «Фонтанки», ей в горло попал инородный предмет.

«На Колокольную были направлены врачи из Мариинской больницы. Однако проезд Невского проспекта был затруднен. В связи с этим была направлена другая бригада скорой помощи, которая констатировала смерть женщины», – отметили в ГСУ СК.

Как следует из релиза, в ночь на 8 октября проводятся следственные действия и оперативно-разыскные мероприятия для выяснения всех обстоятельств.

Очевидно, поводом к возбуждению дела стало сообщение комитета здравоохранения Петербурга о нештатной ситуации. «Интерфакс» со ссылкой на ведомство сообщил, что вызов поступил в 18 часов 48 минут, бригада выехала, но на углу Невского и Литейного проспектов проезд скорой оказался заблокирован. Для проезда были подключена ДПС.

Мариинская больница расположена на Литейном проспекте, 56 – на участке между улицей Жуковского и Невским проспектом. В комитете здравоохранения «Фонтанке» уточнили, что проезд до угла с Невским у скорой занял две минуты, на углу бригада попала в пешеходный затор, из-за чего дорога до Колокольной улицы заняла 16 минут. К этому времени до пациентки добралась экстренно вызванная вторая бригада, но все равно оказалось поздно.

2834910

Под затором, очевидно, имелись в виду протестующие, которые вышли на инициированную Алексеем Навальным акцию за конкурентные выборы. Именно они, численностью не менее тысячи человек, присутствовали в указанное комитетом здравоохранения время на Литейном проспекте.

Достоверно известно, что в момент вызова скорой помощи (18.48) все протестующие находились на Литейном проспекте севернее расположения Мариинской больницы – на участке между улицами Пестеля и Некрасова. Он был оцеплен сотрудниками полиции в 18 часов 42 минуты, из него никого не выпускали. Инициированные ими мероприятия по задержанию продолжались около получаса. Участок Литейного проспекта от Мариинской больницы до Невского был свободен от протестующих, они не успели туда дойти. И свободен для автомобильного движения.

«Фонтанка» попросила УГИБДД Петербурга и области уточнить, действительно ли для проезда скорой помощи около семи вечера 7 октября медики обращались к нарядам ДПС для расчистки проезда. В ведомстве ответили, что такой информации нет.

Оригинал



Фото: Расих Фасхутдинов
Автор материала: Егор Никитин

Авиакомпания зарегистрирована в небольшой комнатушке в поселке в 100 км от Казани.

Десятки тысяч клиентов «ВИМ-Авиа» на неопределенное время застряли в аэропортах, тем временем головной офис авиакомпании зарегистрирован далеко от российской столицы — на территории небольшого татарстанского села Богатые Сабы. Репортеры ИА «Татар-информ» решили разобраться в таком необычном расположении представительства авиаперевозчика и понять, чем занимается офис «ВИМ-Авиа» в далеком от столичной суеты татарстанском поселке.

Чтобы добраться из Казани до головного офиса «ВИМ-Авиа», расположенного в Богатых Сабах, у корреспондентов ИА «Татар-Информ» ушло примерно полтора часа поездки на автомобиле и еще час на то, чтобы отыскать необходимое здание, затерявшееся среди непримечательных построек на окраине поселка.

Сразу по приезду на местность корреспондентам повстречалась местная жительница, работающая почтальоном, которая и подсказала, где находится дом 1А по улице Строителей (именно этот адрес указан в регистрационных данных авиакомпании). При этом сама почтальон не имела никакого представления о том, что находится по данному адресу и очень удивилась, когда услышала об офисе авиакомпании в родном поселке.

Отыскав необходимый адрес корреспонденты ИА «Татар-информ» столкнулись с новой проблемой — периметр здания огораживал длинный темно-зеленый забор, на единственной калитке которого красовался навесной замок. Пройти на территорию удалось через проходную соседнего участка, там же репортеры встретили местного охранника, который неохотно объяснил, что пройти к офису «ВИМ-Авиа» можно.

«Можете пройти, там все равно ничего нет, только вывеска. У них там сейчас идет ремонт, вот недавно заменили окна. Помещение пустое стоит, там никто не работает. Я их давно не видел, с прошлого года. Как вывеску поставили в прошлом году, они там ходили, а после этого я их не видел ни разу», — рассказал охранник.

Головной офис «ВИМ-Авиа» расположился в одноэтажном здании сомнительного вида — с одной стороны в нем располагаются 2 помещения (1 из которых и принадлежит авиаперевозчику), с другой стороны постройки находится въезд для машин и гараж. На фасаде дома висит ярко-красная вывеска «ВИМ-Авиа». Дверь в помещение была открыта, постучавшись в нее, журналисты ИА «Татар-информ» решили войти внутрь.

Там их встретил узкий темный коридор, заставленный коробками, а также две двери — одна закрытая, а на другой висела табличка с надписью «контроллеры». Постучавшись во вторую дверь, мы решили зайти и проверить наличие людей. В небольшой комнате, порядка 18-20 кв. метров, сидели две женщины, как выяснилось — представительницы сабинских коммунальных служб. По их словам, территория и здание, в котором расположен офис «ВИМ-Авиа», принадлежит сабинскому «МПП ЖКХ», которое сдает соседнюю комнату в аренду авиаперевозчику.

«Мы сами — контролеры коммунального хозяйства, а то помещение в аренде. Они (представители «ВИМ-Авиа», — прим. Т-и) здесь редко бывают, их помещение постоянно закрыто, это двое мужчин. Мы их не видим, мы дверь в нашу комнату закрываем, у нас тут холодно бывает. Ну они иногда бывают там, заходят, уходят и все. По площади у них помещение такое же как и у нас. Сегодня я их не видела», — поделилась представительница сабинского «МПП ЖКХ».

Сразу после разговора с журналистами представительницы «МПП ЖКХ» заявили о том, что у них начался обед, после чего навесили на входную дверь здания замок и ушли, посоветовав через час-другой отыскать в соседнем административном помещении главного бухгалтера «МПП ЖКХ» (она тоже обедала), которая, по их убеждению, обладала большей информацией о необычном арендаторе.

Прождав полтора часа, репортеры ИА «Татар-информ» все-таки смогли застать на рабочем месте Лилию Новикову, которая услышав о цели визита журналистов, поспешила откреститься сразу от всех возможных вопросов. ««ВИМ-Авиа» к нам никакого отношения не имеет, они просто арендуют это помещение, вот и все. Это не наше. Они вовремя платят аренду, а мы сдаем им помещение», — подчеркнула главный бухгалтер «МПП ЖКХ».

Тем не менее женщина рассказала, что оплата за аренду происходит раз в квартал, цена вопроса — 15 тыс. рублей. «Они уже заплатили за третий квартал, через три дня четвертый квартал пойдет», — объяснила бухгалтер.

По словам Новиковой, оплату аренды помещения контролирует местный представитель авиакомпании по имени Руслан, с которым можно договориться о встрече по телефону и задать все интересующие вопросы. Написав номер Руслана на листке, Лилия Новикова вежливо попрощалась. Корреспонденты ИА «Татар-информ» позвонили по указанному номеру и договорились о встрече с Русланом, который прибыл на место всего через пару минут после звонка.

Парень приехал на своем автомобиле, представился Русланом Степановым, юрисконсультом «ВИМ-Авиа» в Богатых Сабах. По словам Степанова, сам он живет в Богатых Сабах, никакими данными о финансовом состоянии авиакомпании не обладает и узнает последние новости о своем работодателе из СМИ. Также он отметил, что связывался с московским офисом компании накануне, и никаких изменений в режиме его работы пока не намечается.

«Я здесь работаю, живу в Сабах, а они мне зарплату начисляют. В (арендованном, — прим. Т-и) помещении сейчас делаем ремонт, когда его закончат, я буду работать там. Я вот вчера только с ними (с московскими представителями «ВИМ-Авиа», — прим. Т-и) общался, они мне ничего нового не сказали. То, что знаю я, знаете и вы», — рассказал Руслан Степанов.

Руководитель пресс-службы Президента РТ Эдуард Хайруллин заявил ИА «Татар-информ», что ни Правительство Татарстана, ни Татнефть отношения к авиакомпании «ВИМ-Авиа» и ее обязательствам не имеют.

По имеющейся у агентства информации, компания Татнефть занималась поставками топлива для «ВИМ-Авиа», а банк «Зенит» ее кредитовал. Сейчас, возможно, будет рассматриваться вопрос о реструктуризации долгов перед банком.

Напомним, что авиакомпания «ВИМ-Авиа» занималась внутренними и международными пассажирскими авиаперевозками. Согласно сведениям с официального сайта компании, в настоящее время ее авиапарк насчитывает 7 самолетов, в том числе Boeing-777-300 и Airbus-330-200, правда исполнительный директор Ассоциации российских туроперторов Майя Ломидзе отметила, что большинство бортов находится в лизинге в случае банкротства компании самолеты вероятно пойдут в зачет лизинговых платежей.

Учредителем «ВИМ-Авиа», согласно сведениям из открытых источников, является Рашид Мурсекаев. В мае этого года авиаперевозчик анонсировал программу чартерных рейсов по маршруту Казань-Китай, однако проблемы с оплатой топлива и периодические задержки рейсов, которые возникли у «ВИМ-Авиа» с начала 2017 года, не позволили полностью реализовать этот проект.

Оригинал

14 сентября 2017

Винные наперсточники

Как «Виноградари и виноделы Юга России» пытаются продавить расширение российского продовольственного эмбарго, или Как взрастить плодоносящую лозу на ниве патриотизма

Санкционная война России и Запада пошла на пользу отечественному сельскому хозяйству — это факт. На фоне новостей о митингующих фермерах Европы, оказавшихся на грани разорения, в России стали подниматься фермерские хозяйства. В стране выросло производство овощей и фруктов, на новый этап развития вышли птицеводство и мясоперерабатывающая промышленность.

Но осталось одна отрасль, которая не попала под санкционное регулирование, — производство алкогольной продукции. Не желая мириться с такой несправедливостью, ряд российских виноделов активно взялись за поэтапное исправление «оплошности» правительства.

Логика правительства при принятии решения была абсолютно понятна — российские виноделы не способны пока составить реальную конкуренцию своим коллегам из классических винодельческих стран. Именно поэтому европейские вина не попали в список запрещенных к ввозу продуктов.

Интриги вместо инвестиций

Но сейчас наши виноделы решили под лозунгом борьбы за тотальное импортозамещение добиться ограничения на поставки элитных европейских вин и, используя административный ресурс, обеспечить себе рынок сбыта, не инвестируя в улучшение качества и конкурентоспособности своей продукции.

Первым шагом на этом пути стало обращение саморегулируемой организации «Виноградари и виноделы Юга России» в Федеральную антимонопольную службу с требованием проверить и наказать компанию «Аэрофлот».

Виноградарей оскорбил тендер, объявленный авиакомпанией на поставку 1 млн. бутылок вина производства Франции, Италии и Испании для пассажиров бизнес-класса. Такая закупка, по мнению президента Союза виноградарей и виноделов Леонида Поповича, — непатриотична, «тот, кто принимает такие решения, не верит в российских виноделов».

Но качество вин не может определяться критерием «верю-не верю». Не может человек, хоть капельку разбирающийся в вине, пить вина Тамани и верить, что они ничем не хуже вин Медока.

Более того, виноделы знают, что тот же «Аэрофлот» закупает российские вина: есть на рейсах и игристое «Абрау-Дюрсо», и даже летал столь импозантный сорт, как вино от Никиты Михалкова.

Но точно так же виноделы знают, что полностью заменить весь ассортимент импортной алкогольной продукции на российские аналоги невозможно. В отрасли все еще хорошо помнят прошлогодний скандал с поставками отечественного вина для экономкласса «Аэрофлота». Огромный по объемам тендер выиграла новороссийская «Фирма Сомелье», которая, по сути, провалила его. Не сумев наладить поставки вина в необходимом для перевозчика количестве, она занялась фальсификацией продукции. Проверка Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка выявила: напитки «Шардоне Семигорье резерв» и «Мерло», выпускаемые «Сомелье», не соответствуют термину «вино» — в них обнаружены спирты невиноградного происхождения и добавленная вода.

Лицензия у «Сомелье» была аннулирована, но это решение Росалкогольрегулирования руководство фирмы попыталось оспорить в суде. Основной довод — угроза вреда жизни и здоровью граждан в случае употребления исследуемой продукции не подтверждена. То есть, если никто не умер, значит, «это» можно пить. Суд такой довод не принял.

Сейчас таким же казачьим наскоком южные виноделы пытаются занять еще один рынок сбыта — нишу премиальных вин, поставляемых в бизнес-класс.

«Это нереально, — комментирует позицию коллег исполнительный директор Российской ассоциации сомелье Анатолий Корнеев. — Российским виноделам вполне по плечу произвести ограниченную партию вина, соответствующую лучшим международным стандартам, однако обеспечить стабильную поставку сотен тысяч бутылок такого качества им пока не под силу».

Дорогой бизнес

Российское «высокое» виноделие как отрасль находится на стадии становления, поясняет Анатолий Корнеев. Элементы производства зачастую сильно разбросаны территориально, технологическое и логистическое обеспечение процесса проходят этап «подгонки». Это и еще целый ряд факторов априори делают российское вино категории «премиум» весьма дорогим даже по себестоимости. «Ценовая модель российского вина гораздо дороже, чем, к примеру, у вин европейских производителей, где устойчивые связи и инфраструктура в отрасли отработаны веками» — таков вывод эксперта. То есть при равном качестве вино российских производителей выйдет значительно дороже.

Согласна с Анатолием Корнеевым и представитель группы «Абрау-Дюрсо» Дарья Домостроева: «В России есть премиальные вина, но пока в небольшом количестве. Российское вино объективно дороже — производство требует больших инвестиций, предложение ограничено, смысла снижать цены нет. Например, премиальное вино «Усадьба Дивноморское» стоит более 2000 руб. за бутылку, говорит она. Не так много компаний может подтвердить и качество — получение лицензий на производство вин защищенного географического указания и наименования места происхождения началось совсем недавно.

А что произойдет, если «Виноградари и виноделы Юга России», чисто гипотетически, продавят авиакомпанию и в бизнес-класс будут поставляться пусть не премиальные, но зато российские вина средней по цене и качеству категории?

Для «Аэрофлота», как и других премиальных перевозчиков, бизнес-класс — источник огромной доли доходов. Прежде всего это залог более высокой доли налоговых поступлений от «Аэрофлота» в бюджеты всех уровней. С учетом того, что компания является крупнейшим налогоплательщиком в российской авиатранспортной отрасли, на кону — значительные суммы.

Во-вторых, авиакомпания за счет того, что зарабатывает на бизнес-классе, по сути субсидирует перевозки в классе экономическом. Это общеизвестный факт. Снижение спроса на перелет в бизнес-классе приводит к росту стоимости билетов в экономе.

А качество — потом

Ну потеряет «Аэрофлот» доходы, а государство — налоги. Может быть, это будет нивелировано для казны ростом доходов от виноделия?

Ну вырастут цены на авиабилеты, но, может, в этой ситуации в стране появятся премиальные отечественные вина по доступной цене? В конце концов вино мы пьем чаще, чем летаем на самолетах.

В том-то и дело, что это не так. В условиях ограничения конкуренции и наличия гарантированного рынка сбыта проблема совершенствования качества перестает быть актуальной для производителей. Наоборот, «именно тот факт, что крупная авиакомпания обходит их стороной, может служить стимулом российским виноделам улучшать качество продукции», — уверен владелец производителя и дистрибутора вина «Легенда Крыма» Михаил Штырлин.

По информации президента Союза виноградарей и виноделов, в стране выпускается в год 9 млн. бутылок вина, которое сам Леонид Попович характеризует как «премиальное по доступной цене». Как его реализовать в условиях, когда оно не конкурентоспособно? Миллион бутылок пристроить в «Аэрофлот», затем, ловко жонглируя понятием патриотизма, вынудить крупные розничные сети и рестораны делать выбор в пользу российских вин. При таком подходе объемы производства могут быть и 90, и 900 млн. бутылок в год, повторив масштабы, существовавшие в СССР. И если от содержания в некоторых образцах продукции невиноградных спиртов и добавленной воды никто не умрет, появится веская причина распространить эмбарго на зарубежные вина.

Оптимальный цикл развития виноградника составляет не менее 7 лет. Но в России, оказывается, есть способ вырастить плодоносящую лозу гораздо быстрее.

Оригинал

«Ночь. Ранее утро. Около пяти часов, раздаются хлопки, потом невыносимый запах, который чувствовался даже на восьмом этаже. Выхожу на улицу — горит черный «мерседес», сильно горит. Мою к тому уже потушили. Надо сказать, что пожарные сработали идеально, подъехали в течение двух минут.

В интернете прошла информация, что эта машина принадлежит Алексею Учителю — автору фильма «Матильда», это не так, хозяин этой машины я, совершенно рядовой гражданин России, отец четверых детей. Один из детей инвалид, и поэтому на машине Вы видите знак «Инвалид». Версия одна, тем более что я видел этот видеоролик, сделанный камерой видеонаблюдения, видел этих хорошо подготовленных людей в масках. Версия сейчас одна — это проявление недовольства фильмом «Матильда», который вот-вот должен выйти на экраны. Те, кто это сделал, должны понести наказание по закону.

Я понимаю их мотивацию: нельзя было в год столетия убийства последнего русского царя делать такой гнусный пасквиль на Николая II — это преступление большее, чем совершили эти ребята (поджигатели. — Прим. ред.). Если их поймают и дадут какой-то реальный срок, то внутренне я их готов простить. Но вместе с ними должны сесть на более долгий срок те, кто финансировал этот фильм», — рассказал владелец машины, которую сегодня ранним утром сожгли у офиса адвокатов кинорежиссера Алексея Учителя.

***
Напомним, ранее неизвестные злоумышленники подожгли два автомобиля, расположенных возле офиса адвокатов, представляющих интересы кинорежиссера Алексея Учителя. Об этом рассказал на своей странице в социальной сети Facebook юрист Константин Добрынин. По его словам, около автомобилей были разбросаны листовки с надписью «За Матильду гореть».

Оригинал — на сайте РЕН ТВ

Оригинал — «Росбалт»

В разговоре при передаче саквояжа не прозвучали ключевые слова, подтверждающие, что Алексей Улюкаев осознавал получение именно взятки, а не подарка.

2822600
© Коллаж ИА «Росбалт»

лава «Роснефти» Игорь Сечин не выполнил инструкции сотрудников ФСБ, полученные перед операцией по задержанию экс-главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева. Из-за этого на аудиозаписи разговоров в офисе нефтяного гиганта не присутствуют ключевые фразы, которые могли бы служить подтверждением того, что Улюкаев осознавал получение именно взятки, а не неизвестного подарка от уважаемого человека.

Как рассказал «Росбалту» источник, знакомый с обстоятельствами дела, еще во время предварительного расследования он был крайне удивлен тем, что процесс сделали открытым.

«Насколько я знаю, бытовало мнение о необходимости закрыть слушания, и тогда бы никаких спорных моментов «не всплыло». Однако потом все резко поменялось, есть ощущение, что такая команда поступила «сверху». А это хороший посыл для Улюкаева. Уже первые дни слушаний показывают, что пока они не идут предвзято, и у экс-министра есть шансы на оправдательный приговор. Такой поворот событий не кажется фантастическим. Он в любом случае никак не отразится на Игоре Сечине. Да, глава «Роснефти» мог полагать, что имеет место что-то противозаконное. Но он не следователь, не прокурор. Ответственность всегда ложится на оперативных сотрудников и следствие, которые и дают юридическую оценку имевшим место фактам. В пользу Улюкаева может сработать и то, что отвечавший за операцию по линии ФСБ Олег Феоктистов уже не работает в органах. Фактически есть и возможный «виноватый», — полагает собеседник агентства.

По его словам, перед каждым оперативным мероприятием с участником проводится подробный инструктаж о том, какие фразы должны прозвучать во время передачи денег. В дальнейшем эти фразы становятся важнейшими доказательствами. Подобный инструктаж был проведен и с Сечиным, однако на записи ключевые слова отсутствуют, они не были произнесены. «В беседе с Улюкаевым обязательно должны были быть озвучены два момента. Во-первых, — обозначено, что в саквояже находятся именно деньги. Например: «Там два, согласно вашему поручению». Во-вторых, — обозначено, что деньги передаются под угрозой создания неприятностей для «Роснефти». Например: «Думаю, больше у нас проблем по вашей линии не возникнет». Ничего этого нет, поэтому запись получилась совсем неубедительной. Ни из одной ее части не возникает подозрение, что Улюкаев понимает, что находится в саквояже и за что ему это дают», — высказал мнение источник «Росбалта».

Он полагает, что запись как раз выглядит как финальный этап оперативного моделирования. То есть — человеку искусственно создали ряд условий, при которых он оказался в офисе «Роснефти» и взял некий таинственный саквояж с презентом. «Сугробову за такое оперативное моделирование дали 22 года тюрьмы», — отметил собеседник агентства.

«Из записи видно, что Улюкаев несколько польщен тем, что такой человек как Сечин начинает с ним обсуждать ряд насущных для «Роснефти» вопросов, даже просит советы. Все знают, что приближенность к Сечину весьма полезна при нынешнем устройстве власти. Плюс — общение носит неформальный характер. Потом вручается корзинка с мясными изделиями и саквояж с чем-то. Может, в саквояже копия нефтяной вышки «От Иваныча». Никто отказываться от подарка не будет, — полагает источник агентства. — Оперативное мероприятие проведено было из рук вон плохо, поэтому его материалы являются крайне спорным доказательством».

Герман Александров

Оригинал

Оригинал

Обыски у дипломатов, закрытые консульства, приостановка выдачи виз – как будет развиваться дипломатическая война между Россией и Соединёнными Штатами, рассказывает Александр Баунов.

Александр Баунов: ФСБ не стоит идти в американское посольство
Александр Баунов//carnegie.ru

Москва считает, что наша очередь отвечать. Потом Вашингтон тоже захочет ответить, потому что уверен, что не он первым начал. В американской прессе эту «игру» называют tit-for-tat – «око за око». До чего стороны могут «доотвечаться» – объясняет эксперт Московского центра Карнеги, главный редактор Carnegie.ru, в прошлом – дипломат Александр Баунов.

– Александр, такого «обмена любезностями» ведь не было даже во время «холодной войны»?

– Да, такого вообще никогда не было. Во всяком случае, ни во время карибского кризиса, ни во времена Маккарти, ни в период Рейгана, когда Америка боролась с «империей зла», не заходили в здания посольств и не проводили там досмотры.

– Кто сошёл с ума?

– Америка, конечно, сошла с ума. Но с точки зрения Америки, а мы всё-таки смотрим первоисточник, с ума сошла Россия. Во-первых – когда забрала Крым, когда поменяла границу, во-вторых – когда вмешалась в противоречия внутри Украины и разожгла там войну, в-третьих – когда в Америке стала поддерживать самого некомандного из всех кандидатов в президенты. Насколько она его поддерживала – это другой вопрос, но она ему симпатизировала, и это факт. То есть Россия нарушила тот мировой порядок, который Америка считала гарантированным, как минимум, последние четверть века. С американской стороны формально дипломатические войны находятся в ведении Государственного департамента и советников по национальной безопасности в Белом доме. Советник по нацбезопасности там сменился, идеолог Стив Бэннон только что сменился, Тиллерсон, есть слухи, думает об уходе – вот такая картина. И, если говорить об обысках в российских представительствах, решение о таком демонстративно жёстком ответе на российские контрсанкции принято в беспрецедентной ситуации, когда Америка расколота, как уже давно не бывало, и противоречия разрывают саму правящую команду. 

– Обыски – так это было названо в российской прессе. Если отслеживать историю с самого начала, то американцы вошли в российские представительства уже после того, как здания были освобождены, и это были не обыски, а осмотры перед консервацией.

– Да, это был осмотр зданий. Как бывает осмотр судна в блокированных портах. Хотя наш МИД опубликовал видео, из которого понятно, что во время осмотра в квартирах в Сан-Франциско ещё остаются семьи консульских работников. И американцы заглядывают в квартиры, где живут семьи дипломатов.

– Они стучатся в двери, им открывают, они заглядывают в прихожую, улыбаются и уходят. Тоже похоже больше не на обыск, а на осмотр: все ли съехали. Зачем нам это показали?

– Думаю, что такая картинка, которую нам показали, важнее, скорей, для американского зрителя. В контексте нынешней паранойи, связанной с победой Трампа и поиском российского влияния на выборы, российские учреждения многим кажутся шпионскими гнёздами, набитыми хакерской аппаратурой. А теперь администрация Трампа может показать, что это не так. Тот самый президент Трамп, которого обвиняют, будто он выиграл с помощью Путина, решился на поразительную меру. С одной стороны, он демонстративно опровергает в очередной раз теорию заговора с Россией: он решился нарушить дипломатический иммунитет российских зданий. С другой – развеивает шпионскую паранойю: вот обычные квартиры и офисы, а не набитые аппаратурой помещения, обычные люди открывают двери. В некотором смысле это выглядит успокаивающе для американцев.

– Что всё это означает в переводе с дипломатического языка?

– Нет здесь никакого дипломатического языка. Это мера совершенно беспрецедентная.

– Но откуда-то она взялась?

– Если брать именно эту дипломатическую войну, то она началась с блокировки российской собственности в Мериленде в декабре по указу Обамы. Когда закрылась дача – очень важная для посольства.

– Важная – в каком смысле? Для дипломатической работы?

– Я просто знаю от знакомых, что ею пользовались очень активно, туда можно было поехать с семьёй, записавшись в очередь. Там были разные комнаты, можно было отдыхать, устраивать какие-то коллективные праздники. В общем, это не было рабочим помещением, хотя какая-то рабочая часть, не исключаю, там могла существовать. Из собственности эту дачу не изъяли, потому что частная собственность священна, но доступ к ней блокировали.

– Вы можете вспомнить другие похожие ситуации, когда страны блокировали друг другу дипломатическую собственность?

– Я могу назвать две-три типологии. Самый банальный случай – не все посольства в собственности у занимающей их страны, аренда по какой-то причине не может быть продлена.

– Это явно не наш случай. А другие типы?

– Начинается война – страна забирает посольское здание противника. В 1914 году толпа просто штурмовала германское посольство в Петербурге, разгромила его, сбросила орла. В 1941-м немецким дипломатам было предписано покинуть посольство в Москве, здания были отобраны. Третий случай – вы прекращаете дипломатические отношения. В последний раз у нас это было в 2006 году – с Грузией они были заморожены. В такой ситуации здания консервируются. Они до сих пор стоят законсервированные – с тёмными окнами, с опечатанными дверями. Точно так же стоят законсервированные посольства Саудовской Аравии и Ирана друг у друга в столицах после казни шиитского проповедника в 2016 году.

– То есть это происходит в связи с войной? Или, как минимум, означает прекращение дипломатических отношений?

– Ну, в случае с Грузией это не была война…

– Она случилась через полтора года.

– В случае с Америкой это не прекращение дипломатических отношений, даже не их замораживание, но это прекращение дипломатической деятельности на определённых площадках. Американцы нам говорят: вы затрудняете нам жизнь тем, что сокращаете необходимое для нас число сотрудников, – мы, соответственно, затрудняем вашу деятельность, прекращая её на некоторых площадках.

– Почему Россия может указывать Америке, сколько сотрудников держать в посольстве? Это стандартная практика, когда страна на своей территории регулирует численность дипломатического корпуса другой страны?

– Да, страны имеют такое право. Просто в ситуации нормальных отношений никто не следит за «зеркальностью», за принципом «один на один». Но с этим, например, столкнулись Советский Союз и Германия в 1941 году. По состоянию на 22 июня 1941-го советских граждан в Германии было гораздо больше, чем немецких граждан в Советском Союзе. И Германия предложила обмен «зеркальный»: сколько немцев есть в России – столько советских граждан вернётся в СССР. Остальные, видимо, в лагеря. Стоило большого труда добиться решения «всех на всех». То есть этот момент становится важным, когда доходит до кризиса. Много лет никого не интересовало, что сотрудников американской дипмиссии больше.

– Это были далеко не всегда американцы, которых можно выслать, а граждане России.

– Потому что у американцев другая кадровая политика: они нанимают на месте довольно много граждан страны пребывания. Наши посольства никогда не нанимают местных, а всех приводят с собой – даже водителей. И с этим тоже связано разное количество сотрудников. Когда ты нанимаешь людей на месте, тебе не нужно их селить, не нужно обеспечивать их семьи, поэтому ты можешь позволить себе штат побольше.

– Если не было необходимости выравнивать штаты, зачем Россия прибегла к этой мере?

– Это был ответ сразу на два недружественных жеста: на декабрьскую высылку тридцати пяти наших дипломатов и консервацию дач и на последний пакет санкций. Хотя для Госдепартамента США, по узкой ведомственной логике, Россия совершила некоторый шаг, которого Америка не делала. Теперь Госдепартамент считает, что ответ за ним, что он тоже должен нанести удар по дипломатическому корпусу России. У нас обалдевают от такого лицемерия: вы чего, это же как раз мы вам отвечаем, мы же, наоборот, добрые были, мы полгода не отвечали на вашу декабрьскую выходку.

– В итоге каждая сторона считает, что должна ответить, потому что «те первые начали». Долго они будут это раскручивать?

– Когда-то это, конечно, во что-нибудь упрётся. В конце концов, речи о полном прекращении дипломатических отношений не может идти, у нас же не состояние войны.

– А по типологии, которую вы описали, кажется, что как раз к этому всё идёт.

– Нет-нет. Дипломатическая война, санкционная, торговая – в другие сферы они не обязательно переходят. Есть кибервойна. Вообще, с точки зрения Америки, Россия совершила кибератаку: провела акт войны в киберпространстве против американской демократии, против всей американской избирательной традиции. Ответить тем же Америка не может, потому что Россия не проводит реальных выборов. То есть может, но это вряд ли повлияет на результат, потому что нет реального соперничества. И они стали думать, как ответить.

– Высылку 35 дипломатов Обама объяснял тем, что это не просто консульские работники, а подозреваемые в кибершпионаже и причастности к хакерским атакам. И дачу в Мериленде они якобы использовали для своих чёрных дел. Почему тогда Россия это «проглотила»?

– Теперь уже многие думают, что лучше бы Россия сразу выслала 35 американских дипломатов, закрыла американскую школу и так далее. Всё было бы проще. Но Россия вступила в более сложную игру, поскольку победу Трампа восприняла как победу над противником – нежелательным кандидатом Хиллари Клинтон. Они решили проявить «щедрость победителя»: дескать, нам не жалко. В этой «щедрости» на заднем плане была, конечно, надежда на то, что Клинтон и Обама будут посрамлены, а новый президент всё вернёт. Майкл Флинн, бывший советник Трампа, если помните, созванивался с российским послом Кисляком ровно в тот день, когда Обама объявлял о высылке дипломатов и о блокировке зданий. Вероятно, Флинн как раз пытался предотвратить ответные меры. И Москва могла поручить Кисляку выяснить обстановку: как собирается дальше вести себя новая администрация, не вернёт ли она дачи. Как я понимаю, они пришли к договорённости, что с ответными мерами Россия может не торопиться, намекнули на положительное решение вопроса с дачами. Но Трамп оказался не в состоянии это сделать. Это вызвало дополнительное раздражение. И вместо того чтобы ответить эквивалентной высылкой сразу, Москва через полгода ответила масштабным жестом сразу и на старую высылку, и на новые санкции.

– Вы писали, что этот ответ Россия объявила до подписи Трампа, чтобы показать, что мы вроде как не ему отвечаем. Но если закон о санкциях принимал «плохой» конгресс, то последние меры вводила администрация «хорошего» Трампа. Теперь всё? Трамп показал, чтоб на него больше не рассчитывали?

– Да, они попытались «сохранить лицо» Трампа, объявив о своих мерах до его подписи под законом конгресса. Но тут надо понимать, что у Трампа нет «лица», в глазах его критиков – на нём клейма ставить негде, для них это человек, оказавшийся на своём месте даже не из-за сбоя системы, а в результате её умышленной порчи со стороны России. Победа несистемного кандидата развалила систему, и всё находится в очень неустойчивом состоянии. Поэтому источник последнего решения мы даже не очень понимаем. Скорее всего, он был не в Белом доме. А если он был в Белом доме, то это мог быть не Трамп. А если Трамп – он мог руководствоваться совсем не теми мотивами, которые стали публичными. Прошёл почти год с момента избрания Трампа, девять месяцев после вступления в должность, а в его команде до сих пор вакантны позиции, от неё до сих пор отваливаются ключевые люди, они могут и дальше уходить.

– Участие России в победе Трампа для американцев уже доказано?

– Если вы поговорите с американцами, категорически не принимающими Трампа, для них он – на 100 процентов продукт российского вмешательства. Американскому президенту мало победить в коллегии выборщиков, ему нужно ещё получить некоторое «помазание» со стороны правящего политического класса, прессы, спецслужб, экспертного сообщества интеллектуалов и так далее. А если голоса он получил, а этого «помазания» нет, то выясняется, что его президентские права очень ограничены.

– И работать ему не дадут.

– Это ситуация, когда уже не сдержки и противовесы, а просто путы. Трампу не дают работать, потому что он – чужак. Причём неквалифицированный чужак с неважной репутацией.

– Во всех опубликованных в США документах, в том числе в том самом указе Обамы, подчёркивается, что Россия влияла на избирательный процесс, но никак не повлияла на результат. Откуда берётся всё остальное?

– Из общественного мнения. Вокруг Трампа сложился такой коллективный миф. Политический класс считает, что он не должен руководить Америкой. В этой среде есть консенсус, с которым спорить невозможно: во-первых, избрание Трампа – историческая ошибка, которую надо как можно скорее исправить, во-вторых, эта ошибка – продукт вмешательства в американскую демократию. А дальше всё зависит от степени самокритичности. Если вы поговорите с профессионалами, как тот же Коми (Джеймс Коми, экс-глава ФБР. – Прим. «Фонтанка»), они скажут, что вмешательство было, но на результат не повлияло. Однако в широком общественном мнении закрепилось, что Трамп – продукт российского вмешательства. 

– Каким способом Россия «выбрала» Трампа? Это как-то объясняют?

– Это может трактоваться в совсем узком смысле: типа, русские хакнули нашу систему и накрутили Трампу счётчики. Это позиция людей, которые совсем не хотят разбираться. Другие считают, что Россия путём вбросов ложных новостей про Хиллари Клинтон, путём действий RT, «Спутника», интернет-троллей и так далее повлияла на какие-то группы избирателей в тщательно отобранных штатах, и именно эти группы решили судьбу выборов. Это, конечно, очень лестно для российских служб, потому что они, на мой взгляд, не способны провести такую нейрохирургическую операцию на мозге американского избирателя. Но такой консенсус существует в среде вполне здравомыслящих людей. Есть ещё одна позиция: русские ломали почту Хиллари, вываливали всякий компромат и в итоге раскололи демократического избирателя, тот разочаровался в кандидате и не пошёл голосовать. С этим вообще уже невозможно спорить. И отговорки вроде того, что ещё не известно, кто ломал, не принимаются: считается доказанным, что это были русские.

– Мы знаем массу случаев, когда Россия отвечала «зеркально» на обвинения в шпионаже и высылку дипломатов. Почему теперь это переросло в дипломатические войны, напрямую никак с хакерской историей не связанные?

– Потому что Путин, Лавров, Патрушев, Бортников, весь Совет безопасности – все они искали, чем бы ответить Соединённым Штатам на новый пакет санкций. Вот Европе мы ответили запретом на импорт продовольствия. А Штатам нам трудно ответить торговой войной. Можно было бы запретить, допустим, айфоны, но это было бы ударом заодно по китайской экономике, а с Китаем у нас стратегическое партнёрство. К тому же импортозаместить айфон мы не можем, это даже не сыр. Штаты в ответ примут пакет технологических санкций, а технологически мы зависимы. Спросите сейчас у тех, кто работает с углеводородами на шельфе: как им не хватает американских технологий и техники. 

– И решили, что дипломатическая война – лучшее, что можно придумать?

– Это решение было абстрактное – из головы. Оно могло быть и в какой-то другой сфере: космос, Афганистан, авиация. Но они посидели – и просто вот это придумали: раз уж мы отвечаем сразу на два события, то из комбинации обоих возникла такая идея. Американцы достаточно лукаво её проинтерпретировали как неспровоцированный шаг России против американской дипломатии.

– Иначе говоря, ответить было нечем, а очень хотелось.

– Да, у нас действительно ограниченный выбор вариантов для ответа Америке. И Америка пользуется своим превосходством в мире не первое столетие. Мы можем ответить либо очень жёсткой, грубой мерой, которая вызовет непредсказуемую лавину действий, либо чем-то символическим, но неприятным. Вот Путин, комментируя этот шаг, предупредил, что ответ будет для американцев чувствительным. Действительно: их посольства привыкли работать, не отказывая себе в кадрах. У них много денег, они хорошо укомплектованы, могут позволить себе держать больше сотрудников и проще жить. Отделы американских посольств везде довольно многолюдные. Думаю, что это самое многолюдное дипломатическое ведомство в мире. И у нас просто придумали ответить таким способом.

– Логика в таком ответе есть: они ударили не просто по численности, а по пресловутой «мягкой силе» Соединённых Штатов. Те вынуждены сократить отделы культуры и прессы – сократится обмен между странами, они будут выдавать в итоге меньше виз – меньше наших граждан посмотрят на «врага» своими глазами. Может быть, ответ как раз был просчитан?

– Думаю, что «мягкая сила» Америки исходит всё-таки не только из консульств. Хотя образовательная сторона действительно пострадает. Гранты, обмены, научные и культурные поездки – это пострадает, несомненно. Но у нас же не могли предсказать, что они перестанут визы выдавать.

– По тону в прессе в обеих странах видно, что всё только начинается: все взвились, взревели и готовятся отвечать дальше. Как это будет развиваться?

– Проблема дипломатической войны в том, что здесь – как в плохой супружеской ссоре: важно, за кем будет последнее слово. Возможны два варианта развития событий. Либо стороны упрутся в тупик и закулисно договорятся: всё, давайте обменяемся символическими ударами, давайте вы депортируете пять котиков, мы – пять котиков и одну морскую свинку, дальше разойдёмся, иначе доведём дело до разрыва дипломатических отношений. Либо гораздо более плохой сценарий: эта межведомственная, по сути, война выйдет за пределы ведомств и начнёт затрагивать уже не только дипломатическую сферу, но, например, транспорт. Или гражданскую авиацию. Или можно запретить судам заходить в порты друг друга. Или начать затягивать оформление грузов.

– Закрыть для них аэропорты, нечего к нам летать.

– Между прочим, такая мера периодически и всплывает.

– Серьёзно?

– Есть одна область, где Россия могла бы нанести Западу более существенный урон, чем Запад России: это пролёт над Дальним Востоком и Сибирью. Это настолько удлинит маршруты между Европой и Азией, между Америкой и Азией, что принесёт их авиакомпаниям просто гигантские потери.

– Зачем вы им подсказываете?

–  Они сами давно знают. Но тут надо понимать, что гигантские потери будут и у России. Потому что это сотни миллионов долларов, которые мы получаем в прямом смысле из воздуха. Они-то разработают новые маршруты, но и мы потеряем «пролётные» деньги. И это удар по людям, которым придётся больше часов проводить в самолётах, удар по частным компаниям и так далее.

– Разве это кого-то ещё может остановить? Эта «супружеская ссора» дошла до той стадии, когда назло противной стороне можно разбить тарелку о собственную голову.

– Да, теперь всё зависит от степени хладнокровия или взвинченности участников. В дипломатической традиции – не дать оппоненту последнее слово. Но можно договориться, последовательно редуцировать удары и на последнем недружественном жесте с морской свинкой считать инцидент исчерпанным. Давайте, например, выключим подсветку на фасадах посольств друг друга – и на этом остановимся. Иначе это может раскручиваться долго и дойти до закрытия посольств.

– Похоже на таран, в котором либо один самолёт свернёт и проиграет, либо оба разобьются.

– Именно так. Но здесь нет казуса белли. Страны, находящиеся в мирных, в общем-то, взаимоотношениях, вдруг закрывают посольства – такого никогда не было, это невозможно представить.

– В том-то и дело, что здесь всё до такой степени невозможно представить, что на следующем шаге казус белли может возникнуть из-за какой-нибудь ерунды.

– Скорее, больше опасности, что он возникнет из какого-нибудь технического инцидента – где-нибудь в небе над Балтикой. Это то, чего все действительно боятся. Пока это всё-таки больше обмен жестами. Пусть эти жесты болезненны для отдельных ведомств, но с людьми ничего не происходит, здания посольств не сжигают и не грабят, там не захватывают документацию.

– Как теперь Россия должна ответить на то, что в нашей прессе назвали обысками? Можем мы устроить настоящие обыски в зданиях американских дипмиссий?

– Вот я бы не стал этого делать. Резонанс будет гораздо шире и для нас гораздо хуже. То, как американцы вежливо, постучавшись с улыбкой в дверь, осматривали российские здания, увидели в основном мы в новостях и какие-нибудь зрители RT за границей. А представьте, что ФСБ придёт осматривать здания американских посольств. Как это будет выглядеть в англоязычных медиа?

– Очень живописно.

– Это будет чистый вред себе. Понятно, что ничего мы там не найдём. Нервы попортить американцам – так понятно, что они к этому будут готовы. А картинка разойдётся чудовищно. И комментаторы в кадре будут говорить: а помните, как в 1980 году в Иране врывались в наше посольство?! Нас будут сравнивать с Ираном и говорить, что вот – не зря Россию и Иран поместили в один закон о санкциях. Всё это очень впишется в контекст разговоров об «очень плохой России». Ситуация очень трудная. Потому что и не ответить вроде как нельзя, не принято. Один раз пропустили ответ – и, как я уже сказал, ничего хорошего не вышло. Но и ответить надо так, чтобы не вызвать болезненный ответ с их стороны. Потому что репертуар санкционных мер у американцев гораздо шире, чем у нас.

Беседовала Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

Справка:

Администрация Белого дома дала генеральному консульству России в Сан-Франциско и российским торговым представительствам в Вашингтоне и в Нью-Йорке 48 часов на выезд. Срок истёк 2 сентября. В здания, которые считались освобожденными, пришли представители Госдепартамента – осмотреть перед консервацией. Эту меру Белый дом объяснил продолжением российского стремления к паритету: раз Россия потребовала уравнять численность дипломатов и консульских работников в двух странах, то Америка в ответ хочет, чтобы и число представительств было одинаковым. Вы заставили нас втрое урезать штат и мешаете давать визы вашим же гражданам – мы заставим вас освободить «лишние» здания. Россия возмущена, потому что действия нашей страны были как раз ответом. Мы отвечали на закон Конгресса о новых санкциях, а начала первой Америка. Причём ещё раньше, в декабре 2016-го, когда президент Обама выслал 35 российских дипломатов и отнял дачи в Мериленде. В МИД назвали визит американцев в дипломатические здания обысками

Оригинал

Журналист: Кристина Худенко

Оригинал

2821128

«Мы, похоже, не обратили внимания, как в одночасье, на наших с вами глазах произошло изменение человеческого вида. Внутри проснулся варвар, для которого «другой» потерял всякую ценность. Он превратился в средство достижения эгоистических целей, в конкурента, в соперника, наконец, во врага». Один из самых актуальных российских режиссеров Андрей Звягинцев на российских реалиях исследует природу антигуманного сдвига, полагая при этом, что тема универсальна — всем есть, о чем задуматься.
Порассуждать об этом и многих других вопросах Звягинцев приглашает после показа в кинотеатре Splendid Palace его новой картины «Нелюбовь». Возможность посмотреть на большом экране фильм-призер Каннского фестиваля и лично задать вопросы режиссеру вызвала у рижской публики такой ажиотаж, что организаторы назначили дополнительную встречу — 24 сентября в 12.30 в Splendid Palace. И отдельный дополнительный показ 27 сентября.

Фильмы Андрея Звягинцева обласканы критикой и отмечены жюри самых значимых кинофестивалей. В том числе и на родине режиссера. «Возвращение» победило в Венеции, «Изгнание» получило приз в Каннах. «Левиафан» выдвигался от России на «Оскар» и стал первым фильмом в постсоветской истории страны, удостоенным премий «Золотой глобус» и BAFTA. «Елена» получила главные российские награды «Нику» и «Золотого орла»… При этом в России отношение к Звягинцеву далеко не однозначное. Встречи со зрителями проходят очень эмоционально — картины затрагивают множество болевых точек.

— Про ваши фильмы часто слышно мнение, что при всех неоспоримых художественных достоинствах, вы «выносите сор из избы». Мол, даже если есть в стране проблемы, надо решать их внутри «избы», чтобы соседи не видели… Если поразмыслить в таких категориях, то сор из избы выносить все же надо (он же копится), другое дело — куда?

 — Его нужно есть! Буквально поедом, тоннами жрать, чтобы, не дай бог, сосед не увидел, как много в нашей избе этого сору… Шучу. Моя позиция — в горнице должно быть чисто и светло. Значит, сор надо выносить хотя бы из соображений гигиены. Яростное желание держать все свое за закрытыми дверьми — это от страшных комплексов, зависимости от чужих мнений. Ах, что скажет Америка или Европа! Ах, как же это мы ударим в грязь лицом! Да справься уже со своими комплексами, наведи внутри порядок. Какая тебе разница, что про это «станет говорить княгиня Марья Алексеевна» — тебе же в этом жить, не ей.

2821130
Кадр из фильма «Левиафан».

— В фильме «Нелюбовь», пожалуй, единственные позитивные персонажи, которые в ладу с собой и миром, это волонтеры из организации поиска пропавших детей…
 — Разве этого мало?

 — Конечно, хотелось бы больше. Вы сами участвуете в каком-нибудь волонтерском или благотворительном движении?

 — Создатель этого движения Гриша Сергеев говорит: «Любой, кто кому-то рассказал о нас — он тоже наш волонтер»… Мне кажется, как авторы этого фильма, мы вложили много усилий в освещение темы. «Нелюбовь» уже посмотрели сотни тысяч зрителей только в России. И все они теперь знают о том, что существует такое движение «Лиза Алерт». Если в моих интервью или на творческих встречах поднимаются вопросы на эту тему, я всегда охотно рассказываю о них и привожу статистику, раскрывающую успехи в их деятельности. Эти цифры и правда поразительные.

Другое дело, откуда берет начало эта благотворительность у нас, почему она набрала такие темпы и масштабы? К сожалению, не от чрезмерного достатка, или избытка свободного времени у людей. Мне кажется, от немоты, тотального равнодушия и безразличия власти к человеку, к вопросам его социальной защищенности, доступности медицины для обычных людей.

— В фильме «Левиафан» речь идет как раз о потерявшей буйки власти, которая отнимает у людей последнее. Вы говорили, что эта история не только о России, что любое государство — в той или иной мере чудовище-левиафан. Да и оттолкнулись вы от реальной американской истории о том, как ветеран Вьетнама Марвин Джон Химейер отомстил власти за несправедливость…

 — О том, что государство есть Левиафан, сказали не мы, авторы фильма, а основатель теории общественного договора Томас Гоббс еще в середине XVII века. Любое государство зиждется на пресловутом общественном договоре между сувереном и подданными. Суверен гарантирует подданному защиту, безопасность и исправную работу всех государственных институций, взамен же подданный передает суверену свои свободы. В той или иной мере. Есть вопиющие случаи тоталитарного устройства вроде Северной Кореи или какого-нибудь Ирана, где у граждан беззастенчиво отняты основные свободы, есть страны с авторитарным или демократическим строем, но принцип один: меняю свободу на безопасность.

— Безопасность — тоже не факт!

 — Именно. И не кажется ли вам, что эта сделка чем-то напоминает известный сюжет из Фауста? Там, как мы помним, главный герой вступает в сговор с дьяволом, передавая ему в безраздельную власть собственную душу в обмен на радости жизни. Разве та цена, которую платит человек в обмен на безопасность, как мы выяснили, мнимую, как и часто столь же мнимую достойную жизнь, не наводит нас на мысль о несправедливой, непропорциональной, обманной сделке? Но, похоже, у человека это единственно возможный выбор — другого не существует. Никто пока не придумал другого миропорядка, регламентирующего сосуществование людей в одном пространстве. По утверждению Гоббса, именно необходимость выйти из положения «войны всех со всеми» и заставила человечество принять правила игры, о которых мы говорим. Удивительное дело, но даже Мефистофель был более честен, заключая договор с Фаустом.

— В «Левиафане» есть сцена, когда представитель органов правопорядка предлагает друзьям развлечься, постреляв по портретам советских лидеров. Как она возникла? И неужели вы, таким образом, призываете публику к революционным действиям, к необходимости расправиться с властью?

 — Конечно, нет. Этот эпизод своего рода символический жест, свидетельствующий об ироничном отношении народа к власти. Из той же оперы — анекдоты про Брежнева, Хрущева и прочую партийную номенклатуру, рожденные в недрах народного сознания. Народ смеется над своими тиранами, потому что не смеет по-настоящему сказать все, что о них думает. Это как в Японии: если злишься на начальника, перед тобой ставят его резиновый манекен — можно подойти, вдарить и почувствовать глубокое удовлетворение…

— Одна лишь разница, у вас в фильме стреляют по портретам ушедших вождей. А стали бы они стрелять по фотографиям нынешней «номенклатуры»?

 — Трудно сказать… «Пусть пока на стенке повисят. Покуда не появится исторический зазор» — так говорит герой нашего фильма. А народ по-разному к власти относится. С одной стороны, всюду говорят, что рейтинги популярности президента зашкаливают, но на поверку не все так однозначно. Ирония — единственное, чего не отнять у народа. Я видел в Youtube ролик, как стоят на холме русские мужички и смеются, изобретая на ходу матерные шутки над «Калиной», в которой Путин мчится по российским дорогам. Этот их смех тоже о многом говорит.

— В ваших фильмах важное место занимает церковь, куда люди ходят за разумным и добрым, но потом совершают страшные вещи. Как вы сами к ней относитесь?

 — Тут нужно научиться разделять. Во-первых, людей, которые «совершают страшные вещи» и церковь. А во-вторых, церковь, заповеданную Христом, и церковь, как институт. Мы работали над фильмом в 2012-13-х годах. Прошло несколько лет с тех пор. И разве что-то изменилось? Напротив, сегодня некоторые мотивы, рассматриваемые в фильме, только ярче заблистали.

Римская католическая церковь была самым крупным землевладельцем в Европе уже в Средние века, теперь и Русская православная церковь занялась собиранием собственности, причем, не считаясь ни с чем, ни с какими здравыми резонами светского сообщества или музейных хранителей и реставраторов древностей. Резоны РПЦ совершенно прозрачны: им не нужны руины или исторические памятники, им требуются в собственность квадратные метры недвижимости и земельные участки. Разве это похоже на поступь церкви Христовой, это же больше смахивает на корыстолюбие. Разве нет?

В залах я нередко слышу от зрителей неприятные вещи. Например, встала одна дама, руки в боки, и возмущенно заявила: «В ваших фильмах нет Бога!» А еще в Ярославле на встрече с аудиторией мне рассказали о каком-то кинорежиссере, который высказался в своем интервью, что, дескать, у меня в душе Бога нет, потому его нет и в моих фильмах. Что творится в умах некоторых россиян? Что за вирус нетерпимости поселился в их головах? Почему за 15 лет моей творческой жизни где бы то ни было за рубежом никто никогда даже близко не позволял себе подобного?! Всегда я встречал там готовую к корректному диалогу любопытствующую публику, жаждущую обрести новый опыт.

Как мы знаем, «дух дышит, где хочет» — так что, уж точно никак не патриотически настроенным кинорежиссерам распределять эту благодать: где ей обретаться, а где нет. Скажите, как можно не увидеть в лицах волонтеров, вдохновенно занимающихся благим делом, печать любви к ближнему?!

После премьеры «Левиафана» на сайте «Православие и мир» вышли сразу несколько рецензий православных монахов и священников, которые высказывали положительные идеи в адрес фильма, говорили и о том, что наш фильм правдив, что это чуть ли не пророческое предостережение о том, как все может вскоре обернуться, говорили и о двойничестве церкви. Это писали люди, которые занимаются вопросами веры давно, ответственно и от сердца. Им я доверяю больше, чем кликушам с воспаленным охранительным патриотизмом вместо разума.

— Еще один важный герой ваших фильмов — телевизор с крикливыми телешоу и жуткими сводками с боевых полей. Как вы оцениваете роль телевизора в жизни людей? Он сегодня важнее в воспитании нового поколения, чем папа с мамой?

 — Это вряд ли! Все же на первом месте воспитательной шкалы — гены, затем, думаю, родительское воспитание, а уж на третьем месте — среда: круг друзей, культурные впечатления… Для огромного числа россиян телевизор занимает важное место в этой самой среде и активно формирует мировоззрение. Особенно когда из этого ящика тоннами вываливается пропаганда. Слушая этих чудищ, которые с пеной у рта врут, уверяют, что черное это белое, а белое — черное, трудно не завыть в унисон. Вы в Латвии в курсе, что транслируют наши центральные телеканалы?

— Сама я телевизор отключила двенадцать лет назад, но судя по рейтингам российских каналов в Латвии, большинство жителей — в курсе.

 — Я тоже лет восемь как выбросил телевизор. Сделал это в ожидании рождения ребенка. Не хотел, чтобы он созерцал эту клоаку. Но иногда случается ознакомиться, так сказать, с контентом, чтобы быть хоть примерно в курсе происходящего. В интернете сейчас можно сыскать все.

Конечно, телевизор — инструмент влияния на сознание не только в России. Во всем мире он вроде домашнего оракула, вещающего из угла. Сейчас я читаю книгу агента ЦРУ, который вспоминает о своем длительном — в несколько недель — допросе Саддама Хуссейна. И этот разведчик утверждает, что правительство США, как и американское общество, сильно заблуждались насчет Саддама и наличия у него пресловутого оружия массового поражения. Да, тот был тираном, но его свержение, тот хаос, который образовался в стране благодаря американскому военному вторжению, радикальная смена уклада жизни и политического климата в Ираке повлекли за собой куда более страшные последствия, чем если бы его не свергали, примерно так считает автор книги. Тот самый телевизор, используя который предвзятые политики нагнетали ситуацию вокруг «врага цивилизованного мира», вещая о том, чем ни Ирак, ни его правитель не являлись, создал почву для общественного мнения и готовности принять выдумку за правду. Американское общество, осудившее войну во Вьетнаме, осознавшее в свое время ошибки в этой связи, снова и снова наступает на те же грабли. Этот незамысловатый ящик — в любой стране часто являет собой транслятор чьих-то пропагандистских идей, предубеждений и заблуждений.

2821132
Кадр из фильма «Елена».

— Мат на публику в России запрещен. У вас в фильмах он есть. Для вас это важно?

 — Ну а как его можно не брать в расчет? Это язык народа, словам этим уже сотни лет. Язык живет и рождается не в кабинетах филологов и вне зависимости от кодексов и предписаний законодателей по запикиванию ненормативной лексики. Народ не запикаешь, так ведь?

 — Но, возможно, если убрать его из поля общественного зрения, он станет чем-то более неприличным?

 — Мат и без того в России всегда считался неприличным, но, когда советский союз рухнул, человек стал нащупывать берега обретенных свобод, и мат очень скоро появился и в кино, и на театральной сцене. Не секрет, что Шнур и по сей день беспрепятственно ругается себе со сцены, наплевав на все их запреты. Но тут в полной мере вылезают двойные стандарты нашей власти: государственные мужи, которые сочиняют эти законы, прекрасно чувствуют себя на концерте Шнура на Спартак-Арена, слушают его совсем незапиканные песни и даже весело отплясывают под них. При этом фильм с ненормативной лексикой нельзя выпустить даже на интернет-площадке, где предполагается индивидуальный просмотр.

Я отказываюсь подчиняться этому закону по одной простой причине: мой фильм — свидетельство того, что происходит за окнами, я говорю правду, как она есть, мои персонажи разговаривают на том языке, на каком в жизни разговаривают такие же люди, как они. Я не хожу на концерты Шнура, потому что мне эта музыка не близка, но я и не предлагаю законодательно запретить ненормативную лексику.

— Фильм «Елена» анонсировался, как история о вопиющем классовом расслоении в Москве. (Медсестра Елена выходит замуж за богатого и разрывается между ним и социально неблагополучной семьей сына, с которой олигарх не хочет знаться. В итоге она убивает мужа, когда тот отказался дать денег на то, чтобы внук Елены не попал в армию. Семья сына начинает новую богатую жизнь.) Это как-то оправдывает поступок главной героини?

 — Для меня социальное неравенство не является главной темой этого фильма. Не знаю, кто его анонсировал именно так. Точно не я. Я снимал картину о том, на что способен человек перед лицом выбора. Елене застит глаза ее слепая любовь к своим детям, забота о ее собственном благополучии, как и о благополучии ее рода. Все это, в условиях потери ценностной ориентации в пространстве между добром и злом, затмевает взор человека и может привести к печальным последствиям. Надо признать, что пересмотр нравственных ценностей в нашем обществе произошел стремительно. Мы, похоже, не обратили внимания, как в одночасье, на наших с вами глазах произошло изменение человеческого вида. Ко входу в капиталистический уклад жизни мы оказались совершенно не готовы; в брошенном в состояние выживания человеке проснулся варвар, для которого «другой» потерял всякую ценность, он превратился в средство достижения эгоистических целей, в конкурента, в соперника, наконец, во врага.

— И все же, не виноват ли отчасти и сам олигарх в том, что Елена совершила против него «кровавую революцию»? Он ведь к жене не как к равной относился.

 — Подобные браки, заключенные по взаимному негласному договору, с выгодой для обеих сторон, не редкость. Вчера я посмотрел документальный фильм о женах Рублевки. Его авторы рассказывают о том, как богатые люди выбирают себе девушек на негласных условиях, чтобы те были необременительны, много не болтали, а молча исполняли роль прекрасных ваз или пушистых собачек на пуфике. Такие полностью бесправны. За глаза «мужья» называют их… «мясом» и пользуются ими, как бытовым прибором. Это, конечно, зашкаливающий цинизм и тотальное обнажение ничтожества таких связей.

Так вот, по сравнению с ними, наш герой Владимир очень даже ответственен. Он честно называет сына Елены бездельником и советует тому «оторвать задницу от дивана и заняться делом», то есть, самому нести ответственность перед своими детьми. Он не видит ничего страшного в армии, где «служит полстраны». Это для Елены катастрофа, как же ее внук, ее кровиночка пойдет в эту ужасную армию. Так что в нашем конкретном случае вопрос социальной ответственности богатых перед бедными все-таки вторичен.

Убийство во имя корысти, вопрос куда более значимый, если рассуждать о Елене, как троянском коне, вошедшем в чертоги высшего класса и совершившего там революционные бесчинства, потому что, видите ли, олигарх безответственно относился к своей челяди. Впрочем, и названная вами тема социального неравенства тоже тут звучит — невозможно не признать, что большая часть страны живет за чертой бедности в то время, когда горстка избранных купается в золоте.

2821134
На фото: Андрей Звягинцев на Каннском кинофестивале.

 - У Дмитрия Быкова есть теория многоярусности общества: люди, как растения в джунглях, живут каждый на своем ярусе, и эти ярусы между собой почти не пересекаются.

 — Так оно и есть.

 — На каких ярусах люди более счастливы?

 — Я не думаю, что человек постоянно может быть счастлив. Он, попросту говоря, проживает свою жизнь, иногда испытывая радость, побеждая себя или какие-то обстоятельства, или, напротив, проигрывая им. Жизнь как таковая не может быть постоянной полосой счастья. И на самом верху, и в самом низу обретается тот же самый человек. Там, где по пятницам сауна, шашлык, шансон и водка к пиву, там никакими сложными вопросами люди не обременяют себя. А наверху к похожим радостям, только иного качества — вдова клико и нанокухня — добавляется еще и страх утратить то, что нажито непосильным трудом. Ну, и внизу тоже страх — не потерять последнее. Так что и проблем, и радостей везде хватает.

 — А посредине этого гамбургера мы, болезные, мучаемся?

 — Почему мучаемся?! Есть и у нас свои сладостные минуты. Например, когда закончил фильм, испытываешь неподдельное счастье. Ты нащупал и сумел озвучить какую-то важную идею. Подобрал подходящую актрису или актера где-нибудь в Латвии сыскал. Создал вещь, которая не дает обществу спать. Я как-то заглянул в Instagram и почитал по тэгу, что люди говорят про фильм «Нелюбовь» — процентов 80 из тех, кто смотрел фильм, довольно точно почувствовали многие его интенции. Люди говорят о страстном желании не попасть в подобную ситуацию отчуждения, воспринимают фильм, как упредительный стоп-сигнал, спешат после сеанса домой обнять близких. Такая реакция радует.

 - Как в вашу «Нелюбовь» попал один из лучших актеров Латвии Андрис Кейшс?

 — Все просто: однажды на фестивале в Минске я увидел Андриса в фильме «Kolka cool» Юриса Пошкуса — он мне запомнился, как запомнился и этот замечательный фильм. Работой с Андрисом я очень доволен — он замечательный артист, и мы, как мне кажется, друг друга хорошо понимали.

 - В заключительных кадрах «Нелюбви» главная героиня бежит на тренажере в куртке с надписью RUS-SIA. Бежит быстро, на одном месте, а потом выдыхается. Это ваша метафора России? К слову, SIA — это латышское ООО. То есть в Латвии это считывается, как «русское общество с ограниченной ответственностью»…

 — Латышского языка не знаю, но мне эта версия кажется забавной. Я вчера еще один документальный фильм посмотрел — про «Норд-Ост». Помните страшную историю с захватом заложников в зале на Дубровке в 2002 году?!

 — Очень хорошо. В том зале сидела семья рижан — мама и дети, а их отец оказался по ту сторону и переживал, если не больше.

 — Они погибли?

 — Нет. Но вся эта история сильно отразилась на их здоровье.

 — Им еще повезло. Тогда погибли 130 человек из девятисот. Эта история — наглядный пример ограниченной ответственности нашей власти перед лицом своих граждан. Планируя ставшую по-настоящему успешной операцию по ликвидации боевиков, никому даже в голову не пришло, что будет происходить дальше, как заложники будут выкарабкиваться из этих обстоятельств. Медики понятия не имели, какой использовался газ, и потому не могли дать антидот. Никто не удосужился проинструктировать, что пострадавших от газа нельзя класть на спину — от этого язык проваливался в горло, наступала асфиксия, люди просто задыхались насмерть уже на пороге театрального центра. Но жизнь пострадавших и не была главной задачей операции — главным было спасти репутацию власти. Мол, нас так просто не возьмешь, мы умеем провести блестящую операцию. Спецназовцы «Альфы», без сомнения, сработали блестяще. Они свою задачу выполнили безупречно. А вот дальше началось привычное наше российское безобразие… Так что, «общество с ограниченной ответственностью» звучит иронично, но, к большому сожалению, еще и правдиво.

Сцена с бегущей героиней и надписью RUSSIA у нее на груди для меня имеет другое значение, конечно. В финальном эпизоде мы попадаем в февраль 2015 года, в те дни, когда шли бои в Дебальцевском котле (на востоке Украины), а ровно за год до того, зимой 2014-го, в Сочи прошла Олимпиада. И вот в течение всего этого года, да и в дальнейшем тоже, очень было модно ходить в спортивной одежде олимпийской сборной от бренда Bosco di Ciliegi. Особенно это любили делать состоятельные граждане — костюм дорогостоящий… Так что, эта деталь лишь фиксация примет времени. В метафорическом же смысле в этом эпизоде мне всегда слышался голос Николая Гоголя, который вопрошал, обращаясь к самой России: «Куда ж несешься ты, дай ответ?»…

После показа картины в Каннах три дня подряд я раздавал огромное количество интервью. С утра до вечера я отвечал на вопросы журналистов со всех концов земли. И ни один из них не предлагал мне разговор в таком ключе, что это, дескать, исключительно российская история. Думаю, связано это с тем, что история нашего фильма узнаваема повсюду.

 — То есть каждый увидел в этом свою историю?

 — Конечно! Человеческая природа не имеет каких-то особых этнических черт. Плюс-минус, но человек везде один и тот же. Просто мы смотрим на эту природу через призму российских реалий, потому что лучше знаем именно нашу страну.

 — Послушаешь вас, и страшно детей выпускать в такой мир. Вот у вас не возникало желания увезти сына куда подальше, спасти?

 — Спасти?.. Думаете, получив вид на жительство в какой-нибудь благополучной стране, можно спасти от главного вопроса существования? Да, можно получить комфортные условия жизни, но отыскать самого себя, реализовать свой талант непросто везде. Как известно, там хорошо, где нас нет. Сейчас он живет и учится в России. Когда вырастет, сам определит свою будущность. Но я хочу еще раз подчеркнуть, все, о чем повествует фильм «Нелюбовь» не имеет каких-то географических границ, причины, лежащие в основе того мира, который вас так напугал, в нас самих.

 — Вас наверняка не раз звали снимать за рубежом. Нет желания?

 — Предложения были, эти возможности остаются и по сей день. Но я вижу свою жизнь в России. Тут мой дом, тут люди, говорящие на одном со мной языке, и я понимаю, какая реальность за всем этим стоит. Если случится так, что станет невозможно осуществлять здесь свои замыслы, заниматься кино, тогда будем думать, что делать, а пока…

 — Вы видите свет в конце этого тоннеля? На что надежда?

 — Я не Павел Глоба — видеть так ясно впереди, чтобы делиться своими фантазиями с другими. Гаданием на кофейной гуще не увлекаюсь. Ни на что не надеюсь, просто живу себе и работаю над тем и с теми, во что и в кого верю. Надежды пусть юношей питают. Или как высказался однажды Френсис Бекон: «Надежда — хороший завтрак, но плохой ужин».

Журналист: Кристина Худенко

Оригинал

1
/ ГСУ СК РФ по Петербургу

Малолетняя петербурженка Диана прочитала главе Следственного комитета России Александру Бастрыкину стих, в котором пообещала «привлечь маму», если того требует служба. Председатель Следкома обнял её и поцеловал ей ручку.
Бастрыкин 1 сентября приехал в Северную столицу. В первую очередь он отправился на набережную реки Мойки в Петербургскую академию СК. Перед генералом юстиции с заученными стишками выступили маленькие дети, давшие рифмованные обещания пополнить ряды следователей.

Маленькая Диана своё желание в будущем служить на благо Отечества подкрепила рассказом о том, что по натуре она не болтлива, а в случае чего готова привлечь близких родственников: «Тайны я держать умею, // Никому я ни «бу-бу». // Но по службе, если надо, // Я и маму привлеку». Глава СКР потянулся к девочке, чтобы поцеловать ей руку и обнять.

Мальчики чуть старше Дианы сказали Бастрыкину, что наладят над ней шефство, а директор их поймёт: «Пусть Диана после сада в новый центр к нам пойдёт».

Затем генерал юстиции принял юных чтецов в почётные кадеты. Для многих из ребят, отметил Бастрыкин, этот день станет «точкой отсчета большого и сложного пути по овладению огромным багажом знаний, умений и навыков, необходимых сотруднику Следкома».

«Здесь, в городе Великого Петра, состоялась и успешно развивается Академия СК. В историческом здании будет вестись подготовка следователей – людей, которые по сути профессии, по велению закона, по зову сердца должны бороться с преступностью, обеспечивать законность и справедливость», – сказал генерал.

В середине августа в СМИ появилось расследование, в котором утверждается, что Бастрыкин создал литературную мистификацию – польского поэта Станислава Струневского. Под его именем он публикует лирические и  сатирические стихи.

Филиал Академии Следкома в Петербурге заработал в 2015 году. Ему были переданы бывшие корпуса Военной коллегии. 1 сентября 2016 года в Северной столице открылось и самостоятельное учебное заведение – Санкт-Петербургская академия СК РФ.

Официальную церемонию начала учебного года в Петербургской академии СК и, в частности, выступление Дианы заснял «Пятый канал».

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире