>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

=
12+
statya

Статья дня

15 октября 2018

F
США начали атаку на экономическую и промышленную политику Китая с целью изменить основы его государственности.

2991542
Вне зависимости от замечательной «химии» на личном уровне между двумя мировыми лидерами отношения США и Китая стремительно ухудшаются. Фото Reuters



Сегодня в центре внимания всего мира то, что журналисты называют торговой войной между США и Китаем. Обычно в торговых войнах имеется цель, которую так или иначе формулирует атакующая сторона. В этой торговой войне подобной цели внятно не озвучивает никто, и не понятно, при каких условиях США отменят свои защитные меры, что для этого надлежит сделать Китаю, какое громкое решение он должен принять, чтобы «все стало как всегда», как было в последние десятилетия. Мой анализ документов американской внешнеторговой политики последних месяцев однозначно подсказывает: «так, как всегда», в американо-китайских отношениях не будет больше никогда. Мы наблюдаем совсем другую историю.

Майкл Пиллсбери: Столетний марафон

Три года назад в США была опубликована книга Майкла Пиллсбери, директора Центра Китайских исследований Гудзоновского института, под названием «Столетний марафон. Секретная стратегия Китая по замене Америки в качестве глобальной супердержавы».

В ней автор, в течение 40 лет занимавшийся изучением Китая в интересах Пентагона и ЦРУ, дал глубокий анализ стратегии Китая, который якобы в ознаменование 100-летия Китайской революции к 2049 году должен сместить США с вершины мира и стать единственной супердержавой. Ведь «на небе может быть только одно Солнце»! Пиллсбери утверждает, что ключевое влияние на выработку китайской внутренней и внешней политики оказывают генералы и адмиралы, партийные консерваторы и реакционеры, которых называют «ястребами» – ying pai.

Главные тезисы и рекомендации книги таковы.

С «открытия Китая» Ричардом Никсоном в 1971 году американские администрации руководствовались в отношении Пекина политикой «конструктивного вовлечения» с целью помочь его экономическому росту и политической трансформации – для превращения КНР в демократическую и мирную державу.

Пиллсбери утверждает, что все предположения американцев в течение 40 лет относительно характера эволюции Китая оказались ложными.

Американцам казалось, что:

1. Вовлечение Китая приведет к полному сотрудничеству с Западом по широкому полю международных проблем.

2. Китай на пути к демократии.

3. Китай – хрупкий цветок, крах его экономики и государственности – дело времени.

4. Китай хочет быть похожим на США – и уже похож.

5. Китайские «ястребы» слабы.

Пиллсбери показывает, что Китай противостоит США по многим направлениям внешней политики, внутри страны усиливает роль Компартии и давление на оппозицию. Огромное количество американских научных публикаций о неизбежном крахе китайской экономики и государственности убаюкивают Запад, помогают Китаю двигаться к своей цели без сопротивления.

Различия между США и Китаем огромны. Американцы склонны к прямым действиям, китайцы – к непрямым, американцы – к ясности и прозрачности, китайцы – к двусмысленности и обману. Обман вообще присущ стратегии, которую формулировали все великие китайские умы на протяжении тысячелетий, считая, что стратегический обман является предметом гордости и признаком культурной уникальности.

Китайские реакционеры в руководстве страной – ying pai – оказывают сильнейшее влияние на принимаемые решения. «Ястребы» полагают, что достижение целей Китая по вытеснению США с мирового Олимпа к 2049 году, к 100-летней годовщине Китайской революции, возможно, только если скрывать и отрицать наличие таких планов. Сила стратегии Столетнего марафона в том, что она невидима, как технология «Стелс» (Stealth). Если позаимствовать у фильма «Бойцовский клуб» первое правило Марафона, то оно будет звучать так: никто не говорит о Столетнем марафоне.

Мейнстримом геостратегической мысли Пекина остается консерватизм. Редактор влиятельного органа китайских консерваторов газеты Global Times (структурного подразделения «Жэньминь жибао») назвал «умеренных» «голубей» китайской политики «раковыми клетками, которые приведут к разрушению Китая».

В 1983 году Дэн Сяопин встретился с руководством Мирового банка, которое пообещало, не афишируя, внимательно изучить состояние китайской экономики и дать рекомендации, как догнать США через 20 лет. Китайцы с тех пор продолжают использовать лучшие американские умы для решения своих задач.

Пиллсбери дает ряд конкретных рекомендаций американскому правительству, что нужно делать, чтобы не дать победить Китаю в гонке за лидерство. Ведь так легко выиграть гонку, если вы один знаете, что она началась.

Пиллсбери предлагает осуществить 12 шагов.

Шаг 1-й. Признать наличие проблемы.

Надо знать, чего именно хочет оппонент, чтобы понимать его реальную природу; не принимайте форму за содержание. Было глупо доверять клятвам Пекина, что он будет поддерживать более свободную торговлю, бороться с воровством интеллектуальной собственности и покончит с манипулированием валютными курсами.

Если Америка хочет участвовать в Марафоне, она должна радикально поменять свои мысли, идеи, представления о Китае.

Необходимо изучить и проанализировать длинный список мер и стратегий китайского правительства, которые превращают идеи в действия.

Шаг 2-й. Нужно тщательно отслеживать свои подарки Китаю. Ежегодно США реализуют огромное число программ помощи КНР со стороны различных министерств и ведомств. (Департамент труда помогает повысить производительность, Минфин улучшает банковские практики, Федеральное управление по авиации передает сотни научных программ и т.д.)

Шаг 3-й. Необходимо измерять параметры своей конкурентоспособности.

Все, что можно измерить, можно улучшить. Однако нельзя улучшить ничего, если ты не знаешь, что нужно улучшить.

Ты не можешь вырваться вперед в гонке с конкурентом, если не знаешь, в каких аспектах ему проигрываешь. Каждый год китайцы создают годовой анализ уровня своей конкурентоспособности по сравнению с США.

Шаг 4-й. Разработка стратегии конкурентоспособности.

Необходимо ясно осознавать, когда нужно изменить собственную стратегию и разработать новую тактику для получения желаемых результатов.

Кент Хьюджес, директор программ из Центра Вудро Вильсона, сравнивает китайский вызов в области технологического прорыва с запуском первого советского спутника в 1957 году.

Хьюджес предлагает для поддержания конкурентоспособности экономики США ряд направлений: взаимодействие государственных и частных секторов; провести налоговую и денежную реформы; поддержать технологические инновации; создать культуру обучения и получения знания в течение всей жизни; увеличить инвестиции и направления НИОКР в гражданской сфере; применить опыт Китая в осуществлении масштабных государственных субсидий бизнесу в землю, электроэнергию, технологии в дополнение к программе низко— или беспроцентного кредитования; необходимо разработать новую национальную стратегию конкурентоспособности американской экономики; рассмотреть вопрос о разработке межведомственной программы повышения конкурентоспособности экономики США.

Снижение глобальной конкурентоспособности снижает возможности решения вопросов социальной справедливости внутри страны.

Шаг 5-й. Создать в США общую идейную платформу по Китаю.

Требуется объединиться тем специалистам по Китаю, кто хочет добиться там перемен. Необходимо создать большую коалицию в США с общей миссией добиться перемен в КНР и замедлить вредный и устаревший подход к реформированию Китая. Такой подход должен объединить гражданских активистов США, поддерживающих далай-ламу, права человека, гражданские и демократические свободы, с соответствующими министерствами, ведомствами и бизнесами, взаимодействующими с Пекином.

Шаг 6-й. Построение вертикальной коалиции государств.

Китай хочет доминировать в районе Южно-Китайского моря, чтобы контролировать ресурсы и коммуникации. Поэтому Пекин запугивает соседей, чтобы они не могли объединиться и противостоять китайским амбициям. Именно поэтому США должны поощрять к антикитайскому объединению такие страны, как Монголия, Южная Корея, Япония и Филиппины. Даже угроза создания этой коалиции может подействовать на Китай отрезвляюще. Пекин знает, как США и их союзники сдерживали СССР. Если США увеличат помощь и нарастят сотрудничество с соседями Китая, то все в Пекине начнут винить «ястребов» в нарастающей изоляции и одиночестве в регионе.

Шаг 7-й. Защита политических диссидентов.

США поддерживали диссидентов в Восточной Европе и СССР (Вацлав Гавел, Лех Валенса, Александр Солженицын), предоставляли им трибуны, деньги, эфиры для донесения их взглядов. Это и привело к падению железного занавеса.

Сегодня Китай наращивает преследования тибетских буддистов и мусульман-уйгуров. В Тибете правительство ввело комендантский час, арестовывает протестующих, убивает невинных граждан, превращая регион, по словам далай-ламы, в «ад на земле». В провинции Синьцзян Интернет и телефонная связь регулярно отключаются. В Тибете и Синьцзяне резко растет доля китайского населения хань благодаря госпрограмме переселения и миграции. Китай также преследует христиан. Распространена практика, при которой иностранцы в Китае для того, чтобы попасть в храм, должны предъявлять паспорта. Атеистические правители КНР хотят держать население подальше от священников и церквей. Эксперты оценивают количество христиан в Китае от 60 до 100 млн человек. И это число растет. США должны помогать китайским диссидентам, естественным союзникам в противостоянии Марафону.

Шаг 8-й. Занять жесткую позицию против антиамериканской политики Пекина в области конкуренции.

Китай – главный источник кибершпионажа против США, на него приходится более 90% зафиксированных случаев. Кибератакам из Китая подверглись Google, AT&T, Американская торгово-промышленная палата, Visa, Master Card, Министерство обороны, Госдеп, Департамент энергетики и Министерство внутренних дел. Киберворовство – центральный элемент десятилетней китайской кампании по воровству технологий, которые Китай не может изобрести, и интеллектуальной собственности, которую не может создать.

В докладе Комиссии по воровству американской интеллектуальной собственности, возглавляемой бывшим директором национальной разведки Денисом Блэром и бывшим послом США в Китае Джоном Хантсманом (сейчас посол США в РФ), приводится оценка кражи интеллектуальной собственности США – это более 300 млрд долл. в год.

Шаг 9-й. Выявлять и подвергать общественному позору тех, кто загрязняет окружающую среду.

Китай увеличивает выбросы в атмосферу на 500 млн т ежегодно. В январе 2013-го уровень загрязнения воздуха в Пекине в 40 раз превысил уровень, который ВОЗ считает безопасным. Посол Джон Хантсман дал разрешение посольству США в Пекине на публикацию в Twitter показателей уровня загрязнения воздуха.

Китайский бизнес получает конкурентные преимущества за счет низких расходов по охране окружающей среды, вытесняя с рынка конкурентов, тратящих деньги на экологию.

Шаг 10-й. Разоблачать коррупцию и цензуру.

Основные СМИ в Китае принадлежат государству. В 2013 году китайское правительство заблокировало Bloomberg News за публикацию истории о состоянии семьи Си Цзиньпина. Создается впечатление, что КНР предлагает иностранным СМИ договор: вы можете сообщать о фантастических успехах Китая сколько угодно, но как только вы начнете критиковать Компартию и ее высших чиновников, мы выкинем вас из страны.

Китай оказывает давление на китайские технологические компании, цензурируя их страницы. Понятие «The Great Chines Firewall» характеризует цензуру китайским правительством интернет-пространства.

Шаг 11-й. Поддержка продемократических реформаторов.

Озабоченность Китая, когда он говорит о новой холодной войне, состоит в том, что США реанимируют свои программы времен холодной войны, которые помогли подорвать Советский Союз изнутри при помощи силы идей. Большинство китайских «ястребов» убеждено, что план по подрыву Китая уже приведен в действие (подобно тому, как было начиная с 1947 года в отношении СССР). По крайней мере в двух китайских книгах утверждается, что этот план реализует ЦРУ.

В октябре 2013-го китайские «ястребы» заявили о еще одной угрозе: якобы Америка ищет китайского Горбачева, лидера, который покончит с однопартийной системой. Китайские консерваторы с подозрением относятся к гражданским политикам, считая, что они склонны разделять западные взгляды на многопартийность и эволюцию в направлении демократии.

В настоящее время в США действует шесть разрозненных программ по поддержке демократии в Китае на 50 млн долл. в год. Эти деньги идут как активистам в Китае, так и китайским противникам режима, живущим за границей. Задача – развести партию и госинституты и углубить рыночные реформы.

Шаг 12-й. Наблюдать и оказывать влияние на дебаты между китайскими «ястребами» и реформаторами.

Сегодня Китай ведет собственную холодную войну против США, тщательно мониторя различные группы влияния в Вашингтоне: тех, кто поддерживает Пекин, и тех, кто скептически к нему относится, тех, кем можно манипулировать, и тех, кто уже понимает стратегию Столетнего марафона.

Необходимо обеспечить наличие понимания позиций различных игроков по чувствительным вопросам китайской политики. Правительство не монолитно, несмотря на реализацию Марафона. Консерваторы в явном большинстве, но все же есть искренние адепты реформ и либерализации, тех кто хочет движения Китая в сторону американской модели. Их надо выявлять и поддерживать.

Это вызов и задача для разведывательного сообщества. До сих пор оно недостаточно инвестировало в ресурсы, способные выявить настоящих реформаторов, чтобы отделить их от многочисленных китайских лидеров, которые делают вводящие в заблуждения реформаторские заявления.

Питер Наварро: экономическая агрессия Китая

Главным инструментальным разработчиком американской экономической стратегии в отношении Китая стал директор Совета по национальной торговле Белого дома и одновременно – руководитель Офиса Белого дома по торговой и промышленной политике Питер Наварро.

В конце июня 2018-го ведомство Наварро опубликовало доклад «Как экономическая агрессия Китая угрожает технологиям и интеллектуальной собственности Соединенных Штатов и мира». Ниже приводятся его основные положения и выводы.

Правительство Китая осуществляет комплексную и долгосрочную промышленную стратегию для достижения глобального доминирования. Конечной целью Пекина является замена китайскими компаниями иностранных компаний в сфере дизайна и изготовления в ключевых технологиях и продуктах сначала на внутренних рынках, затем – за границей.

В значительной мере Китай достиг впечатляющего роста благодаря агрессивным действиям, политике и практике, выпадающим из рамок глобальных норм и правил (в совокупности это и есть «экономическая агрессия»).

Иногда Китай не скрывает своих агрессивных действий, политики и практики. О них говорится в официальных документах правительства, они проявляются в деятельности госкомпаний, описываются в докладах бизнес-организаций, мозговых центров и правительственных агентств.

США относят к понятию «экономическая агрессия» цели шести ключевых направлений экономической и промышленной политики Китая.

1. Защита внутренних рынков Китая от импорта и конкуренции включает в себя высокие тарифы, нетарифные барьеры и другие регуляторные препятствия.

2. Увеличение доли Китая на глобальных рынках, для чего используются такие инструменты промышленной политики, как финансовая поддержка для стимулирования экспорта и консолидация предприятий госсектора для превращения их в «национальных чемпионов», способных успешно конкурировать с иностранными компаниями на внутреннем и внешних рынках. Китайские предприятия получают выгоду от госпреференций, ведущих к субсидированному созданию избыточных мощностей и перепроизводству на китайском рынке. Это ведет к снижению мировых цен и вытеснению в конечном счете иностранных конкурентов с глобальных рынков.

3. Получение и контроль над ключевыми природными ресурсами в глобальном масштабе. Китай применяет хищническую модель «долговой ловушки» в экономическом развитии и финансировании проектов в развивающихся странах в обмен на их природные ресурсы и доступ к рынкам. К таким ресурсам относятся бокситы, медь, никель, бериллий, титан и редкоземельные элементы. Хищническая модель является особенно эффективной в странах, характеризующихся слабой правовой системой, а также в авторитарных режимах.

4. Доминирование в традиционных промышленных областях. Китай достиг ведущих позиций во многих традиционных отраслях обрабатывающей промышленности. Произошло это, в частности, благодаря льготному кредитованию, коммунальным тарифам ниже рыночных, а также слабому применению стандартов в области охраны здоровья и окружающей среды. Европейская торговая палата зафиксировала: «На протяжении поколений Китай был мировой фабрикой». К 2015 году на КНР уже приходилось 28% мирового производства автомобилей, 41% мирового производства кораблей (судов), более 50% мирового производства холодильников, более 60% мирового производства цветных телевизоров и более 80% мирового производства кондиционеров и компьютеров. Приобретение ключевых технологий и интеллектуальной собственности в других странах, включая США.

5. Получение ключевых технологий и интеллектуальной собственности (ИС) из других стран, включая США.

6. Захват возникающих (нарождающихся) высокотехнологичных отраслей, которые станут драйверами будущего экономического роста и многих нововведений (улучшений) в оборонной промышленности.

Эти стратегии реализуются в китайской промышленной политике, нацеленной на обеспечение доступа к самым драгоценным элементам американской технологии и интеллектуальной собственности.

Какими методами Китай пытается заполучить технологии, интеллектуальную собственность и захватить отрасли будущего? Авторы доклада утверждают, что промышленная политика Китая нацелена на «введение, освоение, поглощение, повторное изобретение» технологий и интеллектуальной собственности всего мира.

Такая политика осуществляется при помощи:

1. Воровства ИС, спонсируемого государством, посредством физического воровства, кибершпионажа, уклонения от законодательства США по контролю за экспортом, пиратства и подделок. Указывается, что для этих целей Китай держит за границей 40 тыс. разведчиков, еще 50 тыс. разведчиков работают по этим темам внутри КНР. Воровства торговых секретов Китаем оценивается в диапазоне от 1 до 3% ВВП США в год, или от 180 до 540 млрд долл.

2. Принудительных и навязываемых регуляторных гамбитов, чтобы принудить иностранные компании к передаче технологий в обмен на ограниченный доступ к китайскому рынку.

3. Экономического принуждения посредством экспортных ограничений на критически важное сырье, монопсонной (монополия покупателя) покупательной способности.

4. Сбора информации, которая включает в себя открытые источники; помещение нетрадиционных сборщиков информации в университеты США, национальные лаборатории и другие инновационные центры; рекрутирование талантов из экспертов в сферах бизнеса, финансов, науки и технологий.

5. Технологических инвестиций в Китай, поддержанных государством.

Китай со стороны правительства воздействует на мировой рынок мерами по ограничению экспорта. Коксующийся уголь – ключевой элемент производства стали. В 2008 году Китай произвел 336 млн т кокса, но ограничил экспорт 12 млн т и дополнительно ввел 40-процентную экспортную пошлину. Эффект от ограничения экспорта получился огромным. В августе 2008-го мировая цена на коксующийся уголь достигла 740 долл.

Пример активизации в области сбора научной информации. Китайский институт научной и технической информации к 2010 году собрал 1,5 млн диссертаций китайцев, 220 тыс. зарубежных диссертаций, 100 тыс. материалов конференций на иностранных языках и 60 тыс. материалов конференций, проведенных в КНР. Они также собрали 1,23 млн копий докладов четырех основных правительственных ведомств США, опубликованных с 1958 года, и более 4 тыс. наименований ежегодно издаваемых журналов. Закупили более 300 тыс. реферируемых книг, изданных за рубежом, и открыли 18 электронных платформ для поиска ссылок. Цифровая коллекция аннотаций книг, изданных в Китае или за границей, достигла 45 и 23 млн соответственно. Ежегодно эта категория пополняется на 3,3 млн. Цитирование возросло до 83 млн единиц с ежегодным приростом в 15,5 млн.

2991544
Книга Майкла Пиллсбери «Столетний марафон»
стала Библией вашингтонских «ястребов» в вопросе
 американо-китайских отношений.
Фото Марии Кондратьевой

Основные инструменты протекционистской политики Китая:

1. Субсидии по оплате банковских кредитов по льготным (за счет правительства) процентным ставкам.

2. Приоритетная поддержка в рамках кредитной политики банка.

3. Преимущественный порядок административного одобрения.

4. Приоритетная валютная поддержка.

5. Возмещение налога на экспорт оборудования и других материалов, относящихся к зарубежному инвестиционному проекту.

6. Приоритетный доступ к услугам, относящимся к финансированию за рубежом, инвестиционным консультациям; оценке и контролю рисков, страховые инвестиции.

7. Координированная поддержка нескольких правительственных департаментов с упором на обмен информацией, дипломатическую защиту, поездки персонала за границу и регистрацию экспортных и импортных юридических прав.

Американцы обвиняют Китай в том, что он занимается нелегальной реверсивной инженерией, то есть нарушает патентное право и права интеллектуальной собственности. Китайцы занимаются декомпановкой изделия или узла и начинают производить нечто похожее без авторизации со стороны обладателя прав на изделие.

Реверсивная инженерия позволяет китайским инженерам и ученым воссоздавать продукцию некитайских производителей, сокращая тем самым время и расходы на НИОКР. Практика реверсивной инженерии соответствует цели промышленной политики Пекина по «введению, освоению, поглощению иностранных технологий и повторному изобретению этой технологии с улучшениями».

Набор инструментов, которыми пользуется КНР для принуждения передачи иностранных технологий и интеллектуальной собственности китайским конкурентам, включает в себя:

1. Ограничения иностранной собственности, понуждение к созданию совместных предприятий и партнерств, которые явно или скрытно побуждают передачу технологий.

2. Враждебные процедуры административного и лицензионного процессов.

3. Дискриминационные ограничения в области патентного права и интеллектуальной собственности.

4. Обзоры по безопасности.

5. Технологические стандарты контроля и безопасности.

6. Локализацию баз данных.

7. Обременительное и выматывающее тестирование.

8. Дискриминационные каталоги и списки.

9. Ограничения на госзакупки.

10. Введение местных технологических стандартов, существенно отклоняющихся от международных норм, что может создавать «черный ход» для китайского доступа к исходным кодам, алгоритмам шифрования.

11. Принудительную локализацию НИОКР.

12. Антимонопольное законодательство.

13. Обзорные экспертные панели.

14. Китайскую Компартию, оказывающая влияние на корпоративное управление.

15. Переводы китайских работников в совместные предприятия.

Китайский Закон о кибербезопасности, вступивший в силу в июле 2017-го, утверждает обзоры по безопасности по продуктам и услугам, вводит ограничения по трансграничной передаче данных, требует локализации данных и авторизует разработку национального стандарта по кибербезопасности, который превосходит по масштабам и объему международные стандарты.

Европейская торговая палата выразила озабоченность тем, что реализация (исполнение) Закона о кибербезопасности приведет к тому, что «компании должны будут предоставлять информацию о своих продуктах, дизайне и исходных кодах аффилированным с государством организациям». Торговый представитель США также выражает озабоченность, что компании «могут быть вынуждены раскрывать критические технологии, включая исходные коды, полную базу данных дизайна, поведенческие модели, логические модели и даже планы этажей и физические чертежи главного технологического помещения».

Китай продолжает кодифицировать в законы технологические стандарты безопасности и контроля через принятие таких законов, как Закон о национальной безопасности, Закон о кибербезопасности, Национальный стандарт кибербезопасности и Стандарты технического комитета. В различных отраслях действует более 30 таких мер.

Соответствие стандартам безопасности и контроля требует от иностранных фирм «сдачу ключевых технологий властям Китая, таких как исходные коды, алгоритм шифрования и обширные данные, раскрывающие интеллектуальную собственность».

Таким образом, эти стандарты безопасности выполняют роль барьера на вход для фирм, не желающих выдавать (сдавать) свои технологии и интеллектуальную собственность. Эти требования являются инструментом принуждения к передаче технологии и авторских прав, тем самым стимулируя местные инновации.

Обременительное тестирование выходит за рамки безопасности и общественного здоровья, принуждая к раскрытию исходных кодов, торговых секретов, алгоритмов шифрования и особо чувствительных прав интеллектуальной собственности. Например, программа обязательного сертифицирования требует от иностранных производителей пройти расширенные тесты, проверки и инспекции производственных помещений для сертифицирования с последующим законным выходом на китайский рынок. Типы продуктов в текущем каталоге включают сельхозтехнику, электроинструменты, машины и запчасти к ним, медицинское и противопожарное оборудование.

Все эти мероприятия увеличивают издержки по выходу иностранцев на местный рынок, что является формой протекционизма национальных производителей.

Китайская система каталогов и списков затрудняет выход на рынок, ведет к повышению таможенных барьеров, к дальнейшему расширению лицензионных требований, ужесточению ограничений на иностранные инвестиции и принуждению к передаче технологий.

Например, каталог телекоммуникационных услуг расширил набор услуг, подлежащих лицензированию. Только иностранные компании, создавшие совместное предприятие с китайцами, могут иметь лицензию. При отсутствии лицензии иностранным компаниям запрещено использовать свой бренд, продавая продукцию совместного предприятия.

Китайские каталоги и списки выполняют защитную роль в качестве нетарифного барьера при выходе товаров и услуг на рынок КНР. Они также являются инструментом промышленной политики по передаче технологий и интеллектуальной собственности, предоставляя тем самым значительные преференции национальным производителям.

Китай сохраняет обширные ограничения по участию иностранцев в госзакупках.

Ежегодно более 300 000 граждан КНР посещают университеты США и ищут работу в лабораториях, инновационных центрах, инкубаторах и мозговых центрах. Сегодня на китайских граждан приходится приблизительно треть иностранных студентов университетов и колледжей и примерно четверть студентов-магистров, специализирующихся на науке, технологиях, инженерии или математике.

Агентство «Синьхуа» сообщает: на встрече с представителями госсектора президент Си Цзиньпин подчеркнул непреходящую руководящую роль КПК в руководстве предприятиями госсектора (ПГС). Необходимо приложить усилия по укреплению роли партии на предприятиях госсектора. ПГС должны стать важной силой для выполнения решений ЦК КПК. Характеризуя ПГС как «важную материальную и политическую базу социализма с китайскими особенностями» и важную опору и надежную силу, через которую КПК осуществляет руководство страной, Си Цзиньпин сказал, что партийное руководство – «корень и душа» ПГС.

Именно эти характеристики ПГС считаются доказательством нерыночного характера китайской экономики.

Американо-китайская комиссия по обзору вопросов экономики и безопасности отмечает, что правительство КНР сохраняет значительное влияние на инвестиционные решения, принимаемые частными фирмами. Влияние включает в себя поощрение, модификацию, запрет сделок в конкретных отраслях, на территориях и в технологиях. В качестве инструментов используется набор средств: финансовые стимулы, политические решения и соглашения между акционерами.

Эти наблюдения подтверждаются характеристикой китайских предприятий:

1. Многие предприятия зависят от госфинансирования, часто по преференциальным ставкам.

2. Китай может влиять на частные предприятия через указанную роль КПК в корпоративном управлении.

3. Руководство компаний состоит из бывших членов руководства КПК и правительства. Члены Американо-китайского делового союза в своем обзоре за 2017 год отмечали преимущества, которые получают от государства китайские компании: 63% – преференциальное госфинансирование; 58% – преференциальные лицензирование и разрешения; 53% – преференциальный доступ к госконтрактам; 45% – налоговые льготы и 40% – низкие платежи за землю.

4. Правительство регулирует направление прямых иностранных инвестиций (ПИИ) по секторам за рубежом. Например, в апреле 2018-го опубликованы основные направления ПИИ по категориям: поощряемые, ограниченные, запрещенные. К категории поощряемых инвестиций относятся вложения в передовые технологии, а к ограниченным – вложения в недвижимость, не связанную с высокими технологиями.

Подобного рода отраслевые ограничения предопределяют размещение инвестиций частных компаний за рубежом в соответствии с приоритетами китайского государства, а не с принципами экономической эффективности и максимизации прибыли, которыми обычно руководствуются инвесторы в рыночной экономике.

Торгово-промышленная палата США. Анализ китайской Стратегии-2025

«Сделано в Китае. Глобальные амбиции, построенные на местном протекционизме»

В мае 2015-го Госсовет КНР официально утвердил 10 приоритетных секторов для Стратегии-2025.

1. Информационные технологии следующего поколения.

2. Высокотехнологичное цифровое и роботизированное оборудование для осуществления контроля за производственными процессами.

3. Авиакосмическое и авиационное оборудование (техника).

4. Инженерное оборудование для судов и производство высокотехнологичных морских судов.

5. Передовое оборудование для ж/д транспорта.

6. Энергосберегающие и новые электромашины.

7. Электрооборудование.

8. Новые материалы.

9. Биомедицина и высокопроизводительное медицинское оборудование.

10. Сельскохозяйственные машины и оборудование.

На эти отрасли приходится 40% добавленной стоимости в промышленности Китая.

При помощи большого коллектива авторов, включавшего 48 академических ученых и 400 специалистов и представителей отраслей, были разработаны «дорожные карты» по каждому направлению приоритетной отраслевой политики, с указанием конкретных целей, темпов роста, доли рынка и т.п.

Как отмечается в докладе Американской торгово-промышленной палаты, китайские компании скорее всего будут следовать рекомендациям правительства, то есть «видимой руке», нежели ориентироваться на «невидимую руку» рынка.

Анализ документов правительства КНР свидетельствует, что стратегической целью развития приоритетных отраслей к 2025 году является достижение глобального лидерства в производстве высококачественной и высокотехнологичной продукции. Эта цель должна быть достигнута в ходе многоступенчатого процесса.

Локализация и индигенизация (упор на местные ресурсы). К 2025 году необходимо добиться, чтобы ключевые звенья глобальных цепочек стоимости и НИОКР стали преимущественно китайскими. Разработка китайских инноваций, технологий, интеллектуальной собственности и брендов – основная тема Стратегии-2025.

Замещение. Снижение зависимости от иностранных технологий и их замещение национальными разработками – стратегический императив.

Увеличение доли на глобальных рынках. После разработки собственных технологий и брендов Китай планирует захватить внутренние и международные рынки продукции указанных отраслей.

Наметились перемены в направлении прямых иностранных инвестиций из КНР. Если раньше они шли в основном в сырьевые отрасли, то теперь ускоренными темпами направляются в высокотехнологичные проекты, прежде всего в США.

С 2012 года китайские инвесторы вложили 20 млрд долл. в более чем 600 высокотехнологичных проектов в США, с упором на искусственный интеллект и виртуальную реальность. Фонд благосостояния КНР, один из самых крупных суверенных фондов – Китайская инвестиционная корпорация с активом 800 млрд долл. – сделал значительные вложения в венчурные компании Кремниевой долины. При этом не стоит забывать, что Китай контролирует 95% редкоземельных минералов в мире.

Одна из причин, почему КНР разворачивается в сторону отраслей будущего, состоит в том, что сегодня отрасли обрабатывающей промышленности производят низкую добавленную стоимость, являются энергозатратными и сильно загрязняют окружающую среду.

Торгово-промышленная палата США утверждает, что Китай имеет самый ограничительный инвестиционный режим среди стран G20. Например, Пекин требует, чтобы любая иностранная компания, желающая производить электроавтомобили в КНР, создала совместное предприятие с китайскими компаниями с миноритарным участием. Иностранная компания обязана передать технологию электроавтомобиля китайскому предприятию, создающему китайский бренд. В 2009 году Министерство промышленности и информационных технологий КНР ускорило темп принудительной передачи технологий следующим требованием: одна из трех ключевых технологий, существенных для электромобиля (система батарей, система вождения, система электронного контроля), должна контролироваться китайской стороной совместного предприятия.

В ноябре 2017-го Си Цзиньпин призвал укреплять роль партии «в правительстве, вооруженных силах, обществе и школах, на севере, на юге, на востоке и на западе». Вскоре партийные органы центральной провинции Хайнань издали распоряжение, предписывающее вносить упоминание о партии в юридические документы, как государственных, так и частных компаний (NYT, 13.04.18). Например, была внесена поправка в правовые документы China Machinery Engineering Corp., указывающая, что «при принятии важных решений совет директоров должен получить совет от партийной организации компании» (WSJ, 17.08.17).

Майкл Пенс, вице-президент США, о новых подходах к Китаю

Выступая 4 октября в Гудзоновском институте, вице-президент США изложил основную логику и мотивы нового подхода США к Китаю. Методологически и фактологически Пенс воспроизвел все основные тезисы, изложенные в соответствующих публикациях Пиллсбери и Наварро. Он напомнил публике, что президент Дональд Трамп считает Майкла Пиллсбери самым главным экспертом по Китаю. Это – четкое и ясное указание на то, что именно Вашингтон не устраивает в отношениях с Пекином и в каком именно направлении будут происходить, судя по всему, радикальные перемены. Пенс повторил утверждение Трампа, что дефицит торговли с Китаем, который, например, только в прошлом году составил 375 млрд долл., в течение десятилетий был основным источником развития и модернизации обрабатывающей промышленности КНР.

Вице-президент США дал характеристику сегодняшнего времени как новой эры, эры конкуренции великих держав с целью изменить международный порядок.

Он указал на то, что Пекин нацелил свою бюрократию на получение интеллектуальной собственности из США и использует украденные технологии для укрепления вооруженных сил с целью выдавить США из Тихоокеанского региона. Вывод Пенса: КНР избрала путь экономической агрессии и сейчас противостоит интересам США во многих сферах деятельности. Он обвинил Пекин в использовании политических, экономических и военных инструментов, а также в пропаганде для продвижения собственных интересов.

В международных отношениях Вашингтон не устраивает проводимая Пекином «долговая дипломатия», когда китайские госкомпании строят в развивающихся странах объекты, наращивают долговую зависимость, а потом в зачет погашения берут под контроль тот или иной инфраструктурный или сырьевой ресурс. (Американцы возмущаются тем, что Китай взял за долги под контроль порт в Шри-Ланке, который может превратить в свою военно-морскую базу. – К.Р.)

Утверждая, что КНР противостоит интересам США, Пенс рассказал, что Китай кредитует Венесуэлу, чей совокупный долг перед Пекином превысил 50 млрд долл.; он также поведал о давлении Китая на страны, принуждая их разрывать дипломатические отношения с Тайванем (провинцией Китая), союзником США. В прошлом году такой шаг совершили три латиноамериканских страны.

Однако принципиально новым направлением американской критики на столь высоком политическом уровне стала сфера прав человека, политических и религиозных свобод в Китае. Пенс констатировал резкий разворот Пекина в сторону подавления свобод, нарушения свободного обмена информации, давления на религиозные конфессии. Он рассказал о закрытии большой подземной христианской церкви, сжигании Библии, снесении крестов, о воздействии Компартии на процесс назначения Ватиканом священников; о самосожжении 150 буддийских монахов и содержании в лагерях перевоспитания более миллиона мусульман, которым круглосуточно промывают мозги. Этот тип обвинений был характерен для периода холодной войны и критики политического устройства СССР.

Другим развернутым и новым направлением критики со стороны вице-президента США стало обвинение Китая во вмешательстве во внутреннюю политику США (по сравнению с которым российское вмешательство выглядит бледно) с целью расколоть общество, повлиять на общественное мнение и исход промежуточных выборов в ноябре 2018-го, а в дальнейшем – не допустить переизбрания Трампа на пост президента в 2020-м.

Пенс подчеркнул, что ответные тарифные меры Китая поразили 80% графств, проголосовавших два года назад за Трампа. Власти КНР якобы требуют от американских бизнесменов публичного осуждения тарифных санкций со стороны США под угрозой отзыва лицензии.

Пенс предупредил, что «легкие» спонсорские деньги из Китая в американские университеты и научные центры, и даже Голливуд являются фактором цензуры, бездумного прославления КНР и сдерживания критики китайской политики. Он потребовал от Google немедленно прекратить разработку приложения Dragon Flight Ap, которое может помочь китайским властям осуществлять цензуру в Интернете.

Пекин ведет комплексную и скоординированную кампанию по подрыву поддержки президента, американской повестки и «наших самых главных идеалов». Последнее обвинение является до такой степени серьезным, что после него можно ожидать действия со стороны США абсолютно любого уровня.

Сразу после выступления Пенса начала поступать обильная информация об инициативах антикитайского характера.

10 октября Минфин США объявил о новых правилах, нацеленных на КНР с целью ужесточить обзоры национальной безопасности при рассмотрении иностранных инвестиций. В тот же день Минюст сообщил об аресте в Брюсселе китайского оперативника по обвинению в краже торговых секретов у компании GE Aviation.

11 октября Министерство энергетики США объявило об ужесточении контроля в сфере экспорта ядерных технологий в КНР. Правительство США также потребовало, чтобы два государственных СМИ из Китая, работающие в США, зарегистрировались как иностранные агенты. Скорость перехода Вашингтона к конфронтационной антикитайской стратегии оказалась неожиданной для Пекина.

США ввели санкции против китайских военных за покупку у России истребителей Су-35 и противовоздушной системы С-400. В ответ Китай прервал визит главы ВМФ в Вашингтон и запретил заход в порт Гонконга американскому военному кораблю.

2991546
У Китая торговый оборот с другими странами
(кроме США) составляет 3 триллиона долларов.
Это помогает смягчить последствия санкций
Вашингтона. На фото: контейнеры, ждущие
погрузки в порту Гонконга. Фото Reuters

11 октября комиссия Конгресса США по Китаю обратилась в МОК с просьбой отобрать у Пекина право проведения зимних Олимпийских и Паралимпийских игр 2022 года. Основание – ситуация с правами человека, в частности с тем, что в лагерях политического перевоспитания сегодня содержится более миллиона уйгуров.

США открыли 12 октября антидемпинговое расследование против китайских экспортеров матрасов. Утверждается, что Китай демпингует цены на матрасы в диапазоне от 259 до 1732%. Розничный рынок матрасов в США оценивается в 23 млрд долл. в год.

Белый дом сообщил, что саммит Дональд Трамп – Си Цзиньпин на G20 в конце ноября в Аргентине оказывается под вопросом. Давление на Китай усиливается, что сказывается и на общественных настроениях накануне предстоящих выборов. Последние опросы показали, что среди сторонников Трампа только 4% полагает, что Китай – союзник США, а 86% считают его противником.

Цифры-аргументы из Пекина

Вскоре после введения первого раунда американских тарифов на китайские товары в Пекине была опубликована Белая книга по китайско-американской торговле. Несмотря на признание того факта, что США являются крупнейшим рынком сбыта китайской экспортной продукции, в докладе указывалось, что экспорт США в Китай с 2001 года (после вступления КНР в ВТО) вырос на 577% и составил 129,89 млрд долл. При этом экспорт США в целом за означенный период вырос всего на 112%. Иными словами, экспорт США в Китай рос в шесть раз быстрее общего темпа роста американского экспорта. При этом США имеют с Китаем положительное сальдо торговли услугами – 54 млрд долл. в прошлом году.

Китайские власти убеждены, что торговый протекционизм повредит глобальным промышленным цепочкам. Так, например, в товарах, подвергшихся тарифным ограничениям в первом раунде, 59% стоимости было создано компаниями США, Европы, Японии и Южной Кореи.

Отвечая на претензии о воровстве ИС и технологий, китайские эксперты возражают, что в 2017 году расходы на НИОКР в Китае составили более 1 трлн юаней и по этому показателю Китай вышел на второе место в мире. 113 китайских компаний вошли в 1000 самых (продвинутых) инновационных компаний мира, заняв третье место после США и Японии.

Выводы

1. В администрации Трампа доминирует взгляд на Китай как на главного геополитического противника (врага), чья цель – смещение США с позиций мирового лидера во всех областях соперничества, включая инновационные и самые продвинутые технологии в области вооружений будущего со всеми вытекающими последствиями, с неизбежным ослаблением международно-экономических позиций Вашингтона. Для обоснования необходимости смены курса в декабре 2017 года в Стратегию национальной безопасности США включено понятие «экономическая агрессия». В течение 2018 года это понятие получило детальное определение и было применено к характеристике экономико-политической стратегии Пекина.

2. В руководстве американской администрации собраны сегодня «ястребы» с устойчивой антикитайской позицией – глава администрации Джон Келли, советник по нацбезопасности Джон Болтон, главный советник Белого дома по Азии Мэтью Поттингер. Главным идеологом новой антикитайской стратегии стал Майкл Пиллсбери, директор китайских исследований Гудзоновского института, на основе своей книги «Столетний марафон» подготовивший методологическую платформу для оценки и корректировки американской политики в отношении КНР. Сегодня Гудзоновский институт, Центр проблем Китая – сердце и мозг по выработке и реализации новой американской стратегии в отношении КНР. На правительственном уровне разработчиком конкретных мер, отражающих платформу Пиллсбери, стал директор Совета по национальной торговле Питер Наварро. Политическим куратором разворота американской политики в отношении Китая стал вице-президент Майкл Пенс, который в Гудзоновском институте озвучил ключевые направления нового американского подхода к Китаю.

3. США начали атаку на фундаментальную структуру экономической и промышленной политики Китая, в основе которой лежат госрегулирование, госкорпорации – «национальные чемпионы», обильное субсидирование экспортного производства.

4. Геополитической стратегией новой американской политики в отношении Китая является заметное торможение темпов его развития в целом и научно-технологического инновационного обновления в частности.

5. Отсутствие в ходе введения тарифных барьеров четко сформулированных требований к Пекину на тему, что именно он должен сделать для отмены тарифов, доказывает, что началась совсем другая, не торговая война. Звучащие претензии по поводу неоправданно высокой роли государства и нерыночного характера китайской экономики носят абстрактный характер. Добровольно изменить природу государственной власти невозможно.

6. Активное привлечение представителей разведывательного сообщества к оживлению оппозиции в Китае говорит о начале реализации долгосрочной стратегии США по изменению характера политической власти в КНР.

7. Комплекс претензий, касающийся прав человека и религиозных свобод в Китае, однопартийности политической системы является одной из наиболее характерных черт холодной войны.

8. Обвинения во вмешательстве Китая во внутреннюю политику США и его стремление не допустить переизбрания Трампа в 2020 году – наиболее серьезное политическое обвинение, которое скорее всего легитимизирует любой набор аналитических мер в предстоящий период.

9. То, что составляет фундаментальный принцип и ключевые направления китайской экономической и промышленной политики, признано в Стратегии национальной безопасности США направлениями экономической агрессии.

10. Произошло заметное расширение принципиальных претензий со стороны администрации США к руководству КНР. Наряду с недобросовестной конкуренцией и воровством интеллектуальной собственности и технологий теперь озвучиваются обвинения в области политических и религиозных свобод, прав человека, использование «дипломатии долгов» для захвата месторождений (медь, кобальт и т.п.) по всему миру в обмен на неуплату внешнего долга (порт в Шри-Ланке).

11. В Вашингтоне возобладала концепция: сотни миллиардов долларов, получаемых Китаем в качестве профицита во взаимной торговле (375 млрд долл. в 2017 году) в течение десятилетий, лежат в основе модернизации китайской экономики. Отсюда простая стратегия – резко сократить дисбаланс во взаимной торговле, закрыть часть своих рынков, изменить место США в глобальных цепочках стоимости, овладев звеньями, производящими более высокую добавленную стоимость.

12. Стратегия Китая на обретение лидерства в нанотехнологиях и искусственном интеллекте должна привести к изменению места китайского звена в глобальных цепочках стоимости, переместив его вверх, в зону самой высокой добавленной стоимости. США хотят этому помешать, считая, что собственного научно-технологического потенциала у Китая недостаточно, чтобы достигнуть поставленной цели.

13. Поскольку Китай уже активно начал переносить в соседние страны более простые сборочные и упаковочные звенья производственной цепочки, конечный продукт будут маркировать сделанным в другой стране, например, Made in Vietnam. Статистика ВТО по торговле добавленной стоимостью позволяет четко представлять, какова доля той или иной страны в стоимости конкретного товара. Так что прямолинейная стратегия на тарифную защиту рынка от продукции конкретной страны может обернуться нанесением ущерба создателям компонентов с более высокой добавленной стоимостью совсем из других стран. Добиваться же от них отказа от участия в производственных цепочках именно с Китаем выглядит задачей труднореализуемой, по крайней мере в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

14. Эксперты из Пекина после некоторой растерянности приободрились и перешли к воинственной риторике в ответ на американскую тарифную агрессию. Они уверенно говорят, что объектом китайских ответных мер могут стать, с одной стороны, положительное сальдо в торговле услугами – 54 млрд долл. в пользу американцев, а с другой – 300 млрд долл. прибыли американских компаний, полученных на территории КНР. Таким образом, очерчивается гигантский круг потенциальных зон взаимной враждебности, способный оказать негативное воздействие на глобальную экономику.

15. Базовые претензии к экономической и промышленной политике Китая, нацеленной на поддержку госкорпораций и выращивание «национальных чемпионов», методологически подходят к последующему тиражированию претензий применительно к другим странам, прежде всего к России.

16. Легкий отказ США от любых прежних договоров и соглашений под предлогом изменившихся обстоятельств приведет скорее всего к отказу Вашингтона от ряда ключевых программ обмена и сотрудничества с Пекином.

17. Можно ожидать, что на мировой арене Китай займет место лидера в отстаивании принципов свободной торговли против протекционизма США. Ареной борьбы станет ВТО, с угрозой выхода США из этой организации.

18. Ключевым фактором американо-китайских отношений в ближайшие годы будет пребывание Трампа у власти после 2020 года. Если он останется, реальностью будут тенденции по последовательному разрушению модели взаимодействия США–КНР, сложившейся в последние 30–35 лет.

19. Экономический национализм Трампа вступает в принципиальное противоречие не только с основ международной торговли и с интересами и практиками обмена конкретных иностранных государств, но и с интересами крупнейших американских транснациональных корпораций и ведущих технологических компаний, суть бизнес-модели которых состоит в снятии национальных экономических и таможенных границ. Космополитизм экономической глобализации, основывающейся на достижении более высокой производительности и эффективности бизнеса, обладает базовым экономическим преимуществом над национализмом и протекционизмом.

20. Исходя из этого, можно считать нынешний исторический зигзаг с ростом влияния экономического национализма в США и Великобритании временным, не имеющим исторической перспективы.

21. Концепция справедливой, свободной, взаимовыгодной и сбалансированной торговли, которую начали реализовывать США, означает отказ от концепций международной торговли, лежащих в основе ВТО, а именно – режим наибольшего благоприятствования и преференциальных многосторонних соглашений. Сбалансированность (если под ней понимать отсутствие дефицита в торговле) может быть достигнута лишь с помощью жесткого рестриктивного регулирования торговых потоков. Достижение идеалов справедливости, свободы, взаимности и сбалансированности возможно лишь в мире, где отсутствуют тарифные и нетарифные барьеры, госсубсидии и стимулы. Сегодня нет ни одной страны, даже относящейся к категории стран с развитой рыночной экономикой, которые не осуществляли бы в той или иной мере защиту и стимулирование своих отраслей и производств.

22. Статья XXV ГАТТ, допускающая создание зон преференциальной торговли, была задумана для использования торговли как важного источника ресурсов для развития и инструмента эффективной помощи развивающимся и слаборазвитым странам Азии, Африки и Латинской Америки. В настоящее время в мире зарегистрировано около 600 соглашений о преференциальной торговле. Естественная логика эпохи создания ГАТТ заключалась в том, чтобы обеспечить доступ товаров из слаборазвитых стран на рынки стран развитых для зарабатывания валюты, необходимой для экономического и социального развития.

23. В США много научных центров, убежденных в том, что Китай ждет неминуемый крах вплоть до распада. Другая часть научного сообщества считает, что разговорами о слабости китайцы маскируют свою силу и актуализируют недооценку со стороны союзников. Администрация Трампа выработала стратегию активного противостояния Пекину в геополитическом, стратегическом и региональном планах и намерена на основе признания Китая страной с нерыночной экономикой ввести масштабные ограничения в сферах торговли, инвестиций, технологического сотрудничества.

24. Отказ от многосторонних форматов ведения международных торговых договоров в пользу двусторонних приближает кризис и возможный крах ВТО. В этих условиях Китай наращивает политическую активность, позиционируя себя в качестве мирового лидера в борьбе за свободную торговлю без протекционизма.

25. Выступая на сессии Генеральной Ассамблеи ООН 25 сентября 2018 года в Нью-Йорке, президент Трамп объявил о конце глобализации и провозгласил патриотизм. В переводе на обычный язык это означает не что иное, как отказ от принципов многосторонней торговли и международных соглашений в пользу соглашений двусторонних, в пользу экономического национализма. Имея в виду огромный размер внутреннего рынка США, шансы выкрутить руки оппоненту по двусторонним переговорам у американской стороны неизмеримо возрастают. Ведь ограничение экспорта на рынок США – прямой удар по занятости и доходам в ключевых отраслях экономики. Именно поэтому в последние недели были радикально пересмотрены на условиях США торговые соглашения с Канадой, Мексикой и Южной Кореей.              


Направления экономической агрессии Китая в области технологий и интеллектуальной собственности

 

1.             Физическое воровство, киберворовство технологий и ИС.

1.1.   Физическое воровство технологий и ИС посредством экономического шпионажа.

1.2.   Кибершпионаж и воровство.

1.3.   Уклонение от законов США, контролирующих экспорт.

1.4.   Производство подделок и пиратство.

1.5.   Реверсивная инженерия.

 

2.             Регуляторные гамбиты, нацеленные на принуждение и внедрение.

2.1.   Ограничения иностранной собственности.

2.2.   Враждебные административные требования к получению разрешений и лицензированию.

2.3.   Дискриминационные ограничения в патентном деле и других правах ИС.

2.4.   Обзоры по безопасности, понуждающие к передаче технологий и ИС.

2.5.   Установление технологических стандартов безопасности и контроля.

2.6.   Мандаты на локализацию баз данных.

2.7.   Обременительные и вызнавательные требования к тестированию.

2.8.   Дискриминационные каталоги и списки.

2.9.   Ограничения по участию в госзакупках.

2.10. Установление местных технологических стандартов, отклоняющихся от международных норм.

2.11. Принудительное размещение центров НИОКР.

2.12. Вымогательство в рамках антимонопольного законодательства.

2.13. Принуждение к раскрытию информации о собственности при использовании механизма обзоров экспертных панелей.

2.14. Вторжение КПК в корпоративное управление путем кооптации своих членов.

2.15. «Прогон» китайских работников через совместные предприятия с иностранным капиталом.

 

3.      Экономическое принуждение.

3.1.   Экспортные ограничения и ограниченный доступ к сырьевым ресурсам.

3.2.   Монопсонная покупательская власть (власть монопольного потребителя).

 

4.             Сбор информации.

4.1.   Сбор научной и технологической информации.

4.2.   Китайские граждане в США как нетрадиционные сборщики информации.

4.3.   Рекрутирование талантов в сфере науки, технологии, бизнеса и финансов.

 

5.             Инвестиции, спонсируемые государством, нацеленные на обретение технологий.

5.1.   Государственные китайские акторы вовлечены в осуществление ПИИ в технологии.

5.2.   Инвестиционные китайские механизмы задействованы для приобретения и передачи американских технологий и ИС:

         а) слияния и поглощения;

         б) гринфилд инвестиций;

         в) венчурные вложения.       

            Источник: доклад Совета по национальной торговле Белого дома (руководитель Питер Наварро)

            «Как экономическая агрессия Китая угрожает технологиям и интеллектуальной собственности Соединенных Штатов и мира» 

Оригинал

ФСБ РФ начала проверку по факту утечки личных данных «солсберийских туристов» Александра Петрова и Руслана Боширова. Речь идет о публикациях их анкет на получение загранпаспортов и данных о пересечении границы РФ из систем «Роспаспорт» и «Перемещение».

Как рассказал «Росбалту» источник, знакомый с ситуацией, сейчас ведутся поиски тех лиц, которые продали журналистам (или иным лицам) анкеты и прочие документы на Петрова и Боширова, содержащие личные данные. «Речь идет не о том, что благодаря этим сведениям появились какие-то разоблачения. Все это додумки и догадки, сделанные на пустом месте. Таким образом любую анкету можно перевернуть с «ног на голову», а заполнявшего ее человека превратить в кого угодно. Просто подобная информация, содержащая личные данные, не должна находиться в свободном обращении. Уже были серьезные инциденты, когда подобные «пробивки» использовались и представителями криминала, и западными спецслужбами, в том числе — украинскими. Достаточно вспомнить список «Миротворец», содержащий личные данные о людях. В отношении тех, кто допустил «утечку», будут приняты очень серьезные меры», — отметил собеседник агентства. По его словам, уже установлено, что утечка анкет о Петрове и Боширове произошла по линии МВД РФ, а «сливший» данные сотрудник и не знал, документы на кого он продает. Просто «отработал» заказ.

Подобные мероприятия ФСБ сказались на «черном рынке» услуг по предоставлению «закрытых» сведений. В частности, сейчас ни за какие деньги нельзя купить данные из системы «Роспаспорт» и системы, в которой фиксируются перемещения человека через границу России.

Стоит отметить, что это далеко не первая попытка контрразведчиков борьбы с «черным рынком» по торговле выпискам их разных «закрытых баз». В частности, оперативные мероприятия проводились после убийств Юрия Буданов и Бориса Немцова, а также ряда других «громких» преступлений. Во всех случаях на руках у преступников оказались «закрытые сведения» о будущих жертвах: данные о прописке, местах работы, жительства, о находящихся в собственности автомобилях и т. д.

Также мероприятия ФСБ проходили и после того, как в украинской базе «Миротворец» стали появляться выписки, содержащие личные данные внесенных в нее лиц. Самая же крупная операция прошла в момент, когда у контрразведчиков появились сведения, что США используют информацию из «закрытых» российских баз при составлении санкционных списков, в частности — определяют имущество, принадлежащее чиновникам и бизнесменам, и их родственников. Периодически задерживаются частные сыщики, которые предоставляют клиентам «закрытые» сведения.

Однако ощутимых результатов подобные действия не приносят. Обычно после операций ФСБ из предложений на «черном рынке» исчезают выписки из тех или иных онлайн-баз. Но через пару месяцев торговля информацией начинается вновь.

Герман Александров

Оригинал

Оригинал — newtimes.ru

Кандидаты от «Единой России» проиграли в Хабаровском крае и в Орловской области. Это еще не выборы, но уже демонстрация большого шиша властям, считает колумнист Андрей Колесников

Разгромные победы Сергея Фургала над Вячеславом Шпротом и Владимира Сипягина над Светланой Орловой на выборах губернаторов Хабаровского края и Владимировской области превратили приморский казус (почти состоявшуюся победу кандидата-коммуниста Андрея Ищенко над кандидатом власти Андреем Тарасенко) и хакасский кейс (губернатор Виктор Зимин снялся с выборов) в тенденцию.

Люди выражают свое недовольство властью, не столько голосуя за «оппозицию», сколько против претендента-единоросса. И здесь уже не важно, коммунист выходит на первое место или жириновец – главное, что не человек от партии власти. Это пока еще не выборы в собственном смысле слова, скорее, опрос жителей того или иного региона страны – что вы думаете о власти? Ничего не думаем, а показываем ей шиш.

 Муниципальный фильтр и некоторые другие инструменты убили нормальную электоральную конкуренцию, которая, собственно, и превращает выборы в выборы. На арене остались только клоуны – одни согласованные с администрациями разных уровней, другие – нет. Но иных способов сказать свое решительное «Фэ!», кроме как проголосовать за кандидатов системных партий, считающихся «оппозицией», у населения регионов нет.
Здесь две опасности для власти.

Первая и главная: перестала срабатывать политтехнология, которую условно можно назвать «мы с Мухтаром на границе». Фото кандидата от власти с Путиным неизменно гипнотически действовало на голосующих граждан – они отдавали свой голос за того, с кем у президента РФ был тактильный контакт. В случае с Андреем Тарасенко из Приморья эта технология не сработала. Значит, волшебная палочка верховного главнокомандующего постепенно утрачивает свою силу и перестает слушаться хозяина.

Вторая проблема менее серьезна. Назовем ее «теория большого шиша в действии». Протестное голосование за кандидатов от квазиоппозиции с целью «вштырить» начальству любой ценой может стать заразительным. Выборы вдруг обретут очень специфический, но все-таки смысл.

Проблему можно решить, если не настаивать с тупым упрямством на согласованном кандидате и допускать победу несогласованного. Которого, естественно, с необычайной легкостью можно кооптировать в провластную систему. Испугавшись своей возможной победы в Приморье, коммунист Ищенко заранее присягнул на верность Путину. Что уж говорить о том, что между кандидатами власти и кандидатами «оппозиции» нет практически никакой разницы – это люди, в сущности, без взглядов, с очень сомнительным управленческим опытом и профессиональными навыками.

Все они – результат отрицательной селекции «элит» в течение 19 лет путинского правления. Это система, которую философ Александр Рубцов называет «восходящим мусоропроводом»: качество истеблшмента чудовищное, Тарасенко, Ищенко, Фургал и другие – примерно одинаковые персонажи. Вы думаете, что жириновец Сипягин чем-то лучше единороссовки Орловой? Нет, конечно, это в дистиллированном виде медиократия – власть посредственностей (не путать с медиакратией – властью медиа). Поэтому достаточно согласовывать с администрациями не одного претендента, а нескольких, а потом устраивать между ними соревнования – тараканьи бега, совмещенные с борьбой нанайских мальчиков. И никаких проблем с имитацией демократии и выпуском пара раскаленного добела пенсионной реформой и упавшим рублем населения.

В этой ситуации, впрочем, могут возникнуть сложности с возгонкой «элиты» нового типа – так называемых технократов, плеяды управленцев, сброшенных со скалы и/или уложенных под военную технику: по необъяснимым причинам считается, что это способствует улучшению государственного менеджмента. Если населению региона захочется выбрать коня или корову лишь по той причине, что на них нет символики «Единой России», они выберут коня или корову, а не самого что ни на есть отполированного танками и водой горной реки технократа. Но опять-таки – раз речь идет о технократах, то и им самим все равно, чей лейбл на них будет наклеен. Можно устроить «конкуренцию» технократа-единоросса и технократа-коммуниста, и тогда вообще все равно, кто из них победит.

Что-то похожее можно устроить на парламентских выборах 2021 года, готовиться к которым еще никто и не начинал. Реконструкция партийной системы толком не инициирована, преемники в лидерских партиях – КПРФ и ЛДПР – не подготовлены, «Единая Россия» мечется в поисках собственной идентичности, которой на самом деле никогда и не было. Если поддержка Путина не спасла ее кандидатов на региональных выборах, аналогичная беда может случиться и три года спустя на выборах федеральных.

Конечно, власть не может довести ситуацию до того, чтобы «выборы» стали выборами. Значит, мы станем свидетелями поиска новых политтехнологий. Ничего хорошего это нам не сулит – надо будет внимательно следить за руками. Но пока на электоральном поле рядовые граждане начинают переигрывать власть. И, кажется, они от этого получают удовольствие.

Оригинал

— проголосовали в регионах, чем теперь ответит власть: новыми точечными репрессиями или отменой выборов — задается вопросом социолог Элла Панеях

Повторные выборы вторую неделю подряд приносят сенсации: кандидаты Кремля терпят поражение – не сказать, чтобы от политических соперников, а прямо от избирателей, готовых голосовать за кого угодно, лишь бы избавиться от ненавистного губернатора. В Приморье фактическая победа технического кандидата от КПРФ привела к паническим вбросам на последних оставшихся участках, которые было уже невозможно скрыть, и, в результате, к отмене результатов и назначению новых выборов. В Хакасии кандидат от власти предусмотрительно отказался от участия в гонке, предоставив спойлерам разбираться между собой без его участия. В Хабаровске и Владимире в воскресенье с огромным перевесом выиграли такие же спойлеры от ЛДПР – один из них был настолько не готов к борьбе за реальную власть, что в разгар подсчета голосов начал сам отзывать своих наблюдателей с участков. Не помогло.

Эксперты давно писали о том, что существующая машина фальсификаций результатов голосования имеет свой предел мощности, и реального разрыва в десятки процентов «закрыть» не сможет. Харизматичных и амбициозных кандидатов, способных такой разрыв создать, до сих пор отсекали на дальних подступах к избирательной урне: недопуск в СМИ, уголовные дела и аресты соратников, запугивание возможных спонсоров, практически непреодолимые для независимых формальные входные барьеры, на худой конец – отказ в регистрации кандидата под надуманными предлогами. Система работала, покуда кандидаты от действующей власти оставались для публики пусть небольшими, дутыми, но все-таки положительными величинами. Единица среди сплошных нулей – псевдо-кандидатов из подконтрольных «парламентских» партий, не настроенных на победу – в таком окружении даже очень маленькая единичка чувствует себя куда как вольготно. «Если не Путин, то кто?» — лоялистский лозунг конца 2010-х тиражировался на всех уровнях. Если не кандидат от партии власти, то кто? Эти, что ли? Согласованные с администрацией клоуны, лишенные самоуважения настолько, чтобы согласиться на договорной матч с заранее назначенным победителем?

Граждане, недовольные сложившейся системой фактических назначений через выборы голосовали против всех – «против всех» отменили; саботировали голосование вообще – власть начала накачивать явку, сначала вбросами, затем загоняя людей на участки административным давлением. Мем «если не Путин, то кот» — был ответом лишь несистемной оппозиции, радикального недовольного меньшинства. В 2011 году Навальный призвал своих сторонников голосовать «за любую партию, кроме ЕР» — и голосов несогласных едва хватило, чтобы уронить результат партии власти ниже 50%, что тогда выглядело немалой победой.

Сейчас за «кота» — почти в буквальном смысле за кота, за никому не известных деятелей, выступающих от мало кому симпатичных партий – пришли и проголосовали так, что машина фальсификаций дала сбой. Пришли те самые граждане, которые выглядели лояльными, да и были как минимум нейтральными еще совсем недавно. Это значит, что действующие губернаторы (в Приморье – и.о.) насолили народу так, что стали величинами отрицательными, и на вопрос «если не они, то кто?» массовый избиратель готов стал дать ответ – да кто угодно. Хоть дед Пихто, хоть кот в мешке. 

Конечно, местная власть куда больше волнует людей, чем федеральные расклады – не зря в тот же единый день голосования 9 сентября на освободившиеся места в Госдуме граждане без особых скандалов «избрали» кого сказано. Вопросы распределения думских кормушек российскую глубинку пока не волнуют – не факт, впрочем, что эта индифферентность продлится долго, если в Думу вернется хоть тень настоящей политики (интересно будет в этом смысле последить за голосованием по поводу пенсионной реформы на этой неделе). Но вторые туры продемонстрировали и неожиданно высокий потенциал недовольства – в том числе, по касательной, и недовольства центральной властью: при всей местной специфике в каждом случае, если есть общий мотив протестного голосования во всех четырех «проблемных» субъектах федерации, то это та позиция, которую тот или иной глава занимает в отношениях между регионом и центром. Едва в закупоренном со всех сторон, вроде бы, котле появилась щелочка – шанс выразить возмущение, не подставляя себя под дубинки Росгвардии или преследования властей – в нее прорвалось все, что накопилось: усталость от стагнации в экономике, естественная реакция на деградацию инфраструктуры и социальной сферы, разочарование по поводу дорогостоящих внешнеполитических авантюр центра, никак не конвертирующихся в повышение уровня жизни на местах, и уж определенно, злость в адрес самих губернаторов – ставленников Кремля, которые ведут себя на вверенных территориях как эмиссары того же центра, а не представители своих избирателей. 


Помимо фальсификаций и зачистки оппозиции, важным фактором лояльного голосования на местах в лучшие для вертикали власти времена было убеждение многих избирателей в том, что за протестное голосование Кремль отомстит: обрежет проблемной территории финансирование, станет ставить палки в колеса местному развитию.  Похоже, что этот тормоз перестает работать – хуже уже некуда, политика центра в отношении регионов настолько груба, топорна, и демонстрирует такое тотальное безразличие к местным проблемам, нуждам и ценностям, что лебезить в расчете на добрую волю барина нет уже никакого смысла. Как объявление о пенсионной реформе стало символическим сломом пост-крымского консенсуса, обрушив рейтинги федеральной власти – от президента лично до ЕР – к «докрымским» величинам, так и приморский казус продемонстрировал людям, что, в отсутствие подавляющего лоялистского большинства – тех самых пресловутых 86%, никогда, впрочем, не существовавших в реальном мире – их голоса, их мнение опять начинают чего-то стоить.

С выборами федеральному центру, скорее всего, удастся что-то сделать: единые дни голосования для того и были введены, чтобы, случись какой-нибудь сбой в программе, к следующему такому дню было время подкрутить машинку фальсификаций под заранее заданный результат. Будет ли это беззастенчивая отмена выборов, бюллетень с единственным кандидатом, окончательная интеграция парламентских партий в единую структуру с партией власти, или еще какой-то шибко хитрый политтехнологический ход, разрушающий последние каналы обратной связи в российской политике, и в долгосрочной перспективе ведущий к институциональному коллапсу – мы вскоре увидим.

Что Кремль будет делать с, собственно, прорвавшимся недовольством, тоже догадаться несложно: из доступных инструментов контроля над населением пока еще не поломаны окончательно только силовые. Утренний арест Навального в понедельник после выборной ночи, должен стать, видимо, прологом к очередной попытке крепче закрутить гайки. До срыва резьбы еще далеко, но очередная волна точечных политических репрессий по всем приметам не за горами.  


Элла Панеях, социолог —специально для The New Times

Оригинал

Оригинал

18.09.2018 г. генерал Конашенков заявил, что Израиль провёл хитрую военно-психологическую операцию по вынуждению сирийского ПВО сбить наш самолет. Уже тогда, несмотря на отсутствие подробной информации, его утверждения казалось вздорным. Явно просматривалась попытка нашего МО переложить ответственность за гибель 15 офицеров хоть на кого-нибудь. Иначе гнева верховного главнокомандующего было не избежать. Брифинг МО от 23.09 только усилил это впечатление.

2982602

1. Тактическое маневрирование сторон перед катастрофой

На схеме Конашенкова указано, что 4 израильских истребителя F-16 вошли в зону пуска планирующих бомб GBU-39 в 21:39 на расстоянии 90 км от сирийского побережья. В это время было произведено предупреждение наших ВКС о пуске этих бомб по целям в районе г. Латакия. Планирующая бомба GBU-39 предназначена только для поражения наземных целей с заранее заданными координатами и никакой опасности для самолетов не представляет.

Наш Ил-20 в это время летел над сирийской территорией в направлении с севера на юг и никоим образом не мог маскировать израильские самолеты. Далее один из F-16 стал приближаться к сирийскому побережью, но приблизиться более чем на 70 км все равно не решился. Это легко объяснить тем, что F-16 в это время стали использовать РЭБ, а мощности передатчиков РЭБ не хватило бы для подавления РЛС сирийского ЗРК, если бы F-16 приблизился на более близкое расстояние.

В это время Ил-20 получил команду идти на посадку, но почему-то не выполнил ее сразу, а пролетел мимо аэродрома Хмеймим в направлении на юг. Далее он предпринял совсем необъяснимый маневр и стал разворачиваться в сторону моря, и приблизился к израильской группировке на 30 км. Поражение самолета произошло тогда, когда он летел на север. Отсюда следует, что утверждение о желании израильских самолетов спрятаться за Ил-20 входит в явное противоречие со схемой генерала Конашенкова. Из схемы вытекает, что, наоборот, Ил-20 хотел разведать состав израильской группы. Схема составлена таким образом, что из нее совершенно невозможно понять ключевой момент: где в это время находился ЗРК С-200, поразивший Ил-20. Далее будем предполагать, что С-200 находился на расстоянии не более 20-40 км от аэродрома Хмеймим.

2. Особенности функционирования ЗРК, имеющих ракеты с полуактивным наведением

ЗРК С-200 был разработан более 40 лет назад и оснащен довольно примитивными, по современным понятиям, РЛС и ЗУР. Несмотря на громадные размеры ЗУР (длина 11 м, масса 7 т), она не оснащена собственным передатчиком помех, а наводится на отраженный от цели сигнал. Облучение цели производится специализированной РЛС подсвета целей (РПЦ).

РПЦ производит обнаружение целей не самостоятельно, а по командам, выдаваемым с КП дивизиона. На КП информация получается от обзорной РЛС, антенна которой вращается с периодом порядка 10 секунд, то есть обновление информации на КП происходит достаточно часто, и все маневры самолетов не остаются незамеченными. РПЦ постоянно получает от обзорной РЛС данные о азимутальном и вертикальном углах целей и их дальности и скорости. РПЦ присутствует в составе каждой батареи, которая имеет 6 пусковых установок ЗУР. Командир дивизиона указывает командиру батареи, какая из целей должна быть поражена, после этого РПЦ выставляет свою антенну в сторону поражаемой цели, начинает ее сопровождение и производит подготовку к пуску.

2.1. Особенности функционирования РПЦ

РПЦ может сопровождать цель в одном из двух режимов:

— импульсный режим, при котором измеряются углы целей, попавших в луч, и их дальностей. Скорость в этом режиме практически не измеряется;

— режим непрерывного синусоидального излучения, при котором измеряются углы и скорость цели, а дальность практически не измеряется. ЗУР наводиться на цель только в непрерывном режиме.

Таким образом, РПЦ, получив целеуказание от КП, может произвести уточнение дальности цели в импульсном режиме, а затем переключиться в непрерывный режим и, измерив скорость цели, произвести пуск ЗУР. Однако если командир РПЦ решит, что у него недостаточно времени для уточнения дальности цели, то он может сразу включить непрерывный режим, надеясь на то, что приблизительных данных о дальности цели для наведения на цель достаточно.

2.2. Особенности наведения ЗУР

ЗУР получает от РПЦ данные о угловом направлении на цель и ее скорости. При этом она может наводиться только на те цели, которые подсвечиваются РПЦ. Несмотря на то, что луч РПЦ достаточно узок (ориентировочно 2°), в этот луч может попасть несколько целей, дальность до которых ЗУР измерить не может. Поэтому ЗУР будет наводиться на ту цель, скорость сближения с которой ей задана от РПЦ. Если во время наведения ЗУР скорость обстреливаемой цели и скорость какой-либо другой цели, попавшей в луч подсвета, окажутся одинаковыми, то ЗУР будет наводиться на ту из них, сигнал которой окажется мощнее.

3. Реконструкция сценария поражения Ил-20

3.1. Реконструкция тактической обстановки

Нам неизвестно ни место расположения обзорной РЛС дивизиона, ни тип конкретной РЛС. Однако совершенно ясно, что в ЗРК с дальностью стрельбы 300 км обзорная РЛС будет весьма мощной. По крайней мере, даже такие маленькие цели, как F-16 (эффективная отражающая поверхность ЭОП = 2 кв. м), будут обнаруживаться на дальностях значительно больших, чем 200 км. Пуск бомб GBU-39 F-16 производят с высот не менее 10 км. Даже если предположить, что в район начала атаки F-16 шли на высотах менее 1 км, то есть прятались за радиогоризонтом, то в момент начала набора высоты они были гарантированно обнаружены обзорной РЛС. Подавить обзорную РЛС помехами F-16 едва ли способен. Отсюда следует вывод, что командир дивизиона имел ясную информацию о факте начала атаки. Единственное, что можно было скрыть помехами, — численный состав группы. Поэтому решение о маневре Ил-20 в сторону моря можно объяснить только безграмотностью командования ПВО. Хотелось бы узнать у генерала Конашенкова: где в это время находились наши советники?

Далее предлагаемая реконструкция приходит в непримиримое противоречие и с версией израильских СМИ. Сирийские ЗРК не могли открыть беспорядочную стрельбу и выпустить более 100 ракет по целям, излучающим помехи, так как F-16 могут переключать излучения помех, то с одного F-16, то с другого. Такая тяжелая ЗУР, как в С-200, не сможет справиться с наведением на мерцающую помеху.

3.2. Авторская версия событий

Единственная версия, которая кажется автору правдоподобной, состоит в том, что в начале обстрела РПЦ облучал четвёрку F-16, сигналов от этих целей он не получал, так как F-16 включили передатчики помех. В этих условиях ЗУР продолжает наводиться не на сигналы, отраженные от цели, а на сигналы, излучаемые передатчиками помех. Случайно в луч РПЦ влетел наш Ил-20. Так как Ил-20 находился вдвое ближе к РЛС, чем F-16, то отраженный от него сигнал был в 20 раз мощнее из-за разницы ЭОП и еще в 16 раз мощнее из-за разницы расстояний. Следовательно, общее превышение мощности сигнала, отраженного от Ил-20, по сравнению с мощностью сигнала, отраженного от F-16, составила 320 раз. Такую большую мощность отраженного сигнала никакие помехи, излучаемые с F-16, подавить не могли. Поэтому ГСН ЗУР, получив мощный сигнал, стала наводиться на него, что и привело к поражению Ил-20.

Этой ситуации можно было избежать, если бы оператор РПЦ имел хотя бы среднюю квалификацию. Он мог кратковременно включить импульсный режим работы и понять, что в луч попала цель с гораздо меньшей дальностью. Катастрофу можно было бы предотвратить также в том случае, если бы оператор РПЦ интересовался информацией, идущей от обзорной РЛС. Для предотвращения достаточно было бы выключить подсвет цели или подать команду на самоликвидацию ракеты.

4. Выводы

Представитель МО пытается замаскировать тот факт, что наши ВКС не сумели организовать обучение персонала сирийского ПВО на достаточном уровне.

Обвинять командование израильских ВВС в том, что они не запретили своим летчикам включать передатчики помех и защищаться от атак ЗРК, – лицемерие.

Верховному главнокомандующему следует потребовать от руководства МО полного разбора всей операции с предоставлением данных о траекториях Ил-20 и F-16, положении ЗРК и количестве выпущенных ракет.

Андрей Горбачевский, инженер-разработчик РЛС

Оригинал

Оригинал — rosbalt.ru

2982258
Начинал ныне преуспевающий бизнесмен с темных дел.
© Фото: Юрий Мартьянов/Коммерсантъ

В четверг, 20 сентября, Соединенные Штаты Америки расширили санкции против России, внеся в «черный список» 33 российских гражданина и компании, связанных со сферами обороны и разведки РФ. Самой известной в этом списке является фамилия Евгения Пригожина — бизнесмена, ресторатора, которого неоднократно связывали с так называемой «фабрикой троллей» и частной военной компанией Вагнера.

Помимо самого предпринимателя, под санкции попали и его фирмы — «Конкорд менеджмент и консалтинг» и «Конкорд кейтеринг». Также в списке оказалось «Агентство интернет-исследований» которое в США обвиняют во вмешательстве в президентские выборы. Эту компанию также связывают с именем Пригожина.

О последних годах деятельности петербургского предпринимателя известно довольно много — СМИ рассказывали и о ЧВК «Вагнера», и о «фабрике троллей», и о поставках питания в столичные школы. Но молодость человека, прозванного «кремлевским ресторатором», покрыта завесой тайны.

«Росбалт» рассказывает о том, с чего начинал петербуржец Женя Пригожин. В этой истории есть многое: кражи, разбой, нападение на безобидную девушку, пьянки с несовершеннолетним. Публикуется впервые — с документами и свидетельствами очевидцев.

«Это были очень большие деньги»

Женя Пригожин родился 1 июня 1961 года. Получил среднее образование, в партию вступать не стал. 29 ноября 1979 года Куйбышевский районный народный суд Ленинграда приговорил его к 2,5 годам лишения свободы условно за кражу. По законам Советского Союза условно осужденного могли привлечь к труду в местах, определяемых органами, ведающими исполнением приговора. Женю отправили в Новгород, поселили в общежитии на улице Ленинградской, 62.

скриншот с сервиса «Яндекс.Карты»

«Там в свое время находилось общежитие для «условников». Тех, кто там жил, отправляли работать на «химики» — то есть на химический завод. Ныне общежития там больше нет, оно перестало существовать в 90-х, сразу после развала Советского Союза. Теперь в этом доме находится налоговая инспекция», — рассказал «Росбалту» источник, знакомый с ситуацией.

Но тянуло Женю в колыбель русской революции. Уже в 80-м году Пригожин оказался в Ленинграде, где познакомился с местным жителем Алексеем Бушманом. У того образования было всего 10 классов, да и не работал парень нигде. Но к 21 году Леша уже успел жениться, обзавестись ребенком, получить судимость и развестись со своей девушкой.

«Вообще он тяжело болел», — рассказал «Росбалту» знающий ту историю собеседник.

К Бушману и Пригожину присоединились еще трое — ранее судимая уроженка Брянщины Валентина Макеко и двое челябинцев — Владислав К. и Александр Е. (оба на момент совершения преступлений были несовершеннолетними, поэтому «Росбалт» не упоминает их фамилий). В общем, интересная компания.

Все началось в феврале 1980 года. Бушман и Пригожин проникли в квартиру одного из домов на проспекте Маклина (ныне Английский проспект) и похитили оттуда имущество гражданина Осипова на сумму 177 рублей. По тем временам — чуть больше средней месячной зарплаты. Добычей воров стали: ваза, конфетница, салфетница, 6 рюмок, 6 фужеров, 6 стопок и 2 рога.

1 марта пьяный Пригожин пошел на дело самостоятельно. Ночью он выдавил стекло в квартиру одного из домов на Ропшинской, где проживала семья Телициных. Краже помешала местная жительница, которая увидела, как молодой человек облокотился на подоконник первого этажа — женщина подняла шум, и Пригожин был вынужден ретироваться. Но от идеи не отказался. Следующей ночью Женя взял себе в подмогу Лешу Бутмана. Все прошло удачно — злоумышленники украли магнитофон «Орбита», радиоприемник с проигрывателем «Орбита», хрусталь, джинсовую куртку, женскую сумочку с косметикой и даже ковровые дорожки. Всего — на 980 рублей. Кстати, через несколько лет Телицины съехали из нехорошей квартиры. Местные жители рассказали «Росбалту», что живут там еще с 90-х годов.

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

14 марта воровать пошли уже втроем — к мужской компании подключилась Валентина Макеко. Целью была выбрана квартира одного из домов на улице Брянцева, где проживала семья Ростовцевых.

«Молодые ребята. Ну чего им не хватало? У Бушмана, насколько я помню, отец полковник, у девочки — инженер-химик. А у Пригожина мать, кажется, врачом была. Еще вела себя высокомерно в суде», — вспоминает пострадавшая от злоумышленников Алла Ростовцева.

Улов был богатым: хрусталь, облигации, вазы, авторучки, сувениры для машины. Семья Ростовцевых вмиг лишилась имущества на 1 тыс. 610 рублей.

«По тем временам это были очень большие деньги, мы же получали по 150 рублей. Мой муж кожаную оплетку на автомобильный руль из-за границы привез, но все украли. А они ведь потом признались, что были в квартире главного технолога завода имени Ленина. Их спросили, мол, откуда вы знаете? А они ответили, что почетную грамоту видели в квартире», — рассказала «Росбалту» Алла Ростовцева.

Но затем нашим героям стало везти меньше. Алла Сергеевна заподозрила в краже Евгения Пригожина. Тот, как оказалось, был знаком с ее дочерью Мариной и бывал в квартире на Брянцева. Сама девушка подтвердила эту информацию.

Однако у милиции было мало доказательств. А ребята тем временем не собирались останавливаться. Уже через 5 дней они пошли на новую кражу, причем не постеснялись проникнуть в соседний дом на Брянцева, где жила семья Иоффе. Макеко караулила у подъезда, а Пригожин со своим несовершеннолетним товарищем взломали дверь в квартиру. Но, испугавшись, что может сработать сигнализация, они скрылись с места преступления.

Фото ИА «Росбалт», Илья Давлятчин

К многочисленным кражам позднее добавилось и мошенничество. 20 марта 1980 года Пригожин, Бушман и Макеко предложили местному жителю по фамилии Коваленко купить джинсы и другие дефицитные товары. Последнего не отпугнула даже стоимость контрабанды — 250 рублей. Но модных вещей ему было не видать. Злоумышленники получили от потерпевшего 250 рублей, Пригожин же повел его за вещами. Но в один момент ныне преуспевающий бизнесмен скрылся от Коваленко через проходной двор, после чего уехал на машине.

«Пригожин схватил за шею, стал душить»

Удача продолжила покидать всю компанию. Финалом ее истории стали события вечера 20 марта 1980 года. Пригожин, Бушман, Макеко и несовершеннолетний Влад К. отмечали удачную «джинсовую» аферу в ресторане «Океан», что находился на улице Матроса Железняка. Пили коньяк, запивали шампанским.

Вдоволь покутив, молодые люди стали собираться домой, но в гардеробе Пригожин заприметил ранее незнакомую девушку в красивом пальто.

«Пригожин предложил ограбить эту девушку. Как позже установлено — Королеву», — говорится в материалах дела.

Преступники окончательно потеряли страх от собственной безнаказанности. Потерпевшую стали преследовать прямо на такси, а затем — пешком.

«На улице ее догнали Макеко и Пригожин и попросили закурить. Она хотела достать сигареты, но Пригожин неожиданно схватил ее за шею, стал душить. Она закричала о помощи, но Пригожин стал сильнее сжимать горло. От сдавливания горла она потеряла сознание, а когда очнулась, то увидела, что с нее сняты сапоги и серьги», — говорится в материалах дела.

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

Бушман рассказал следователю следующее:

«Пригожин схватил Королеву за шею и потащил с улицы. На газоне Пригожин повалил Королеву. Я подбежал и стал снимать с нее сапоги. Серег не снимал. Это мог сделать Пригожин».

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

Крики о помощи услышали милиционеры Ждановского РУВД, дежурившие в ту ночь. Они же и задержали несовершеннолетнего Владислава, который пытался скрыться с места происшествия. Остальные тоже сбежали, но на свободе им оставалось находиться недолго.

Судя по всему, подросток не стал долго отпираться и сдал своих подельников. В квартиру дома № 12 по улице Блохина, где жили Пригожин и Бушман, нагрянули милиционеры. И там нашли украденное имущество: сумочку Телициных, облигации Ростовцевых, Да преступники особо и не скрывались. Их то и дело опознавали свидетели — соседи Ростовцевых и Телициных. После кражи у Ростовцевых злоумышленники вызвали такси и украденное имущество повезли в машине.

Здесь стоит отдельно остановиться на показаниях Вали Макеко в суде. Видимо, из симпатии к мужской половине воровского коллектива она взяла на себя кражу имущества Ростовцевых. Мол, ни Пригожин, ни Бушман в том деле не участвовали. Суд, однако, посчитал по-другому, ведь девушка не знала о том, где живут потерпевшие. «Это знал Пригожин», — сказано в приговоре.

Евгений Пригожин решил взять на себя мошенничество. Дескать, он один обманул Коваленко, забрав у того 250 рублей под предлогом продажи джинсов. Но суд ему не поверил.

«Пригожин на путь исправления не встал»

6 октября 1981 года Ждановский народный районный суд Ленинграда вынес свой приговор. По мнению судьи Абрамовой, обвиняемые Пригожин, Макеко и Бушман на путь исправления не встали.

«Пригожин самовольно оставил район, куда был направлен для отбывания наказания на стройку народного хозяйства», — говорится в приговоре.

Евгения Пригожина признали виновным по статьям УК РСФСР «кража», «мошенничество», «вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность», «разбой» и приговорили к 12 годам лишения свободы, добавив ранее неотбытое наказание. Всего — 13 лет колонии усиленного режима без ссылки и конфискации имущества.

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

Бушман получил 11 лет, Макеко — 10. Владислав К. был приговорен к условному сроку, Александр Е. — к году колонии. Со всех взыскали компенсацию материального ущерба.

Приговор был обжалован Пригожиным и Бушманом, но 17 декабря 1981 году кассационная инстанция Ленинградского городского суда оставила его в силе.

Как вспоминает Алла Ростовцева, имущество им так и не вернули. Но часть ущерба все же выплатили.

«Пригожин и Макеко все выплатили. Буквально по копейкам приходили деньги все то время, пока они сидели. А от Бушмана я ничего не дождалась», — рассказала Алла Ростовцева.

В 90-х Пригожин вышел на свободу. Затем стал успешным предпринимателем. Его стали называть «другом президента Путина». А в 2010-х годах имя Пригожина стали связывать с так называемой «фабрикой троллей» и большим количеством СМИ, расположенных в Северной столице. Впрочем, это уже совсем другая история.

Илья Давлятчин

Оригинал

Сергей Гландин, Антон Именнов

Интернет как источник информации для санкционных решений не просто равен традиционным СМИ, а превосходит их. Всякая открытая информация, не опровергнутая по твоей инициативе в международно уважаемом суде, работает против тебя. Старомодный лоббизм с целью сокрытия той или иной информации в такой коммуникативной среде не работает или работает против

Последние дни продолжили санкционную традицию, начатую в далеком уже 2014 году Соединенными Штатами, и после крымской весны наступила долгая санкционная зима. Двенадцатого сентября президент США Дональд Трамп подписал исполнительный указ, позволяющий вводить санкции за вмешательство в американские выборы. Так, санкционная спираль закрутила свой очередной виток в виде нового санкционного списка. Теперь односторонние санкции будут применяться не только против физических и юридических лиц, но и целых стран.

Буквально через день суд ЕС отклонил иски семи российских банков и компаний о необоснованности этих самых санкций, оставив в силе экономические ограничения против них. А в ноябре планируется очередное серьезное расширение санкционного списка США.

При этом не все до сих пор до конца понимают, что же такое эти самые санкции и как они появляются в жизни того или иного персонажа.

Начнем с определений. Если перевести с юридического на человеческий, санкции – это специальные ограничительные или запретительные меры, которые адресно вводятся в ответ на чрезвычайную ситуацию, специфическую угрозу национальной безопасности Соединенных Штатов, ее экономике или гражданам, источник которой целиком или в значительной степени находится за пределами США. А тот феномен, что все большее количество государств последнее время начинают добровольно исполнять требования санкционных режимов США, называется экстерриториальностью. Или не начинают, и тогда действие фактически осуществляется через голову и помимо властей страны, на территории которой само действие совершается. Иными словами, США предлагают всем некий аналог сверхправа, демонстрируя, кто у нас сверхдержава («кто у нас начальник и где его плеть»).

Оснований для включения в санкционный список четыре:

  1. Существуют нормативные основания для включения в санкционный список.
  2. Установлены и задокументированы фактические обстоятельства, которые позволяют административному органу США применить делегированные ему полномочия, вытекающие из санкционных нормативно-правовых актов.
  3. Соответствующий административный орган США установил соответствие определенного лица, его поведения или действий соответствующему санкционному нормативно-правовому акту США, а установленная деятельность, поведение или лицо не попадают ни под одно из исключений.
  4. Министр финансов США подписал представленное ему подчиненными сотрудниками решение о включении определенного лица в санкционный список.

 
Если хотя бы одно из первых трех условий не соблюдается, лицо не включается в санкционный список США. При этом ключевым элементом всего является «угроза», которую потенциальный фигурант представляет охраняемым санкционными актами общественным отношениям.

Работает санкционный орган так. Существует Управление по контролю за зарубежными активами (OFAC) – это подразделение внутри департамента контртеррористической и финансовой разведки Министерства финансов США. Деятельность его курирует «целый» OFAC – важнейший орган международного влияния США; его бывший директор Адам Шубин наряду с Дэниелом Фридом был одним из ключевых идеологов президента Барака Обамы. В задачи OFAC входит ведение санкционных списков и контроль за соблюдением американскими резидентами санкционных режимов, а также контроль за воздержанием последних от вступления в отношения с попавшими под санкции юридическими или физическими лицами. Само управление не является правоохранительным органом, в его обязанности не входит реагирование на формальное нарушение требований санкционных актов или установление фактов нарушения санкционного законодательства по запросу заинтересованных лиц. Также OFAC внимательно следит за попытками обхода санкций либо содействия бедолагам, в эти санкции попавшим.

Информация в него поступает из трех основных источников:

а) сведения от материнского департамента обо всех банковских переводах в валюте США, проходящие через американские банки или иные финансовые институты под американской юрисдикцией или контролем;

б) обязательное сообщение американских и международных компаний в отношении попавших под санкции лиц в соответствии c частью 501.601 из 31-й главы Cвода федеральных законоположений;

в) самостоятельно обнаруженная информация в открытых источниках.

Трудно поверить, но последняя категория – это основной источник получения информации о новых санкциях, включая интернет и даже слухи.

Кстати, пример Романа Абрамовича в статье одного из авторов про ордеры на имущество неустановленного происхождения (Unexplained Wealth Orders) оказался в какой-то степени пророческим, потому что совсем не исключил возможность того, что одним из основных источников информации для британских правоохранителей также является наш любимый поисковик Google.

В этот раз не будем трогать счастливо репатриировавшегося из Лондона на Святую землю Абрамовича и проведем эксперимент над другим потерпевшим от санкций. Возьмем, к примеру, другого отечественного олигарха, который попал в санкционный список США 6 апреля этого года. Зовут его Олег Дерипаска.

Итак. При включении его имени в OFAC привели следующую идентифицирующую информацию: «Дерипаска Олег Владимирович, Москва, Россия; дом 64, Северная улица, хутор Октябрьский, Усть-Лабинский район, Краснодарский край, 352332, Россия; 5, Белгрейв-сквер, Белгрейвиа, Лондон SW1X 8PH, Соединенное Королевство; дата рождения: 02 января 1968; место рождения: Дзержинск, Нижегородская область, Россия; гражданин России; гражданин Кипра; пол ‒ мужской (физическое лицо) [UKRAINE-EO13661] [UKRAINE-EO13662]».

Необходимость его включения была обоснована так: «Олег Дерипаска вносится [в санкционный список] в силу исполнительного указа 13661 за то, что он прямо или косвенно действовал от имени или в интересах высокопоставленного должностного лица правительства Российской Федерации, а также в соответствии с указом 13662 в связи с работой в энергетическом секторе российской экономики. Дерипаска сказал, что он не отделяет себя от российского государства. Он также признал наличие дипломатического паспорта и, по собственным утверждениям, представлял российское правительство в других государствах. Дерипаска был фигурантом расследования по фактам отмывания денег, обвинялся в угрозах убийством своим конкурентам, незаконном прослушивании правительственного чиновника; соучастии в вымогательстве и рэкете. Есть сведения, что Дерипаска подкупил правительственного чиновника, заказал убийство одного бизнесмена и был связан в России с организованной преступной группой».

В тексте обоснования в глаза бросается фраза, что бизнесмен не отделяет себя от государства. Запрос этой фразы в Google на английском языке вместе с транслитерированным именем «Олег Дерипаска» выдал – внимание! – 8090 результатов, среди которых есть ряд статей, указывающих на первоисточник этого заявления и множество перепечаток этого материала, в том числе переведенных на русский язык. Материал журналистки Кэтрин Белтон в разделе «Анализ» Financial Times повествует о становлении Олега Дерипаски как алюминиевого магната, упоминает его связь с лидером измайловской преступной группировки Антоном Малевским, родстве с экс-президентом Борисом Ельциным и споре с Михаилом Черным в Высоком суде Англии и Уэльса. Поисковой запрос фразы «Высокий суд Дерипаска Черной» выдаст ссылки на несколько судебных актов, пятый параграф одного из которых содержит указание на вышеуказанный лондонский адрес Дерипаски.

Поисковая система по умолчанию выдает результаты на сегодняшнюю дату в соответствии с текущим местом нахождения пользователя, однако позволяет изменить настройки выдачи в расширенном поиске.

Продолжим наш эксперимент и рассмотрим, какую же конкретно информацию получит управление в Google при запросе «Oleg Deripaska». Для этого изменим место на Вашингтон, США; дата интересующих результатов выдачи ‒ на период до апреля 2018 года; а язык ‒ на английский. На первых страницах выдачи последуют статьи американских СМИ, из которых сотрудник управления узнает примерно следующее:

– Пол Манафорт, бывший глава избирательного штаба Дональда Трампа, в электронном письме предлагал Дерипаске в 2016 году краткие сводки из штаба избирательной кампании, что стало главной уликой в расследовании о предполагаемом вмешательстве властей России в американские выборы;

– агентство Associated Press со ссылкой на дипломатические каналы 2006 года описывает Дерипаску как ближайшего к Путину олигарха, а также одного из двух-трех олигархов, с кем Владимир Путин встречается на регулярной основе;

– в 2006 году Дерипаске было отказано во въездной визе в США, после чего министр иностранных дел России Сергей Лавров неоднократно просил различных государственных  секретарей США о выдаче визы Дерипаске. Последняя такая просьба датирована 2016 годом. Также, со ссылкой на Le Figaro, материал приводит публичное возмущение Владимира Путина практикой безосновательного отказа Дерипаске во въездной визе в США.

– за период с 2011 по 2014 год Дерипаска восемь раз побывал на территории США по дипломатическому паспорту. Это стало известно из свидетельского заявления алюминиевого магната в качестве ответчика в суде Манхэттена по иску Александра Гликлада.

А означает все это следующее. Определенный сотрудник управления получил задание найти доказательства связи Дерипаски с государством Российская Федерация. Родной язык этого сотрудника – английский, поскольку по вероятному запросу «Oleg Deripaska Russia state ties» одним из первых в выдаче последовал материал газеты Financial Times одиннадцатилетней давности. Дальнейший сбор информации привел этого сотрудника к находящимся в открытом доступе материалам о разбирательстве в Высоком суде Лондона по иску Михаила Черного; доказательствам связи бизнесмена с государством, Владимиром Путиным и к обсуждению роли Дерипаски в предположительном вмешательстве России в американские выборы 2016 года. В своем комментарии к апрельскому расширению санкционного списка США министр финансов США Стивен Мнучин заявил: «Российское правительство несоразмерно содействует выгоде олигархов и правительственных элит. <…> Российские элиты и олигархи, кто получает выгоду от этой коррумпированной системы, больше не будут изолированы от последствий дестабилизирующей деятельности своего правительства».

Однако вышеприведенные ссылки не упоминают каких-либо фактов, которые можно отнести к фразе «Дерипаска подкупил правительственного чиновника». Соответствующий запрос выдает множество ссылок на англоязычные СМИ, описывающие фильм-расследование Алексея Навального о Насте Рыбке об отдыхе высшего должностного лица правительства РФ – Сергея Приходько на яхте Дерипаски у побережья Норвегии, что может быть истолковано как форма коррупционного правонарушения: получение услуг в нематериальной форме. 
 
В результате собранная сотрудником управления информация подтверждает соответствие Олега Дерипаски всем трем указанным критериям для включения в санкционный список. Но что самое интересное – результат такой работы подтверждает тезис, что главным инструментом в работе OFAC является интернет, а все, что в нем есть, может быть использовано против лица.
 
Выводы
 
1. Мы живем в (сверх)новой коммуникативной среде, где известный принцип «нет у вас на Костю Сапрыкина методов» уже катастрофически не работает. Всякая открытая информация, не опровергнутая по твоей инициативе в суде, причем в международно уважаемом (а не условно Басманном) суде, работает против тебя. Интернет по своей информационной ценности не просто равен традиционным СМИ, а превосходит их. Старомодный лоббизм с целью сокрытия той или иной информации в такой коммуникативной среде не работает или работает против.

2. За все в жизни надо платить. Как говорил один известный бизнесмен-мыслитель, «жизнь – супермаркет; бери все, что хочешь, но касса – впереди». Вы сделали состояние на особых отношениях с российской властью и поддерживаете политику не как гражданин, а как активный ее участник? Что ж, исход очевиден. Если у вас есть «искандеры», можете применить их как средство последней надежды. Дай бог, чтобы это не случилось.

3. Олег Дерипаска – один из многих. Один из первых, но не последний. Можем составить список следующих вероятных жертв, соответствующих тем же критериям, что ОВД. Личные отношения с американскими и/или иными политиками никого не спасут. В современном мире при наличии прозрачных унифицированных правил игры такие связи уже не работают. Работает только право, и то не у всех, а только у тех, кто умеет с ним работать, а это штучный и редкий товар.

Сергей Гландин, Антон Именнов

Оригинал

Читайте также:

Искусство в зоне риска. Как защитить художника от уголовного преследования

Санкции Грэма – Маккейна. Чем угрожает России новый санкционный законопроект США

Невозможный выбор: как российские олигархи выживают в эпоху санкций


стоп-кадр // Youtube / канал "Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации (Росгвардия)"
стоп-кадр // Youtube / канал «Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации (Росгвардия)»


«Собеседник» обнаружил очередное секретное постановление Дмитрия Медведева, которое позволяет Росгвардии избегать конкурсов при госзакупках. Благодаря ему не только еда, но и форменное обмундирование для бойцов закупается по завышенным ценам.

Резонансное расследование Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), из-за которого Алексей Навальный и Виктор Золотов сошлись в клинче, было посвящено поставкам продуктов для Росгвардии. ФБК обвинил ведомство в закупках еды вдвое дороже рынка.

При этом поставщик – мясокомбинат «Дружба народов» – определен на безальтернативной основе специальным распоряжением правительства. Таким образом было освоено около 2 млрд бюджетных рублей.

«Обращение директора Росгвардии»: Золотов вызвал Навального на поединок (видео)

Однако ухищрения в войсках национальной гвардии одним мясом с капустой и соком не ограничиваются.

2980560
Гвардейцев не только одевают, но и обирают? // фото: Global Look Press

Шито-крыто

У Росгвардии есть эксклюзивный поставщик не только продовольствия, но и швейных изделий, выяснил «Собеседник». Это компания «Спецшвейснаб», с которой ведомство заключает контракты как с «единственным поставщиком» на основании распоряжения правительства №2666-р от 29 ноября 2017 г.

На сайте Белого дома этот документ не опубликован, узнать официальные причины его засекречивания не удалось. В Росгвардии получили наш запрос, но пока на него не ответили.

ООО «Спецшвейснаб» уже успело заключить контрактов со структурой Золотова почти на 2 млрд руб. И как показало расследование «Собеседника», стоимость закупаемых товаров во многих случаях в два-три раза превышает рыночную.

В мае этого года Росгвардия приобрела у «Спецшвейснаба» более 43 тысяч футболок с «чередующимися горизонтальными полосами крапового и белого цветов». Одно изделие обошлось в 385 руб. Но у других отечественных производителей цены ниже. К примеру, трикотажная фабрика «Уют» из Кисловодска отпускает оптом такие безрукавные тельняшки за 135 руб. И это, судя по всему, адекватная стоимость. Во всяком случае, Минобороны закупает футболки по цене 137 руб. за штуку.

Конечно, в расчет надо брать еще доставку товара – всего в 8 городов, но основная часть в Москву. Однако вряд ли транспортные расходы могут превышать 11 млн руб., а именно столько ведомство, по нашим подсчетам, переплатило своему «уникальному» контрагенту. Сумма же контракта составила 16,6 млн.

Заказала Росгвардия у «Спецшвейснаба» и 362 тысячи нарукавных знаков войск. Цена одного изделия достигает 87 рублей. Через группу гвардейцев в «Контакте» один такой же шеврон даже в розницу можно приобрести за 54 руб., а фирма ООО «Нева-Прогресс» отпускает их по оптовой цене 30 руб. за штуку. Можно было сэкономить еще 15 млн руб.

Основным владельцем московской компании «Спецшвейснаб» является предприниматель из Уфы Игорь Шальнов. Связаться с ним не удалось: в офисе фирмы заявили, что он находится в недельной командировке вне зоны действия мобильной связи.

Шальнов также руководит башкирской швейной компанией «Магеллан». Через ее интернет-магазин можно за 250 руб. купить летнюю камуфлированную фуражку. А Росгвардии такие головные уборы «Спецшвейснаб» поставляет по 385 руб. Учитывая объем поставки почти в 40 тыс. штук, отклонение даже от розничной стоимости составило 5 млн руб.

Приказано не экономить

Если посмотреть на другие госзакупки Золотова, то они тоже не отличаются стремлением сберечь бюджетные деньги. К примеру, медпрепарат «Примовист» Росгвардия закупает по цене 7466 руб. за упаковку, а структуры Минздрава – на 102 рубля дешевле. В МВД патрульные автомобили «УАЗ Патриот» поставляются по цене 1 млн 315 тыс. руб., а в Росгвардию – на 50 тысяч дороже.

Шикуют не только в Москве, но и в провинции. Руководители региональных управлений Росгвардии предпочитают дорогие служебные машины. Так, на балансе управления войск по Иркутской области числится японский внедорожник Nissan Patrol (более 4 млн руб.). В Самарской области предпочитают аналогичный по стоимости американский автомобиль Chevrolet Tahoe.

Так что у Росгвардии в избытке не только, по выражению Виктора Золотова, «духовности и нравственности», но и гораздо более материальных ценностей.

Автор: Ежов Сергей

Оригинал

Президент России Владимир Путин прокомментировал соглашение между Alibaba, Mail.ru, «МегаФоном» и Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ).

«Вот вчера было подписано соглашение между известной компанией Alibaba c Mail.ru, ''МегаФоном'' и РФПИ. Мы рассчитываем, что это будет серьезным вкладом в развитие электронной торговли»,— сказал президент России, выступая на Восточном экономическом форуме (ВЭФ). Он добавил, что «это соглашение стало одним из элементов сопряжения проекта «Один пояс — один путь» и усилий в рамках ЕАЭС».

Ранее на ВЭФе было объявлено, что китайская Alibaba Group договорилась о создании совместного предприятия в сфере электронной коммерции с Mail.Ru Group, «МегаФоном» и РФПИ. Совместное предприятие будет называться AliExpress Russia. Основным владельцем новой компании с долей 48% станет Alibaba Group, «МегаФон» получит 24%, Mail.Ru Group — 15%, РФПИ — 13%.

Подробнее — в публикации «Ъ» «Российская интернет-торговля выбрала китайский путь».

Оригинал

«Протестующие, перец нельзя смывать водой, станет только хуже». Петербург выступил против пенсионной реформы

В отделы полиции к вечеру 9 сентября доставили, по неофициальным данным, около пятисот человек. Задержанных привозили с площади Ленина, улицы Академика Лебедева, Финского переулка и Пироговской набережной. Таким был маршрут сторонников Алексея Навального, которые вышли против пенсионной реформы. Изначально согласованный митинг в итоге превратился в неуправляемый протест.

В конце августа петербургские чиновники согласовали акцию против повышения пенсионного возраста. Оппозиционеры хотели митинговать у Медного всадника, но согласились и на площадь Ленина. 5 сентября  провластные депутаты Законодательного собрания выступили с критикой предстоящего. 6 сентября на площади Ленина прорвало трубу. Ее тут же назвали Царь-трубой – водопровод не меняли с 1917 года. Площадь огородили, а оппозиционерам предложили митинговать в Удельном парке, подчеркнув, что это не отзыв разрешения, а форс-мажор – проводить собрания в месте, где работает спецтехника, нельзя.

 

К 14 часам вход на Финляндский вокзал был перекрыт активистами. Из припаркованного напротив автомобиля «Российские сети вещания и оповещения» до них пытались донести информацию о невозможности митинговать в месте проведения ремонтных работ. Когда стало понятно, что предупреждения не работают, вступила Росгвардия. Митингующих вытаскивали из толпы, тащили за руки и за ноги в автобусы. Те кричали «Позор». Через четверть часа в полицейских полетела дымовая шашка. «Это газ, они им нас травят», – перепугались поначалу стоявшие рядом демонстранты. Но затем, когда дым рассеялся, сошлись на том, что кидавший – кто-то из своих.

2976718

2976722

2976720

Из здания вокзала в это время периодически выходили люди. Обойти протестующих им удавалось, а сотрудников полиции, огородивших тротуары, – нет. «Миленький, пропусти, мне все равно на реформу – не доживу», – молила «космонавта» старушка с тележкой. Росгвардеец не ответил. Его сосед был отзывчивее: «Дальше пройдите и вас выпустят».

Митингующих пачками заносили в автобусы, многим это уже было не в новинку, видимо, поэтому и не так страшно. Подростки, насмотревшись на полицию, вставали в сцепки и пытались прорвать оцепление, их задерживали, на их место вставали следующие. Мальчуган лет 13-15 забрался на фонарный столб, скорее, чтобы посмотреть, а не покричать. Его тут же сняли и потащили к остальным. Парень поначалу растерялся и заплакал, но потом уже, как рассказывают очевидцы, приободрился и даже смог сбежать из автобуса, так и не доехав до отдела полиции.

2976724

2976726

2976728

2976730

2976732

2976734

 

Через час собравшимся надоело стоять на месте и толпа двинулась туда, где не было полицейских. Таким местом ненадолго оказался Финский переулок, а затем и улица Академика Лебедева. Пройти дальше демонстрантам не дали, хоть они, схватившись за руки, и смогли один раз прорвать оцепление. В росгвардейцев снова полетели шашки. Судя по всему, их кидали забравшиеся на крышу ближайшего дома подростки.

Еще полчаса – и опять стало скучно. Протестующие аккуратно обошли полицию и двинулись к Лесному проспекту, пропав ненадолго из поля зрения охранителей. Около тысячи человек перекрывали улицы, скандировали вольное про президента и повышение пенсионного возраста.

На Пироговской набережной вольность шествующих стала проблемой. Оживленная дорога остановилась, загудели клаксоны – не все водители были солидарны с лозунгами протестантов. Молодые люди посмеивались: «Голосовали за Путина, а получили пробку, как же так?» Тех, кто стеснялся и шел по тротуарам, задорно звали на проезжую часть: «Не волнуйтесь, всех не накажут». Убеждение оказалось ошибочным: Росгвардия, дав сторонникам Навального зайти в тоннель под Сампсониевским мостом, начала теснить их обратно.

Митингующие, завидев преграду, кинулись в рассыпную, задевая стоявшие в пробке авто. Один из водителей прикрикнул на пробегавшего мужчину, тот в ответ пнул колесо машины. Тогда автомобилист догнал протестующего и распылил ему в лицо перцовый баллончик. Несколько человек остановились и принялись помогать пострадавшему. «Воды», – закричал кто-то. Из подъехавшей полицейской машины ответили по громкоговорителю: «Протестующие, перец нельзя смывать водой, станет только хуже».

Последняя стычка с полицией произошла у Гренадерского моста. Оппозиционеры, осмелев, снова принялись скандировать лозунги, а затем и высмеивать внешность подошедшего к ним полицейского. «Где наел такой живот?» – кричали молодые люди в ответ на просьбы разойтись. На подмогу ему выскочили росгвардейцы. Митингующих загнали на тротуары и взяли в кольцо.

Ксения Клочкова /"Фонтанка.ру"

Часть оказалась зажата у забора ремонтируемого старого здания. Те, кто половчее, подтянулись и перелезли на стройку. По рассказам, там их встретил прораб будто бы родом из Азербайджана. «Он показал, как пройти на выход со стройки, а потом достал нам доски, чтобы мы могли на них встать и помочь остальным – хотя бы водой и едой», – рассказал «Фонтанке» один из активистов.

Всем сбежать не удалось. Из оцепления выпустили беременную, двух заплаканных подростков и женщину, к которой приехала скорая. Остальных отправили по автобусам. «Не волнуйтесь, довезем до метро», – ухмылялись полицейские, подталкивая оппозиционеров.

По подсчетам «Фонтанки», в отделах вечером оказалось не менее 500 человек. По официальным данным полиции, всего в несанкционированном митинге участвовали 1200 активистов.

Ксения Клочкова,
«Фонтанка.ру»



Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире