Собака — друг человека. Собака защитила человеческую популяцию от хищников, собака сделала возможным переход от собирательства к пастбищному скотоводству, то есть от дикости к цивилизации, собаки спасают альпинистов в горах и раненых на полях, собаки жертвуют жизнью в жестоких, но, увы, необходимых для людей медицинских экспериментах… И не в упрек собакам и собаководам должен я признать, что стыда у собак — нет. Ни капли. Ходят-бродят голыми, гениталии нараспашку, писают и какают в любом месте; вот где стоял, там лужу и налил. «Ачотакова?» — сказала бы собачка в ответ на возмущение непонятливого человека…

К чему это я? А вот к чему.

15 марта 2019 года газета «Известия» (некогда вторая по значимости газета страны, а ныне первая по сервильности) опубликовала статью научного директора РВИО Михаила Мягкова под названием «Малоизученный пакт». Заголовок смешной, но вот должность у г-на Мягкова вполне серьезная. Напомню, что Российское военно-историческое общество — это такая общественная организация энтузиастов-любителей истории, которая была создана Указом президента РФ (№1710 от 29 декабря 2012 г.), инициатором создания и бессменным руководителем РВИО является действующий министр Мединский, председателем Попечительского Совета у них Рогозин (да-да, тот самый Рогозин-Космический), а в составе Совета обнаруживаются Ротенберг, Чемезов и министр промышленности Мантуров. Контора эта размещается в центре Москвы, в особняке 17-го века («объект культурного значения федерального значения») и официально тратит 40 млн. руб. в год на «административные расходы»; деньги — наши: прямые субсидии из госбюджета исчисляются сотнями млн. в год, плюс «частные спонсоры» в виде государственного концерна «РЖД», «Роснефти» и.т.п.

Так что даже не начинайте рассказывать мне о том, что статья директора РВИО — это «частное мнение одного из 140 млн. граждан России». Это не мнение, а вполне официальная Декларация о намерениях. Хотя речь идет об истории, намерения заявлены самые современные: «Нам пора перестать посыпать голову пеплом. Возможно России (и прежде всего депутатам Госдумы) стоит заняться пересмотром тех обвинительных заключений, которые были приняты еще на Съезде народных депутатов СССР в декабре 1989 года». Если кто не понял: «обвинительные заключения» — это Постановление № 979-1 от 24 декабря 1989 года «О политической и правовой оценке советско-германского Договора о ненападении».
Нет-нет-нет, я не собираюсь даже начинать дискуссию по поводу «малоизученного Пакта». Там изучено не только каждое слово, но и каждая запятая; результаты изучения были многократно доведены до сведения публики. Все, кто способен слышать — услышали, добавить тут мне решительно нечего. Но в рамках темы стыда и бесстыдства интересно отметить — ЧТО было признано (а ныне предложено «пересмотреть») в Постановлении 89-го года.

Ни ума, ни совести у т.н. «большевиков» не было (если бы были, то и попытки договориться о дележе добычи с кровавым бандитом не было бы), но СТЫД еще оставался. И они понимали, что сделка с Гитлером о разделе Восточной Европы — это очень позорное дело; таким не хвастаются, такое прячут за семью замками. Они и прятали. Вплоть до конца 80-х сам факт существования «Секретного дополнительного протокола» яростно, до пены на клыках, отрицался. На каждую новую публикацию в западной прессе следовал яростный крик: «Вывсёврете! Не было протокола, не было, не-бы-ло!!!» И даже Великий Архитектор Перестройки — как следует из опубликованных воспоминаний бывшего помощника Генсека, заведующего Общим отделом ЦК Валерия Болдина — требовал уничтожить оригинал Протокола (правда, по своему обыкновению не решаясь оформить свое требование документом с подписью на бумаге).

Но когда, наконец, процесс пошел, и лучшие люди страны согласились признать очевидное, то сделали они это с явной краской стыда на щеках: «Съезд констатирует, что переговоры с Германией по секретным протоколам велись Сталиным и Молотовым втайне от советского народа… эти протоколы были изъяты из процедур ратификации… решение об их подписании было по существу и по форме актом личной власти и никак не отражало волю советского народа, который не несёт ответственности за этот сговор». Невиноватые мы, это всё ОН устроил… Ну, хоть так, всё лучше, чем упорствовать во зле.

Научный директор РВИО тоже уверен в нашей детской невинности. Только по-другому уверен, по-новому: «К договору был приложен секретный протокол о разделе сфер интересов между странами, по которому к СССР отходили Западная Украина, Западная Белоруссия, Эстония, Латвия, Финляндия и Бессарабия, то есть территории, которые когда-то входили в состав Российской империи». Вот так. Никаких сомнений в существовании секретного протокола (видели бы это старшие товарищи!). Ачотакова? Это всё наше, имперское. Что не наше (Галичина, Буковина), то всё равно наше. Мы для чего на колчаковских фронтах кровя проливали?

По Конституции (ст. 70) у России есть герб, гимн и флаг. Девиз (как у рыцаря на щите) не предусмотрен. В порядке личной инициативы предлагаю выбрать в качестве девиза сакральное «Ачотакова?» Да, договорились с Гитлером, плохо ли — на чужом горбу хапнули половину Польши? Да, убили 20 тысяч пленных поляков. Ачотакова? Все они были (как верно заметил враг народа Берия) «непримиримыми врагами советской власти» и к тому же — безоружными на тот момент, чего ж не расстрелять? Да, «зеленые человечки», которых президент два месяца назад называл «силами самообороны Крыма», были бойцами российского спецназа, ну и чо?

Интересно, когда эта логическая цепочка докатится до сбитого «Боинга»?

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире