Лолита Милявская пришла к Гордону, к тому, который крутой, на разговор.

От прежней Лолы, которая не боялась, и слова её попадали, как пули, в цель, практически ничего не осталось. Девушку переписали наново. Лола, любимая, кто эти твареватые, твою отвагу превратившие в переминания с ноги на ногу? Ты на себя не похожа: говоришь, а сказать тебе нечего. Крым, Украина — это твоя родина, не лги, что ничего глазоньки твои не узрели и война прошла стороной. Ты умна и мудра как сто дельфинов, а рассказываешь, что творог производится из ватрушек.

Ведь все уже было, был Конотоп, где тебя развернули на долгих четыре года и была избитая в Киеве мама, но была и Мизулина, которую уже не иначе как «живодеркой» величали, и ты, упавшая с букетами перед ней. Колени тогда не посбивала?

Родная, тебе уже поздно изменять самой себе, сильно поздно. Я знаю, какая ты, и крутой Гордон знает, поэтому и позволял тебе съезжать с тем, жалея и любя. Ты зажигалась тем прежним огнём лишь «по поводу ничего» я про твоего бывшего, а когда речь заходила о живом и настоящем, гасла. Отважная Ло теперь только в твоих песнях?



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире