15:50 , 03 июля 2017

О матросе на «Площади революции»

На станции метро «Площадь революции» я делаю пересадку каждый раз по пути на работу. Почти каждый раз вижу экскурсионные группы и людей, снимающихся на фоне скульптур, или полирующих их давно отполированные части. О, значит, этим уже рассказали нехитро придуманные истории про «приметы». И, как правило, экскурсоводы, ограничиваются фразой о том, что скульптор Матвей Манизер делал свои скульптуры с реальных людей-моделей и подводят к пограничнику с собакой. Кто из наших бабушек-дедушек-родителей не знал про Карацупу и его пса Индуса, задержавших не одну сотню нарушителей границы? Таких не было. Про пограничника и его собаку написаны книги и сняты фильмы. Вы не знаете? Погуглите!
Карацупой обычно связь с реальными людьми и заканчивается. А зря!

Лично меня потрясла судьба другой модели. Матроса с сигнальными флажками в руке, в бескозырке с надписью «Марат». Около него обычно не задерживаются, его не полируют. Его история потрясла так, что я изрыла весь интернет в поисках подробностей и подтверждений самой истории. Вот, что нашла в разных (не менее двух!) источниках.

Звали матроса Олимпий (да, такое имя!) Рудаков. За моделью скульптор далеко не ходил: просто зашел в военно-морское училище им.Фрунзе, которое было поблизости от Академии художеств, где сам Манизер работал. И в училище среди курсантов нашел обоих своих «революционных» матросов. Повторяю, это были просто курсанты 20-ти с небольшим лет. Про второго матроса, может, потом как-нибудь расскажу, а сейчас про Олимпия, про его потрясающую судьбу.
Олимпий Рудаков, сын ветеринара, был принят в Ленинградское высшее военно-морское училище им.Фрунзе по разнарядке ЦК ВЛКСМ. Курсантом был приписан к крейсеру «Аврора». В 1937-м (будучи курсантом) участвовал в походе линкора «Марат» в Англию и международном военно-морском параде на коронации Георга VI, папы будущей королевы.
Осенью 1941-го молодой офицер Рудаков служил на северном флоте командиром артиллерийской боевой части на разных эсминцах. И свою первую награду, орден Красной Звезды, получил за меткую стрельбу по противнику уже в октябре. В декабре 1941-го — назначен старшим помощником командира эсминца «Сокрушительный». И тут происходит малопонятная история, подробности которой не найти нигде.

2778032

«Сокрушительный» и другие корабли конвоировали суда, доставлявшие по ленд-лизу боевую технику, и поддерживали своей артиллерией части Красной армии на берегу Кольского полуострова. 20-го ноября 1942— го «Сокрушительный», возвращаясь на базу после конвоирования очередного каравана, попал в жесточайший шторм с силой ветра до 9-11 баллов. Под ударами волн у корабля отломилась корма, он остался на плаву, но ход потерял. С большим трудом удалось переправить с аварийного эсминца 191 члена экипажа на другие корабли, при этом погибли 17 человек. Еще 15, оставшихся на «Сокрушительном» и старавшихся удержать судно на плаву до прихода тральщиков, также погибли. Судно ушло ко дну. Не от снаряда или торпеды, а во время шторма. Командир эсминца, военком и помощник командира (наш капитан-лейтенант Рудаков) покинули «Сокрушительный» не последними, не утонули вместе с 15-ю членами экипажа, чем вызвали возмущение некоторых выживших моряков и руководства флотом (не обошлось, наверное, без «стука»).. Что тогда произошло реально доподлинно неизвестно, но в военное время правых и виноватых находят быстро.
По приговору военного трибунала Северного флота командир Курилех и командир БЧ-2 Исаенко за проявленные во время гибели корабля нарушение воинской дисциплины, трусость и малодушие (так в формулировках) были расстреляны; политрук Калмыков был осуждён на 10 лет; остальные командиры эсминца были направлены в штрафной батальон на фронт. Олимпий Рудаков был лишен воинского звания капитан-лейтенанта и приговорен к 10-летниму заключению в исправительно-трудовых лагерях, с отсрочкой его исполнения до окончания военных действий. В марте 1943 года эта мера наказания была заменена пребыванием его на фронте в штрафных частях.

Новую страницу свой биографии Олимпий Рудаков начал в качестве рядового в окопе. В штрафной роте. Потом, будучи на Карельском фронте уже командиром батареи противотанковых орудий, получил ранение. По ходатайству командующего Северным флотом адмирала Арсения Головко О.И. Рудакова как «искупившего вину кровью» восстановили в звании со снятием судимости . С февраля 1944-го старпом снова воевал на Северном флоте на эсминцах «Громкий», «Доблестный»; участвовал в спасении ледоколов, провел семь операций по поиску и уничтожению подводных лодок противника, семьдесят одну конвойную операцию по проводке отечественных и союзных транспортов. За смелость и мужество награжден тремя орденами Красного Знамени , двумя орденами Отечественной войны I и II степени, двумя Красной Звезды, несколькими медалями. . Совсем, ну, совсем не понятна история с «оставлением» гибнущего эсминца!!
После победы Олимпий служил на лучших кораблях нашего флота, в том числе на спущенном на воду в начале 50-х годов головном крейсере «Свердлов».

В июне 1953 года в Великобритании должен был состояться военно-морской парад по случаю восшествия на престол королевы Елизаветы II. На торжество, проходившее в главном военно-морском порту королевства — Портсмуте — прибыло более 200 английских и 22 иностранных корабля. Как говорил бывший там вице-адмирал Б. Зубов: «Цвет военно-морских сил того времени».

На это торжество тяжелый крейсер «Свердлов» привел офицер Балтийского флота, 40-летний капитан 1-го ранга Олимпий Рудаков, за плечами которого была Великая Отечественная война, штрафбат и послевоенная служба на различных должностях.

Береговые батареи 21-м залпом отсалютовали советскому кораблю. На Спитхейдском рейде, уже стояли в парадном строю в девяти линиях около 250 военных кораблей различного класса— авианосцы, линкоры, крейсеры, эсминцы, тральщики, торпедные катера… Рудаков на глазах изумленной царственной и не только публики с филигранной точностью (без лоцмана и карт) провел свой крейсер во вторую от побережья линию среди кораблей-иностранцев. Найти стоянку между линиями в 100-150 метров было не так просто. К тому же веха, ее обозначавшая, оказалась сбитой. Но крейсер встал на место всего за 12 минут без помощи лоцмана (хотя на такой маневр отводилось 1 час 20 мин.), и этот успех был встречен громом аплодисментов. Фото капитана-удальца на следующий день опубликовали все британские газеты. Во время морского парада королева обходила строй кораблей на яхте «Сюрприз». Каждое гостевое судно было обязано отсалютовать при ее появлении одним залпом. Но с русского крейсера раздались три залпа и громовое «Ура!!!» Это было явное нарушение протокола, но королеве понравилось.
Когда все командиры кораблей прибыли на линкор «Авангард», где Елизавета II устроила награждение юбилейными медалями, она, опять-таки в нарушение этикета, минуя старших по званию американского и французского адмиралов, стоявших на корме линкора, первым подошла к капитану 1-го ранга Рудакову, поздравила его, вручила медаль, а уж потом наградила остальных.

Двадцать офицеров со «Свердлова» во главе с командиром получили приглашение на коронационный бал в Королевские морские казармы. От имени советского правительства Рудаков преподнес Елизавете II в подарок горностаевую мантию. И тут некоторые очевидцы пишут, что королева Англии и советский офицер заметно для окружающих долго смотрели в глаза друг другу. Потом всё шло согласно протоколу, пока к Олимпию не подошел придворный и не прошептал на ухо: капитана приглашает на тур вальса сама королева. Отказаться было немыслимо. А наш-то каков! И из пушек стрелять и вальсы танцевать!!

Закончив танец, Елизавета подвела моряка к своей младшей сестре и представила их друг другу. До сих пор историки гадают, что подвигло королеву на столь вопиющее нарушение этикета: мужская красота ли советского офицера или желание сестер пообщаться с понравившимся человеком в неформальной обстановке.

Принцесса Маргарет также закружилась в вальсе с Рудаковым. И королева, уже совершенно нарушая все пункты протокола, предлагает личную аудиенцию, но не высоким представителям Страны Советов (их было двое), а только капитану. Когда королева и моряк исчезли в ее кабинете, легендарная британская выдержка изменила премьер-министру Англии Уинстону Черчиллю: он развел руками и ушел с приема – в знак протеста.

Но чудеса на этом не закончились. Вскоре после того, как Рудаков вернулся на крейсер, к пирсу подкатил фургон с...розами. На визитной карточке было написано, что цветы дарятся капитану принцессой Маргарет.

Как и все советские мужчины, Рудаков совершенно не привык принимать ухаживания влюбленных женщин, да к тому же он страдал аллергией на цветочные запахи. Поэтому капитан приказал раздать розы во все кубрики.

Но тут к борту причалил катер с Маргарет. Юная леди удивилась, что ее роз нет ни в каюте Рудакова (проверила!), ни в кают-компании, и стала гневаться на дворецкого: почему это не выполнено ее распоряжение. За невинного слугу вступился Рудаков: «Ну что Вы, Ваше Высочество, розы прекрасны! Но весь экипаж был так очарован Вашим Высочеством, что пришлось их раздать морякам».

Принцесса оттаяла, и пообещала завалить «Свердлова» цветами.

При очередном визите Маргарет в присутствии офицеров без обиняков заявила, что ей очень нравится Олимпий, и она не прочь провести с ним время. Опять-таки как истинно советский человек Рудаков, имеющий несостоявшийся приговор к 10 годам лагерей, попросту испугался: связь с иностранкой по тем временам означала конец карьеры, а уж за связь с особой королевской крови можно было поплатиться и жизнью!

На робкую попытку отбиться от принцессы («Извините, Ваше Высочество, но тут до некоторой степени военный корабль. Устав не разрешает его покидать»), 22-летняя Маргарет надула губы: «Не принимаю никаких возражений! В моей сумочке уже лежит письменное разрешение королевы на десятидневное путешествие в вашем обществе по замкам Англии». Наверное, излишне вставлять здесь, что у Рудакова к его сорокам на Родине были жена и дети.

Можно только себе представить реакцию крейсерского особиста на все эти страсти! Рудакову было велено звонить в посольство. Там такой важный вопрос не могли решить и связались с Москвой. Родина дала ему два дня…
Что просходило в эти два дня в каких замках – никакой открытой информации я не обнаружила…
После этой эскапады Олимпий Рудаков в 40 лет становится одним из самых молодых контр-адмиралов советского флота, его назначают начальником кафедры Военно-морской академии, где он прослужил до самого конца.
В 1954 кандидатура Рудакова рассматривалась на пост военно-морского атташе при посольстве в Великобритании, и кто знает, чем мог закончиться такой поворот в судьбе. Но этому помешали интриги военно-морских начальников, не обошлось, конечно же, без зависти. А, может, помешало и ещё что-то…

Вот такая интересная судьба и нерядовая карьера от сигнальщика до контр-адмирала сложилась у выбранного наугад скульптором Манизером курсанта-моряка.

Умер Олимпий Рудаков в июне 1974 г на 62 году жизни от рака почки, которую удалили в 1961 г.
А брак принцессы Маргарет, который она заключила спустя три года от описанных событий с особой некоролевской крови, оказался неудачным, закончился разводом и скандалом в доме Виндзоров.

И ещё напомню, что станция метро «Площадь Революции» открыта в 1937 году. Она строилась к 20-летию революции. И это произошло ровно 80 лет назад.

Для сомневающихся в достоверности истории предъявляю сохранившиеся фотографии.

2778024

2778026

2778028

2778030

2778036

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире