— Мотор! Начали!
Слышали ли вы, как это говорил Он?...
Не сомневаюсь, это были Его любимые в жизни слова.
Мне повезло. Я слышала. Много-много раз. Как Он говорил эти слова. В гневе, в возбуждении, радостно, спокойно — по-всякому…

2410182

Это была моя мечта. Не детская. Она зрела и формировалась несколько лет, она могла круто изменить жизнь, но к ней неизвестно как было подступиться. Мне было проще в космос слетать (реально!!), чем «хоть каким-то боком поучаствовать в съёмках фильма Рязанова Рязановым». Как? У меня не было блата, общих знакомых, и траектория жизни была далекой от «съёмок» вообще. Ведь не будешь же жить на проходной Мосфильма, чтобы, встретив однажды, сказать своё «хочу!» Кто ты? Ну, пошлют тебя с этим «хочу»...Я сидела на работе, и вместо чертежей и космических далей в голове вертелось это «как?» А время категорически играло против. Но я знала, что, если шанс когда-нибудь подвернется, я в него вцеплюсь мертвой хваткой. А если не подвернется, я его «рожу» сама и подверну.
Разумеется, пришлось «рожать». Без чьей-либо помощи, самостоятельно и с риском для жизни. Да-да, а как же? Если это Мечта, то она того стоит. На осуществление полномасштабной с многими действующими лицами операции «подход к Эльдару» ушло больше года.

И вот я, придя сильно загодя, стояла на мосфильмовской проходной и вглядывалась в номера тормозящих перед шлагбаумом машин. И казалось уже, что этого не может быть, потому что не может быть никогда. Был летний теплый солнечный день, а меня трясло, как в лютый холод.
— Вы Ира? — услышала я из-за опущенного стекла машины голос, который ни с каким другим было не перепутать.
— Да, — кажется, сказала я.
— Забирайтесь! — сказал голос, и в машине открылась дверца рядом с водителем.
И я впервые увидела Эльдара Рязанова не с экрана телевизора, а сразу вот так: крупно, за рулем его машины, в полуметре от себя. Заслонившим весь мир.
Мы проехали шлагбаум и колесили между корпусами Мосфильма, он у меня что-то спрашивал, я отвечала непомнючто, может, невпопад. Потом, здороваясь по пути с какими-то людьми, пришли в Его кабинет. И я, даже не сбиваясь, выдала:
— Эльдар Александрович, я знаю, что у меня другого шанса не будет, ведь даже то, что я сейчас говорю с Вами — это не счастливый случай, а итог спланированной операции…
И рассказала ему подробности своего годового марафона «подойти к Эльдару». Он слушал, усмехался, иногда переспрашивал, иногда удивлялся даже. А услышав моё «хочу», правда, заменённое на «мечту жизни», просто сказал:
— Сейчас у нас подготовительный период, ничего интересного, съёмки начнутся в первых числах сентября. Позвоните мне в конце августа, я скажу точно. Приходите, думаю, не помешаете, — ухмыльнулся, — будете «режиссерским окружением».
И дал номер своего домашнего телефона (мобильных в начале 90-х ещё не было).
Что означает «окружение», я не знала, но мне понравилось. «Разберусь по ходу».

Это были самые счастливые полгода в моей взрослой жизни.
Конечно, не без волнений и трудностей, начиная с начальственного на работе «не могу отпустить!», но это была ерунда в сравнении со страхом, что через два месяца Рязанов может и не вспомнить какую-то «Иру». Но я услышала из трубки: «Начинаем в понедельник, приезжайте часам к 11-ти». И назвал адрес на Таганке…

Эту фотографию никто никогда не видел. Почему-то в интернете совсем нет фотографий со съемок «Предсказания». Хотя на площадке часто снимали: то REN-ТV, то какие-то фотографы — близился юбилей Эльдара Александровича, его 65-летие. Этот кадр сделал Саша Петров, художник картины.
12 ноября 1992 г. Съёмки заключительных кадров «Предсказания». «Ничейная полоса» «Шереметьево»-2.

— Я никуда не улетаю! — сказал Горюнов Люде. — Я здесь родился, здесь прошла моя жизнь, и я приму всё, что выпадет на мою долю. Это моя страна, мой народ, какими бы они ни были. И я разделю общую участь.

Просмотр на мониторе отснятого дубля. Давалось нелегко. Не первый дубль.
Слева направо 1-й ряд: Эльдар Рязанов, режиссер-постановщик, автор сценария, Олег Басилашвили, исполнитель роли Олега Горюнова, Ирен Жакоб (Франция), исполнительница роли Люды.
2-й ряд: мои кудри (мода 1992 г.), переводчица Ирен, Николай Скуйбин, сорежиссер, Валерий Шувалов, гл.оператор, снявший до этой картины «Сказ про то, как царь Петр арапа женил», «Экипаж», «Интердевочку» и много др.

2410184

Грустный кадр. Позади были 2 месяца съёмок, криков, нервов (однажды ЭА даже швырнул от отчаяния матюгальник!) и...абсолютного счастья. Кстати, а как виртуозно Он ругался!...
Грустный кадр и потому, что утром улетала Ирен. Пока на неделю, чтобы потом через две улететь насовсем. Что скоро конец съёмкам — чувствовалось во всём. А «конца»-то как раз никто не хотел.
Ровно через неделю, весь день 65-летия Эльдара Александровича снимали в вагоне на тупиковом пути Ленинградского вокзала. И поздравляли «дорогого Эльдара Александровича» в обеденный перерыв. В остальном это был обычный съемочный день.
Впереди у Него ещё несколько картин и целых 23 года жизни…

2410186

7 декабря съёмки для Ирен закончились, и она улетела в далекий Париж навсегда. В свой последний рабочий день всю дорогу на съемочную площадку в «Шереметьево» Ирен прорыдала. «Всё это последний раз!» И находящийся рядом в машине Олег Басилашвили, как ни старался, не смог её успокоить, а гример потом долго возился с гримом. Хорошо, что в этот день не было её крупных планов.
У Эльдара Рязанова было большое сердце, и он впускал в него многих. И многие впускали в своё Его. Навсегда.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире