22:31 , 10 апреля 2019

Заправка как фрагмент времени, переживший и годы террора, и военные тяготы

Если бы режиссеру пришлось выбирать место в Москве для съёмок сцены в стиле 1930-х, я не задумываясь отправил бы его (или её — режиссёры женщины чувствуют тоньше) на Волхонку 16. Здесь, напротив Храма Христа Спасителя сохранился подлинный фрагмент того времени, переживший и годы террора, и военные тяготы, развенчания, оттепели и перестройки. Эта небольшая автозаправка была свидетелем возведения каркаса Дворца Советов, потом распиливания его в 1941 на противотанковые ежи, потом смотрела на бассейн «Москва», а теперь осеняется благостью кафедрального собора.

Указанная в реестре памятников как выявленный ОКН «Ансамбль автозаправочной станции 1930-е гг.» заправка была построена как один из первых объектов грандиозного проекта — Дворца Советов, храма новой идеологии на месте снесённого православного собора. Некоторые знатоки архитектуры и краеведы относят это сооружение к направлениям «ар-нуво» или «ар-деко» — это можно прочитать на многих сайтах, но невозможно такое утверждение принять умом. Как минимум, архитектура модерна и постмодерна насквозь точна, геометрически выверена и аккуратно детализирована. Тут же мы видим лишь самое начало освобождения от красного террора конструктивизма. Робкое появление овалов, развитых свесов над павильонами и сами колонны — посыл к классическим истокам, то есть возвращение от намерения загнать «клячу-историю» к чему то человеческому и природному. Это потом начнутся павильоны ВДНХ и победный ампир послевоенных высоток, а пока вот так, в малых вспомогательных формах. Каким мог быть Дворец Советов — можно только гадать, вариантов было много.

Центральной частью этого скромного ансамбля является кассовый павильон с витринным остеклением. Таких по Советскому Союзу до недавнего времени было много, разве что широкие свесы крыши зрительно увязывают его с навесами над заправочными колонками, расположенными по флангам и делают его необычным. А вот навесы с овальными в плане крышами придают всей заправке оригинальности. Колонны, которые держат навесы, невысоки и выглядят кряжисто. Казалось бы, тут архитектор мог бы применить излюбленный ещё древними греками и римлянами приём — развитые каннелюры. Издревле, от Парфенона в Афинах до Казанского собора в Петербурге, в тысячах объектов архитекторы применяли членение ствола колонн каннелюрами — продолговатыми выемками, желобками на всю их длину. Это делает колонны, портик и всё здание более возвышенным, изящным, стройным. Что же мы видим на Волхонке? Колонны на заправке не только не имеют капителей, но ещё и расчленены обратными каннелюрами, выпуклостями, что делает их пузатенькими, а всю композицию несколько грибовидной. Казалось бы, что за детский сад, если не сказать детский мир?

Вот мы и подошли к сути. Автор проекта заправки архитектор Алексей Душкин позже создаст Детский Мир на Лубянке, а ещё позднее высотное здание на Красных Воротах. Ни там, ни там, конечно, подобных элементов он не использует — последующие его проекты являются признанными образцами советского классицизма. Почему же он использует здесь такие чудаковатые колонны? Дело в том, что Алексей Душкин участвует и в проектировании станции метро «Кропоткинская» вместе с другом студенческих лет Я.Г. Лихтенбергом. И тут уж ассоциации несомненны: Древний Египет, расширенные кверху колонны с масляными светильниками для освещения храма. Всё логично, это ведь выход к храму новой империи, новой эры. Так где же в истории мы можем увидеть колонны с такими выпуклостями вдоль стволов, как на заправке по ул. Волхонка? Да в том же Древнем Египте, в колоннаде храма Амона в Луксоре. Казалось бы мелкий вспомогательный объект, но у мастеров архитектуры ничего не бывает случайно.

3079743

У меня с заправкой на Волхонке связана своя небольшая история. В 2012 году ко мне, тогда директору ГУП «Моспромпроект», в кабинет на 1-й Брестской вошла большая группа людей, зажжённых одной идеей — расширение музея им. Пушкина. Разложив на большом столе эскизы заместитель директора музея эмоционально повествовал, как хорошо бы было создать музейный городок, где не только отдельные посетители, но и семьи, и группы единомышленников могли бы проводить целый день. То есть с новыми надземными и подземными павильонами, рекреационными зонами, фуд-кортами, атриумами и парковыми зонами. Убеждал, в общем, всерьёз этим заняться. На первое же предложение снести историческую заправку я инстинктивно резко возразил: «А будут ли в новом корпусе музея экспонаты, по ценности сопоставимыми с этим заправочным комплексом?». Но совещания продолжились выходами на обмеры, затем новыми совещаниями уже на территории музея. Авторы замысла предлагали вынести эту заправку куда-то за Москворецкий или Крымский мост, или вообще за Лужнецкую эстакаду. Как бы: «Мы же не сносим, а просто переносим». Представители музея поддакивали — им нужны были новые площади. Иные присутствующие, в том числе ваш покорный слуга, возражали: «Не хватало ещё вынести Гоголя с его бульвара в Бирюлёво или Пушкина с его площади в Митино! Важны не только формы, но и аутентичное место!» Споры прервал до этого молчавший скромный человек неприметной наружности:

 — Этот объект является частью инфраструктуры транспортного обеспечения Кремля. «Подлётное» время от заправки до места подачи в Кремле — 4 минуты. Ни маршрут спецмашин, ни местоположение заправочной станции изменениям не подлежат.

На этом совещания прекратились. Нужно в данном месте отбить поклон специальным службам России за сохранение подлинного объекта, подобных которому просто нет больше. А вот на месте мэрии Москвы неплохо было бы привязать стилистически к этой заправке иные элементы на Кропоткинской. Например вызывающе безвкусное строение у самого храма Христа Спасителя с итальянским кафе — его можно и нужно было бы выполнить вот в таком общем с заправкой и входным павильоном метро стиле. И на месте кино— и телережиссеров я бы присмотрелся. В этом месте хорошо бы смотрелись девчонки в соответствующих 1930-м годам длинных платьях, да ещё с каким-нибудь ЗИС-101 для антуража. Благо, что объект совершенно не скрыт от людей, там заправляются только спецмашины. А расстояние от исторической заправки до въезда в Боровицкие ворота, как мне докладывал назначенный на эту тему ГИП, составляет ровно 666 метров. Не наврал ли? Проверить может каждый.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире