12:51 , 30 января 2018

Я совсем не обижена, я все понимаю. Я точно знаю, что чеченский народ другой

Поехать в Чечню не было моей личной инициативой. После моего открытого письма по судьбе Титиева ко мне обратился московский офис Мемориала за помощью. И так было решено поехать в Чечню

Спасибо, Кавказ!

Друзья, все вы видели видео о том, что произошло во время моей поездки в Грозный, в самом центре города, на проспекте Владимира Путина. Чечня – это Россия, но что бы вы сказали, если бы подобное случилось с женщиной на улицах Москвы или Петербурга, Омска или Перми? Лишний раз мы все убедились в том, что сегодня представляет из себя кадыровская Чечня. 
Но сейчас я хочу сказать не об этом. Как только видео появилось в сети, ко мне стали приходить сотни сообщений от простых чеченцев – от моих чеченских друзей, от людей, с которыми я когда-то работала, от совсем незнакомых. Все они просили прощения за поведение своих земляков. Они писали и говорили о том, как им стыдно за все увиденное. 
Я хочу сказать вам всем, что я совсем не обижена, я все понимаю. Я восхищаюсь мужеством тех, кто обратился ко мне с этими извинениями публично. Я точно знаю, что чеченский народ другой. Я знаю, насколько важны для чеченца законы гостеприимства, я помню, как на Кавказе всегда принимали гостей. Я точно знаю, что никакой вайнах ни за что на свете не станет так обращаться с женщиной, как позволили себе эти юноши. Но я не виню и их: они живут сегодня в такой Чечне, где вести себя благородно и по-мужски, просто вести себя нормально – порой бывает опасно. Именно поэтому я хочу сделать что-то для того, чтобы все мы жили в России безопасной и свободной, где мужество и достоинство – это норма, а хамство и подлость называются хамством и подлостью.
Передо мной извинились сотни чеченцев; мне кажется, будто я поговорила с каждым. Не извинился только Рамзан Ахматович Кадыров. Но я от него этого и не требую: ведь я – не он.


Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире