slonim_m

Маша Слоним

17 марта 2019

F

Всю неделю у нас бушевал ураган. Ветер свистел за окном и выл в каминной трубе. Коты на улицу даже носа не показывали, а собаки, удобно расположившись у камина, громко лаяли, как на неведомого зверя.

Я тоже гулять не очень-то рвалась , но иногда собакам все же надо выходить, так что я, укутавшись, надев куртку с капюшоном, быстро выбегала в сад, собаки — за мной. И тут-то выяснялось, что ветер. — лучший друг собак! Пока я тряслась и боялась, что нас просто сдует, собаки носились по полю быстрее, чем обычно. Уши у них развевались на ветру, открыв пасти они пытались на бегу поймать ветер …

Особенно резвился Арчи. Он обычно соревнуется с проезжающими мимо машинами — бежит вдоль забора быстро-быстро, пока машина едет по дороге. Ветер на этой неделе был такой же быстрый, как машины, поэтому Арчи соревновался с ветром. А еще — ветер приносил интересные новости. Новости с моря, новости из соседних деревень, новости из лесов, над которыми он пролетал. Ветер собирал все свежие запахи и приносил их к нам. А собаки, которые умеют читать и расшифровывать самые разные запахи, с удовольствием вдыхали новости, прямо глотали их и хватали на лету.

На море, — рассказывал ветер, я устроил такую бурю! Корабли и лодки, поднимаясь на волнах, взлетают на много метров вверх. Дельфины радуются шторму, они любят кататься на высоких волнах, как люди на досках. Рыбы просто ныряют поглубже, где не так штормит. Им тоже не страшен ураган. Морские птицы, чайки качаются на волнах и стараются не взлетать — ветер относит их далеко от дома и мешает лететь. Можно даже крыло сломать. А в лесу птицы качаются на ветках деревьев, как на качелях. Правда, родители, которые ждут птенцов, волнуются за свои гнезда, где уже сложены яйца. Летают над ними, приносят веточки и травинки, укрепляют свои строения, как могут. Птицы меня не любят, говорят: как же будет обидно, если злой ветер собьет гнездо, которое мы так долго строили. Но мне, ветру всё равно, я могу хулиганить, где хочу, — весело рассказывает он собакам.

«А сколько деревьев я повалил на своем пути, — хвастается ветер. Сколько веток сломал. Я  самый сильный на земле, что хочу, то и делаю».
Арчи любит слушать рассказы ветра, ему кажется, что он такой же сильный и быстрый, что все эти рассказы про него. Он мчится по полю со скоростью ветра, даже иногда обгоняя его. Во всяком случае ему так кажется.

А запахи, которые приносит ветер отовсюду, собак пьянят и возбуждают.

Вечером, жадно съев свой ужин и растянувшись потом, у камина, они вспоминают истории, которые услышали от ветра, и лают на диких зверей, которые свистят в саду и воют в каминной трубе.

Ну, а Арчи уже придумывает письмо, которое он напишет подруге Жульке. Бьюсь об заклад, что письмо будет о том, что он теперь бегает быстрее ветра. Ну, а Жулька, конечно же, ему поверит.

слушать

Слушать

Больше всего на свете Джокер любит ездить со мной в машине. Больше всего на свете Джокер боится, что я оставлю его дома. Обычно я беру Джокера с собой, когда еду в магазин. Он терпеливо ждет меня в машине, а когда я возвращаюсь с покупками, он по-собачьи говорит, что волновался, почему я так долго, хорошо, что я вернулась и прочие нежные слова. А еще я иногда беру Джокера в гости. Только Джокера, потому что Арчи вести себя в гостях не умеет, а Ласка очень застенчивая, хотя, я думаю, и она не отказалась бы как-нибудь съездить со мной в гости, но как оставить бедного Арчи одного. Он испугается, растеряется, он же никогда не оставался один. Так что, если мы с Джокером уезжаем вдвоем в гости, Ласка остается с Арчи.

Вчера мы ездили в гости в Лондон. В эти гости к моей подруге Джокер ездить любит. Во-первых, он знает собаку, которая там живет — большого доброго лабрадора по имени Сталкер. Сталкер Джокера никогда не обижает, а Джокер, хоть и делает вид, что совсем не замечает Сталкера, все же чувствует его доброе расположение. Сталкер — гостеприимный пёс, правда, кормить их приходится раздельно. На всякий случай. Но главное для Джокера это то, что он едет со мной три часа в машине, глядя в окно и просто наслаждаясь ездой. А потом — гуляет по зеленым столичным лужайкам, где городские собаки оставили свои записки. Джокер внимательно их читает, ведь там совершенно другие новости, не деревенские, как он привык, а городские! Джокер узнаёт, как живут собаки в Лондоне, что они ели на завтрак, какое у них настроение. Страшно интересно. А под каждым кустом и деревом Джокер оставляет свои записочки. Ведь городским собакам тоже интересно узнать, как живут их сородичи в деревне, чем питаются, о чем думают. В общем, происходит волнующий обмен информацией.

Ну вот, наступает утро следующего дня, пора ехать домой. Джокер не спускает с меня глаз, очень боится, что вдруг я про него забуду, оставлю в гостях и уеду без него. И сколько бы я ни говорила, что никогда его нигде не потеряю, он всё равно ходит за мной, как хвостик. И только, когда мы усаживаемся в машину, Джокер успокаивается и занимает свое место рядом со мной.
Джокер уже прекрасно знает дорогу, иногда он выражает недовольство, когда мы оказываемся в пробке. Джокер требует, чтобы машины расступились и мы поехали бы побыстрее. Ему надо срочно рассказать Ласке и Арчи последние городские новости. Примерно за полчаса до дома, Джокер начинает узнавать дорогу и волноваться. Скорей-скорей, — говорит он мне!

Дома нас окружают возбужденные Ласка и Арчи. Арчи с разбегу бросается ко мне, пытается поцеловать, но я знаю, что, если я не увернусь, он просто выбьет мне зубы. Ласка скромно крутится в стороне и ждет, когда я с ней поздороваюсь. А Джокер рассказывает им последние городские новости. Ласка и Арчи немного завидуют, но они так довольны, что мы вернулись, что забывают все обиды и просто радуются встрече.

слушать

Радость, радость, радость! Арчи получил письмо от Жульки. Бегал по дому с письмом в зубах, пытался найти укромный уголок, потом устроился в углу дивана и, закрыв от удовольствия глаза, стал читать. Да, Арчи может читать, не глядя, он носом читает, как все собаки. Прочитал, а потом отдал письмо мне. Похвастаться.

«Привет, Арчи, твои письма немного с опозданием приходят, эти голуби такие нерасторопные, что хочется съесть их, а с другой стороны, кто тогда будет поддерживать наше сообщение с тобой...я тебе хотела рассказать об одном одном ненормальном, ты его не знаешь. Его зовут Дигги. Он приезжает иногда на машине к соседям. В общем, такое дело. Они, как приедут, все идут в дом, а его оставляют гулять, так вот...он остаётся на дворе, постоянно лает, не веселится, не нюхает, представляешь! Устраивает страшную истерику, так что наши нервы не выдерживают совершенно. А на улице так хорошо, снежинки с неба падают, кошечки бегают...ну ты понимаешь. Я подхожу к калитке, и говорю ему «послушай, Дигги, у нас уже у всех барабанные перепонки сейчас лопнут, я уже молчу, что Дашу твой лай будит и она очень ругается». А он не реагирует, как будто нет меня, и только и носится от калитки до двери дома и обратно! Прям, как сумасшедший. Но я ему говорю: «слушай, ну ты же не какая-то шавка породистая, нежная вся такая и пушистая, я вижу, ты нормальный парень, успокойся.» А он как будто не слышит. Ну всё, думаю, есть у меня для таких, как ты история. «Есть один ошейник», пытаюсь я успеть, пока он мечется у калитки и опять не рванул к дому, «его надевают на собак, которые много лают, так вот он током бьет». Смотрю, притормозил..Смотрит на меня глазёнками своими. «Ты — ‘гав’, а тебе по шее ток бьёт». «Анти-лай» называется. Посмотри, говорю, на Норда, заметил, что тот совсем никогда не лает, так вот, у него такой ошейник был раньше, совсем охоту лаять отбил, навечно.» Я это сказала, и с гордостью удалилась, и знаешь что, я спасла наши уши, Дашин сон и, главное, как мы потом с Нордом хохотали. Он ведь не лает, потому что он хаски, они не очень-то могут лаять!))) Разговаривать, да, это хаски умеют, слышал,: как они «мама» говорят? А лаять — нет, не умеют. Зато Дигги потом тихо-тихо лежал, он вообще-то ничего парень. Только вот Ханна наша мелкая стала грустной, потому что уж очень она любит с другими собаками перекрикиваться перед завтраком. Теперь каждое утро помалкивает, дуреха, не знает, что Даша с Сёмой никогда на неё такой ошейник не наденут, они добрые. Я ведь тоже в детстве переговаривалась. Встанешь с утра пораньше, и давай новости узнавать, кто гулять идёт, кто сбежал, кто что на завтрак ел… Ладно, Арчи, пока! Надеюсь, ты не ведёшь себя, как Дигги, у вас там тоже есть этот anti-lai))) Ладно, я шучу! Маша себе скорее беруши купит, Маша моя!!! Скучаю…

Твоя Жульетта

p.s в этот раз очень уж жирный голубь, быстро письмо не жди! Лизнула в носик)

Дурашкин Арчи придумал новую игру. Он подбирает какую-нибудь кость, из тех, что я выбрасываю в сад для лис (да, лисы лучше обрабатывают кости, чем собаки) и приносит ее в дом. Не просто в дом, а в мою спальню. И не просто в спальню, а прямо на мою кровать. И лежит рядышком, сторожит. Кость его уже давно не интересует, она обглодана до прозрачности, но Арчи важно, что кость лежит на кровати, а он — рядом с ней. Как бы сторожит. И ждет, когда кто-то из собак зайдет в спальню.

Обычно никто про кость не вспоминает, никому она уже давно не интересна. Но, как только в спальне появляется Джокер, начинается игра, которую давно задумал Арчи. Джокер делает вид, что хочет отнять кость (а, может, действительно хочет ее отнять, он же понимает правила игры), Арчи кость защищает. Всё это сопровождается вначале громкими и грозными рыками, от которых убегает Ласка, Ласка не любит грубостей, а затем — настоящей дракой. Всем становится страшно, я хватаю кость и выбрасываю ее в окно, но кость уже никого не интересует. Борьба идет за место на кровати и вообще в спальне. «А ты кто такой? — рычит Арчи. Мне сама Маша разрешает здесь спать. А тебе?»

Джокер даже не удостаивает Арчи ответом. Он-то знает, что он, Джокер главный, это он следит за порядком в доме и всюду ездит со мной на машине, чтобы я не потерялась. Он рычит на Арчи так,и что даже мне становится страшно. Такое впечатление, что собаки вот-вот друг друга разорвут. Грррр-урррр-хрррр-ухххххх. Хам, хам, хам!”

Но никто никого не рвет, даже шерсть не вырывает. И ни одной царапины. Это всё — игра в войну. Войнушка. А кость Арчи превратил в знамя. У кого кость, тот и хозяин. Во всяком случае так думает он. Причем, это повторяется почти каждый день.

Только я отвернусь, как Арчи опять находит какую-нибудь кость и тащит её в постель. Скучно бедняжке.

Но я решила, что это вполне невинная игра, никто от нее не страдает (кроме Ласки, которая, завернув свои длинные уши, чтобы не слышать, опрометью бежит из спальни), и пусть уж дурашкин Арчи играет вечером, а не ночью. После того, как игра окончена, все громко сказали друг другу, что они друг о друге думают, я выгоняю Арчи из спальни. Вот просыпаться среди ночи из-за громкого лая, рычанья и визга, которым сопровождается ночная охота на неведомых зверей в саду, я больше не хочу. Хватит нам вечерней игры в войну. Арчик не обижается, послушно идет спать на диван у еще теплого камина. Тоже неплохо, я считаю.

17 февраля 2019

Письмо с моей фермы

Сегодня я расскажу вам про котов. Про котов я давно не рассказывала, а их жизнь за зиму сильно изменилась и стала, как мне кажется, немножко интересней. Зимой коты почти весь день спят. Что же в этом интересного, — спросите вы. А, так вы не знаете, какие интересные сны видят коты во сне. Я им купила норки, сделанные из материала, как валенки. Норки похожи на иглу — эскимосские жилища, только эскимосы строят иглу из снега и льда, а у моих кошек они из шерсти. И тепло и уютно. Один домик достаточно большой, в нем помещаются сразу два кота, другой — поменьше, на одного. Коты постоянно меняются, то Шурик со Свисом в одном домике, а Мишико — в другом, то Мишико присоединяется к Свису, точнее Свис, он самый наглый, говорит: «а ну-ка подвинься, я тоже хочу здесь полежать. В этом домике сны особенно сладкие.» Свиса пускают все, Свис — любимчик. Что делают коты ночью я не знаю. Нельзя же спать 24 часа в сутки? Надеюсь, что они все же выходят через свой лаз в сад и дышат свежим воздухом. Ну, и немножко охотятся, хотя мышек в котейной я с лета не видела. Мишико встает вечером, перед тем, как я иду спать, он выходит в кухню, чтобы поздороваться-попрощаться. Собаки уже заняли свои места в нашей спальне, Мишико никто и ничто не грозит. Он со мной говорит, рассказывает о планах на ночь. У него большие планы. Надо дойти до домика, который называется «Birds’s Nest» — Птичье гнездо. Это настоящий дом, где живет человеческая семья, я даже их знаю, но Мишико любит туда ходить по ночам, наверное, надеется найти птичье гнездо. Наутро Мишико спит в своем иглу, как будто никуда не ходил. А, может, и правда, не ходил. Мишико не очень любит холод. Он мне как-то сказал, что так намучился, когда мы жили в Подмосковье, что больше мерзнуть не хочет. Ладно, я допускаю, что Мишико всё же выходит по ночам на прогулку и охоту, но Свис, да и Шурик выходят мало. А Свис вообще потребовал, чтобы я поставила его уборную в котейную, ему, видите ли, не нравится зимой ходить через лаз на улицу. Пришлось поставить, а что он меня постоянно благодарит. А по утрам, рано-рано, когда мы все еще спим, Шурик и Свис начали меня навещать в постели. Собаки уже привыкли и вообще не реагируют, а коты этим вовсю пользуются. Приходят в постель, мурчат, лапками за лицо трогают, что-то рассказывают. Наверное, свои сны. Потому что я точно знаю, они не завтрак у меня просят, у них полно еды с вечера, они просто соскучились. И я соскучилась за ночь по котам. И сны мне их интересно послушать. Ведь они интересные.

Я вдруг увидела тропинку, которую раньше не замечала. Кто-то протоптал довольно узкую полоску, которая ведет из-под ворот в поле, то есть с дороги в наши владения. Это не собачья тропинка — мои собаки к воротам давно не подходят, потому что знают, что, если они подойдут слишком близко, их дёрнет током. Собаки, кроме Арчи, уже давно не носят электрические ошейники — все прекрасно помнят, где проходит невидимая линия, через которую переходить нельзя. Даже Арчи на самом деле ошейник не нужен, но иногда, когда на соседнем поле появляются овцы, я все же нацепляю на него этот «галстук», как я его называю. Арчи не обижается, его давно уже током не дергало, ведь память всегда подсказывает, куда заходить нельзя. А память у Арчи, как оказалось, хорошая.

Так вот, тропинка была явно проделана каким-то диким зверьком. Или сразу несколькими. Кто-то ходит к нам по ночам в гости. Может, именно этих зверьков чуют мои собаки ночью, устраивая ночную охоту?

На прошлой неделе я решила провести расследование. Нет, я не залегла ночью с биноклем ночного видения в саду. Меня собаки не пустили бы одну, а дикий зверёк или зверьки сразу же почуяли бы собак. Я попросила Ласку провести расследование с помощью носа, Ласка лучше всего подходила для этого расследования у неё самое острое чутьё.

«Так, — сказала мне Ласка, обнюхав тропинку. К нам в поле повадились лисы с лисятами. Правда-правда, я их прекрасно чую. И я знаю разницу между тем, как пахнут взрослые лисы, и — как их детки. Это лисы, ведь мы их ночью слышим, только поймать никак не можем. Ты же видишь, мы стараемся».

 — «А зачем же они к нам тогда приходят? Они ведь знают, что здесь живут собаки, у лис чутье еще лучше, чем у вас?, — спросила я Ласку.

 — «Ну как ты не понимаешь! Видишь, куда ведет тропинка? В поле, а потом в наш сад. А куда ты иногда выбрасываешь объедки, которые мы не едим? Вот, в сад. И черствый хлеб и старые овощи, которые мы не любим. Ведь лисы всё едят, особенно, когда у них маленькие. Да еще и зимой! Хорошо, что ты выбросила старый окорок подальше от нашего поля, а то лисы здесь просто поселились бы. Плохо, конечно, что не нам отдала, но хорошо, что бросила подальше от дома. Ты же слышала, что они в городах творят! Никого не боятся! Мне рассказывали городские друзья. Ведут себя хуже бродячих собак, баки мусорные разбрасывают, даже иногда в дом залезают. Наглые. Так что ты в следующий раз лучше нам старый окорок отдавай. Мы же твои любимые, не лисы какие-то.»

Вот что мне рассказала Ласка про ночных гостей, протоптавших тропинку в наше поле.

А я теперь не знаю, что делать. С одной сторону я не хочу, чтобы в нашем саду поселились лисы, но с другой — мне их жалко, у них ведь детки голодные.

Я успокоила Ласку, сказала, что никогда не променяю моих любимых собак на наглых лис, но иногда подкармливать их все же буду. Ведь у них маленькие лисята, которые тоже хотят есть. И иногда они даже плачут, я слышу. Или мне это снится?

На прошлой неделе собакам и повезло и не повезло. Утром в поле они почти нос к носу встретились с косулями. Косули — это вид небольших оленей, у нас они водятся, но впервые оказались прямо рядом, на нашем поле. Кажется, косуль было три штуки, но сосчитать их было трудно. Увидев собак (и меня), косули бросились в разные стороны, в поисках выхода с поля. Зашли-то они через ворота, которые у нас всегда открыты, но в панике не могли вспомнить, как они к нам попали.

Как же они бегают! Даже не бегают, а почти летают. Косули могут развивать скорость, как неплохая машина — 60 километров в час. Но в природе, уходя от хищника, косуля быстро-быстро бежит, буквально перелетает через препятствия, а потом начинает кружить и запутывать следы.

Нашим косулям запутывать следы не пришлось. Собаки так обалдели от вида этих сказочных животных, что вначале просто не знали, что им делать. Это ведь не хвастаться подружке Жуле, что, мол, мы тут охотимся на всяких диких зверей. Хвастунишка Арчи даже присел от неожиданности. Всем сразу стало ясно, что к такой настоящей, а не воображаемой охоте наши домашние собачки не готовы. Ну, и хорошо, было бы жалко, если бы они поранили таких красавцев. А косули действительно очень красивые, а главное, красиво бегают. И так быстро они гоняли по нашему полю в поисках выхода, что только белые пушистые попки сверкали у нас перед глазами. Эта шерсть прикрывает маленький хвостик, который под шерстью не виден, и называется это «зеркало». Скорее всего, такое белоснежное пятно сзади у косуль для того, чтобы бегущий за мамой детёныш не упускал её из виду.

Наши гости были явно молодыми, хоть и крупными. У взрослых косуль вырастают рога, у этих же рогов не было. Зато на земле остались следы изящных копытцев.

Собаки поняли, что тягаться с таким стадом оленей им не под силу. Ласка, было, встрепенулась, вспомнила, что она когда-то быстро бегала, но поняла, что косулю ей не догнать. За зиму мои собачки разленились, бегали не много, а аппетит хороший. Что уж там говорить, растолстели они за зиму. Когда косули исчезли из виду, собаки долго нюхали их следы и наслаждались воспоминанием. А, может, и не наслаждались.

Если честно сказать, мне кажется, они еще и здорово испугались. Так что, если услышите героические рассказы Арчи о том, как он охотился на оленей, не верьте! Хотя Жуля, которой он напишет, конечно же, поверит.

А между тем, косули, пометавшись по полю, перелетели через изгородь и бросились к воротам. Боюсь, что вернутся они к нам не скоро, собаки, хоть и не догнали, но напугали.
Зато теперь по ночам Арчи сидит на подоконнике и мчится в сад на малейший звук.

«Олени!», — кричит он, и вся орава с грохотом и лаем бежит за ним.
Возвращаются под одеяло без оленей. Слава Богу. Только косуль нам в спальне не хватало.

То ли из-за плохой погоды — дожди и трава всё время мокрая, то ли еще почему-то, но собаки решили днем спать, а по ночам — гонять за невидимыми зверями в саду. Эту игру придумал Арчи, я уже рассказывала вам, как он посреди ночи, ни с того, ни с сего вскакивает и мчится вниз по лестнице. Арчи дверь внизу открывать не умеет, но главный открывальщик дверей, Джокер, услышав топот арчиных ног по лестнице, вскакивает, еще даже не проснувшись, и мчится вниз, вслед за Арчи. А тут и Ласка, которая только что сладко спала у меня на подушке, с криками: «и я, и я», тоже бросается вниз. Я только слышу, как под окнами моя свора со всех 12 ног бежит куда-то в темному за неведомым зверем. Что там происходит, когда они исчезают из виду, я не знаю. Я лишь закрываю дверь после того, как все возвращаются домой и укладываются в теплую постель. В мою; Но вот на днях я перехватила письмо, которое Арчи написал подруге Жуле, и кое-что мне стало ясно. Хотя осталось много вопросов.

«Жулька, привет! Как там у вас? В снегу небось валяешься? Молодец, завидую. А у нас тут мокро, дождь, не люблю, нет. Но иногда хорошо, мы с Машей бегаем, она на велике, а мы — кто быстрее ее обгонит. Я часто обгоняю, правда, я ведь быстрее и сильнее папаши Джокера. Но мне лень. А знаешь, я придумал ночную охоту. Правда. И все теперь со мной ночью бегает. Это такая игра, Маша, правда не любит, потому что мы ее будим среди ночи. Ей наша охота не интересна, она ведь не бегает с нами ночью в сад. Так вот, когда мне ночью снится какой-нибудь зверь, я делаю вид, что он живет в нашем саду. Вскакиваю, кричу по нашему собачьему «баран», например, или «олень». Джокер и Ласка просыпаются и тоже гонятся за зверем. Только они гонятся за тем зверем, который им в этот момент снился. Например, Ласка любит зверей поменьше — мышек там, крысок, Папаше Джокеру часто снятся барсуки, и вот он гоняет по саду барсуков. А иногда даже лис. Кстати, лисы-то у нас есть, иногда они лают в саду, и тогда мы все гонимся за настоящей лисой, не за той, что мы во сне видели. Прикольно! Мы, конечно, никого не ловим, но представляем себе, как будто мы настоящие волки.

А потом мы, усталые, возвращаемся домой, раскладываемся вокруг Маши и нам снятся прямо вот те звери, за которыми мы гоняли по саду. Иногда, когда не лень, я опять объявляю охоту, но не часто. Спать хочется да и Маша ворчит.

А Ласка-то, Ласка. Ей ведь даже в дверь выбегать или возращаться не нужно. Представляешь, она через кошачий лаз вылезает. Как она умещается, не представляю. Я такой большой стал, ни за что не влезу.

Ну ладно, а ты предложи поиграть в нашу игру своим-то — Норду и как эту маленькую, новенькую вашу зовут, Ханна? Им понравится! Или вы ночью дрыхните? Ну, ладно, вы, наверное, днем в поле охотитесь? Зайцы-то остались?

А у нас только дикие кролики, иногда зайцы попадаются. В своем следующем сне я постараюсь увидеть не овечку или барана, а настоящего зайцы. Вот будет весело бегать за ним. Он же очень быстрый.

Пока, Жуля, я тебе напишу, когда я поймал в следующем сне . И ты тоже пиши.

Твой друг, Арчи

слушать

Я смотрю на Ласку, лежащую на моей подушке в постели, и думаю: а интересно, Ласка знает, что она принцесса? Я знаю и всегда так ее и называю, особенно, когда вижу ее, красиво лежащую на подушках. Джокер тоже знает, что его сестра принцесса — он никогда ее не обижает и считает, что это совершенно нормально, что Ласка лежит рядом со мной в постели и ест, не сходя с дивана. Арчи часто в этом сомневается, он вообще не очень воспитанный и никому не верит. К Ласке он относится неплохо, но, когда мы собираемся на прогулку, а Ласка еще валяется в подушках, он, не проявляя никакого уважения к ее званию принцессы, грубо на нее прыгает и старается выгнать из-под одеяла.

Как бы то ни было, хоть Ласка и принцесса, но она моя самая хорошая и верная подруга. Правда, я не шучу. Мне кажется, что она старается делать всё, чтобы я не огорчалась. Например, когда летом Джокер и Арчи вырвались в поле, где паслись овцы, Ласка ни с места не сдвинулась, стояла очень близко ко мне и всем своим видом говорила: ты не бойся, я тебя не предам, а не стану бегать за овцами, потому что знаю, как ты волнуешься, когда мы гоняем овец. А мальчишки дураки, особенно дурашкин Арчи. Он же должен знать, что так делать нельзя, что ты очень расстраиваешься. Видишь, какая я послушная!

Да, Ласка и правда послушная. Только один раз, в самом начале нашей жизни среди овец, она с Джокером убежала гонять их. Но, увидев, как я огорчилась, как я на них кричала, Ласка дала себе слово, никогда больше так не делать. И это слово она твердо держит.

А на днях я увидела, какая Ласка верная подруга. Мы поехали гулять на высоких холмах над морем, там огромные пространства, на соседних полях паслись коровы и овцы, а к тому же много всяких норок и нор. Арчи мы на прогулку не взяли, слишком много вокруг людей, да к тому же он новых мест боится. За Джокером приходилось следить, не спуская глаз, несколько раз я в последний момент вытаскивала его из чьей-то норы за задние ноги (хвостик у него маленький, не ухватишься), зато Ласка буквально не отходила от меня ни на шаг и всё время смотрела на меня, как будто спрашивала: ну, ты видишь, как хорошо я себя веду, ты довольна мною. А когда я ее хвалила, она скромно опускала глаза. Стеснялась. Но все равно Ласка знает, что она принцесса, хотя и скромная принцесса.

Правда, надо сказать, что, когда на той прогулке я провалилась в ручей и вскрикнула, на подмогу сразу же прибежал Джокер. Он, хоть и охотник и более легкомысленный друг, чем Ласка, все же он считает своим долгом следить за тем, чтобы со мной ничего не приключилось.

Я не знаю, что бы я делала без моих собачьих друзей, даже без Арчи;. Он, хоть и не очень заботится обо мне, но зато развлекает своими дурацкими шутками.
А Ласка, конечно же, принцесса!
А писать это письмо мне помогал Свис, который не сомневается в том, что Ласка принцесса. Но Свис вообще очень добрый котик. Он и меня считает принцессой.

слушать

«А что это у вас такое мягкое и пушистое? Я давно хотела спросить, а сегодня опять вспомнила и решила зайти к вам. И вкусненькое на завтрак у вас же есть?»

Да, это снова в гости пришла Милли. Милая Милли. Пришла, как к себе домой. По хозяйски прошлась по дому, заглянула во все комнаты, понюхала воздух и взгляд ее остановился на котах. Вначале на глаза попался Свис. Свис не любит, когда на него смотрят чужие собаки, поэтому он сразу же прыгнул в свою кроватку, повыше от чужих собачьих глаз. Шурик решил, что будет играть с собакой-гостьей и тоже стал смотреть на нее пристально. Милли стало не по себе. Она явно никогда не жила с котами, поэтому не знала, что от них ожидать. И смотрела и смотрела и смотрела. Пока Шурику это не надоело и он не ушел к себе в котейную. А Милли мирно легла на пол и стала смотреть на котов. И мечтать, как она с ними подружится. Как Милли себе представляла эту дружбу, я не знаю, но она твердо верила, что это когда-нибудь произойдет. Коты считали иначе и не сходили со своих лежанок.

Единственное, чем можно было отвлечь Милли от котов, это еда. Я не знаю, успела ли она позавтракать дома, но аппетит у Милли всегда отменный. Как только она увидела, что я раскладываю своим еду по мискам, она покинула свой пост и перешла в кухню.

Никаких сомнений, что и ей достанется завтрак (может, уже второй) у  Милли не было. Конечно, я буду завтракать, могли бы и не спрашивать, говорила Милли. Пришлось и ей дать миску. Антон всегда мне говорит, что чужих собак здесь не кормят. У всех есть дом, миска и еда… Но я считаю, что чужих собак не бывает, тем более, Милли отказать невозможно, когда она смотрит на тебя так приветливо и с такой любовью. Конечно, она с удовольствием поела. Арчи всегда теряет аппетит, когда у нас гости. Я не имею ввиду Милли, Милли он, конечно же, не боится. Просто вчера приехал мой сын Семен с женой Дашей, Арчи был рад их видеть, но есть при гостях он не может, нервничает. Милли, конечно, этим воспользовалась и решила ему помочь, с удовольствием доела из его миски и даже надеялась на добавку.

Самое удивительное, что мои собаки, которые не отличаются гостеприимством и не любят чужих собак, к Милли относятся очень миролюбиво, да вообще, на самом деле, делают вид, что не замечают её. Как будто в гости приехала старая тётушка.

Но я всё же решила позвонить хозяевам Милли и сказать, что она пришла к нам в гости. А вдруг они волнуются?

Хозяева не волновались, очень благодарили за то, что мы приютили Милли и пришли за ней. Милли с нами попрощалась, но сказала, что скоро снова заскочит к нам в гости. И завтрак приготовьте, на забудьте.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире