slabunova_ya

Эмилия Слабунова

08 февраля 2019

F

Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не  скажу… Получая ответы из прокуратур разного уровня, в том числе от Генеральной прокуратуры, приходишь к выводу, что все чаще они руководствуются именно этим принципом.

Пройдя все круги бюрократического ада для привлечения к ответственности тех, кто допустил в конце августа 2018 года так называемую «экспедицию» Российского военно-исторического общества (РВИО) на территории урочища Сандармох в Карелии, где захоронены почти 10 тысяч жертв политических репрессий 1937-39 гг., я направила обращение в Генеральную прокуратуру с жалобой на бездействие Управления по охране объектов культурного наследия Карелии и прокуратуры республики.

Вместе со мной ответа ждали многие: родственники жертв, журналисты, историки, активисты, которые встали на защиту этого трагичного и священного места. И вот дождались.

Генпрокуратура, конечно же, не увидела, что мое обращение к ней – это жалоба на республиканскую прокуратуру и, ссылаясь на свою инструкцию, направила ее на рассмотрение самой республиканской прокуратуры. Генпрокуратура в упор не хочет видеть ни пункты федеральных законов, ни пункты собственной инструкции о том, что жалобу недопустимо перенаправлять в тот орган, на который жалуются. В упор Генпрокуратура не видит и пачку ответов из нижестоящей прокуратуры, прикрепленной к обращению.

Как результат – очередная отписка из прокуратуры Карелии, которая в очередной раз не удосужилась разобраться по существу жалобы, а  удовольствовалась информацией Управления по охране объектов культурного наследия Карелии – второго ведомства, на бездействие которого я жаловалась.

Эти ведомства также в упор не видят того, что в Государственном реестре объектов культурного наследия (основном источнике информации в России о  такого вида объектах!) Сандармох значится отнюдь не достопримечательным местом, а четко обозначен как памятник. Значит, для проведения работ на его территории предусмотрены очень жесткие ограничения.

Вид работ, которые допускаются на памятниках, – работы по сохранению объекта культурного наследия, и они требуют наличия лицензии. У  РВИО такой лицензии нет, это легко проверить в соответствующем реестре.

Ссылаясь на то, что органы местного самоуправления Медвежьегорского района выдали разрешение на проведение работ по поиску захоронений погибших военнослужащих Красной Армии, прокуратура в упор не хочет видеть того, что проведение таких работ регулируется уже другим федеральным законом: «Об увековечивании памяти погибших при защите Отечества». К проведению таких работ предъявляются свои требования, их  соблюдение прокуратура тоже не проверила.

Почему Генеральная прокуратура ничего не видит, не  слышит и не хочет дать ответы по существу? Непрофессионализм, заказ? Именно так творится беззаконие, попирается историческая память, нарушаются права не только  живущих, но и погибших от репрессий.

Но мне не привыкать. Поэтому я направила в  Генпрокуратуру повторное требование рассмотреть ситуацию по существу. И буду направлять их до тех пор, пока все мы не узнаем правду.

Попытки разобраться с законностью раскопок, проведенных недавно в Сандармохе с заявленной целью уточнения границ памятника, оставляют все меньше шансов найти хоть какие-то законные основания.

Самое крупное на северо-западе страны захоронение жертв политических репрессий времен Большого террора в последние полтора года вспоминали особенно часто в связи с арестом по надуманным основаниям Юрия Дмитриева – карельского историка, открывшего это трагическое место и  посвятившего свою жизнь восстановлению имен погибших здесь людей.

В конце августа – начале сентября Сандармох снова оказался в центре внимания из-за работ, которые там проводила так называемая экспедиция Министерства обороны и Российского военно-исторического общества (РВИО). Вооружившись мутной гипотезой о якобы возможном расстреле здесь пленных красноармейцев финскими оккупантами, фактически тайно подготовившись к  проведению работ, они начали раскопки на месте памятника регионального значения, что вызвало серьезную обеспокоенность у родственников расстрелянных жертв политических репрессий, журналистов, правозащитников, российской и финской общественности. 7 сентября организаторы провели в Москве пресс-конференцию уже об итогах работ, но ответить на многочисленные заданные вопросы по существу не смогли.

На мои запросы, направленные еще до начала работ, я не получила внятных ответов. И  Управление по охране объектов культурного наследия Карелии, и региональные прокуратура и МВД отделались отписками, сославшись на то, что все работы проведены в соответствии с законом, не подкрепив свои слова доказательствами.

В следующей порции запросов к правоохранителям пришлось более настоятельно требовать проведения проверки по существу, а Управлению по охране объектов культурного наследия адресовать большой перечень конкретных вопросов и просьбу предоставить копии целого списка документов: заявление РВИО о выдаче разрешения на проведение работ, договор на разработку проектной документации по сохранению объекта культурного наследия, результаты проведенной экспертизы проектной документации, паспорт объекта культурного наследия и др.

За время ожидания ответов мною дважды была предпринята попытка поставить вопрос об обеспечении государственной охраны памятника регионального значения Сандармох на рассмотрение Комитета по образованию, культуре, спорту и  делам молодежи Законодательного Собрания Республики Карелии и обе они были заблокированы. Мои доводы, что где, как не площадке органа власти есть прекрасная возможность всех успокоить, продемонстрировав все доказательства законности проведенных работ, не были услышаны. Более того, в эти же дни был арестован сподвижник Юрия Дмитриева С.И. Колтырин — директор Медвежьегорского краеведческого музея, в ведении которого находится мемориальное захоронение Сандармох.

И вот получены ответы. Управление по охране объектов культурного наследия отделалось переписыванием федерального закона и  констатацией законности проведенных работ. Ни одного из запрашиваемых документов не представлено, что дает основание полагать, что этих документов просто не существует. Главным аргументом ведомства является то, что проводились научные работы, Сандармох – достопримечательное место, а для объектов культурного наследия такого вида не требуется ни проекта проведения работ, ни  экспертизы проекта, ни осуществления надзора за проведением работ.

Но вот незадача! В государственном реестре объектов культурного наследия вид памятника истории Сандармох определен очень четко –  памятник! Федеральный закон «Об объектах культурного наследия народов РФ» разрешает только один вид работ для памятников  — это деятельность по сохранению объекта культурного наследия, со всем перечнем требований к проекту работ, экспертизе и надзору. И проводить такие работы могут только организации, имеющие соответствующую лицензию. Обнаружить наличие лицензии на проведение работ по сохранению объектов культурного наследия у РВИО не удалось ни на официальном сайте организации, ни в реестре лицензий на этот вид деятельности на официальном сайте Министерства культуры РФ, которое их  выдает.

Из полученного ответа прокуратуры РК понятно, что она не провела самостоятельной проверки и переписала присланный ей ответ Управления. При этом упомянуто, что РВИО согласован «поиск захоронений узников финских концлагерей и погибших военнослужащих РККА в боях против финских оккупантов в Карелии в 1941-1944 гг.» Присутствие Минобороны в проводимых работах подтверждает эти цели. Но такой вид работ регулируется другими федеральными и  республиканскими законами и подзаконными актами. Подтверждений их соблюдения также не имеется.

Все это в совокупности подтверждает опасения общественности в незаконности проведенных работ и то, что государственная охрана памятника не была обеспечена должным образом.

Самые фундаментальные вопросы: кому и зачем это нужно? То, насколько цинично все это проводится, показывает, что стоят за этим серьезные, явно государственные структуры. Нелишне будет заметить, что председателем Российского военно-исторического общества является министр культуры России В.Р. Мединский, который не устает повторять, что критерием оценки событий могут быть только национальные интересы страны. В условиях, когда право формулировать такие интересы пытается приватизировать узкая группа лиц, мотивы совершаемых в  Сандармохе действий можно усмотреть только в желании переписать историю этого места, а вместе с ней и историю нашей страны, оправдать палачей.

Границы нашей памяти мы определим сами. Кто в нашей истории герои, а кто — злодеи, кто летописцы, а кто — переписчики, общество разберется. Сандармох – наша история, общая боль, память и урок.

P.S. Теперь будем ждать ответ от  Генеральной прокуратуры.

Наверняка вы слышали про беспредел (он же – «экспедиция» РВИО и Министерства обороны), который творится в  Сандармохе. Если нет, то напомню.

В середине августа от общественников со ссылкой на  неофициальные источники стала поступать информация о том, что в урочище Сандармох Российское военно-историческое общество (РВИО) и Минобороны с 25 августа планируют начать раскопки для поиска военнопленных Красной армии, расстрелянных финскими оккупантами. Сандармох – памятник истории регионального значения как место захоронения жертв политических репрессий, открытый Юрием Дмитриевым, который находится в настоящий момент за решеткой но надуманному обвинению.

24 августа я направила факсы и обращения в электронные приемные МВД, прокуратуры, следственного управления по Карелии и Управления по охране объектов культурного наследия РК. В них я просила проверить законность планируемых раскопок. В этот же день об этом сообщили региональные СМИ.

Тем не менее, 25 августа в Сандармохе появились армейские грузовики, палатки, люди в военной форме, журналисты, но не появились правоохранители. А у меня появились их бумажные ответы. Следственное управление СК все переадресовало в прокуратуру республики, прокуратура, «учитывая общественную значимость и важность поставленных в обращении вопросов», переадресовала проведение проверки Управлению по охране объектов культурного наследия республики, а МВД Карелии — в ОМВД по Медвежьегорскому району. Ответ от Управления по охране объектов культурного наследия к тому времени ответ уже был мною получен. Искусно обходя острые углы, руководитель ведомства пытается обосновать необходимость проведенного на памятник налёта: «границы территории не утверждены» (хотя имеется письмо министра от 2014 г. о том, что утверждены, и на публичной кадастровой карте сформированный участок можно увидеть), «информация о нем неполная» (и ни слова о том, что именно не хватает), «предмет охраны не утвержден» и т.д. и т.п.  За  это время РВИО и Минобороны благополучно и «экспедицию» в Сандармохе завершили, и пресс-конференцию об ее итогах провели в Москве.

Как говорил один из великих русских актеров, если хочешь понять истинный смысл слов говорящего, слушай не то, что говорят, а то, как это делают. То, как действуют защитники законности, лишь подтверждает истинные цели этой экспедиции: переформатировать Сандармох, скрыть масштабы сталинских преступлений, переключить внимание общества, а в конечном счете переформатировать наше сознание.

Ситуация усугубляется еще и тем, что грозит если не  скандалом, то серьезным осложнением российско-финских отношений, так как финские историки уже давно раскрыли и придали общественной огласке всю информацию о местах и обстоятельствах расстрела военнопленных. Для них эти вопросы не являются, в отличие от отечественных историков, высказывающих мутные гипотезы, белым пятном, и они уже активно не соглашаются с предложенной версией.

Легкость, с которой российская власть рушит взаимоотношения с нашими соседями, в очередной раз подтверждает ее безответственность и  провальный внешнеполитический курс. К сожалению, историческая память стала серьезным инструментом государственной пропаганды. Но в наших силах – противостоять таким планам. Свой контрплан подготовила.

Завтра, 25 октября, суд в Петрозаводске в очередной раз будет рассматривать дело историка, главы карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева. Для тех, кто не в курсе про дело Дмитриева, поясню. Юрий Дмитриев восстановил тысячи имен жертв политических репрессий, составил и издал Книги памяти жертв политических репрессий 1930-1940-х годов в Карелии. 30 лет занимался исследованием мест погребения заключенных ГУЛАГа на территории республики, обнаружил места массовых захоронений политических репрессированных в Красном бору и Сандармохе. Дмитриев — один из основателей мемориального комплекса «Сандармох», много лет занимается историей строительства Беломоро-Балтийского канала.

В декабре 2016 года он был арестован. По версии следствия, с 2012 по 2015 год он фотографировал свою приемную дочь в обнаженном виде (ей в 2016 году исполнилось 11 лет), но снимки не публиковал. Единственным обнародованным доказательством по делу является фотография внучки и приемной дочки, которые голышом бегут в ванную. Сам Дмитриев поясняет, что делал снимки несовершеннолетней приемной дочери, чтобы отслеживать состояние ее здоровья и  физическое развитие после того, как он взял ее из детского дома с признаками нездоровья. Фотографии приемной дочери Дмитриева хранились в его личном компьютере, не размещались им в интернете.

Причем здесь Михалков, спросите вы? Вот причем: известный режиссер снял достаточно известный документальный фильм «Анна: от 6 до 18». В  нем его старшая дочь Анна на протяжении 13 лет, раз в год, отвечает на одни и  те же вопросы. Ее ответы смонтированы с хроникой тех лет. Так вот. Там есть кадры, где Аня – совершенно голая. Убедиться в этом можно легко: фильм есть в  свободном доступе в интернете. Например, здесь. Смотреть с отметки 13 минут. За этот фильм Никита Михалков получил несколько наград: «Серебряный голубь» МКФ документальных фильмов в Лейпциге в 1994 г., гран-при Международного кинофорума славянских и православных народов «Золотой витязь» в  том же 1994 г. и приз за лучший документальный фильм на международном кинофестивале в Хэмптонсе в 1996 г.

Почему одного посадили за то же, за что другого наградили? Почему показать свою дочь голой всему миру – можно, а снимать этапы развития приемной дочери для органов опеки, никому не распространяя – преступление?

Не потому ли, что один – обслуживает нынешнюю власть, а другой – занимается расследованием преступлений сталинской власти, возвращает имена жертвам террора и обличает палачей? Примечательно, что послезавтра, 26 октября, исполнится семь лет как Никита Михалков опубликовал «Манифест просвещенного консерватизма», в котором среди главных ценностей выделил «лояльность к  власти, умение достойно подчиняться авторитетной силе» и укрепление вертикали власти.

Ясно же, что арест Дмитриева вызван его правозащитной деятельностью. Многие в республике знают Дмитриева, как человека честного, порядочного, не боящегося говорить правду, порой неприятную для властей и силовых структур. Правозащитный центр «Мемориал» признал Юрия Дмитриева политзаключенным.

Дело Дмитриева политически мотивированно. Это очевидно всем, включая Дмитрия Быкова, Бориса Гребенщикова, Вениамина Смехова, Людмилу Улицкую и многих других – все они записали видеообращения в поддержку историка. Никиты Михалкова среди них нет.

Через несколько дней страна отметит скорбный День памяти жертв политических репрессий. Среди них жертвы и сегодняшнего дня.

Почему нельзя пропустить муниципальные выборы

Москва – это город, в котором мы живём, ездим на работу и учёбу, водим детей в школу и сады, гуляем в парках и ходим в магазины. Но чиновники фактически лишили москвичей права самим определять, каким должен быть город, в котором было бы удобно жить. Власти не  считаются с вашим мнением – оно им неинтересно. Чиновники не считают нужным спросить у москвичей, нравятся ли вам изменения, которые они навязывают вам, настоящим хозяевам города, хотите ли вы, чтобы все лето под вашими домами шла стройка, чтобы сокращались поликлиники и школы, чтобы в ухоженном микрорайоне появлялись новые высотки.

Пока положить этому конец! Только сами жители могут решить – удобно ли передвигаться зимой по скользкой плитке, нужны ли платные парковки, готовы ли они платить за капитальный ремонт чужих домов, что нужнее детям – парки или элитные жилые комплексы.

Есть простой и многократно апробированный способ решения городских проблем с учетом мнения каждого, а не только кучки чиновников – это прямая демократия! Прямая демократия – это городские местные референдумы, в  котором каждый граждан может высказать свое мнение по волнующим его вопросам. Что горожанам дает референдум – право самому принимать решение.

Чиновники прекрасно понимают, чем им грозит прямая демократия – разрушается их монополия на власть, на право принимать решения. Чиновники больше не смогут чувствовать себя хозяевами города, им придется согласовывать все решения с горожанами и нести за эти решения ответственность перед москвичами.

Именно поэтому Москву и  москвичей фактически лишили права на прямую демократию. В Москве не было ни  одного общегородского или муниципального референдума, при том, что за последние 10 лет в России было проведено более 2,5 тысяч местных референдумов. Вместо прямой демократии москвичам предлагают суррогат в виде голосований на «Активном гражданине», результаты которых утверждаются в мэрии. Москвичам не нужны псевдо-референдумы – они должны иметь право самостоятельно принимать решения по  всем важным вопросам!

Главным препятствием для перехода к прямой демократии в Москве является позиция большинства муниципальных советов, которые находятся в полном подчинении у чиновников мэрии. Для того, чтобы отобрать наш город у чиновников, необходимо сменить состав муниципальных советов, избрать депутатов, которые будут работать на  интересы жителей города, а не чиновников.

Выборы 10 сентября дают москвичам такой шанс. Партия «Яблоко» выступает за прямую демократию, победа кандидатов от партии «Яблоко» даст возможность москвичам стать хозяевами своего родного города.

Это не про фильм ужасов, это про нашу родную Российскую академию наук. Ей 
грозит не дожить до 300-летнего юбилея. Создавал Академию Петр I в 1724 году,
чтобы укрепить государство, не отстать от других стран. Успехи в космосе,
атомная программа и другие достижения наших ученых подтверждали ее важную в
этом роль. Но у нынешней власти, ведущей страну по «особому пути», потребность
в Академии наук, судя по всему, отпала. Искать дно и создавать врагов — задачи
не сложные, особых знаний не требуется.

Предпринятая в 2013 году реформа РАН, в ходе которой все ее научные
институты перевели в подчинение менеджеров ФАНО, а финансирование исследований
сократили, на этой неделе достигла апогея.

Общее собрание академиков, на котором должны были состояться выборы главы
РАН, никого не выбрало. Все три претендента на эту должность, включая
действующего главу РАН, сняли свои кандидатуры. Формально — из-за «процедурных
вопросов», фактически — под давлением власти.

Происходящее сильно напоминает попытку показать, кто в доме (науке) хозяин.
Хотите самостоятельности? Так вот вам ещё и законопроект об утверждении главы
РАН президентом страны.

Мнение людей, которые вообще-то и должны решать все вопросы, связанные с
существованием академии, ученых, не интересует вообще никого.

Между тем Клуб «1 июля» — неформальное сообщество академиков и
членов-корреспондентов РАН — опубликовал открытое письмо, в котором пишет, что
все происходящее сейчас — продолжение начатого в 2013 году разгрома РАН,
который завершится полной утратой ее автономии, если не вовсе
упразднением.

«Качественная конкурентоспособная наука в современном мире невозможна в
отсутствие свободы научного творчества, обеспечиваемой сложным комплексом
академических свобод и гарантиями невмешательства бюрократии в научный процесс.
Прискорбно, что государство вместо поддержки научного творчества систематически
унижает научное сословие и прилагает столько усилий для уничтожения остатков
отечественных научных школ». Это пишут академики!

И это не эмоции. Один пример — по итогам 2016 года, как сообщил замглавы
госкорпорации «Роскосмос» Александр Иванов, Россия перестала быть мировым
лидером по количеству пусков космических ракет-носителей. США и Китай нас обошли.
Несколько громких аварий случились с нашими космическими аппаратами в 2015
году.

Как ни странно, в этой истории есть ответы на оба вечных русских вопроса
«Кто виноват?» и «Что делать?».

Сегодня Заксобрание Карелии будет рассматривать внесенный мной две недели
назад законопроект, который обеспечивает РАН независимость от ФАНО и
правительства.

Считаю, что выбирать президента РАН должны только сами ученые, без всяких
дальнейших согласований. Ведь принцип независимости — один из ключевых
элементов статуса академии наук.

РАН должна самостоятельно утверждать приоритетные направления развития
фундаментальных наук и поисковых научных исследований, а также государственные
задания на проведение этих исследований подведомственными ФАНО научными
организациями. ФАНО должно только управлять федеральным имуществом, а не
формировать государственную политику в научной сфере.

В законопроекте много других, разумных и полезных предложений.

Посмотрим, вступятся ли за науку депутаты карельского ЗакСа, работающие в
городе, основанном Петром I и носящем его имя.

Тихо и незаметно, под шумок «Гайдаровского форума», появился документ, необходимость которого отмечалась всеми и давно: Основы государственной политики регионального развития РФ на период до 2025г.

Любой стратегический документ (правильный!) обычно имеет два вектора: отталкивается от имеющихся проблем (реактивный вектор) и ориентирован на стратегические цели системы (проактивный вектор), а также анализ рисков. Ищем! И не находим! Ни того, ни другого, ни третьего.

Оценки состояния регионального развития России в документе нет, хотя сказать есть о чем: колоссальные территориальные диспропорции; хаос пространственной организации; отсутствие точек роста с высокими стандартами пространственной организации и качества жизни, как успешных практик и моделей для трансляции опыта; жесткая бюджетно-налоговая вертикаль; удушение самостоятельности региональной и муниципальной власти, паралич местного самоуправления; деградация региональных элит; отсутствие квалифицированных специалистов по пространственному проектированию и управлению макрорегионами; множественность барьеров для развития всего того, что могло бы и должно быть драйверами территориального развития – то есть, колониальная по сути политика федерального центра по отношению к регионам.

Да и общий фон следовало бы тоже охарактеризовать: демодернизация, неработающие институты, имитационная демократия и  управленческий кризис. Налицо системная стагнация, что, по мнению недавно арестованного министра экономического развития, высказанному им в 2013 году, еще хуже, чем кризис: «Потому что кризис — это ситуация, в которую входишь и из которой выходишь, а стагнация — это ситуация с трудно предсказуемыми последствиями».

Как результат, перечисленные в документе факторы и условия регионального развития обнаруживают серьезную недостачу. Среди них на первом месте должна бы стоять стратегия развития страны, выстроенная исходя из  геоэкономического, геополитического, геокультурного позиционирования. Стратегии у нас нет, хотя стратегические документы и даже целый их реестр имеются.

Важный фактор, о котором ни слова: развитие демократии и  гражданского общества. А как без этого будут работать каналы обратной связи, общественный контроль, что важно для эффективного управления?! Без этого всегда будут проблемы с идентичностью и формированием местных сообществ, без которых и  города не города, как отмечал известный урбанист академик В.Л. Глазычев.

В документе нет ответа на еще один очень важный вопрос: а  кто главные субъекты регионального развития (элиты, девелоперы, институты развития)? Где источник воли к развитию? Региональные элиты? Деградированы. Госкорпорации? У них, как и у власти, воля только к самосохранению и проеданию государственных денег. Частный бизнес? Рядом государство с электрошокером стоит.

Воля к развитию есть только в обществе, но оно-то как раз и  не включено во все эти процессы. Спросите, почему у нас такие важные документы имеют такое неважное качество? Разрабатывать их должны люди с другими установками сознания – понимающие, что человеческий капитал становится ведущим фактором развития, культура и история территории являются важным ресурсом, принимающие идеи и принципы устойчивого развития, осуществляющие управление с опорой на  развитие механизмов самоорганизации, инноваторы по духу, четко видящие цели, нравственность для них — принцип ежедневной жизни.

Нет у страны дизайнера! Потому и документы как банный лист к…

Оригинал

Министр экономики Максим Орешкин рассказал «Коммерсанту» о приоритетах и ближайших задачах министерства. На первый взгляд все обстоятельно, обоснованно, дан точный анализ и правильные оценки, на основе которых строятся оптимистичные прогнозы. Но, при этом, не отпускает устойчивое желание сказать: «Не верю!» 

Убедительности в предлагаемой матрице планируемых изменений, при всей правильности включенных в нее элементов, нет в связи с тем, что матрица экономических изменений вырвана из политического контекста. Решение поставленной задачи — повышение темпов экономического роста возможно только при повышении темпов политического роста. Последнее требует реального разделения властей, независимых СМИ, работающих каналов обратной связи, политической конкуренции, свободных и честных выборов, общественного контроля, свободной дискуссии в обществе, свободы деятельности НКО и гражданского активизма.

Выделяя среди ограничений экономического роста как самое важное рост показателя экономической неопределенности, министр надеется, что стабильности финансовых рынков и экономической динамики достаточно для стабилизации ожиданий, и удивляется, что этого не происходит. Не поверю, что не понимает. Стесняется, видимо, вслух сказать, что экономическая неопределенность задана жесткой политической предопределенностью. 

Пройдемся по списку ограничений экономического роста, предложенному министром. Разве не сознательно власть ограничивает инвестиции в человеческий капитал, принимая бюджет с сокращением расходов на эти цели и отдавая приоритет войне, правоохранителям и чиновникам?! Или наш бюджет принимает парламент другой страны?! Рост бедности разве не результат внешнеполитических авантюр и самосанкций?! Низкая инвестиционная активность не с отсутствием ли защищенности собственности и независимых судов связаны?!

А уж если про инновации говорить, то еще в апреле 2008 г. на заседании президиума Госсовета Президент Д. Медведев поставил задачу создания национальной инновационной системы: «Должны быть найдены решения, позволяющие обеспечить массовое, серийное создание инноваций, так чтобы доля предприятий, осуществляющих технологические инновации, возросла до 40-50%, а доля инновационной продукции в общем объёме промышленной продукции — до 20-25%. При этом внутренние затраты на исследования и разработки должны вырасти с 1% от ВВП сегодня до 3% ВВП, в том числе за счёт увеличения расходов частного бизнеса на науку. Подчеркну, это абсолютно реальные ориентиры, на которые отечественная инновационная система должна выйти уже к 2020 году. Это не просто реальные ориентиры — это наша обязанность.» 

К слову, профсоюз РАН в ходе избирательной кампании в Госдуму России летом 2016 выдвигал требование: «Обеспечить финансирование фундаментальных научных исследований в 2017 г. на уровне не ниже 0,22% ВВП. Обеспечить увеличение этих расходов в ближайшие годы до 0,35% ВВП. Выполнить Указ Президента РФ от 7.05.2012 г. №599 в части доведения доли внутренних затрат на исследования и разработки до 1,77% ВВП». 18 апреля исполнится 9 лет тому решению Госсовета и столько же должно бы быть национальной инновационной системе.

Почему все это происходит? Потому что мысли у нынешней власти не о бедных, не о человеческом капитале, не об инвестициях и не об инновациях, а о себе любимой и о самосохранении. 

В общем, опять нам про рюшечки и воланчики на костюме голого короля.

Пока в матрице экономических изменений не появится смена политической власти, а вместе с этим и политического курса, она не заработает. В экономике, если что и произойдет, то не более, чем на уровне статистической погрешности.

Оригинал

Именно так я бы и сделала на месте председателя ЦИК. Президент, назначив после этого новые выборы, подал бы тем самым сигнал: «Ребята! Вы не поняли?! Выборы действительно должны быть честными!».

Но это, конечно, утопия. Так поступает власть, которая беспокоится об авторитете собственно власти безотносительно персон, о доверии к ней народа, старается обеспечить работу всех институтов, и выборов в том числе. То есть воплощает свое смысловое предназначение как инструмента разрешения проблем существования социума в усложняющейся реальности. Нынешняя власть видит смысл в другом: в реализации проблем собственного существования в условиях усложняющегося социума.

Сегодня в 10:00 Верховный суд рассмотрит иск «ЯБЛОКА» о признании недействительными результатов прошедших выборов в Государственную Думу и об отмене постановления ЦИК, которым они были утверждены.

Всему обществу пытаются сказать, что нарушения минимальны. Поэтому не стоит их даже рассматривать. Хотя законом не определен тот порог, который позволяет принять решение о значительном или незначительном масштабе нарушений. Сам факт нарушений уже позволяет и даже требует, согласно закону, не признавать результатов таких выборов. Да и мы в исковом заявлении ставим вопрос не только и не столько о количестве нарушений, а об их системности, выражающейся в нарушении совокупности условий реализации как активных, так и пассивных избирательных прав граждан.

То, что признание результатов выборов происходило так поспешно – ночью на пятые сутки при наличии двухнедельного срока – свидетельствует о том, что никто и не намеревался внимательно рассматривать все сигналы о нарушениях, разбираться с ними.

У Верховного суда есть шанс сделать, наконец, выборы честными, хотя он, видимо, постарается оставить их «легитимными». Решение Верховного суда будет соответствовать целям власти: если она все же хочет честные выборы — будет разбирательство по существу, а если нет — Верховный суд отклонит исковое заявление.

Сделать выборы честными легко — нужно один раз отменить в судебном порядке их результаты.

Оригинал

Дорогие друзья!

Ровно месяц назад состоялись выборы депутатов Государственной Думы России.

Мы сердечно благодарим всех, кто поддерживал нас, кто 18 сентября пришел на избирательные участки и проголосовал за альтернативу курсу власти – содержательную, живую, думающую. Особенно мы благодарны тем, кто стоял на улице под ветром и дождем, пытаясь достучаться до наших сограждан, кто разносил газеты и листовки, агитировал своих друзей, знакомых и незнакомых, всю ночь сидел на избирательном участке, наблюдая за подсчетом голосов. Мы чувствуем ответственность перед каждым из вас и сделаем все, чтобы оправдать ваше доверие.

Мы уверены, что наши силы потрачены не напрасно. Да, мы не получили фракцию в Думе. Но мы не проиграли. Масштаб нарушений, зафиксированных наблюдателями, результаты математического моделирования ставят под серьезнейшее сомнение официально объявленные результаты голосования и легитимность вновь избранного парламента.

Результаты выборов продемонстрировали чудовищный разрыв между властью и обществом. Явка на выборы в Думу оказалась самой низкой за всю историю новой России. Такая ситуация будет иметь серьезные последствия. Отсутствие легитимности не может быть прикрыто ни административным ресурсом, ни фальсификациями, ни пропагандой. Эта нелегитимность угрожает обрушить всю государственность, как уже не раз случалось в нашей истории.

Режим культивирует ощущение бессилия, невозможности что-то изменить, ощущение обреченности, поэтому многие предпочли остаться дома, избрали позицию молчания, бегства от власти, бегства от реальности.

Однако глубочайшей ошибкой было бы сейчас поддаться соблазну и опустить руки, разочароваться в себе, махнуть рукой, отказаться от участия в выборах и сказать: «такая страна, такая власть».

У нас нет другого пути, кроме как вновь и вновь участвовать в выборах. Избирательная кампания показала, что в каждом уголке нашей страны есть люди, которые хотят изменить страну и жизнь. Наш долг – дать людям эту возможность. И мы будем вместе с вами продолжать эту работу.

Призываем к объединению всех думающих и честных людей, переживающих за судьбу страны. Вместе с вами мы будем постепенно менять систему таким образом, чтобы власть уважала людей. Мы будем и дальше говорить правду. И рано или поздно правда победит!

Оригинал



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире