Развернутый ответ Леонида Радзиховского на короткую реплику Андрея Пионтковского очень лю-бопытен. Как пишет сам Леонид Радзиховский – как всякая ПРАВДА. И повод (случайная оплошка Ирины Ясиной с фамилией польского премьера) тут очевидно случаен. А вот необходимость объяснения между умеренной и радикальной частями оппозиции, видимо, действительно назрела. Не только у радикалов, но и у умеренных. Потому что последовательный противник радикалов Радзиховский сказал много такого, чего умеренные до сих пор старались не замечать и уж во всяком случае не говорить публично.

Это вообще очень честный текст, с которым я – последовательный оппонент умеренных – почти на сто процентов согласен. Да, все именно так и есть. В основе разделения на умеренных и радикалов – старое доброе классовое разделение на тех, у кого бублик, и у кого дырка от бублика. Индивидуальные исключения, разумеется, возможны и с той и с другой стороны, но сути они не меняют. Все-таки поторопилась перестроечная интеллигенция «отменить» марксизм.

Да, именно все так и было в 91-93 годах, как пишет Леонид Радзиховский. Честную, Народную, Справедливую антибюрократическую, антиэлитарную Революцию оседлал, обманул, развернул и расстрелял Ельцин. И нынешние умеренные тогда его в подавляющем большинстве поддерживали. Опасались, что финалом этой революции может стать ЛЕВО-БЮРОКРАТИЧЕСКАЯ НОМЕНКЛАТУРА. И пришли потихоньку к консервативной ПРАВО-БЮРОКРАТИЧЕСКОЙ НОМЕНКЛАТУРЕ, которую сами теперь именуют не иначе как «путинская опричнина».

Да, у вас ВМЕСТЕ С ВЛАСТЬЮ – бублик. Потому что даже если вы не все пользуетесь вместе с властью плодами номенклатурной приватизации, вы все не за страх, а за совесть защищаете неприкосновенность этих плодов. И потому это и есть ВАША (вместе с властью) имперская республика. Родившаяся в кровавом октябре 93-го. Выросшая в монстра, напившись кровью грязной колониальной чеченской войны.

Вы теперь разочаровались в этой республике? А вы готовы перестать защищать плоды номенклатурной приватизации? Вы готовы протянуть руку тем, кого вы расстреливали в октябре 93-го если и не из башенных орудий, то из всех центральных телеканалов? И для начала выйти с ними на улицу в начале октября? Не готовы? Значит вы не до конца разочаровались в этой ВАШЕЙ имперской республике. В консервативной ПРАВО-БЮРОКРАТИЧЕСКОЙ НОМЕНКЛАТУРЕ. Когда разочаруетесь до конца, нам, радикалам, сказать не забудьте.

В истории масса примеров, когда те, у кого бублик, делали революции вместе с теми, у кого дырка от бублика. А потом их кидали. Думаете, мы не помним генерала Ка-веньяка и генерала Галифе? Ага, щас! Помните, и у нас был такой персонаж? С Дона, с плеточкой, извольте понюхать! Так вот, возникновение лево-бюрократических номенклатур всегда было реакцией на неудачную попытку тех, кто с бубликом кинуть своих попутчиков без бублика.

Да, мы не хотим в очередной раз таскать ВАМ круассаны из огня. Не хотим быть для ВАС полезными идиотами, как в 91-м. Поэтому мы не хотим, чтобы новую революцию возглавляли ВЫ. Это вовсе не значит, что мы против вашего участия в революции. Вы можете быть для нее полезными и отнюдь не идиотами. Вы вполне можете быть «буржуазными спецами» при ЛЕВО-БЮРОКРАТИЧЕСКОЙ НОМЕНКЛАТУРЕ. Работают же многие из вас «буржуазными спецами» при консервативной ПРАВО-БЮРОКРАТИЧЕСКОЙ НОМЕНКЛАТУРЕ. При путинской опричнине. И ничего. Что же тут такого? Чего обижаться как-то по детски?

Спасибо Леониду Радзиховскому за честность. Не всякий умеренный сегодня признается, что красного террора и ГУЛАГа от нынешних радикалов он отнюдь не ждет. Что новая лево-бюрократическая номенклатура будет, с поправками на время, «без ЧК, ЦК, Госплана, прочих прелестей». Чем же тогда лево-бюрократическая номенклатура хуже право-бюрократической? Почему Леонид Радзиховский уверен, что правая номенклатура скорее «придет к развитому гражданскому обществу путем эволюции бюрократии», чем левая? Какие еще мерзости должна совершить правая номенклатура, чтобы умеренные окончательно в ней разуверились?

Если отвлечься от детских обид и чрезмерно нервных реакций, то следует признать, что умеренная оппозиция объективно всегда занимает промежуточное положение между властью и оппозицией радикальной. К кому и по каким вопросам она оказывается ближе, зависит от конкретных обстоятельств, в том числе и от ее собственного выбора. Сегодня умеренных и радикалов разделяют три вопроса:

1. Отношение к возможности пересмотра итогов приватизации.

2. Отношение к участию в акциях протеста и организационных структурах совместно с коммунистами и крайне левыми.

3. Отношение к способу смены власти. На этом вопросе стоит остановиться подробнее.
Радикалы считают, что смена нынешней власти через выборы, организуемые самой этой властью, невозможна в принципе. Власть могут заставить уйти только массовые протесты. А уж тогда можно организовывать честные выборы. Власть будет пытаться подавить протесты силой. Поэтому противостояние неизбежно будет принимать в той или иной степени силовой характер, а сами протесты будут принимать характер гражданского неповиновения. При этом радикалы признают моральное право граждан на отпор полицейскому насилию.

С этим вопросом связан вопрос о характере будущей власти. Любая власть, возникшая в результате такого принуждения старой власти к уходу, объективно является революционной диктатурой. Как отмечал Евгений Ихлов, ее диктаторский характер заключается не в жестокости, а в том, что она принимает чрезвычайные решения, выходя за рамки обычных процедур (возникает так называемый «перерыв в праве»). То, что у новой власти не будет ЧК и ГУЛАГа, мы вроде как уже договорились. А вот Всероссийская комиссия по люстрации у нее быть должна. С широким набором санкций. От общественного порицания до пожизненного лишения права занимать какие-либо должности во властных структурах и образовании. Даже должность ночного сторожа. Разумеется, с учетом обстоятельств каждого конкретного дела, в том числе и своевре-менного перехода на сторону революции. Вот такая новая якобинская диктатура.

Если умеренные согласятся с радикалами по перечисленным пунктам, они вполне могут стать конструктивной и «сдерживающей» силой в революции. Разумеется, и радикалы должны вести себя по отношению к умеренным соответствующим образом. И когда свора жуликов и воров, «как и положено идиотам бесполезным», не делая различий между умеренными и радикалами, набрасывается на Геннадия Гудкова, воспитание не должно позволять радикалам топтать и добивать его ногами. Хотите, чтобы люди из элиты переходили на сторону революции? Для этого не надо обещать им неприкосновенность результатов приватизации и амнистию по всем делам до президентских выборов, как предлагает Дмитрий Гудков. Но покажите им, что когда их начнут бить их недавние товарищи, вы будете их защищать. Пользуясь случаем, хочу выразить моральную поддержку гэбэшнику Геннадию Гудкову. Я сделал бы это, даже если бы именно он арестовывал меня в 1978 и 1982 годах.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире