Вчера на радио «Свобода» состоялась дискуссия о событиях осени 1993 года. В дискуссии участвовали журналист Сергей Пархоменко, бывший спикер Госдумы Иван Рыбкин и бывший депутат российского Съезда Илья Константинов. Тогда он был одним из лидеров противостовшей Ельцину коалиции «Фронт Национального Спасения». А до этого – одним из лидеров поддерживавшей Ельцина «Демократической России». Свою предвыборную кампанию в 1990 году он строил на лозунге «КПСС – уступи дорогу!» Это при живой 6-й статье советской конституции о руководящей и направляющей роли партии! Напоминаю для тех, кто говорит, что выборы 1990 года были недостаточно свободными, а потому нелегитимными. Кстати, 6-я статья была отменена через 10 дней после выборов. Горбачев «разменял» ее на введение поста президента СССР.

В ходе дискуссии Сергей Пархоменко, сожалевший, что Илья Константинов вышел из тюрьмы в 1994 году, а не в 2013-м, обронил такую фразу: Конституционный суд встал на сторону одной из «сторон» конфликта.

Конституционный суд в 1993 году сделал две вещи:

1. Признал, что вынесенные на референдум вопросы о желательности досрочных перевыборах президента и Съезда народных депутатов носят конституционный характер. А потому, для того чтобы решение по ним имело обязательную силу, необходимо большинство от списочного числа избирателей. А не простое большинство от числа принявших участие в голосовании. Как известно, большинства от списочного состава пункт о перевыборах Съезда не набрал.

2. Признал, что Указ 1400 о досрочном прекращении полномочий депутатов (то есть о роспуске Съезда) является антиконституционным. Что в соответствии со статьей 121-6 российской Конституции президент Ельцин должен быть отстранен от должности.

Хотелось бы спросить: какое решение должен был принять Конституционный суд, чтобы Сергей Пархоменко не считал, что он встал на сторону одной из «сторон»? Вот если бы Конституционный суд признал Указ 1400 законным, Сергей Пархоменко не упрекал бы его в поддержке одной из сторон? Или, может быть, существовал какой-то третий вариант ответа на вопрос, является ли Указ 1400 законным? Если существовал, пусть Сергей Пархоменко об этом скажет.

Мне почему-то вспомнилось, как несколько лет назад Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин заявил, что при разгонах митингов «Стратегии-31» на Триумфальной полиция действует необоснованно, выходит за рамки закона. Тогда подкремлевские «правозащитники по должности» стали громко возмущаться: Лукин становится на одну из сторон конфликта, это противоречит его статусу, предписывающему быть «над схваткой»! Вот если бы Лукин сказал, что полиция действует исключительно «в соответствии с законом», как постоянно заявляет пресс-служба МВД, это бы соответствовало статусу Лукина. Означало бы, что он «над схваткой». Выступает совершенно беспристрастно, нейтрально и объективно.

И еще вопрос. Когда две «ветви власти» уперлись, и каждая из них настаивает на том, что закон на ее стороне, есть два способа разрешить их спор. Либо в рамках правовых конституционных процедур, то есть при помощи Констиуционного суда. То есть, Конституционный суд должен сказать, которая из сторон права. «Встать на одну из сторон». Но для этого обе стороны должны безоговорочно признавать правомочность решения конституционного суда. Либо – если одну из сторон решение Конституционного суда категорически не устраивает – ей остается только попытаться решить спор при помощи танковых болванок. Или есть какой-то третий способ? Если есть, то подскажите.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире