В эти дни празднования 80-летия Михаила Сергеевича Горбачева (долгих ему еще лет жизни!) люди мыслящие и пишущие вспоминают многое из свершенного и не сделанного бывшим генсеком КПСС и первым президентом СССР. Говоря о мотивации перестроечной активности Михаила Сергеевича, все здравомыслящие авторы сводят ее к одной простой мысли, ставшей политической установкой тогда еще генсека, -— «Так жить больше нельзя». Нельзя жить с той надорвавшейся и бесперспективной экономикой, нельзя жить в отсутствии даже намека на свободу и признаков политики внутри страны. Нельзя жить в бессмысленном соперничестве с ведущими демократическими странами мира. И появилось в наборе генсека еще одно «нельзя» -— нельзя поддерживать грязные и примитивные агрессии правителей в странах третьего мира, претендовавших на помощь СССР только на том основании, что они называли себя «другом советской страны». Это я про Саддама Хусейна, который в августе 1990-го года взял да и запросто оккупировал соседний Кувейт, включив независимое государство в состав Ирака.

Осмысление этого «нельзя», как следует из книг Михаил Сергеевича, оказалось не менее болезненным, чем все остальные. Это и понятно, ибо за «друга Саддама» готовы были идти в бой и советские генералы, и большая часть кондовых партийцев. Но без публичного утверждения этого «нельзя» громко и ясно на весь мир не могло быть ни реальных перемен внутри страны, ни настоящего вхождения СССР в сообщество цивилизованных государств. Горбачеву это было понятно – его внутрипартийным оппонентам, конечно, нет. Решение далось нелегко, но быстро: министр иностранных дел Эдуард Амбросьевич Шеварднадзе уже через день после нападения Ирака на Кувейт встречается с госсекретарем США Джеймсом Бейкером, чтобы обсудить варианты совместных действий против агрессора. От многолетнего соперничества с США на Ближнем Востоке Советский Союз тем самым спешно (по вине Саддама!) переходят к сотрудничеству. Гэкачеписты позднее припомнили «иракскую историю» Горбачеву.

Этот важный эпизод из жизни Михаил Сергеевича и всей нашей страны, переломный эпизод для ближневосточной политики СССР приходит сегодня в голову еще и по другой – не юбилейной – причине. Как трудно далось нынешним кремлевцам решение осудить варварские действия Муаммара Каддафи в Ливии. Для этого потребовалось почти две недели. Почему? Да потому, что ливийский полковник числится в «друзьях» России. Осуждение его преступлений не поймут многие генералы и коммерсанты госкорпораций, извлекающие чисто финансовые прибыли из режима Каддафи. Словом, могут возникнуть сложности у тех, кому надлежит принимать подобные решения.

Да и мыслят сегодняшние руководители совсем не большими – горбачевскими – категориями, а скорее меркантильными. Business first или «прибыль прежде всего». Для них вопрос «удержания коммерческого контракта» с тем или иным малоадекватным правителем в третьем мире представляется порой важнее, чем престиж России, да и сохранение мира в регионе.

Как трудно, однако, приживается в России масштабное – горбачевское – новое мышление, предполагавшее вхождение России в современную цивилизацию с ее демократическими ценностями.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире