16:03 , 17 августа 2010

Российская ловушка украинской демократии

«Человеческие души, любезный, очень живучи. Разрубишь тело пополам – человек околеет.
А душу разорвешь – станет послушней, и только».

(«Дракон», Евгений Шварц).

В политике юго-восточная русскоязычная Украина в массе своей всегда избирала самый худший из возможных вариантов.
К сожалению, наследие советской эпохи не только дает до сегодняшнего дня о себе знать, но и благополучно воспроизводит само себя.

Майдан в свое время был воспринят основной массой избирателей на юго-востоке как вызов своему рабскому состоянию души.
На юго-востоке все прекрасно знали о фальсификации, но борьбу против нее в Киеве и на Западе восприняли как обвинение в том, что ОНИ, закрывшие на это глаза, хуже тех, кто протестовал. По большому счету им было плевать на Януковича, но они тогда, осенью 2004, восприняли Майдан как обвинение ИМ, а вовсе не Януковичу. Они считали, что раз смолчали они, то и все должны молчать, а раз не молчат – значит, тем самым обвиняют не Януковича, а их.

Возможно, если бы лидеры Майдана были бы умными политиками, эту трагедию удалось бы погасить без больших проблем.
С того момента, как Ющенко стал президентом, большинство на юго-востоке, голосовавшее за Януковича, готово было полюбить новое начальство. Ведь львиная доля голосов за Януковича – это были голоса, во-первых, против Ющенко, а во-вторых, за начальство в лице Януковича.

У Ющенко были неограниченные возможности для реформирования страны, для превращения ее в демократическое государство, что более-менее успешно проделал Саакашвили в Грузии.
Но Виктор Ющенко не просто оказался неудачным президентом. Думается, ни один президент страны не принес больший вред Украине, чем Ющенко. В том числе Виктору Андреевичу удалось благополучно доказать юго-восточному электорату, что все их опасения по поводу прихода его, Виктора Андреевича, во власть были преуменьшенными. Он сделал даже больше, чем обещали его враги. Я думаю, что Виктор Федорович должен молиться на него. В январе 2005 года у Януковича не было шансов выйти даже во второй тур президентских выборов. А к 2009-му, ничего не сделав со своей стороны, Янукович стараниями Ющенко стал главным претендентом на  пост президента страны.

Впрочем, Виктор Андреевич во многом опирался на чаяния достаточно крупной прослойки украинских интеллектуалов, взращенных на трудах классиков марксизма-ленинизма и страстно жаждущих сию же минуту, быстро и легко обратить курс истории КПСС в курс истории Украины.
Все эти люди с вожделением вглядываются в чистый идеал нацистско-коммунистической пропаганды – белое излучение из «Обитаемого острова» братьев Стругацких.

Этих людей не интересовала свобода бизнеса, произвол карательных органов, права и свободы граждан, жизненный уровень людей и прочие «глупости» демократии.
За все годы правления Виктора Ющенко никто из них даже не декларировал необходимость всех этих действий. Главная и единственная задача, с их точки зрения, чтобы Украина заговорила по-украински, все остальное – труха!

Отдадим также должное Виктору Андреевичу: у него самого не хватило ни сил, ни желания, ни цинизма использовать тоталитарные рычаги власти.
Однако при нем сила и бесконтрольность карательных органов росла день ото дня, судебная система все больше и больше превращалась в денежный аукцион, а произвол в отношении простых смертных, за исключением разве что 2005 года, не прекращался ни на минуту.

И все-таки был еще один фактор, сыгравший одну из главных ролей в выборах президента и во многом определяющий сегодняшние ценности Юга и Востока Украины.
Без сомнения, именно этот фактор будет главным условием голосования на местных выборах 31 октября.

Речь идет о примере России для Востока и Юга Украины.
Мне трудно судить о том, насколько телевизионная картинка российской жизни оказывает реальное воздействие на состояние умов в регионах России. Хотя очень показательно резкое отличие, например, в отношении к «приморским партизанам» в Москве и в регионах. Однако в русскоязычной Украине под воздействием телевизора важнейшим фактором общественной жизни является Россия. Прежде всего, с ее зарплатами и пенсиями. Особенно в сравнении их с украинскими.

Мне хотелось бы напомнить, что на самом деле между Украиной и Россией уже слишком мало общего.
И хотя, казалось бы, у обеих стран одни проблемы, на самом деле все гораздо сложнее.

Сначала о положительных моментах для Украины.

Во-первых, украинцы давно перестали надеяться на свое правительство, или, как это говорили в советское время – на государство.
Не только в столицах или таких традиционно «рыночных» городах, как Одесса, но даже в маленьких городишках люди пытаются отыскать свой пусть копеечный, но бизнес. Конечно, даже сейчас это еще не тотальное явление: если в Хайфе мне доводилось встречать объявления на русском языке – убираю, готовлю и т. д., то в Одессе в больших масштабах этого не происходит. Однако достаточно большое количество людей надеется только на себя, на свой бизнес или на свою зарплату. И вообще, в Украине эта российская готовность ждать подачки от власти до второго пришествия выражена гораздо слабее.

Я думаю, если говорить не о столицах, то Украина с этой стороны гораздо ближе подошла к реальным рыночным отношениям, чем Россия.

Во-вторых, украинцы по мере возможности и сравнительно успешно пытаются играть на противоречиях между олигархами, как национального, так и местного масштаба, пытаясь выжить в этой молотилке, именуемой современной жизнью.

Однако положительные моменты неизбежно оборачиваются и отрицательными особенностями.

Когда следишь за российской общественной жизнью, то поражаешься сравнительно большому числу людей, добровольно участвующих в общественных действиях.
В Украине ситуация совершенно иная. В море официальных и полуофициальных грантоедов из третьего сектора почти не видны крохотные группы бескорыстной общественности. Общественная и политическая деятельность в Украине на сегодняшний день – это просто особый вид бизнеса, причем не в том смысле, как это понимают на Западе. Эта квазиобщественная и квазиполитическая деятельность насквозь пропитана меркантильным цинизмом и, по сути, не имеет ничего общего ни с общественной, ни с политической деятельностью.

Трагедия заключена в том, что в годы правления Виктора Ющенко политическая жизнь подпитывалась противостоянием олигархов и тем, что в стране не было единого центра власти.
Прокуратура контролировалась Партией Регионов; суды – где-то Партией Регионов через Кивалова, а где-то и БЮТом; милиция была под контролем БЮТа, а СБУ и армия – в руках у Ющенко. Никто не имел всей власти, и каждый старался через публичную политику усилить свое влияние.

Сейчас ситуация совершенно иная.
Вся реальная власть в руках у Партии Регионов и лично Януковича. Олигархи стараются укрыться под широкими знаменами этой партии, а место для маневра остальных политических сил все сокращается. Разве только Тигипко с его «Сильной Украиной» способен еще существовать. Увы, он не понимает (они все дилетанты, наши политики), что как только исчезнут другие партии, прихлопнут и Тигипко. Но это отдельный разговор.

Политическая деятельность все сильнее превращается в маргинальность.
Разумеется, на фоне местных выборов это пока не столь заметно, но после 31 октября это будет уже очевидно. Скоро на этом нельзя будет зарабатывать деньги, и пока нет ощущения, что кроме правого спектра политических партий и партии власти в лице Партии Регионов в украинской политике вообще кто-то останется. Коммунисты, социалисты и литвиновцы не в счет – это не партии, это клиенты Партии Регионов, и существовать они будут ровно столько, сколько Партия Регионов им позволит.

В этих условиях чрезвычайно возрастает роль и реальных общественных лидеров, и новых политических, но их пока слишком мало, и нет никакого ощущения, что их число реально станет расти.
Во всяком случае, в сегменте русскоязычного электората. И можно сказать почти наверняка, что среди будущих депутатов местных советов этих людей практически не будет.

И вот именно на фоне этого морального краха общественно-политической деятельности искушение российским благополучием является одним из самых страшных для русскоязычных избирателей.

В этом смысле повторяется, как это ни дико звучит, история нацистской Германии: немцы не из Германии были гораздо большими ура-патриотами и нацистами, чем немцы из самой Германии.

Сейчас русскоязычные граждане Украины в массе своей очень часто большие российские националисты, чем сами россияне – хотя и там хватает этих настроений.
Русскоязычная община Украины готова искать врагов России где угодно, и делать это не за страх, а за совесть, что бы она ни понимала под этим. И врагов искать не чисто механически, а творчески, со страстью и пылом.

И именно здесь относительная нищета украинского населения играет роль чудовищного катализатора этой псведоимперской страсти.

Надо сказать, что именно сравнительная нищета Украины всегда являлась гарантией хоть хилой, но свободы слова.
Бюрократия не может прокормить себя, опираясь только на государственные доходы, как в России. Нет необходимого числа полезных ископаемых – сырья. Сравнительная нищета являлась отличной прививкой от произвола. Но видит ли русскоязычная община произвол именно в том, откуда он идет – от чиновников? Нет, в массе своей русскоязычная община ищет произвол в украинском национализме! И посему нищета страны уже не является защитой от произвола.

Вообще ставка на нищету Украины всегда была неудачной.
В игре, когда побеждаешь не потому, что хорошо и правильно играешь, а потому, что нет выбора – итог все равно будет печальный. Какие бы ни были побуждения у игрока.

Для русскоязычного населения нищета – наследие украинских националистов.
Не чиновников, а независимости! Русскоязычный электорат до безумия хочет под отеческое седло. И это очень хорошо видно на примере той избирательной компании, которая развернулась в Украине. Уж на что Партия Регионов верна идеям «суверенной демократии», а все равно – к ногтю. Все сильнее становятся движения, ориентированные на еще большую связь с Москвой, на еще большую ревизию истории назад – к советской империи. Янукович, который в свое время поддержал Путина в войне с Грузией, возможно, не понимал, что он старается разбудить в Украине такие силы, которым он уже НЕ НУЖЕН. Не нужен вообще СУВЕРЕННЫЙ президент! Как Кадыров, отказавшийся, пусть и формально, от звания.

И главная дубина этой борьбы – российское благополучие.
Зарплаты и пенсии!

Да, российские пенсии и зарплаты выше украинских.
У этого много причин. Разумеется, доходы российского бюджета, живущего за счет ренты от доходов сырьевых компаний, несоизмеримы с доходами бюджета украинского. Но если бы дело было только в этом.

Средний уровень компетенции российских чиновников, особенно федерального уровня на голову выше среднего уровня компетенции украинского чиновника.
В России, при всех существующих недостатках системы управления экономикой, при том же уровне откатов, эффективность государственных структур выше украинских. Все-таки, слова о либеральных чиновниках в России не совсем лукавство.

В Украине свобода так и не обрела либеральных очертаний.
И хотя украинский средний и малый бизнес, возможно, более активен, чем российский, верхушка управленческой пирамиды в Украине на порядок была, есть и будет хуже российской в обозримой перспективе.

Но понимает ли это русскоязычный избиратель?
Видит ли он реальные преимущества России, их природу? Увы, думается, нет. Он просто считает более высокие пенсии и зарплаты ПОДАРКОМ от власть предержащих. Там хорошие, здесь – плохие! И чем выше цена на сырье, чем больше составляющая в доходах российского бюджета идет от роста цен на ту же нефть – тем сильнее русскоязычная Украины (во много раз сильнее, чем российский избиратель) упивается имперскими настроениями.

Увы, это общемировой тренд.
Рост цен на нефть ведет к росту влияния в мире леваков и террористов. А Советский Союз все свою историю паразитировал именно на этих движениях. Взращивал, поощрял их. И жил, питаясь плодами их деятельности.

И путинская Россия уверенно повторяет этот путь.
Нефть является железной дубиной против либеральных реформ. Но теперь эта проблема уже не является лишь проблемой России и российских избирателей. Теперь это проблема Украины, проблема нашего русскоязычного избирателя. Это теперь наша проблема! Ибо телепенсии и телезарплаты – это то огниво, что судьба швырнула в руки политиков, использующих страхи и пристрастия русскоязычной общины. Эти поводыри с огнивом в руках далеко могут нас завести!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире