На прошлой неделе активно обсуждался вопрос о предоставлении или непредставлении слова террористам.
Бурным цветом расцвел весенний паноптикум комментариев на сайте радиостанции «Эхо Москвы».

А тем временем, в пятницу, в замечательной газете «Ведомости» появился интересный материал, который вы можете прочесть ниже.

Я полагаю, что он подпадает под действие следующего определения из закона о СМИ:
«Не допускается использование средств массовой информации… для распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм».

Я думаю, Роскомнадзор ответит мне на этот вопрос.

А что думаете вы?
Является ли эта статья попыткой оправдания действий террористок-смертниц в московском метро?
И какую цель преследует автор и редакция, публикуя этот материал?


Вечные ценности: Провал коммуникации

Ведомости, 09.04.2010

Расследование терактов в московском метро идет полным ходом.
Уже известны имена и возраст смертниц, чем они занимались и чьими были женами.

Одна – девочка 17 лет.
В шестнадцать ушла из дому, за «любимым человеком», известным боевиком, с которым впервые познакомилась по интернету. Потом вышла за него замуж и жила его жизнью – ждала после военных операций, встречала, кормила.

Пока его не убили.
С гибелью человека, быть рядом с которым и составляло смысл ее существования, жизнь для нее кончилась. Ничего, кроме этой любви, за душой у нее не было. Ни нормальной семьи, ни образования, ни житейского опыта, которые удержали бы ее на плаву.

Что ей оставалось?
Только одно – снова встретиться с ним, на небесах. Так что наверняка даже на осторожный намек послужить Аллаху эта 17-летняя вдова откликнулась с восторгом – отомстить за любимого? Да чем скорее, тем лучше! Этой девочкой, ее подростковым отчаянием «старшие товарищи» бестрепетно и воспользовались.

Вторая смертница, 28-летняя Марьям Шарипова, вряд ли действовала по подсказке.
В прошлом студентка-отличница, потом учительница информатики из учительской семьи, которой всегда интересно было учиться (иначе зачем ей еще и второе, психологическое, образование?). Сестра двух «пособников боевиков». Обоих ее братьев задерживали во время спецопераций, одного много месяцев били, пытали, вешая на крюки вниз головой и избивая.
Теперь выяснилось, что Марьям тоже была вдовой – боевика по прозвищу Доктор Мухаммад, связанного с «Аль-Каидой», убитого летом прошлого года.

Когда утром 29 марта прозвучали взрывы, все мы, холодея, начали звонить родным.
И каждый чувствовал себя отчасти на «Парке культуры» и «Лубянке», потому что тоже мог оказаться там – минутой, днем раньше, позже…

А теперь представим себе, что это нашего родного брата, сына, мужа восемь месяцев – нет, не взрывают в метро, а бьют и подвешивают на крюки, чтобы потом признать невиновным, это нашу бабушку, тетку, мать «случайно» убили.
Или убьют завтра.
Но нет, представлять все это совершенно не хочется, потому что это ад.

Самое страшное в последних московских взрывах то, что по крайней мере одна из террористок была человеком взрослым, уравновешенным, образованным.
Она совершенно не походила на безумную дикарку или «фанатичку». Ее явно не накачивали наркотиками, не одурманивали – зачем? Она сама, с ясной головой и твердым шагом пошла взрывать невинных. И себя.

Это значит только одно: она давно жила в том самом аду, терять который было не жаль.
И еще она потеряла надежду. Можно было, конечно, уйти из жизни в одиночестве, но, видимо, ей хотелось… только ли отомстить?

А может, еще и докричаться?
Прокричать напоследок про удушающую власть беззакония, про собственное бесправие, беззащитность, смертный страх за родных – про то, что мы не хотим знать, когда это касается других. Она не сомневалась: иначе ее просто не услышат.

Теракт – это еще и уродливая, больная попытка коммуникации с оглохшим миром.

Майя Кучерская


Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире