Почему в России востребован сталинизм


Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

Результаты опроса «Левада-центра» по поводу отношения к Сталину, который так шокировал общественность, а  особенно результаты по вопросу об оправданности человеческих жертв для процветания страны, на самом деле не вызывают удивления. Ничего другого и  быть не могло, пока в стране уже не первый год активно поддерживается и  пропагандируется культ силы и культ войны. К сожалению, массовое сознание в России в силу исторических обстоятельств и исторической правовой традиции, дающей верховной власти огромные возможности для насилия, более чем восприимчиво именно к этим культам.

Опрос «Левада-центра» при другой, более конкретной постановке вопросов, возможно, дал бы другие результаты. Даже не анализируя методологию и конструкцию вопросов опроса, важно понимать, что информационное поле уже перенасыщено представлениями о Сталине как о  государственном деятеле, который победил в войне, спас народ от гибели, как о справедливом правителе, при котором были порядок и социальная справедливость. Сталин превратился в миф об идеальной власти в России. Как и что происходило в то время на самом деле, судя по результатом опроса, знает меньшая часть граждан страны. Жившие в ту эпоху постепенно уходят, а большая часть молодежи, которая выросла уже не в советское время и не имеет интереса к истории, вообще даже не может почувствовать ту эпоху, несмотря на написанные книги и снятые сериалы. Слишком далека наша нынешняя жизнь от того времени.

Не удивительно, что на общий вопрос «Как вы лично в целом относитесь к  Сталину?» 41% опрошенных выбрали ответ «уважительно», а 52% на вопрос «Какую роль сыграл Сталин в жизни нашей страны?» выбрали ответ «скорее положительную». Эти результаты скорее всего показывают отношение к  Сталину как к мифу. Да, очевидно, что с начала 2000-х годов эти цифры растут, но ведь и миф активно набирает обороты.

Неприятно другое — растет количество явно более сознательных сталинистов и близких к ним.

Тех, которые относятся к Сталину «с восхищением», оказалось всего 4%, но в недавнем прошлом таковых насчитывался 1%. Тех, кто оценивает его роль «целиком положительно», сейчас 18%, а в прежние годы было 8%. Еще более настораживает то, что планомерно снижается количество негативно относящихся к фигуре Сталина. Еще в 2001 году таких было 43%, а теперь только 14%. Роль Сталина в жизни страны отрицательно оценивали в 2003 году 33%, а теперь 19%.

Где здесь роль мифа, где фактор ухода из жизни очевидцев тех событий, сказать трудно. Но тенденция склонности граждан к авторитарным методам правления явно наблюдается. Может быть, это было бы не таким пугающим, если бы не результаты ответов на третий вопрос, который был поставлен «Левада-центром» — «Оправданны ли человеческие жертвы, которые понес советский народ в сталинскую эпоху, великими целями и результатами, которые были достигнуты в кратчайший срок?». Здесь свое «да» сказали 46%, «нет» — 45%. А еще 9% «затруднились ответить», то есть явно не  примкнули к «нет».

Эти результаты, конечно, более чем печальны. И тут совершенно не  важно, что имели опрашиваемые в виду, отвечая на вопрос, — сталинские репрессии или безумные потери в войне, которых могло бы не быть без этих репрессий, находятся ли они под влиянием мифов об «эффективном менеджере», или вообще плохо знают историю тех лет, а также никогда не  слышали о том, что многие жертвы в тоталитарных обществах зачастую приносятся под благовидными лозунгами лишь для сохранения власти.

Возможно, для тех, кто положительно отвечает на заданный «Левада-центром» вопрос, он воспринимается абстрактно. Возможно, в их семьях никто не пострадал в те годы, и они не знают, что, по официальной оценке МВД, которая была сделана в начале 90-х годов, в результате всех этих действий государственной власти по отношению к своим гражданам еще до начала ВОВ пострадало как минимум 50 млн человек, из которых большая часть погибла. Возможно также, многим не известно, что существенная часть индустриализации была проведена за счет бесплатного труда невинно репрессированных обитателей ГУЛАГа. А космические достижения были сделаны людьми, работавшими в «шарашках», то есть фактически заключенными с более высоким статусом — такой вот «эффективный менеджмент».

В основу российского права еще в давние времена, в допетровскую эпоху был положен не столько закон, сколько в большей степени воля государя. Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, кажется, правильно подметил про так свойственное русским смешивание слова «отечество» с выражением «ваше превосходительство», даже отдавая предпочтение последнему перед первым. Несмотря на все пробитые Петром и последователями «окна в Европу», несмотря на законы и наличие судебной власти, римское право как-то не  прижилось на российской почве. А в период после 1917 года и фактически до смерти Сталина, когда судьбы людей могли спокойно решаться тройками без суда и следствия по разнарядке и плану по количеству «врагов народа», о правовом государстве и защите человека от насилия вообще говорить не приходится. Цена человеческой жизни только на словах была высокой, только в рассуждениях о светлом будущем советского человека — а  на самом деле упала до нуля.

Культ силы, несколько задремавший после отмены крепостного права в  дореволюционную короткую эпоху развития капитализма в России, в это время вырвался наружу и беспрепятственно зашагал по стране.

«Лес рубят, щепки летят», «мы за ценой не постоим» — все оттуда.

В случившиеся дальше хрущевскую оттепель и брежневский застой культ силы как-то поутих на государственном уровне (если не считать всеобщую обязательную идеологию), но тем не менее, конечно же, остался в быту, во  дворах, в общественных отношениях. До конца 60-х было сильно и влияние военного времени. Но все же всей полнотой власти обладало Политбюро, а  не отдельный государственный деятель.

С эпохи перестройки все опять пошло по нарастающей. Ельцин, при всех его заслугах и желании выстроить в России демократию по западным образцам, был в одной части своих деяний вполне не чужд культа силы, взяв в другой же части на себя роль «доброго царя». В условиях формирующегося рыночного законодательства и слабой судебной власти отношения «по понятиям», напрямую связанные с культом силы, прекрасно развивались. В 2000-е и дальше, уже при Путине, они никуда не делись, более того, были легко внедрены и в отношения власти с бизнесом, и в отношения бизнеса с правоохранителями, и в отношения граждан с властью.

Окончательный перелом случился в начале 2010-х, когда поиски национальной идеи для сплочения прошедших развал СССР и перестройку граждан увенчались решением возродить имперские настроения, вернуть гражданам патриотизм на основе победы в ВОВ. Появилось понятие суверенной демократии. А потом уже случился Крым с «вежливыми людьми», события в Донбассе и вхождением в конфликт почти со всем западным миром.

В сложившихся условиях традиционный культ силы не просто расцвел, но  пошел уже рука об руку с культом войны. И теперь Россия опять в  окружении врагов и «можем повторить».


Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»

И следует заметить, про Крым ведь российских граждан никто не  спросил, никто им не рассказал о рисках, о том, как это может повлиять на их уровень жизни, например. Никакого референдума не было. Лишь когда все свершилось, гражданам намекнули, что, может быть, придется «затянуть пояса». Как любые действия государства и властей, которые приводят к  ухудшению положения граждан и на которые они не могут повлиять, это тоже можно рассматривать как насилие над гражданами. В результате культ силы в качестве ответной реакции еще больше усилился, тем более в нынешних условиях неопределенности, падения уровня жизни, тревоги за будущее и  неуверенности в завтрашнем дне.

В итоге флюиды культа силы вместе с культом войны буквально разлиты в  российском воздухе. И не случайно в среде подростков вдруг появляется движение АУЕ, где жестокость возведена в абсолют, и уже все привыкли, что в массовом порядке применяются пытки в местах заключения. Параллельно создаваемая Юнармия для патриотического и военного воспитания молодежи и потрясание ядерным оружием в публичных выступлениях власти, пусть и в оборонных целях, уже никого не смущают.

Так что отнюдь не случайно уже более половины граждан страны, ловя сигналы сверху, считают, что великие цели вполне оправдывают человеческие жертвы, и по-мазохистски начинают мечтают о «сильной руке», забыв, что они же попадут под нее в первую очередь.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире