shklyarov_v

Виталий Шкляров

11 ноября 2018

F

В Грузии до 2 декабря должен пройти второй тур президентских выборов. Мало, кто ожидал, что в первом туре кандидат от оппозиционной партии наберет фактически столько же голосов, сколько кандидат от правящей партии, обладающей мощными административным и медиа ресурсами – 37,74% против 38,64%.

Результат стал неожиданностью как для многих экспертов, так и для власти — то, что случилось, произвело в обществе эффект разорвавшейся бомбы. Даже правящая партия, которая абсолютно доминирует в политическом пространстве и в парламенте, где имеет конституционное большинство, партия с неограниченным административным ресурсом, которой руководит «серый» кардинал грузинской политики Бидзина Иванишвили, с его миллиардами и готовностью залить все выборное пространство деньгами, не смогла с ходу посадить в президентское кресло своего кандидата. И даже массированные фальсификации не помогли – на официальном сайте оппозиционными партиями было выявлено 2000 таких случаев. Все это, даже, несмотря на низкую явку – чуть больше 46%.

Такой поворот событий на самом деле очень важен. Результат этих выборов говорит о происходящих переменах в коллективном сознании грузинского общества. Грузия после нескольких лет стагнации продемонстрировала желание жить по выработанным западной цивилизацией демократическим принципам – со сменяемостью власти, работающими институтами, верховенством закона.
Еще некоторое время назад Грузия была символом перемен, символом прогрессивного государства, которое смогло оторваться от советской орбиты и начало двигаться в сторону нормального демократического западного государства, достигнув невероятных результатов. Однако после смены правительства страна в последние 6 лет впала в некоторую стагнацию, постепенно сползая в сторону автократии, где возглавляющий правящую партию миллиардер может чуть ли не назначать президентов. Но оказалось, что, несмотря ни на что, демократия в Грузии не умерла, она работает. Ни клептократия, ни олигархия, ни административный ресурс не смогли переломить волеизъявление народа. Нужно отметить, что и действующая власть не пошла на беспрецедентные усилия и меры, чтобы сохранить власть любой ценой.
Все это — большой вклад в копилку будущей и уже состоявшейся демократии, базирующейся, в том числе, и на сменяемости власти через честные выборы. Грузия еще на один шаг продвинулась вперед – не только экономически, как она смогла при президенте Михаиле Саакашвили, но теперь уже и политически. Это первый главный итог выборов.

Второй важный итог — оппозиция действенно показала, что может реально объединиться, может находить компромисс и выдвинуть единого кандидата – в данном случае Григола Вашадзе. Более того, после первого тура даже те оппозиционные силы — левацкие, республиканские, другие, остававшиеся в стороне — также поддержили коалицию, несмотря на различия во взглядах и целях. Это большой успех и серьезно поднимает шансы Вашадзе во втором туре.

Третий важный итог. Кроме укрепления демократических институтов и сменяемости власти, открываются двери новым политикам — это понятный запрос на новые лица, новое содержание, на коалиционный Пардамент и приход в политику простых людей. Людям надоела узурпация власти. Грузия ведь небольшая страна, где все друг друга знают, и риск непотизма высок. Раздражение людей увеличившейся коррупцией и безнаказанностью власти — ещё одна важная причина таких результатов первого тура. Это все очень хорошо чувствуется сейчас. Победа оппозиционного кандидата внушает людям надежду не только на трансфер власти, но и возрождение системы социальных лифтов, на перемены, надежду на справедливость.

Поэтому есть шанс, что в декабре ситуация в Грузии может радикально измениться. Есть шанс, что произойдет не очередная «революция роз» или смена власти, но мирная и настоящая демократическая «революция» перемен. Революция, где и низы и верхи уже не могут и не хотят жить по-старому. Революция, в которой не будет проигравших. Грузия станет ещё более сильным демократическим «государством-стартапом» нового типа и нового поколения, а в современном мире — это единственный путь к развитию и улучшению жизни всех ее граждан.

Поэтому есть шанс, что в декабре ситуация в Грузии может измениться. Есть шанс, что произойдет не очередная смена власти, но мирный и настоящий демократический процесс обновления политической парадигмы и политических партий. Обновления, в котором не будет проигравших. Грузия будет ещё более сильным демократическим «государством-стартапом» нового типа и нового поколения, а в современном мире — это единственный путь к развитию и улучшению жизни всех ее граждан.

3001154
Фото Carlos Barria / REUTERS

Промежуточные выборы в США отнюдь не уменьшили тревожность и напряжение ни в самой Америке, ни в мировом пространстве. Эксперты прогнозируют углубление невиданного доселе раскола в  американском обществе — чуть ли не как во времена войны Севера и Юга 250-летней давности. Через два года президентские выборы, а спираль будет раскручиваться и дальше

Драматическая гонка на выборах в Конгресс США подходит к концу. Хотя подсчет голосов не завершился, результат уже понятен. В палате представителей небольшой перевес голосов будет теперь у демократов — не менее 220 из 435. В  верхней палате — Сенате останется еще более крепкий, чем сейчас перевес у  республиканцев — до 52 голосов из 100. Такой расклад означает, что политическая борьба в США на ближайшие два года станет еще суровее, а  раскол в американском обществе с большой вероятностью будет углубляться. Это несомненно будет отражаться и на внутренней, и на внешней политике Америки.

Промежуточные выборы в США уже однозначно окрестили референдумом доверия действующему президенту. 45-й президент США его, похоже, проиграл, причем даже в тех штатах, которые обеспечили ему победу в 2016 году. Трамп за два года позволил себе такое множество провокационных и даже нетолерантных высказываний во внутренней и внешней политике, идущих вразрез с прежними традиционными подходами к  международной дипломатии решений, что к прошедшим выборам он еще более усугубил раскол американского общества. Дело не в противостоянии сторонников и противников Трампа в вопросах, например, экономических программ. Дело в отношениях к личности президента.

Сторонники демократов считают его чуть ли не дьяволом во  плоти, непредсказуемым «слоном в посудной лавке», нарушителем устоев американского общества и создателем хаоса в международных отношениях. Тут и призывы покончить с политкорректностью, стать националистами в  пику разрушающим страну глобалистам. Тут и негативные высказывания о  мигрантах, сексистские реплики. А в международных отношениях — давление на друга-Европу, развязывание торговой войны с Китаем и страшное объявление о выходе из договора о ядерном разоружении с Россией.

В итоге нынешние промежуточные выборы в Конгресс были настолько эмоционально окрашены, что привели не только к обмену «любезностями», но к небывалой явке — по предварительным подсчетам 90 млн человек против примерно 83 млн в 2010 году и 77 млн в 2014 году. Заметно активизировалась и молодежь, традиционно восприимчивая к ветрам перемен, к «движухе». На досрочном голосовании, в котором приняло участие также небывало много избирателей (40 млн), во многих штатах прирост голосующей молодежи доходил до десятков процентов.

Теперь уже все эти эмоции переместятся в обновленный Конгресс. В первую очередь в нижнюю палату – Палату представителей. Небольшой перевес демократов лишь усилит накал. Демократы будут стараться заблокировать многие инициативы Трампа. И строительство стены на границе с Мексикой, и отправку вооруженных сил на борьбу с рвущейся в  США армией мигрантов из Латинской Америки. А главным полем битвы несомненно станут все решения по бюджетному финансированию – эти решения как раз принимает нижняя палата.

Несомненно, демократы теперь будут инициировать новые расследования деятельности Трампа. Об этом уже на всю страну заявляют на  американских телеканалах. Появление таких комментариев фактически можно воспринимать как уже свершившийся факт — ведь теперь избиратели будут ждать от демократов в Конгрессе именно этого.

Наконец, с большой вероятностью можно предположить, что демократы будут ставить и вопрос об импичменте. Однако, в нынешнем раскладе в конгрессе импичмент пройти не может. Для него необходимо две трети голосов в cенате. А он, пусть и с небольшим перевесом, но остался в  руках у республиканцев. Впрочем, и нежелательные для Трампа законодательные инициативы, которые примет нижняя палат также могут наткнуться на отклонение в cенате. Даже с учетом создания всех согласительных комиссий. Кстати, республиканский сенат позволит сохранить курс Трампа во внешней политике, в том числе по торговым соглашениям — решения по этим вопросам принимает исключительно верхняя палата. Также Трампу с учетом прироста голосов республиканцев в верхней палате Конгресса гораздо проще назначать людей на позиции в  правительстве — в Верховный суд, на внешнеполитические должности, на  руководящие должности в администрации (все это прерогативы сената).

Что же в итоге? Американские эксперты в один голос уже прогнозируют углубление невиданного доселе раскола в американском обществе — чуть ли не как во времена войны Севера и Юга 250-летней давности. Ведь уже через два года опять президентские выборы — похоже, никто и не собирается остывать, спираль будет и дальше раскручиваться. Промежуточные выборы в США отнюдь не уменьшили тревожность и напряжение ни в самой Америке, ни в мировом пространстве.

Сам же Трамп, судя по всему, доволен результатами выборов. Сенат остался за республиканцами, они демонстрируют сплоченность вокруг президента. «Огромный успех сегодня. Спасибо всем вам!» — написал «Большой Дональд» в Twitter. Предстоящие драки в нижней палате явно будут бодрить президента, который любит, как говорят, «троллить» общественность, политических противников, а заодно уже и весь мир.

Оригинал

Интервью с Egor Kuroptev о том как проходят выборы в Грузии и России для «Пограничная ZONA» на STV.

Если, например, взглянуть на состояние рынка труда, мы вполне однозначно обнаружим зависимость: чем строже в какой-то стране регулируются трудовые отношения — тем выше там безработица.

Кажется, что это очень хорошо, что человека трудно уволить. На практике же, чем проще работодателю от вас избавиться — тем проще нанять. В тех странах, где сотрудника дешевле отправить в могилу, чем на улицу — у нанимателя просто нет права на ошибку, его решение ведет в один конец.

Похожим образом обстоят дела и в политических системах. Чем более развиты институты, чем глубже укоренилась система сменяемости власти — тем шире у избирателя право сделать неверный выбор. В этом и весь секрет успеха развитых демократий: вы можете принять сколько угодно неверных решений, избрать много неудачных лидеров, но через четыре-пять лет перед вами вновь чистый бюллетень для исправления ошибки. Невероятно просто, невероятно эффективно (copyright: рекламный ролик партии Яблоко — Ручка).

Сегодня в Грузии это совсем не так. Сегодня в Грузии последние прямые президентские выборы. Фактически, государство меняет форму устройства, при переходе от прямого голосования граждан к коллегии из 300 выборщиков. Парламент, не президент, становится высшим органом, избранным напрямую, с собственной легитимностью.

Парламентская республика, во многих отношениях, выигрывает у республики президентской. Когда высшая институция — коллективный, а не персоналистский орган, системы сдержек и противовесов, согласование интересов и иные механизмы поддержания устойчивой политической системы и учета общественного запроса, начинают работать не только между ветвями власти, но внутри одной из них.

Любое решение, принятое 150 разными людьми, с разными избирателями, разными интересами за спиной — будет, да, не таким ярким и решительным, да, всегда компромиссным, но куда более взвешенным и, в конечном итоге, качественным.

Полезно лишь понимать, что от парламентской демократии — до партийной диктатуры, самой устойчивой формой авторитаризма, ровно один шаг в начале пути.

Куда он будет сделан — целиком зависит от личности политического лидера в переходном периоде.

Потому, сегодня у граждан Грузии нет права на ошибку. Ничего нельзя будет исправить. Это выбор не между рядом физических лиц, это выбор пути на годы и десятки лет: парламентская демократия или партийная автаркия.

Каждому следует обернуться назад, на все последние полтора десятилетия грузинской истории и спросить себя: какая из политических сил, с той или иной степенью успеха, с неизбежными ошибками, но последовательно выстраивала демократические институты, а какая шла к концентрации власти в руках единственного человека, чей капитал и положение связаны с очевидно недружественным государством по-соседству. И проголосовать.

24 октября 2018

Фейк-ньюз не важны

6 ноября в США состоятся промежуточные выборы в Конгресс и Сенат. Будут переизбраны все 435 депутатов нижней палаты парламента и 35 из 100 членов верхней. Накал страстей на этот раз небывалый – демократы не скрывают, что хотят получить абсолютное большинство в палате представителей, чтобы запустить процедуру импичмента президента Трампа.

Самая модная тема нынешнего избирательного сезона — фейковые новости. Обе стороны обвиняют друг друга в генерации таких новостей, а заодно и другие страны во вмешательстве в выборы. Но вопрос в том, действительно ли ложная информация определяет поведение избирателя или все-таки решающее влияние оказывают другие факторы.

Тема вброса в сеть фейковых новостей с целью повлиять на исход выборов начала свое победное шествие после президентской кампании в США. У демократов возникли подозрения, что на успех Трампа работала целая армия российских интернет-троллей, которая дискредитировала его главного соперника Хиллари Клинтон, распространяя через соцсети фальшивую информацию. Под ответные аналогичные обвинения Трампа в адрес демократов, СМИ и даже Google началось все еще продолжающееся серьезное расследование. Так эта тема плавно переместилась в контекст нынешних промежуточных парламентских выборов.

На самом деле — и это не большой секрет — фейковые новости и их использование в целях предвыборной борьбы — это отнюдь не изобретение нашего времени. Конечно, с эпохой Интернета и соцсетей стало больше возможностей для создания непрерывного новостного потока и охвата огромной аудитории. Но и раньше для этих целей использовались и газеты, и листовки, и просто распространение слухов. Бывало, что они приводили и к большим общественным волнениям и беспорядкам без всякого Интернета.

Были и более хитрые примеры использования дезинформации – собственно, именно так раньше назывались фейковые новости. Известный американский политолог Мика Зенко в одной из недавних своих статей приводит пример, как в 1934 году на губернаторских выборах журналист и писатель Аптон Синклер запустил свою предвыборную кампанию с радикальными предложениями социалистического толка. Как и сегодня, использовал для пропаганды средств киноиндустрии, выдавая актеров за простых граждан, а они в свою очередь транслировали ложные новости. Его кампания так напугала избирателей от бизнеса, что они выделили миллионы долларов на поддержку действующего правительства Франка Мерриама. Конгресс заподозрил, что это была фейковая кампания, играющая на руку Мерриаму, но расследование ничем не закончилось.

Как дезинформация влияет на нас сегодняшних, когда в условиях глобализации, любой игрок — Россия или Китай — может дезинформировать даже американского избирателя? Казалось бы, в эпоху Интернета у человека есть доступ к разным конкурирующим новостям, он вроде бы может посмотреть на предмет с разных сторон и сформировать свое мнение. Однако не все так просто.

Зенко в той же статье, опубликованной под названием «Проблема не в фальшивых новостях из России. Проблема в нас мы», заключает:

«По идеологическим, социальным, финансовым или другим причинам американцы могут просто не быть заинтересованы в истинном понимании и критике информации, которую они получают через свои телефоны и компьютеры, как во время их повседневной жизни, так и перед предстоящими промежуточными выборами. Из-за этого они будут все чаще жертвами подобных войн — со стороны агрессоров, иностранных и внутренних».

Если классифицировать нынешнюю эпоху через термин пост-правда и верить, что объективность информации менее важна, чем эмоциональный фон, подозрения могут возникать в отношении любых поводов для новостей, соц-опросов, рейтингов. Не только в персоналистских автократиях, но и в конкурентных демократиях социология в той или иной степени стала инструментом пропаганды и манипуляции общественным мнением. Как, например, расценивать совершенно противоположные результаты социологических опросов, проведенных разными заказчиками в США? Это ли не «фейковые» новости в поддержку разных кандидатов.

К предстоящим выборам в США, недавно проведенный агентством Gallup опрос показал, что демократы, несмотря на подключенную к агитации «тяжелую артиллерию» в лице Обамы, теряют голоса американских избирателей. Республиканцев поддерживают 45% американцев, а демократов — 44%. В то же время согласно недавнему опросу проведенному газетой The Washington Post и каналом ABC News, за демократов готовы отдать свои голоса 53% опрошенных, а за республиканцев – только 42%.

Люди, очевидно, через политизированные медиа привыкли обращать внимание преимущественно на ту информацию, которая подтверждает их убеждения и предубеждения. Остальное они либо отвергают либо не замечают. Говоря о предстоящих выборах в США — та часть избирателей, которая всегда поддерживала республиканцев, так и будет их поддерживать, какие бы виды новостей не обрушивались на их голову. То же относится и к сторонникам демократов. Здесь играет роль то, что в США всего две конкурирующие партии делят голоса. Выбор традиционен, прост и понятен.

По оценкам, только около 20% американских граждан, имеющих право избирать, не имеют давно сформировавшихся и меняют свое мнение каждый электоральный цикл. Борьба в основном идет за их голоса и, конечно, за явку. Но вот на какие новости реагируют эти неопределившиеся граждане на самом деле — мало кто уверенно может сказать. Рост уровня жизни и снижение безработицы за последние два года при Трампе, например, не обязательно приведет к увеличению голосов в его поддержку. А уж абстрактные цифры роста ВВП – Обама оставлял пост при 1,8% роста, а с Трампом к настоящему моменту уже 4,2% – могут вообще не впечатлить. Знает ли избиратель наверняка, чем обеспечен этот рост — политикой Трампа или объективными экономическими закономерностями?

На настроения избирателя влияет не прекрасная предвыборная программа кандидата, не фейковые или настоящие новости, а факторы сугубо второстепенные: как он или она держится и одет, насколько он или она обаятельные, нет ли фальши в их интонациях. Возможно, уважаемые исследователи правы — не нужно придавать большого значения фейковым новостям, а все же сосредоточиться традиционно на качестве кандидатов и на качестве их общения с гражданами. И на явке.

Оригинал
21 октября 2018

Полиграф Золотов

Важный навык публичного лица (да и не только публичного, справедливости ради) — умение вовремя остановиться. Не топить себя. Не ломать дров.

Каждый из нас делал в жизни глупости. Глупости говорил. Далее вполне бинарная развилка: ты либо осознаешь глупость и прекращаешь, возможно извиняешься, либо продолжаешь с удвоенной энергией.

Что мы узнали из выходки Золотова? Что руководитель спецслужбы, в которую собраны все вооруженные люди изъятые из МВД — недееспособен. Бог уж с ним, что коррумпирован — у нас таких много. Ничего, что не может построить предложение, с трудом подбирает слова, в попытке угнаться за Эллочкой Людоедочкой. Но нарочно нельзя было бы придумать лучшую иллюстрацию каких-нибудь «лихих-90-х», чем наблатыканный генерал армии, генерал армии забивающий стрелку гражданину. Ответ Навального, спустя 50 суток отсидки, получился в духе романов Акунина.

Мы можем по-разному относиться к идеологии, методам, целям, задачам власти и оппозиции, но качество людского материала с двух сторон сложно сравнивать.

С одной стороны — человек под постоянным давлением, каждый третий день года проводящий в спецприемнике. Пораженный в правах, задерживаемый «на всякий случай», «чтоб перебдеть». Вышел с тридцати суток — держи двадцать на погоны. Провожая ребенка в школу, Алексей Навальный не знает — вернется домой через 15 минут или три недели. Вручая новый телефон на День рождения — не изымут ли на утреннем обыске.

С другой — золотопогонный генерал, забывший команду «горшочек, не вари». Ему не просто нужен абы какой дворец. Нужно ощутить себя сталинским Наркомом. Чиновник, поддерживающий образ жизни саудовского принца, методами снабженцев броненосца «Потемкин».

С одной стороны — аргументы, с другой — блатной выговор. С одной — документы, съемки дрона, приглашение на дебаты, с другой — угроза мордобоем.

И не просто угроза мордобоем. Я начал с важного навыка — вовремя остановиться. Даже на это одного из высших российских силовиков не хватает.

Казалось бы, куда уже дальше первого обращения. Но нет — впереди история с героическим задержанием террориста на Васильевском спуске, впереди — идея проверять достоверность официальных документов полиграфом в ответ на приглашение к дебатам. Впереди — ещё много чего будет. А главное, впереди лечение насморка гильотиной.

Генерал просто не дает шанса интернету отсмеяться и перейти дальше в информационном потоке. Неадекватность — она не в угрозах, она в невосприятии общественной реакции и впечатления.

И беда-то не том, что только глупцы относятся к конкурентам с агрессией, и не умеют останавливаться.

И беда не в личности Золотова — в любой системе найдутся люди до жути не соответствующие занимаемой должности — но в последствиях.

Ужас в том, что глава Росгвардии обеспечил себя охранной грамотой на годы вперед. Снять его, даже с почетом отправив в кресло сенатора, не говоря уже о скандале или уголовном деле — это не естественная реакция здорового механизма на публичное позорище, но «потакание планам Навального».

Позорище, компромат, некомпетентность, невежество становясь публичными — похоже лишь укрепляют системную единицу. Все метрики, вся логика, все достоинство и будущее страны в сторону перед главной задачей: на любое «крашеное» Навального сказать «беленое».

Уходи я шпион, уходи я шпион
Я не выдам тебя, я прощаюсь с тобой
Я целую тебя, я прощаюсь с тобой
Я не выдал тебя, я не выдал тебя
Я не выдал тебя


Спряталась ночь, кончился бой
Стрёмная ночь тайной любви
Видишь огни? Это за мной
Я задержусь, а ты уходи

Агата Кристи — Я шпион

2990806
Источник изображения

«Пункт назначения» — американский фильм ужасов, построенный по пророческому сюжету: группа подростков, избежав гибели в катастрофе, пытаются избежать идущей по следу смерти. Но каждый их следующий шаг — лишь приближает смерть.

Это про двух российских шпионов-агентов — 0,07 и 0,06. Смерть идёт по пятам. Каждый дальнейший шаг приближает ее — смерть шпиона и смерть огромной эпохи огромного государства. Смерть людей, сформированных, сделавших карьеру в мире, где информация была объектом постоянной защиты, секретность — религией. Где закрытыми были не только каждый второй завод и третий НИИ, но целые областные центры. Конец эры, где главной характеристикой высшего политического руководства стали выходцы из спецслужб 50-х годов рождения.

Именно КГБ 70-80-х, периода становления и профессионального роста сегодняшних российских руководителей, с его логикой, повесткой, взглядом на внешний мир, отношением к информации — сыграло ведущую роль в определении государственной политики современной России. Именно им, выросшим в логике спецслужб — стремительно наступающий мир абсолютной прозрачности, глобальной информационной свободы, когда прямую трансляцию прорыва отопления в Пензе смотрят в Вашингтоне раньше, чем в Москве — органически враждебен. Именно они его не понимают и вряд ли уже поймут.

Им хочется действовать методами былых дней. Спецоперациями агентов-диверсантов, устраняющих предателей, с вымышленными именами и биографиями. Они — все те-же Исаевы и Зорге. Теперь лишь, на такси из здания ГУ ГШ в аэропорт, с паспортами одной серии.

Но ирония в том, что эти действия, эта жизнь в привычной логике, эта профилактика завтрашнего дня — еще быстрее приближает будущее. Приближает будущую смерть. «Пункт назначения» определен.

Когда бы широкая общественность по всему глобусу узнала столько о внутренней кухне российской разведки, если бы не «дело С.»? Если бы не последовавшая до комизма неуклюжая ТВ-попытка мистификации руками другой С.? Когда бы самые чувствительные технические подробности организации зарубежных диверсий стали раскрываться в прямом эфире, а не спустя 70 лет по снятию секретности?

Все эти законы о защите данных, все требования хранить персональную информацию на территории РФ, все уголовные преследования случайных людей за СМС о движении войск, вся маниакальная защита образцов ДНК граждан — все рассыпается. Рассыпается о непрофессионализм, о абсолютный анахронизм. Рыцари высокого средневековья проигрывают сражение с танком. Проигрывают, потому что с танком они не ко времени.

Казнь предателей методом вчерашнего дня, по очень злой иронии, делает бессмысленным предателя днем сегодняшним. Незачем вербовать инсайдера, если весь инсайд уже в заголовках СМИ. Понятие «Секретность» глобально если и не исчезнет, то заметно трансформируется. Подумать только, что хоронит ее не свободный мир, не предатель С., но собственные жрецы.

12 октября 2018

Мертвые души Грузии


Фото Artur Widak / Zuma / TASS

ЦИК Грузии предостерег кандидатов о недопустимости любых форм подкупа избирателей и использования административного ресурса. Оппозиционные партии посчитали такие предупреждения частью «спектакля по масштабной фальсификации выборов.


28 октября в Грузии пройдут выборы нового президента. В преддверии этого главного политического события в стране уже началось соревнование прогнозов — социологические опросы проводятся политическими оппонентами чуть ли не каждую неделю. Но вся эта предвыборная «рейтинг-агитация» может оказаться для оппозиции бессмысленной — по некоторым признакам правящая партия готовится к масштабным фальсификациям, чтобы президентский пост в итоге достался ее кандидату.

В конце сентября американская компания Edison Research по заказу оппозиционной телекомпании «Рустави-2» провела социологическое исследование о шансах кандидатов. Первое место с результатом 22% избиратели отдали «своему» кандидату от объединения «Сила в единстве», члену бывшей правящей партии «Единое национальное движение» Григолу Вашадзе. На втором месте с результатом 18% оказался кандидат от партии «Европейская Грузия — движение за свободу» Давид Бакрадзе. Независимый кандидат — если это так можно назвать — Саломе Зурабишвили, которую поддерживает правящая партия «Грузинская мечта — демократическая Грузия», оказалась на третьем месте с рейтингом в 15%. Дальше с большим отрывом идут остальные из 25 зарегистрированных кандидатов, у которых явно небольшие шансы получить президентский пост. При этом, согласно данным этого исследования, 25% опрошенных не смогли определиться в предпочтениях.

Через неделю партия «Европейская Грузия — движение за свободу» представила результаты своего опроса, проведенного по ее заказу грузинской компании BCG Research. Здесь на первом месте оказался, предсказуемо, «свой» кандидат партии Давид Бакрадзе с 13,2% голосов с дальнейшим прогнозом в 29,1%, а лидер первого опроса Григол Вашадзе — на втором месте с 13% голосов и прогнозом в 27,5%. При этом независимый кандидат Саломе Зурабишвили оказалась так же, как и в альтернативном прогнозе на третьем месте с 10,2% голосов и прогнозом в 20,8%. Остальные из 25 кандидатов также опустились вниз с существенным отрывом. В этом опросе неопределившихся оказалось больше — 41,2%.

В целом, эти опросы показывают, что борьба скорее всего развернется между тройкой кандидатов, занявших три первых места. Но самое главное, что при таких результатах Грузию ожидает второй тур выборов.

Хотя в опросе Edison Research Саломе Зурабишвили оказалась на третьем месте, 40% респондентов высказали уверенность, что во второй тур пройдет именно она. Но, правда, за нее во втором туре выразили готовность голосовать не более 23%. Кто бы не был с ней в паре, Вашадзе или Бакрадзе, им отдали предпочтение более 50% опрошенных — и это очень важный момент.

Можно усомниться в репрезентативности опросов, но они, скорее всего, не могут не волновать «Грузинскую мечту». Свой опрос правящая партия пока не обнародовала, но председатель парламента Ираклий Кобахидзе недавно уверенно заявил: «По нашим внутренним исследованиям Саломе Зурабишвили выигрывает в первом же туре» и к этому добавил, что задача партии, чтобы оппоненты не набрали больше 27%. Как такого успеха партия собирается добиться с непопулярным кандидатом, он не рассказал, но нет сомнений, что в ход могут пойти разные технологии, вплоть до задействования административного ресурса.

Объявляя о начале избирательной кампании, в конце августа, ЦИК Грузии вроде бы прямо предостерег кандидатов о недопустимости любых форм подкупа избирателей и использования административного ресурса и даже указал, что это в первую очередь касается и правящей партии «Грузинская мечта». Но оппозиционные партии, как тогда писал «Коммерсант», посчитали такие предупреждения частью «спектакля по масштабной фальсификации выборов», в котором ЦИК будет действовать заодно с властями. Один из лидеров оппозиционной партии «Европейская Грузия» Давид Дарчиашвили даже прямо заявил «Коммерсанту»: «Выборы фальсифицируются не только в день голосования. Власти уже используют административный ресурс». В качестве доказательства он сослался на опубликованную телекомпанией «Рустави-2», запись телефонного разговора с главами районных избирательных комиссий неких пранкеров, которые прикинулись представителями «Грузинской мечты». Как пишет «Коммерсант», пранкеры в нарушение всех законов обсудили вопрос о формировании участковых комиссий из активистов партии власти.

Подозрения оппозиции небеспочвенны — и вот почему. 6 августа ЦИК опубликовал данные о количестве избирателей Грузии — 3 503 113 человек. Но короткий анализ данных показывает, что они существенно завышены. Что примечательно — этого пока никто не заметил. Данные по общему количеству населения Грузии на 1 января 2018 года насчитывают 3 872 752 человека. Получается, что в Грузии всего 359 639 несовершеннолетних — от младенцев до 17-летних, то есть тех, кто не голосует.

Если взять данные по численности населения из Википедии на 1 января 2018 года — 3 729 600 человек (без учета оккупированных территорий), то несовершеннолетних получается еще меньше — 226 487 на всю Грузию. Такого просто быть не может. Официально в Грузии только детей до 15 лет по разным данным от 605 892 до 690 768 человек. А школьников, то есть детей и подростков от 6 лет до 18 лет порядка 575 000. Иными словами, несовершеннолетних в Грузии в совокупности, наберется никак не менее 800-900 000, а то и больше.

Можно было бы предположить, что ЦИК подсчитывая избирателей, учел и тех граждан Грузии, которые проживают за границей. Но согласно официальной статистике их не более 100 000 — а тут превышение явно больше, опять не в пользу официальных данных ЦИКа.

Возникает вопрос: почему в Грузии борцы за честные выборы до сих пор не обратили внимание на эти странные нелепости статистических данных, которые дает ЦИК. Похоже, что вычисткой «мертвых душ» — тех, кто покинул страну, кто прописан например в одном месте, выписан из другого, а числится в списках по обоим адресам — избирательная комиссия заниматься не намерена. Более того, Центральная избирательная комиссия совсем недавно запретила фото— и видеосъемку или обработку публичной информации на избирательных участках в день выборов — наиболее эффективный механизм противодействия фальсификациям, как показал кейс ведущей общественной организации «Голос» на выборах президента России в 2018 году.

Завышение количества избирателей — это прямая возможность фальсификаций в ходе голосования и подсчетов. «Мертвые души» — одна из наиболее распространенных форм злоупотреблений, особенно в развивающихся странах. Станет ли российская «гоголевщина» выборов раковой опухолью еще недавно такой прогрессивной Грузии — увидим 28 октября.



Оригинал

2987652

Главная скрепа

В любой системе важно иметь страховочный механизм. Тот стоп-кран, запасной парашют, резервную копию — на тот случай, который вообще никогда не должен наступить, на случай когда все, что должно было сработать — не работает. Для такой же цели мы копим деньги «на черный день». Личный рейтинг Владимира Путина — собственно, это не раз так или иначе декларировалось — и есть для российской политической системы тот самый страховочный механизм.

Обеспечение и поддержание рейтинга президента — единственный консенсус российских институтов, за исключением, конечно, оппозиции. Для всех остальных Путин вне критики и повестки: он — не часть «власти». Его не может быть рядом с тарифами ЖКХ и налогами, пожарами и авиакатастрофами. Министр и губернатор могут оказаться коррупционерами и понести наказание, Госдума может принять плохой закон, Правительство может повысить акцизы, над премьер-министром можно  шутить в эфире «Первого канала» — все равны. Но не президент. Не его рейтинг.

Казалось, что есть вот этот накопленный годами кредит доверия населения Путину. Да и  социологи —  жрецы нового культа «одобрения» —  регулярно подкрепляли его бодрыми цифрами. Казалось, что президент для граждан предстает источником всего хорошего против всего плохого. Казалось, когда все привычные средства пропаганды, агитации, административного ресурса исчерпают себя, остается возможность нажать на ту самую красную кнопку — как на последний резерв системы.

А оказалось — все не так просто.

Если по поводу «пенсионной реформы» еще могут быть вопросы, то на выборах губернатора Приморского, Хабаровского края и  Владимирской области случилось непредвиденное  — поддержка Владимиром Путиным «кандидата власти» не сработала.

А была ли кнопка

Очевидно: поддержка президента пошла вниз, его личного авторитета недостаточно, чтобы кандидат выиграл даже у «ручных» оппонентов. Дальше можно было бы даже спросить: а поддержка-то, она  была? Вот эта большая красная кнопка вообще работала? Или это продукт все той же пропаганды, а в реальности никакой ККП нет?  Ведь пропаганда — как дорога с односторонним движением:  транслируя в общество поддержку и одобрение, она убеждает власть в том, что поддержка и одобрение существует, что на нее можно рассчитывать.

Но нет, никуда рейтинг и резерв не делся. И ничего нам не казалось. Все, что произошло – это то, что пока впервые мы увидели лишь две неудачные попытки потратить накопленный резерв в условиях, где все стандартные механизмы — пропаганда и административный ресурс — не сработали.

Уже по назначению исполняющего обязанности в Приморье, принятой пенсионной реформе, уже по утечкам о грядущем «наказании» парламентской оппозиции, очевидно, что политический менеджмент ищет источник провала где угодно: в неудачных кандидатах, отдельных недоработках на местах, в активности оппонентов, фазе Луны. Но не в том, что когда перестают работать привычные административно-пропагандистские средства, перестает работать и президентский рейтинг. Потому что этот рейтинг — не страховка, а производное системы.

Происходящее можно сравнить с большим финансовым кризисом, вроде того, что грянул в США в 2008 году. Люди сами придумали, что недвижимость может удваиваться в стоимости каждые пару лет и сами поверили, что на инвестиции в дома можно рассчитывать. В итоге реальность обернулась неприятной неожиданностью: сарай в Оклахоме — вовсе  не вложение и не растущий в цене актив. Он не оплатит колледж ребенку, не застрахует при увольнении. Это просто сарай в Оклахоме. А представление, что он станет золотым, — не более, чем продукт воображения.

Поддержание веры

Но не следует думать, что мифы так просто  умирают в столкновении с реальностью. Было бы неправильно делать вывод, что по итогам провала на выборах всего лишь в нескольких регионах волшебная пыль президентской поддержки, которую долгие годы собирали и берегли, больше не способна превратить любого совка в прекрасного губернатора будущего.

Вера не нуждается в доказательствах и фактами не опровергается. Вопрос только в том, что эту веру надо постоянно поддерживать. Причем это требует все больших усилий, если вследствие  определенных обстоятельств и просчетов эта вера пошатнулась.

Это закономерность для любых автократических или гибридных режимов. Как показывает исторический опыт, риск потерять доверие избирателей пропорционален длительности нахождения у власти. Для стран с нестабильной экономикой это тем более актуально. Пошатнуть веру в «долгоиграющего» правителя может в основном хроническое падение уровня и качества жизни, причем как у простых граждан, так и у приближенных, так называемых, элит. И тогда — либо революция снизу, либо переворот сверху, либо добровольный уход.

Угроза для режима

Согласно исследованию доцента Высшей школы экономики Алексея Захарова, с 40-х годов прошлого века до нынешнего времени из 64 завершивших правление  авторитарных лидеров, пребывающих у власти более 18 лет, четверть оставили свои посты «по-хорошему» — в результате добровольной отставки, отказа от участия в выборах, проигранных выборов. Еще примерно столько же закончили правление в результате естественной смерти. Но почти  половина потеряла посты «по-плохому» — в результате революций, войн, переворотов или покушений.

При этом, согласно анализу исследователей из Калифорнийского университета, в большинстве из 200 автократических режимов, существовавших с 1947 года по 2007, при сменах режима система не менялась на демократическую, автократические режимы сохранялись.

Согласно другим исследованиям автократий, чтобы как можно дольше удержаться у власти, особенно в странах с кризисной экономикой — всем авторитарным лидерам приходилось использовать не только изощренные пропагандистские методы, но и репрессивные в отношении оппозиции, прямую опору на силовиков, и даже «маленькие победоносные войны». Все наблюдавшиеся в истории риски «долгожительства» на высшем посту подстерегают и Россию. Исходя из опыта других стран, проблема поддержания веры и доверия, а вместе с ними и «красной кнопки» в рабочем состоянии, будет только нарастать.  Выбор инструментов для решения задачи удержания у власти, как мы видим, небольшой. Часть из них уже применяется. Остается гадать, по какому пути будут  развиваться события дальше — «по-хорошему» или «по-плохому».

Оригинал

Почему США обходятся без Эллы Памфиловой.

Прозвучавший по итогам выборов в Приморье гневный окрик из ЦИК (а можно считать из Кремля) по поводу фальсификаций результатов принес свои плоды. Во Владимирской области и Хабаровском крае второй тур выборов спокойно выиграли кандидаты не от партии власти, а ЦИК отметила, что результаты не вызывают сомнений. Все-таки, скорее всего, тут сыграли свою роль не угрозы Эллы Памфиловой реально привлечь к уголовной ответственности всех фальсификаторов независимо от партийной принадлежности, а решение Кремля доказать, что уж с его-то стороны административный ресурс точно не применяется. Теперь остается вопрос — ​будут ли фальсификаторы в Приморье показательно наказаны…

Конечно, если расценивать отмену результатов выборов в Приморье исключительно как желание не допустить кандидата от КПРФ Ищенко в губернаторское кресло, то про угрозу жестко наказать фальсификаторов вполне могут и «забыть». Тогда не стоит придавать значения эмоциональным заявлениям главы ЦИК Эллы Памфиловой о «трусливых мерзавцах и подлецах, которые организуют эти фальсификации ради собственной выгоды», о том, что, «невзирая на лица, невзирая на то, кто был инициатором и организатором, мы обязаны провести расследования, и виновные должны быть наказаны», а также о том, что «очень важно выявить и наказать не «стрелочников», которых заставляют идти на нарушения, а организаторов этих преступлений, которые я считаю уголовными».

Если же власть действительно решила демонстрировать конкурентность и прозрачность выборов, то, возможно, мы станет свидетелями того, как будет получен первый реальный срок за фальсификации на выборах. В Приморье предварительно был выявлен полный букет нарушений, ответственность за которые вплоть до четырех лет тюрьмы предусматривается статьей 142 УК РФ «Фальсификация избирательных документов, документов референдума» и 142.1 УК РФ «Фальсификация итогов голосования».

Нарушения на выборах всегда были, и дела по статьям 142 и 142.1 УК РФ заводились. Согласно судебной статистике (система ГАИС «Правосудие»), с 2000-х годов таковых было чуть более 60, из них 49 приходится на период с 2012 года по настоящее время. Однако в основном все ограничивалось штрафами либо оправданием, и лишь по нескольким делам присуждены сроки, но в итоге условные. Иными словами — ​«посадок» не было. Но и дела-то заводились в основном, как фактически подтвердило руководство ЦИК, в отношении «стрелочников»: глав и членов участковых избирательных комиссий, которые, понятно, выполняли команды сверху.

Поэтому не случайно в нынешнем своем заявлении Элла Памфилова подчеркнула, что наказание ждет именно «инициаторов и организаторов». А ее заместитель Николай Булаев после выборов в Приморье призвал кандидатов не подавать заявления на глав участков — ​директоров и учителей школ, воспитателей детских садов и заведующего домом культуры. «Уважаемые господа кандидаты, у вас есть совесть? Вы подали на этих людей заявления в правоохранительную систему, я вас призываю: отзовите свои заявления — ​эти люди ни в чем не виноваты. Те, кто виновен, — ​вы на них подайте заявления», — ​призвал замглавы ЦИК на заседании 19 сентября.

Теперь осталось дождаться развития событий с привлечением «инициаторов и организаторов» к ответственности с последующей «двушечкой». И особенно интересно, окажутся ли среди наказанных представители прокремлевского кандидата Тарасенко. Напомню, что его штабом Кремль доверил руководить бывшему главе МЧС Владимиру Пучкову.

В этой связи любопытно посмотреть зарубежную практику. Во многих странах составы статей об ответственности за фальсификации на выборах примерно такие же, как и в российском законодательстве. Наказание — ​штрафы или тюремное заключение — ​до 4–5 лет (в США и побольше). Но тюремные приговоры выносятся гораздо реже, чем штрафы.

Возьмем, к примеру, США. Анализ кейсов избирательных нарушений в этой стране показывает, что преступления против американской избирательной системы не носят системного характера — ​они совершаются отдельными лицами в частном порядке, без привлечения административного ресурса. И в случае обнаружения достаточно жестко пресекаются правоохранительными органами.

Попытки фальсификации американских выборов — ​это не система, не вопрос политики, это рядовой криминальный кейс, находящийся в ведении полиции, а не политического руководства. В этом основное отличие от ситуации в России.

Стратегический исследовательский институт США, The Heritage Foundation, выпустил отчет, вобравший в себя более тысячи кейсов выборных нарушений. Отчет свидетельствует: и речи не идет о накрутках в целые проценты, массовом подвозе избирателей, «каруселях» — ​лишь подкуп в индивидуальном порядке, кража урны, неверно заверенные бюллетени вне участка голосования. И каждый такой кейс, в случае если вина была доказана, влечет для фигурантов уголовные санкции.

Так, Брайан Вильям Прифер из Миннесоты проголосовал на выборах, не будучи зарегистрированным избирателем. Человек проголосовал там, где не имел права, никакая пачка листов, аккуратно вброшенная в урну, здесь не фигурирует. Наказание — ​год лишения свободы плюс два года испытательного срока (само по себе серьезное наказание, поскольку это — ​ежедневный шанс вернуться в тюрьму) и штраф в $3000.

В 2001 году Эльберта Браун, Леон Хант и Тобе Джексон признались в подкупе избирателей на выборах окружного шерифа в Миссисипи. Они пытались купить голоса около 50 избирателей, среди которых оказались полицейские агенты под прикрытием. За каждый голос обвиняемые предлагали по $30. Результат — ​все трое приговорены к 6 годам лишения свободы со штрафом в $3000.

Пожалуй, самое мягкое наказание получил Кристофер Чарльз Лоуренс из Миннесоты. За голосование без регистрации избирателем на выборах в американском Санкт-Петербурге, полностью признав вину, тот получил лишь 90 суток тюрьмы, год испытательного срока и штраф в $25.

Впечатление от отчета фонда «Наследие» вполне однозначное: это просто криминальная хроника. Там нет упоминания о специальном выступлении главы местного избиркома или иных официальных лиц. Преступление совершено, зафиксировано, расследовано, виновные отправились под суд и понесли наказание.

В общем-то и в России попытки фальсификаций на выборах могут превратиться в простую и нечастую криминальную хронику — ​без окриков из Кремля и слез гнева главы ЦИК. Если, конечно, прозрачные и конкурентные выборы будут свершаться по непреложному закону, а не по понятиям действующей власти. Там и явка поднялась бы выше нынешних 40% в среднем по стране. Но этого, скорее всего, ждать придется еще долго в силу российской специфики и традиции взаимоотношений «верхов и низов».

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире