21:54 , 29 марта 2012

Что происходит с российскими гражданами за рубежом

Текущая история, история не только моей семьи, мне кажется — это история переросла в показатель того, как относятся к российским гражданам за рубежом.

Меня зовут Ирина Широкова и я дочь капитан Вадима Широкова. Начну с того, что это должен был быть последний рейс папы, после этого он планировал закончить свою карьеру капитана и заниматься воспитанием внуков, помогая мне и моему брату.

В начале января 2012 года он улетел в Доминиканскую республику, чтобы встать у руля танкера Carib Vision. На этом судне он работал уже почти 8 лет, ему нравилось на этом судне всё – хороший экипаж, хороший климат, недолгие переходы между портами. Судно перевозило всегда только один груз-меласу (патока), главным образом между портами Доминиканской Республики и Пуэрто Рико. Бывали рейсы на Барбадос, Гайяну, Ямайку, Мексику и тд.

Никто и не предполагал, что через месяц после отлета папы, этот рейс превратится в страшную историю для нашей семьи.

5 февраля судно как обычно стояло под погрузкой в порту Ла Романа, Доминиканская республика. Вечером этого же дня на борт прибыли вооруженные люди, изолировали экипаж и начали производить обыск судна на предмет нахождения наркотиков на борту. Как потом стало известно от властей, владелец судна Эдуардо в этот день был арестован Доминиканской полицией по подозрению в контрабанде наркотиков. Доминиканские власти предполагали, что судно также было вовлечено в перевозку наркотиков.

Обыски продолжались два дня, в течение этих двух дней экипаж находился под «домашним арестом», все перемещения на судне происходили с участием вооруженных лиц. Итог — на судне ничего не было найдено, даже анализы, взятые со стен трюмов показали, что никогда на этом судне не было наркотиков.

Письма от папы, которые приходили каждый день, были похожи на странный детектив, было ощущение, что это просто недоразумение, пройдет несколько дней и все встанет на свои места. Но как показала жизнь – то время было всего лишь цветочками.

10го февраля всему экипажу вернули паспорта и сказали, что к экипажу претензий нет, но так как владелец арестован, то и его имущество, судно, находится под арестом. Экипаж с борта не снимали. На борту постоянно находилось 6 вооруженных охранников. Перемещение экипажа по судну было уже свободным. Никаких документов, касающихся настоящего статуса судна, экипажу не передавали. В этот же день под угрозой тюрьмы судно попросили перегнать в порт Санто Доминго.

С этого момента как раз и подключилось наше консульство в Венесуэле, которые пытались договориться по поводу освобождения всего экипажа и отправки его на родину.

Казалось, что это была маленькая победа – когда уже через неделю, 18 февраля, в Москву прибыли 13 членов экипажа задержанного судна.

Сразу же по официальным данным от МИД появилось сообщение: «В Доминиканской Республике пока еще остаются капитан судна В. Широков, старший помощник О. Алферьев и член экипажа Ю. Светлов, поскольку суду необходимы некоторые дополнительные их свидетельские показания, а также механик А. Малышкин для решения вопросов жизнеобеспечения судна, на котором проживают российские моряки».

После отлета всего экипажа образовался больше чем на месяц «информационный вакуум», никаких новостей от доминиканских властей, нет данных о сроках, ни одного состоявшегося заседание суда.

Панику и шумиху подняли мои друзья и я, когда 23го марта получила письмо от папы:

«Дорогие родные Светик, Иришка, Саша, Юля!
Пишу сразу во все адреса, чтобы не повторяться. Это мое последнее письмо. Завтра в обед у нас заканчивается дизельное топливо и мы останавливаем все механизмы. Пока я не знаю ,что с нами будет дальше.»


Как только информация о забытом экипаже разлетелась в СМИ, сразу же было назначено заседание суда на среду 28 марта, появилось топливо и восстановилась связь с судном и с папой.

Все родные и близкие очень ждали, когда наступит утро четверга, в надежде услышать, что к концу недели папу будет в кругу семьи. Проснувшись с утра, первым делом набрала папин телефон. Ответил незнакомый голос, оказалось, что это старпом судна. Заседание состоялось, ни адвокатов, ни консула, ни переводчика на нем не было – всех отпустили, а папу на глазах старпома и дункермана кинули за решетку в барак, где жуткая антисанитария и условия. Предъявив ему обвинения — как человеку, который участвовал в организации наркотрафика (обвинения были предъявлены на испанском языке).

Что делать теперь? Почему в чужой стране гражданин России не может получить информацию? Где поддержка и что делается на данный момент? Куда звонить? Кому сообщать? Как вести себя в такой ситуации?

И это далеко не все вопросы, на которые я не могу найти ответы. Желание только закричать от бессилья…


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире