Скончался американец Уоллес Брокер, придумавший «глобальное потепление», магистр искусств и доктор философии. Даже рутинное научное исследование может стать культом миллионов, если в нём заинтересованы правительства и транснациональные корпорации.

В 60-х годах ХХ века после того, как основные задачи новой отрасли науки – ядерной физики – были решены (были созданы ядерные бомбы фактически бесконечной мощности, и человечество признало тот факт, что от самоуничтожения его отделяет нажатие пары кнопок), невостребованными себя осознали тысячи талантливых ученых, чья молодость и зрелость были призваны цивилизацией от благодатного научного труда к служению демону ядерной войны.

Перед правительствами «ядерных держав» и формирующимися транснациональными корпорациями встала реальная задача, как этих высокообразованных людей встроить в реальную экономику. В противном случае они легко и непринужденно могли раздать секреты ядерного оружия правительствам государств всего мира, и тогда никакие кнопки уже не спасли бы мир от ядерной катастрофы.

Решение лежало на поверхности. Еще Мария Кюри, просеивая голыми руками тонны урановой руды, осознавала, что ядерные материалы являются высочайшей формой концентрации энергии. И уже тогда лучшие умы думали не о ядерной бомбе, а о вечном двигателе, основанном на ядерной энергии.

При этом для создания ядерной бомбы в основном использовался не высоко обогащенный уран, а искусственный плутоний, который получали на реакторах-размножителях, чьи тепловые контуры действительно производили энергию в промышленных масштабах.

И вот тогда по обе стороны океана научные коллективы были переориентированы на решение конверсионных задач. Возникли первые технологии промышленных атомных электростанций (АЭС). Кстати, американский проект АЭС в Фукусиме, взорвавшейся в 2011 году, был создан в чертежах и просуществовал без изменений с 1961 года.

Как известно, физика является наукой точной и описывается конкретными формулами. В то время, как экономика – отражением действительности, описываемым комплексами случайных величин. И вот экономика ядерной энергетики ну никак не могла сопрягаться по удельной капиталоемкости и текущим затратам с производством электроэнергии на угле. (Об использовании природного газа для энергогенерации в мировых промышленных масштабах тогда еще не задумывались).

Первые атомные станции были исключительно субсидированными государственными проектами. Возникла острая потребность обеспечить нишу коммерческого спроса для АЭС при том, что стоимость ядерной генерации на тот момент практически в 10 раз превышала генерацию угольную.

В Советском Союзе все решилось просто: ядерная наука, оружейное лобби и Минсредмаш представлялись для вождей Кремля чуть ли не Ваджрой Индры. И для получения заказов на строительство АЭС было достаточно решения Политбюро.

Для западных же экономик такой волюнтаристский подход был недоступен. Здесь нужно было обоснование очень весомое, сродни новой религии. Но молиться ядерному демону, да еще и за свои собственные деньги, никто, разумеется, не захотел бы.

Но не зря лучшие умы цивилизации трудились на ядерной ниве. Они нашли оригинальный ассиметричный ответ…

И вот Уоллес Брокер из ученого средней руки, чьи исследования уже на протяжении 15-ти лет публиковались из журнала в журнал, не привлекая ничьего внимания, внезапно превратился в «пророка» того самого «глобального потепления». К нему потянулись толпы журналистов, правительственных экспертов, профессоров и академиков. Так, что даже у самого Брокера возникло смутное непонимание, почему одна из его версий описания наблюдаемого мира, которую в тот момент он и сам считал требующей многочисленных проверок и доказательств, стала предметом столь острого внимания.

Политики же увидели в недооформленной теории уникальную возможность опустить многомиллионотонную урановую могильную плиту на мировую угольную отрасль.

И началась новая эра – эра «вечной ядерной энергетики». Мир услышал услышал о грядущей климатической катастрофе, вызванной глобальным потеплением, и под шумок вместо угольных печей по всему миру начали строиться ядерные реакторы, в недрах которых рождались смертельно опасные ядерные материалы, «неумирающим императором» среди которых был плутоний.

Так возник наш современный мир. Мир, пронзенный ядовитыми жалами военных и «мирных» ядерных взрывов. Мир, покрытый тонким покрывалом радиоактивного «пепла» сгоревшего ядерного реактора четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС. Мир, в ладонях которого плещется Тихий океан, где растворено три ядерных реактора Фукусимы. Все это произошло лишь за последние 60 лет…

Вчера умер человек, создавший теорию, точнее экологический миф, который подняли как знамя правительства и транснациональная ядерная корпорация, миф, который стал пищей для демона ядерной энергетики. Прискорбно, что знанием ученого воспользовались негодяи, которые, стремясь сохранить свое влияние, заполнили мир ядерными реакторами и каждый день умножают дьявольский плутоний на планете Земля.

Но пример Уоллеса Брокера должен и воодушевить нас. Каждый из нас имеет возможность перевернуть мир, заставить миллионы поглядеть на общепринятое с другой точки зрения. И если при этом он будет стремиться к правде и искать союзников среди людей Мира и Здравого Смысла, то можно надеяться, что мир не утонет во зле, питающемся людским легковерием и невежеством.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире