Пока интеллектуалы, работающие на власть, наспех сочиняют рекреационно-реабилитационные программы и диеты, сама власть («едро» с «дочками») продолжает маршировать в сторону пропасти, загипнотизированная дудкой (роялем) нацлидера. Впрочем, в строю больше нет (и не будет) единства: каждый понимает истинную цену рейтингов и всерьез подумывает о бегстве. Косвенные признаки («у вас ус отклеился») налицо: деньги, жены, домашние животные вывезены в неизвестном направлении на пмж.

Руки не дрожат, глаза не видят, но чуткие подвижные носы улавливают в Кремле запах Фукусимы.

В Лондоне, конечно, хватит места всем. Только не все ясно с декорациями в финальной сцене.
То ли коллективный фотоснимок-натюрморт на Стэмфорд Бридж: исполнявшие обязанности учредителей-распорядителей «новой России» — борисы абрамовичи, борисы аркадьевичи, юрии михайловичи, владимиры владимировичи, дмитрии анатольевичи (видимо, все совпадения случайны) и тому подобные первоотцы в белых пиджаках, в обнимку, счастливы и веселы.
То ли тот же снимок, только не в обнимку, а в шеренгу и не в белом, а, скорее, в полосатом, не на стадионе, а в тюрьме.

Значит, что-то делать все-таки придется (чтобы бегство выглядело как-то презентабельно, ну хотя бы как очередной ё-автопробег).

Только делать что? И с кем?

С кем не очень понятно — бюрократы, бизнесмены, силовики, бандиты — все как-то пересмешались, пообтесались друг о друга, породнились: один камень тронешь — и пошла лавина, и реформатора накрыла первым.

Что? Здесь выбор тоже невелик: переформатирование сложившейся системы (с неизбежным переформатированием элит) или же исчезновение страны (за счет самосохранения элит).

В общем, «наверху» отстой, застой и ступор, полные (не)пифагоровы штаны, и реанимировать «верхи» можно только постановкой хорошей клизмы, а клизмы, как известно, ставят «снизу» (может быть, кому и неприятно, но именно так устроен исторический процесс).

Поиски электората, таким образом, сводятся к поискам того самого «низа», который хочет и может прочистить забитые шлаками внутренности — по всей вертикали — от копчика до плешивой макушки, и к поискам «себя» и даже возможным нахождением «себя» в этой среде.

Итак, вопросы все те же, только уже к себе: «что ты?» и «с кем ты?».

Что собой представляет заинтересованный в изменениях «низ»?

Протомаргинальный средний класс (4—5 процентов населения, городской ее части), думающий, понимающий, существенно превосходящий правящую бюрократию по уровню образования, культуры, этики, эстетики. Он бы мог встать, извините за трюизм, в авангарде реформ, но он трудно организуем и не приемлет вождизм (не потому ли реальных представителей у него нет). Внутри этого класса не прекращается спор из-за косметических нюансов (процесс спора важнее предмета спора). Этот класс явно путает чемоданное настроение с революционным, а выжидательную позицию с подготовкой. Политический протест реализуется и частично аннигилируется через Интернет. Если у вас есть компьютер или даже айпед, вы можете участвовать в целой куче самых разных голосований — разумеется, виртуальных. По большому секрету: власть должна Интернет не гнобить, а напротив — поддерживать. Серьезные обращения подписывают, дай бог, несколько тысяч, а на площади выходят вообще единицы.
Потому, прежде чем указанный класс займет свое место в парламенте (который еще надо как-то создать), ситуация в стране, вероятнее всего, ухудшится (усложнится) настолько, что его либеральные взгляды примут сильный левый уклон. С чем заранее поздравляем левых (хотя их заслуг в этом нет, есть, скорее, заслуги властей).

Экс-пролетарии и крестьяне (работо— и дееспособных их еще миллионов тридцать) в результате повальной деиндустриализации и окончательного раскрепощения трудовых отношений (по методу Прохорова) либо в конец сопьются, либо переквалифицируются в ультралевых. Тем более что КПРФ давно не является рабоче-крестьянской. Респектабельная, вальяжная, эта партия изменяет своему избирателю с кем попало, то лоббируя интересы бизнеса, то выступая в качестве клоуна и психопата во внешней политике.

Но и бывший пролетариат, и бывшее крестьянство не довольствуются более клоунами-болтунами и фиктивным представительством. Бывший пролетариат и бывшее крестьянство (слишком долго и демонстративно их унижали все подряд) изготовились к пришествию очередного «папы сильная рука», аскетичного и молчаливого, способного выкачать из олигархата весь подкожный жир. Здравствуй, здравствуй, суверенный тоталитаризм.

Вместе с тем из мигрантов-гастарбайтеров (минимум двенадцать миллионов) складывается новый постиндустриальный пролетариат с двухступенчатой возможностью карьерного и социального роста: дворник — чернорабочий. Безголосый, бесправный, легко из страны выдворяемый. Только не надо думать, что он будет терпеть и молчать всегда. Он стремительно набирает массу. А значит, он свое слово скажет (даже без знания великого и могучего). Скажет на своем по-своему — ведь никто не предлагал ему ассимилироваться и интегрироваться всерьез. Непарламентским, разумеется, способом скажет (так как места у него в парламенте нет). Курултай или ханство? Попробуйте угадать.

Я не знаю, нашли вы себя или не захотели. Но я все же советую адептам здравого смысла: поторопитесь. Активизируйтесь, проявляйтесь. Выходите из блогов на… Вам на пятки наступают тираны.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире