Хотите — верьте, хотите — нет, но гонконгская «Революция зонтиков» продолжается.
Впрочем, весёлое слово «революция» здесь всё чаще заменяют на что-нибудь более унылое (и менее тревожное).
Hong Kong Federation of Students в революционных твиттах вместо яростного хэштега #umbrellarevolution ставит теперь беспомощный #umbrellamovement.
(А ведь хэштеги и твиттер заменяют современному революционеру устаревшие почту и телеграф).

Увы, приходится признать, что ничего подлинно революционного The Umbrella Revolution совершить пока не смогла.
Впрочем у реакционеров, контрреволюционеров и прочих сторонников стабильности и порядка по-пекински особых причин для радости тоже нет.
Девять бурных революционных дней пронеслись стремительно. Протестующие и власть старались как могли — демонстрировали решительность и бескомпромиссность.
И почти каждый день предъявляли друг другу разнообразные ультиматумы.

Сперва восставший народ, в лице студенческих вожаков, призвал к ответу Chief Executive CY Leung — нынешнего главу Гонконга, которого и предполагается демократично (точнее — пока не очень демократично) переизбрать через два года.
Гонконгскому лидеру предлагалось уйти в отставку до 1 октября — дня рождения КНР, который в этом году исполнен особого пафоса в связи с 65-летним юбилеем. Невежливые протестующие сильно подпортили местную версию праздника. Даже традиционные фейерверки пришлось отменить.

Дедушка Leung со времён своего назначения пользуется неизменной популярностью и народной любовью.

Потому неудивительно, что взволнованные горожане вечером высыпали на улицы, дабы это долгожданное событие отпраздновать (эпичное видео с высоты дронского полёта можно посмотреть здесь) .

(фото конфисковано для нужд революционной прессы у HKDemoNow)
Да вот только CY Leung добровольно отправляться на заслуженную пенсию почему-то не захотел.
Хотя старик всё-таки уделил революционерам несколько своих государственной важности минут — сообщил, что никак не может уйти в отставку. Потому что без него демократию в Гонконге строить некому.

Вожди революции, похоже, никак не могли представить, что кто-то — а тем более жалкий дедушка Leung — рискнёт не выполнить требования революционного ультиматума.
Никакого «а если не» их планы, судя по всему, не предусматривали. Как в классическом детском анекдоте — «А если не уйдёшь — будет как вчера».
Поэтому 2-го октября было именно что — как вчера: протестующие протестуют, перекрывают дороги и поют революционные песни. А правительство и полиция делают вид, что ничего не происходит.

Некоторые комментаторы поспешили предположить, что многомудрый Leung решил переждать бурю: пройдёт неделя-другая и бесплодные протесты умрут своей смертью.
Но китайский мудрец просто советовался со своими вечно живыми и легитимными коллегами.
Вечером в пятницу в Гонконге появились местные титушки.

(фото экспроприировано у Alex Ogle)
Гонконг вполне заслуженно считается одним из самых безопасных городов на нашей обыкновенно не вполне безопасной планете. Уличная преступность тут сохранилась, по преимуществу, в знаменитых гонконгских боевиках.
Так что появления организованных групп в масках, избивающих мирных демонстрантов, мало кто ожидал. Полиция, на прошлой неделе не пожалевшая слезоточивого газа и дубинок для мирных и безоружных студентов, на этот раз почему-то спасовала.
Поэтому изумлённым гонконгцам пришлось наблюдать вот такие (весьма необычные для нашего мирного городка) картины:

(фото экспроприировано у HKFS)

Стоит ли удивляться, что козырь дедушки Leung'а опять не сыграл. Ну то есть сыграл, конечно, но не слишком удачно.
На следующий день действия (точнее — бездействие) полиции осудили все — от католической церкви до ректоров университетов, от политиков до Amnesty International.
Полиции пришлось оправдываться и даже арестовать три десятка титушек.
У которых неожиданно — сюрприз! — обнаружились связи со знаменитыми гонконгскими триадами. Протестующие, впрочем, в этом не сомневались изначально. Как и в том, что бригады местных «титушек» организованы правительством.

Когда я рассказываю эту историю друзьям из России, они обычно недоумевают, с чего вдруг революционеры ищут защиты от бандитов у полиции.
Ну вот так у избалованной гонконгской публики принято — полицию налогоплательщики нанимают вовсе не для того, чтобы она покрывала бандитов, работающих на важного барина. А совсем наоборот — для того чтобы эта самая полиция защищала граждан. В том числе тех граждан, которые реализуют свои презренные либеральные свободы — вроде свободы собраний и свободы слова.
Такой уж странный народ эти гонконгцы. Ну а чего вы хотите от снобов, организующих на баррикадах раздельный сбор мусора.

На следующий день властям пришлось сменить тактику. Вместо бандитов разгонять протестующих отправились специально обученные рассерженные горожане — пожилые и не очень. Однако усовестить лодырей-студентов («идите учиться — тунеядцы»), подрывающих местный вариант «стабильности», и примкнувших к ним понаехавших («убирайтесь из нашего города») европейцев не удалось. Не помогли и призывы «не мешать проходу граждан» и «пропустить детишек в школу».
Революционеры оказались людьми грубыми, чёрствыми, к оскорблённым чувствам организованных «простых граждан» равнодушными. Миссия титушек-light провалилась, и сами они куда-то подевались к исходу дня.
Все мои местные знакомые, видевшие антиоккупайцев живьём, утверждают, что это — проплаченные фигляры. Может и не все, конечно.
Сколько горожан поддерживает контрреволюционный Anti-Occupy Central искренне сказать очень сложно. Созданная специально для борьбы с предстоящим Occupy Central про-пекинская конторка с иезуитским названием «Альянс за Мир и Демократию» собрала летом полтора миллиона подписей под странной петицией «За мир и демократию, против Occupy Central».
Но кто знает сколько из этих подписей настоящие? Здесь (по унаследованной от британцев традиции) принято верить в таких вещах на слово, поэтому никакой внятной процедуры проверки результатов предусмотрено не было.

Злые языки утверждают, что слову пекинских джентльменов доверять не стоит — подписи антиоккупайцев рисовали, собирали у китайских туристов и филлипинских рабочих. Но вряд ли они нарисовали все полтора миллиона.
В августе Альянс организовал не менее загадочный марш — протест против протестов — в котором участвовало по разным оценкам от 50 до 100 тысяч горожан.
Злые языки опять-таки болтают, что участие в том марше щедро оплачивалось, а для некоторых антиоккупайцев было добровольно-принудительным.

Власти пытаются преподнести нынешние протесты как «войну поколений». Молодёжи на улицах и впрямь очень много. Ну так ведь дежурить у баррикад в 30-градусную жару (иногда разбавляемую проливным дождём) гораздо сподручней в двадцать лет, нежели в шестьдесят. Но все равно пенсионеры среди оккупайцев совсем не редкость.
Гонконг провёл под Британской короной 150 лет — в два раза больше, чем КНР существует на свете. Здесь говорят на другом языке. Здесь не было культурной революции и единственно верного учения товарища Мао.
Поэтому довольно странно предполагать, что старшее поколение испытывает какие-то особые щемящие ностальгические чувства к Большому Китаю (как это представляется некоторым отечественным комментаторам).
Но очевидно, что давняя задумка пекинских властей воспитать молодых гонконгцев китайскими патриотами с треском провалилась.
Если старшее поколение вздыхает иногда о «китайском мире» и «общей истории», то новое поколение обычно выбирает — «We are Hongkongers, not Chinese».

То что происходит сейчас — это не социальный протест и не бунт «золотой молодёжи». На улицы вышли и студенты, и рабочие, и водители такси, и финансисты. The Umbrella Revolution поддержали и университетские профессора, и официанты из McDonalds.
Многие мои знакомые помогают «революции» вовсе не из абстрактной любви к демократии. Тут всё гораздо прозаичней.
Мы хотим жить в Гонконге. Мы не хотим жить в Китае.

Гонгконгский «Lennon Wall» — новый символ революции.


Либеральная экономика, политические свободы, честная и неподкупная власть, независимый суд — всё что отличает Гонконг от угрюмого северного соседа — сейчас (в очередной раз) под угрозой.
В 90-е годы многие горожане уезжали из Гонконга, увозили семьи, обзаводились канадскими или австралийскими паспортами, потому что мало кто верил в реальность китайской формулы «Одна страна — две системы». Уйдёт последний британский солдат, опустится британский флаг — и новый хозяин превратит старый добрый Гонконг в обычный китайский городок.
Но мрачные прогнозы не сбылись. Вольный город остался вольным городом. Гонконгцы потянулись обратно.
В 2003, после того как мирные демонстрации заставили правительство отступить и свернуть антилиберальные реформы, народ поверил, что местной вольнице ничего не угрожает.
Теперь — очередное испытание. Если Пекин в этот раз не пойдёт на уступки, мы вернёмся в ранние 90-е.

Но пока — революция продолжается.


После провала затеи с местными «титушками» дедушка Leung решил вернуться к проверенному методу — объявил очередной ультиматум.
Революционеры должны были убрать баррикады и убраться с улиц до 4:00 утра понедельника. Дабы мирные и добропорядочные рабочие и служащие, студенты и школьники могли вернуться к своим мирным и добропорядочным трудам и урокам.
На этот раз к патриарху присоединились практически все политики, общественные деятели и университетское начальство.
«Протесты, революции и демократия — что может быть круче! Но ведь дракон сожрёт вас, а вы — это наше будущее.» — примерно так звучал усреднённый призыв «лучших людей города».
Даже отцы-основатели Occupy Central призвали студентов угомониться немного, разблокировать дороги и оставить только один протестный лагерь — около правительственного комплекса.
Удивительно, но студенты не послушались ни отцов-основателей, ни лучших людей города. Да и дедушкин ультиматум их тоже оставил равнодушными.
Такая бессердечная и чёрствая молодёжь подросла на гонконгской земле.
Более того эти сорванцы — правильно! — выдвинули встречный ультиматум.

(воинственные студенческие вожаки объявляют очередной ультиматум правительству)

Последняя версия революционного ультиматума выглядит довольно здраво — мы готовы начать переговоры с правительством, но при соблюдении трёх простых условий:
1) переговоры пройдут в несколько раундов;
2) стороны переговоров равноправны (никаких господ и холопов);
3) достигнутые договорённости обязательны к исполнению — а не просто очередное бла-бла-бла.




Ну и как водится в этой игре — ни те, ни другие никаких ультиматумов выполнять не стали.
Переговоры не начались. Баррикады и протестующие остались на своих местах.

Революция встречает горожан и гостей города прямо в аэропорту.


А вот так выглядел сегодня с утра этот самый революционный «incident» в Admiralty, около «оккупированных» правительственных зданий.

Правительство переехало в новёхонький (2011 года издания) футуристичный Central Government Complex совсем недавно. Оккупировать его — одно удовольствие.
В свободное от протестов время можно отдохнуть в чудесном Tamar-парке.

Или просто на тротуаре.

Полиция неплохо устроилась неподалёку — прячется от жары (утром уже +30)

После бурных ночных дебатов революционеры решили всё-таки пропустить госслужащих на госслужбу.
На радость репортёрам.

Остальные дороги вокруг комплекса (в самом центре Гонконга) по-прежнему забаррикадированы.

И только дорога к демократии уже открыта.

Democracy is all we want!


Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире