shevchenkomax

Максим Шевченко

15 августа 2018

F
15 августа 2018

Война уже идет!

Непотопляемого дипломата и переговорщика Генри Киссинджера тянут в комиссию прокурора Мюллера по расследованию русского следа в избрании Трампа. Это невероятное, немыслимое нарушение табу и статус-кво вашингтонского внутреннего политического расклада и распорядка.

Но сейчас нас волнует не внутриамериканская грызня звездно-полосатых людоедов. Американский внутренний конфликт элит грозит РФ серьезными проблемами. Разумеется, не стоит преувеличивать «русофобию» американского истеблишмента. Современная Россия для них не противник, не субъект игры, а всего лишь карта, фактор борьбы друг против друга. Слишком слаба ельцинско-путинская Россия, слишком завязаны ее правящие круги на разные группировки внутри США, на транснациональные финансовые институты. На эта российская карта в американских руках — жизнь и судьба нашего народа.

Готовящиеся санкции парализуют российскую финансовую систему, практически уничтожат экспортные возможности, прекратят доступ российских корпораций к современным нефте-газодобывающим технологиям. Второй этап санкций ещё и блокирует транспртное сообщение с США и частью стран Запада.

А внутри РФ — обнищание народа и господство криминально-олигархически-чиновничьих групп и группировок, уничтожение внутреннего производства и доминирование финансовых спекулянтов, торговых сетей, криминализованных господрядчикоа.

И полное отсутствие стратегий национального и социального развития. То есть вообще никаких, кроме воплей: «Россия! Россия!» на фоне вялой игры футбольной сборной. Только накачка истерии и «шоумастгоуан».

Но сколько ни рисуй проценты за Путина и сколько ни кричи по ТВ о поддержке народом власти — в реальности все совсем не так. Народ растерян, озлоблен, практически не управляем сегодня ни бюрократией, ни медиа, ни партиями.

Собственно, только КПРФ увеличивает своё влияние на фоне кризиса, оставаясь единственным вменяемым потенциальным партнером высшей власти на патриотическом фланге. Но переход к открытому союзу со сталинистской КПРФ — означает разрыв с ельцинизмом и Западом. Это сложный выбор для Путина.

Пенсионная авантюра нанесла страшный удар по авторитету власти и ее институтов — как политических, так и управленческих.

«Апэшные» социологи Федоров и Ослон открыто, на всю страну констатируют полную утрату Медведевым, его правительством, партией «Единая Россия» доверия населения. Да и рейтинг Путина катастрофически ползёт вниз — о чем нам тоже сообщают ВЦИОМ и ФОМ.

Подобные откровения этих структур невозможны без санкции сверху. Стало быть, конфликт переведён в публичную сферу.

На этом фоне, у Путина только два пути. Первый — встать на колени и признать своё поражение, что подобно смерти для всего путинского окружения. И они, уверен, прекрасно это понимают. Подобного шага от Путина требуют прозападная часть его окружения, либеральное правительство и олигархи.

Хочется верить, что наверху есть и другая группа реально властных элит, подталкивающих Путина ко второму варианту.

А второй вариант следующий: совершить радикальный поворот во внутренней политике. Это значит: минимизировать влияние либерально-западной, связанной с американскими демократами, группировки во власти; перестать, наконец, верить своим республиканским партнерам; провести радикальные социальные реформы в интересах народа (отказ от пенсионной реформы, например, прогрессивный налог и тд); выйти из ВТО; ввести протекционистские меры, ограничивающие власть импортеров; стимулировать внутренние производство и спрос; опереться на левые и патриотические силы.

Вкупе с этим, заручившись поддержкой народа внутри страны, за счёт публичного принесения в жертву всех ненавистных людям либерально-западнических элементов Системы и отказа от ельцинизма во всех его видах, начать активные действия в зонах американских стратегических интересов. Таких зон, доступных для РФ, три — Ближний Восток, Тихий Океан и Дальний Восток, Южный Кавказ. На Ближнем Востоке слабое место американского блока — Израиль и КСА.

Достаточно не сдавать Иран и Хезболлу, крепить отношения с Турцией — и все будет нормально. Там хрупкий мир — удар по Ирану или его союзникам, вызовет ответный удар по Израилю и КСА, к чему они, несмотря на браваду, не готовы. У израильских границ сегодня не слабая сирийская армия и ливанская группировка образца 2006 года, а победоносно прошедшие ад Гражданской войны, модернизированные и обладающие современным тактическим оружием сотни тысяч дышащих местью и ненавистью бойцов. Израиль не хочет такой войны, это очевидно.

К тому же, риторика Эрдогана говорит о его решимости к прямой конфронтации с Израилем, а пассивность турок в Идлибе — о готовности договориться с Ираном и РФ.
На Дальнем Востоке слабое место американцев — Корейский полуостров и Молуккский пролив. КНДР, Вьетнам, Мьянма. Это американские коммуникации и инвестиции. Геополитические шахматы, короче.

На Кавказе ключевой страной является Грузия, патриотические и националистические антизападные перемены в которой могут привести к резкому изменению раскладов на всём Кавказе. И турки сейчас закроют глаза на эти перемены…

Но все это невозможно при продолжении антинародной социальной, финансовой политики внутри страны. При уничтожении институтов не только прямой народной, но даже и представительской буржуазной демократии. Невозможно без возвращения реальной поддержки народа, которая проявляется не в воплях по тв и на собранных митингах, а в дни войны. Николая Второго и его камарилью народ, считавшийся верноподданным богоносцем, бросил безо всякого сожаления при первой возможности после неизбежных поражений.

Первая Мировая война, несмотря на ее геополитическую значимость, была чуждым для народа замыслом предельно далеких от него элит. А вот Советскую власть и Сталина народ, несмотря на жуткий разгром 41-го и 42-го годов, не только не бросил, но сплотился вокруг них и обеспечил их и страны победу. Потому, что социальное советское государство подавляющая часть народа воспринимала своим и готова была сражаться за СССР, как за своё, а не за «царское» или «государственное».

Какую стратегию выберет власть — стратегию Николая Романова или Иосифа Сталина? Или страшный путь горбачевской катастрофы и ельцинского предательства? От этого зависит будущее страны и миллионов ее граждан.

Мировая война уже идёт полным ходом. А за американской политической драмой — продолжаем следить. Она имеет прямое отношение к нашим жизням.

Оригинал

2961976

Итак, разберём теперь, в сухом остатке, то, что надо узнать и понять для определения убийц российских журналистов в ЦАР.

Из безопасного, по мнению многих журналистов, города Сибю, ребята должны были поехать в не менее безопасный город Бамбари для встречи с неизвестным пока общественности фиксером-голландцем Мартином, возможным сотрудником ООН.

Но внезапно едут не по этому маршруту, а отправляются фактически через неформальную линию фронта в контролируемый исламскими повстанцами «Селеки» город Кага-Бандоро через подконтрольный тем же боевикам «Селеки» город Декоа.

Это могло быть только в одном случае, — им некто сообщил нечто, что они могли бы снять или увидеть в этом Кага-Бандоро.

И они настолько доверяли этому «некто», что рискнули отклониться от маршрута и поехать в Кага-Бандоро, где, по слухам, могли находиться российские советники, предположительно, сотрудники некоей ЧВК, являющейся темой их расследования.

Что им сообщили? Это первый вопрос.
Кто сообщил? Это второй вопрос.

Возможно, этот некто и не планировал их смерть.
А, возможно, и планировал. Сначала разберём внеплановую ситуацию.

Если их смерть не планировалась заранее, то значит, что ребята увидели в Кага-Бандоро нечто или кого-то, что или кого видеть не должны были ни в коем случае.

И, возможно, опознали и, словами или поведением, дали понять, что опознали.
И это опознание было для кого-то крайне нежелательным.
Что именно они увидели? Третий вопрос.
Кого они опознали? Четвёртый вопрос.

Эти вопросы важны, потому что, по этой версии, именно этот «кто-то» и решил их именно убить, а не просто избить, отобрать аппаратуру или запугать.

Решил убить, дал по рации команду перехватить, убить, имитировать грабеж.
Но почему не тронули водителя? Пятый вопрос.

Это могло быть случайностью. Хотя верится в такую случайность с трудом — ребят расстреливали в упор. Почему не расстреляли заодно и водителя? Если ограбили журналистов, почему не забрали хороший джип, на котором они ехали?
А могло оставление водителя в живых быть и не случайным.

Но для того, чтобы водитель озвучил версию «людей в тюрбанах» и рассказал о том, что эти люди говорили на языке, понятном журналистам (русский, английский, арабский).

А почему ему надо верить, этому водителю? Может быть, он врет?
И, если врет, то зачем? Это шестой вопрос.
Но, допустим, мы ему верим.
Тогда возвращаемся к пятому вопросу — почему этого водителя Бьенвеню Ндувокама не убили? Ведь он явный и опасный свидетель, способный опознать убийц.

Потому, что «местных не трогают»? Это, как мы понимаем, далеко не так — не трогают только «своих» местных.
Значит этот водитель Бьенвеню (явно христианское имя) был своим для «людей в тюрбанах, говоривших на языке, понятном журналистам»? Странная связь. Местный водитель-христианин находит общий язык с «исламистами, не говорящими на местном», и они оставляют его в живых, убивая русских? Согласитесь, удивительная ситуация.

Или никаких «людей в тюрбанах» не было, а были некие вооруженные люди, знакомые с водителем, находившиеся с ним в сговоре, оставившие его в живых, слегка повредившие ему «для вида» машину (на ней два аккуратных пулевых отверстия), и приказавшие водителю рассказать сказку о «людях в тюрбанах, говорящих на языке, понятном журналистам»?
Тем более, что исламская группировка Селека отвергла свою причастность к убийству.
Но кто это мог быть? Это седьмой вопрос.

Таким образом, водитель — единственный и ключевой свидетель, способный пролить свет на обстоятельства убийства.
Этот водитель был предложен фиксером голландцем Мартином, предполагаемым сотрудником ООН, который, в свою очередь, был предложен, как сообщает Дождь, «работавшим в Сирии журналистом, другом Расторгуева»и, как сообщают, ранее работал с французскими журналистами, возил их.

А кто этот друг Расторгуева? Какое у него гражданство? С какой стороны фронта он работал в Сирии? Хотелось бы узнать его имя.
И восьмой вопрос — каков мотив убийства?
У нас получается два не сформулированных до конца (за неимением данных) мотива.

Первый — ребята увидели нечто, что не должны были видеть, и поэтому их срочно убили. Но тогда неясно, почему не убили водителя?
Второй — их убийство планировалось заранее и водитель был «в теме» и в сговоре с убийцами. Напомню, это работающий постоянно с иностранцами водитель — то есть, либо агент, либо сотрудник местных спецслужб.

Я допускаю, что у разных стран, ТНК, ЧВК, криминальных сообществ и прочего могут быть в ЦАР конкурирующие интересы, между которыми и попали наши ребята.

Их либо устранили как нежелательных свидетелей.
Либо убили, чтобы скомпрометировать одну из сил, борющихся за влияние в ЦАР.

Мы разберёмся обязательно, что к чему.

Оригинал

Если бы это была Россия, официально охраняющая президента ЦАР, то в миллион раз проще было бы отобрать у них паспорта (виза не позволяла вести журналистскую деятельность), посадить на трое суток и выслать из страны за нарушение визового режима, работу без аккредитации и ещё что-нибудь…

никакого скандала, никаких трупов, одно веселье…
да ещё и консула РФ позвать в аэропорт для хохота…
в Сомали Орхана сразу посадили в тюрьму, а через месяц выслали в Кению.

Это обычная практика устранения неугодных фрилансеров.
Их специально вели на эту группу киллеров.
Вёл шофёр, отклонившийся от маршрута, который отслеживался, видимо, GPS, из удаленного штаба (который и заявил об отклонении от маршрута на  20 км).

Предположим их убили русские.
Единственный мотив такой сложной операции в чужой далёкой стране — тупая, звериная ненависть к  оппозиционным журналистам и маниакальное желание их во что бы то ни  стало публично, со скандалом на весь мир, убить. Других мотивов убийства просто нет.

Их фильм можно было бы остановить (если уж он и был так опасен) руками местных властей, легко и непринуждённо, одним телефонным звонком, — выше я рассказал как.

Именно поэтому я  считаю, что вера в зло, которое делает плохое только потому, что оно зло и не может иначе — религиозная, сектантская.

А вот то, что Орхан открыто поддерживал ХАМАС, палестинское сопротивление и весной делал боевые репортажи из аль-Кудс, наводит на ещё одну версию. Есть на Земле государство, которое привыкло убивать своих врагов в любой точке земного шара и считать это нормальным. Какое? Догадайтесь сами. Паспорт его и  телефон это государство тщательно изучило, когда он улетал из Палестины.

Это и есть четвёртая, конспирологическая версия.
Вопросы для размышления есть.
Кто знал маршрут? И граждане каких именно государств знали маршрут? И с какими спецслужбами эти граждане сотрудничают?
Что за фиксер?
Где водитель?

Мы найдём убийц и заказчиков. Россию я не исключаю, ни в коем случае. Но она — всего лишь одна из версий.

2961604

Оригинал

01 августа 2018

Про друга Орхана

Про последнюю командировку

Когда я узнал, что он хочет ехать, я, честно говоря, пришел в ужас. Куда вы собираетесь? Вы даже не представляете, что это такое! Это ад на земле! Если у вас нет вооруженной охраны, если вас постоянно не сопровождают вооруженные люди и сами вы без оружия, вы — просто добыча. Добыча для бандитов, добыча для повстанцев, для спецслужб. Я корю себя, что не отговорил его от этого безумия — ехать в ЦАР.

Про Африку

Его смерть — это смерть, о который мечтал каждый мальчишка и каждый мужчина. Гумилевская судьба. Он обожал Африку, он бывал в Сомали. Приехал делать репортаж о пиратах, его в аэропорту арестовали, посадили, считали, что он какой-то наемник, потом выяснилось, что он журналист, и с ним хорошо обращались, а он потом целое эссе написал. Потом в Кении прожил какое-то время. Потом мы в Эфиопию ездили, когда умер Гейдар (отец Джемаль). Ездил с сыном на сафари в прошлом году в Кению. Прекрасный мальчик, 12 лет, очень похожий на отца и на деда и характером, и внешностью. Он Африку знал, ценил, понимал. Поэтому наверное и попросили его поехать. Он не ощущал ее чужой средой.

Про храбрость

Орхан не знал слова «страх». Где становилось опасно, он сразу туда двигался. Такой характер. Он не нуждался в поисках адреналина. У него отсутствовал внутренний орган, который отвечал за страх. Я был свидетелем, когда в Донецке, тяжелый минометный обстрел, все валяются вокруг, прячутся за каждый камушек, а он стоит, буквально помахивает палочкой, ходит и что-то снимает, хотя рядом людей убивают. Он мог достать репортажи, которые никто другой не мог. В Славянске, когда Стрелков уходил, он прошел через какие-то поля минные…

Храбрейший, достойнейший, прекраснейший, умнейший, тонкий, веселый, обаятельный… Будь она проклята эта Африка! Какая-то Центральноафриканская республика! На хрена это было? Ну что там такого? Это легкомысленность страшная, трагическая. На этот раз не пронесло, к сожалению.

Про причуды

У Орхана была благородная семья, а у каждого аристократа должна быть причуда. Он напрочь отказывался регистрироваться в социальных сетях, не понимал их и относился к ним с аристократическом чудаковатым презрением. В этом он был старомодный. А в остальном нет. Великолепно владел аппаратурой, техникой съемки.

Про власть

Орхан считал практически любую власть злом. Был стихийным анархистом. Очень верующий и богобоязненный человек, но четко знал, что власть, бюрократия, спецслужбы — это ложь, манипуляции людьми, цели, которые противоречат человеческой природе. Он не врал вообще никогда. На прямой вопрос «как ты относишься к Путину или к России», Орхан мог в лоб «рубануть», без всяких политесов.

Про характер

Орхан был правильным пацаном, всегда поступал по правде. Прекрасный в дружбе. Отдать кусок ближнему, все твое, мне ничего не надо. С другой стороны, он мог в задумчивости… (смеется) мы садились за стол, и Орхан, если задумывался о чем-то, начинал уминать… мы так все на это смотрели с умилением таким. Сейчас я осознаю, что Орхана нет на Земле, как луч света погас внезапно…

Несмотря на его ошибки, страстность — абсолютно честный и порядочный человек. Он всегда вставал на сторону угнетенных, приходил на помощь слабым, никогда не заискивал перед начальством.

На грубость отвечал достаточно жестко. Помню на Чистопрудном бульваре, у кинотеатра «Ролан» шли, и какой-то богатей припарковал машину шикарную прямо на тротуаре, перекрыв проход. Орхан ему сказал вежливо: «ты не можешь убрать машину?» А тот скривился, типа «ты кто такой?». Орхан сказал «ладно» и прямо по капоту перешел. Тот вылез из машины «ты чего, оборзел», Орхан повернулся, тот раз сразу спрятался обратно в машину, закрыл свои двери.

Про работу

Удивительно, как человек с таким опытом мыкался и не мог найти работу. Он прекрасно работал с Фишманом и Зыгарем, на «Дожде», в «Новой газете» у Муратова и считал его своим учителем, в «Независимой газете», где мы с ним подружились, в журнале «Смысл», фрилансером, снимая на донецкой войне. Работал для «Известий», ранен был, Габрелянов тогда дал деньги на лечение и чтобы его вывезли оттуда. В Русский Newsweek он поступил после Афганистана, когда съездил в Гильменд, к талибам, куда никакой журналист не мусульманин не попал бы. А он попал, и после этого репортажа его взяли. Он пытался устроиться в «Настоящее время» и в другие издания, мы подбрасывали какие-то заказы. Он не был в бедственном положении, но он был недовостребован.

Он хотел вернуться в элитную журналистику с каким-то проектом. Представляете, ты из Африки привозишь фильм! Естественно, это деньги и имя, может, возвращение контрактной работы. Если бы он вернулся живым, это был бы выдающийся журналистский материал. Не получилось.

Кандидат в мэры Москвы от КПРФ Вадим Кумин рассказал о том, как победить московский грабёж, бандитизм и произвол властей.

Первый замглавы ФСИН Анатолий Рудый заявил 17 мая 2018 года при скромном молчании СПЧ (считается, что глава СПЧ Михаил Федотов в «хороших» отношениях с руководством ФСИН, генералами Корниенко и Рудым):
«Мне очень обидно и больно, когда люди, которые занимаются правозащитной деятельностью, говорят, что у нас в системе ничего не поменялось, ГУЛАГ как был, так и остался. Но ничего у нас от ГУЛАГа не осталось, хотя, конечно, есть какие-то недостатки. Есть отдельные случаи, которые мы готовы разбирать и исправлять. Благодаря общественности мы ушли от многих моментов, которые могли нас хотя бы теоретически связывать с той тематикой, которая в свое время была в ГУЛАГе, — продолжил Рудый. — Поэтому если кто-то и мечтает, чтобы ОНК заработали как проект, который будет работать против нашего государства и против ФСИН России, не стоит на это надеяться».

То есть, генерал Рудый поставил в один ряд Россию и тюрьму (СПЧ скромно помалкивал — хорошие же отношения, так сказать))), заявив, что борьба за нормальные нормы содержания в тюрьме — это борьба против России.

Много берет на себя генерал-тюремщик, ох, много!
И, главное, остановится не может.

Тот же генерал Рудый 23 июля 2018 утверждал, что заключенный Евгений Макаров, пытки которого в ярославской колонии были засняты на видео, пытался спровоцировать сотрудников исправительного учреждения:
«А вы про заключённого спросить не хотите? У него уже 136 нарушений с момента перевода в восьмую колонию. Он всегда старался сделать так, чтобы вызвать крайнюю реакцию сотрудников колонии. Так кто не прав в этой ситуации? – высказался Анатолий Рудый.

При этом замглавы ФСИН добавил, что «в итоге сотрудники не должны были допустить произошедшее». «Мы вынуждены констатировать, что наши сотрудники не справились со своими обязанностями полностью. Наши сотрудники не провели документирование и не дали правовую оценку», — отметил Рудый.

Кого, генерал Рудый, волнует Ваш ГУЛАГ семидесятилетней давности, за который Вы и Вам подобные пытаетесь спрятаться?
В Ваших тюрьмах пытают и мучают ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС!

И отвечать Вы должны не за «Сталина с Ежовым», а за Ваш беспредел, произвол и беззаконие.

И расскажите заодно, как Вы с генералом Корниенко и другими главными тюремщиками России выкинули из ОНК всех, кто пытался защищать права заключённых, заменив их профессиональными, кадровыми тюремщиками.

И как Вы препятствовали (имея хорошие отношения с Федотовым М. А.) наделению членов СПЧ при Президенте РФ полномочиями по надзору за действиями Ваших «сотрудников».

Глядишь, и на Вас свой Шаламов найдётся.

Оригинал

Кандидат в мэры Москвы от КПРФ Вадим Кумин рассказал Максиму Шевченко о том почему Москва выступает против пенсионной реформы.

Этот текст и видео посвящаются Элле Памфиловой и всем, кто говорит о свободных выборах в России.
А заодно, этот текст — открытое письмо Центризбиркому Российской Федерации.
Поехал я на днях в чудесный город с волшебным названием Гусь-Хрустальный собирать подписи депутатов Совета районного и городского уровней.
Эти подписи нужны мне для прохождения т. н. «муниципального фильтра», то есть для официальной регистрации в качестве кандидата на должность губернатора Владимирской области.
Председатель Гусь-Хрустального районного Совета народных депутатов Панин Василий Иванович, милый и достойный, в целом, человек с порога разочаровал меня: «Все голоса розданы, свободных депутатов нет!».
 — Кому, Василий Иванович?
 — Да, вот Единой России, ЛДПР, КПСС…
 — Кому? Кому? А что такое КПСС?
 — Партия такая, была в СССР. Пять голосов за неё отдано…
 — А где она представлена?
 — Не знаю я, вот отдали…
 — А хоть один голос за парламентскую партию КПРФ можно получить?
 — Нету свободных депутатов больше.
 — А дайте контакты депутатов, я сам с ними лично переговорю.
 — Не дам.
 — Почему?
 — Нельзя.
 — Нельзя получить контакты народных избранников?
 — Это личная информация. Не дам. Сказали, не давать.
 — Ну, а вдруг Вы ошибаетесь, и кто-то из них ещё не подписал в пользу других кандидатов и готов поддержать меня? Мне и нужна-то всего одна подпись.
 — Нет! Не дам ни мобильных, ни служебных телефонов депутатов.
 — А, как же, Василий Иванович, я должен собирать подписи в мою поддержку?
Тут милейший Василий Иванович погнал настоящую пургу про то, что его заместитель администрации (а это уже исполнительная власть, кстати!) ездила во Владимир и там сказали никому ничего не давать.
Дальше я достал телефон и попросил несчастного Василия Ивановича разъяснить под камеру, почему я, официальный кандидат на должность Губернатора субъекта РФ, не могу лично встретиться с каждым депутатом районного Совета.
Страдания Главы района (он должен получить, наверное, награду от губернатора Орловой за то, что, как Кибальчиш, не выдал «военной тайны» — список и контакты депутатов Гусь-Хрустального Совета народных депутатов, главой которого он является) выявляют всю антиконституционность «муниципального фильтра».
Или преступных действий региональной власти, препятствующей его прохождению.
Не секрет, что губернатор Орлова любит перекладывать ответственность за преступления на своих подчинённых — несколько ее замов уже сидят (она, естественно, чиста и ничего не знала).

Дальше уже вопросы лично ЦИК РФ и его главе Элле Памфиловой…
Элла Александровна!
Не должны ли кандидаты на должность главы любого региона автоматически, при регистрации в Избиркоме, получать списки депутатов всех нужных для прохождения «фильтра» уровней с контактами?

Не должны ли власти региона, независимо от партийной принадлежности, официально оказывать содействие кандидатам в контактах с депутатами разного уровня для сбора подписей (ну, там уж как получится, естественно, при личном контакте)?

Как может кандидат, не ползающий на коленях перед властью в регионе, договариваться с депутатами разных уровней, если ему в этом прямо и неприкрыто препятствуют?

При заходе, например, на сайт Гусь-Хрустального районного Совета народных депутатов ни у одного из членов Совета не указана его партийная принадлежность http://gusr.ru/?page=256.

Почему кандидат на пост главы региона все-равно должен вести переговоры с какими бы то ни было партиями, членами которых эти депутаты являются, и как догадаться, с какими именно партиями эти переговоры надо вести?

Почему не существует официального и равного для всех порядка сбора подписей, а конституционная норма прохождения фильтра, дающая возможность принимать участие в политическом избирательном процессе, превращается в постыдное и тайное коррупционное состязание, позорящее российские выборы?

Имеет ли право исполнительная власть (глава региона или его замы) указывать или приказывать власти законодательной, депутатам Народных советов, как и за кого им отдавать подписи и препятствовать их сбору?

Можно ли на уровне ЦИК определить порядок и формат встреч депутатов с кандидатами, если от этих встреч зависит конституционный избирательный процесс?

Мне ясно, что т. н. «муниципальный фильтр» сегодня, в его нынешнем виде и полным отсутствием разумного регламента его прохождения — норма препятствующая выборам, превращающая их в фарс, позорящая Россию и людей, вынужденных в этом фарсе участвовать.

Бедный Василий Иванович! Перестанет ли он когда-нибудь цепенеть от страха, что неугодный властной губернаторше кандидат лично поговорит с депутатами его Совета?

Или этот абсурд бесконечен, Элла Александровна?

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире