shevchenkomax

Максим Шевченко

14 января 2019

F

Пригожин ответил на мой текст, его неуверенность и тревога стали очевидны.

Ответ Пригожина смешной и заслуживает внимания.
Давайте разберём его.

«Я господина Шевченко не читал и читать не буду. Но хочу отметить, что выражение «ссученный барыга» больше подходит Шевченко, поскольку на слова журналиста его высказывания не похожи».

Термин СУКА является фактически аббревиатурой понятия «Специально УКомлектованный Актив», — так называли и называют авторитетных криминальных деятелей, которые ради статуса и хорошей жизни в местах лишения свободы шли на сотрудничество с лагерной администрацией и оперативными сотрудниками.
Они получали в свои руки огромные полномочия, в том числе силовой ресурс и возможность безнаказанно терроризировать остальных заключённых.
Как правило, лагерная администрация закрывала глаза на произвол и насилие внутри тюрем со стороны активистов СУКА (спец-укомплектованного актива), поскольку этот актив действовал в интересах власти, позволяя ей перекладывать ответственность за террор внутри тюрем на криминальные элементы.
Ошибочно лагерное понятие СУКА соотносят с самкой собаки. Это неверное понимание.

Слово «ссученный» в данном контексте означает — сотрудничающий с властью, обладающий за счёт этого сотрудничества полномочиями и возможностями безнаказанного силового давления на остальных обитателей Зоны.

Термин «барыга», как правило, является эквивалентом понятия «бизнесмен, имеющий связи с криминальным миром и занимающийся при этом опасными торговыми и финансовыми операциями, зависящий финансово и с точки зрения безопасности от криминального мира».

«Ссученный барыга» — бизнесмен, занимающийся все теми же торговыми и финансовыми операциями с криминальным душком, но взаимодействующий с властями или с криминальными авторитетами, сотрудничающими с властью, коррумпированными силовиками, ее специально укомплектованным активом (СУКА).
В силу своей близости к власти, пользующийся ее защитой, и одновременно занимающийся криминальными делами «ссученный барыга», как правило, становится особенно наглым и жестоким, понимающим моральную двусмысленность своего положения и пытающийся компенсировать эту двусмысленность дерзостью и нахрапистостью.

Понятно, что ко мне, как к журналисту и не бизнесмену, не имеющему давно никаких отношений с властью и не располагающему силовым ресурсом, термин «ссученный барыга» не подходит.
Я не знаю, подходит ли он г-ну Пригожину — решать читателю.
Я его так не называл. Напомню мой пассаж на эту тему: «А в ответ получил наглое высокомерное хамство, уверенного в безнаказанности сомнительного ссученного барыги, спрятавшегося за крышующими его погонами и мундирами».

Лично Пригожин мне не отвечал. Сейчас — первый наш заочный диалог.
Возможно, это была позиция не его, а его окружения или кого-то, кто говорил от его имени.
То, что я просил его о встрече, он подтверждает сам: «Никаких встреч мне с ним не назначали, и я не обязан встречаться с каждым, кто будет об этом просить, особенно через какие-то непонятные цепочки».

Конечно, не назначал! Я, что криминальный авторитет, что ли — «назначать»?
Я именно просил о встрече через непонятные, но внятные «цепочки».
Почему не через пресс-службу? Потому что в это время (август) у меня не было ясной версии в голове я не хотел публичности, хотел приватного разговора для понимания.

3034847
фото: social media

Главное для меня — не их проклятая борьба за власть и деньги, а наказание убийц моего друга.
Полученный через те же «сомнительные цепочки» ответ (а г-н Пригожин прекрасно знает, что в этих сомнительных цепочках этика поведения является несомненно важной — просто для имиджа человека, для его имени), по контексту, был именно наглой, хамской, позицией «ссученного барыги» — выше я описал, что подразумеваю под этим термином.
Я так считал и считаю.

Речь шла об убийстве моего друга — мне предложили поддержать определённую версию вместо нормального разговора. Продать моего друга. Согласиться с его убийством.
Поэтому, если у Пригожина иная позиция — он вполне может ее высказать.
Сразу скажу, его упрёк, что я, мол, испугался поехать с его журналистами и под контролем его сотрудников в ЦАР — смешон.
В силу того, что Пригожин и его структуры с самого начала являлись подозреваемыми в деле об убийстве журналистов, это было абсолютно невозможно и бессмысленно.

Это предложение в чем-то аналогично гипотетическому предложению Цапков или Цеповяза поехать в Кущевку «для расследования того, что там было на самом деле» в составе организованной ими же группы журналистов.

И репортажи ФАН показали, что вся эта поездка не расследование, а всего лишь операция информационного прикрытия — под контролем и при сопровождении тех лиц, которые, как мы сегодня можем подозревать, после публикации Досье, по меньшей мере, имели отношение к слежке за убитыми журналистами, к их оперативному сопровождению.

Им не дали встретиться с водителем Бьенвеню, всю картину они восстанавливали и излагали по рассказам тех, кто, как мы понимаем теперь, мог иметь отношение к этому убийству.

А вот журналист Фонтанки (огромное ей за это спасибо) написала важнейшее — ни о каком Мартине там никто слыхом не слыхивал и не существует никакого Мартина.
Это была первая конкретная точка входа в реальность преступления сквозь эмоции, домыслы и фантазии.

Для меня не проблема поехать в ЦАР.
Но не для диалогов с пригожинскими сотрудниками, не для расследования под контролем возможных убийц, и не на деньги Пригожина или Ходорковского.
А как? Мы (друзья погибших ребят — и нас много) продумываем эту тему и этот сюжет.

Далее Пригожин говорит: ««Что касается языка, которым старается объясняться Шевченко, то вряд ли он сумеет научиться блатному жаргону у своего хозяина — уголовника [Михаила] Ходорковского, потому что если Ходорковский попытается говорить на этом жаргоне, то будет выглядеть как петух распальцованный,».
Сам Пригожин, как видим, прекрасно владеет самым грязным уголовным жаргоном. Учиться ему не надо. Учёный, видно.

Пусть Михаил Ходорковский сам, если хочет, отвечает на эти жалкие оскорбления. Вряд ли он будет это делать.
Но г-на Пригожина я хочу уверить, что никогда никаких финансовых дел с Михаилом Ходорковским или его структурами у меня не было.
И хозяев у меня нет и не было.
Но это мелочи.

Вообще, поведение г-на Пригожина напомнило мне один сюжет, описанный в классике: «Раскольников снова идет на место преступления в дом процентщицы, где задает странные вопросы жителям. Поведение Раскольникова смущает одного мещанина. Тот позже доложит от об этом следователю Порфирию».
Где ты, честный следователь Порфирий?

Оригинал

Мне тут разные знакомые присылают всевозможные ссылки на истерические публикации пригожинского РИАФАН, наталкивающие нас на выводы о причастности Ходорковского к смерти ребят в ЦАР.
Вот, мол, смотри, Максим, каков злодей… заманил, подставил…
Начну с того, что ни Ходорковский, ни Пригожин не являются для меня ни символами тьмы, ни символами света.
Я был далёк от одного и другого в равной степени.
Их борьба и интересы никак меня не трогали.
Но потом убили моего ближайшего друга.
И эти два могущественных человека вошли в мою жизнь.
Я пытался поговорить с Ходорковским. И поговорил с ним прямо. Разговор показался мне адекватным.
Я пытался в августе-сентябре встретиться с Пригожиным. И он ушёл от встречи — через цепочку знакомых мне было передано, что, если я буду поддерживать «французскую версию», то он «даст мне интервью».
Я хотел спросить его в лицо об убийстве моего друга (если это его люди, то зачем? если не его — то как он поможет найти убийц?).
Потому что мне рассказывали, что он, типа, «рос на улице», «шёл по улице» понимает «уличные расклады».
А в ответ получил наглое высокомерное хамство, уверенного в безнаказанности сомнительного ссученного барыги, спрятавшегося за крышующими его погонами и мундирами.
Он ушёл от встречи — и это укрепило во мне ощущение его осведомлённости, по меньшей мере, о трагедии в ЦАР.
Полгода, начиная с 30 июля, я думаю 24 часа в сутки о том, что и как там случилось. Перебираю версии и сопоставляю факты. Выстраиваю картину происшедшего.
Многое из продуманного я уже выставлял в соцсетях.
Когда прошла первая боль и отчаяние (после похорон), стало ясно, что:
 — водитель является агентом или сотрудником местных спецслужб;
 — местные спецслужбы причастны к трагедии;
 — российские власти знают точно, что там случилось;
 — это было не ограбление, а жестокое и спланированное убийство.
Поэтому публикация Досье не стала для меня неожиданностью.
Она явилась доказательством тех версий, которые и без того проявились после аналитических размышлений и сопоставлений.
Слежка. Подстава. Засада. Убийство. Ложь водителя. Информзавеса российских спецслужб.
Оставался вопрос с мотивом.
Зачем? Почему нельзя просто было выслать их и дело с концом. Все живы — игра продолжается. О скандале через неделю уже все бы забыли.
Досье даёт ответ: убийцы думали, что Орхан располагает какими-то сведениями об их проклятых ЧВК, торговле оружием и силовым ресурсом.
И убивать решили по-любому. После допроса.
Возможно, Орхан понял, что их ждёт пытка, после которой их все-равно убьют. И ускорил финал, чтобы избежать допроса и пытки.
Он был опытным человеком и много раз смотрел в глазницы смерти. Знал прекрасно подобных людей, их подходы к допросам. После задержания шансов выжить все-равно не было.
Но убийцы не знали, что Орхан НЕ СОБИРАЛ НИКАКОГО ДОСЬЕ о ЧВК! Все его сведения были из открытых источников.
Смерть вагнеровцев в Сирии, лагеря под Краснодаром и прочее — мы много раз говорили об этом. И всегда это только открытая информация из СМИ. Никакого тайного досье.
Накануне отъезда он сидел у меня до глубокой ночи и я сказал ему, что «Вагнер» это просто прикрытие спецподразделений ГУ ГШ РФ, то есть государство. Что государство убьёт любого, кто сунется в его преступные дела. Что они влезают в гостайну, а там — другие расклады и другие решения. Что в ЦАР они будут беззащитны.
Он ответил: « Прорвёмся, братан…».
Теперь я понимаю, что в ЦАР их заманили. Что это спецоперация. Целью которой и были допрос и убийство.
Эти «героироссии» убили ребят по беспределу и исходя из своей жестокой бесовской природы.
Смешение криминала и силовых структур давно уже повлияло на обе стороны этого союза — силовики стали вести себя как бандиты, а бандиты приобрели возможности и ресурс силовиков.
И те, и другие являются слугами крупного международного криминального капитала, поднявшегося на разграблении СССР и торгующего Россией оптом и в розницу.
В итоге получился их «русский мир».
Отвратительный и похабный.
Поэтому лживая трусливая позиция Следственного комитета, строящего единственную версию на коротком допросе агента-водителя, причастного к преступлению, и с важным видом преподносящего ее миру — отвратительна и похабна.
Расследование продолжается.
Мне безразличны интересы Ходорковского и Пригожина.
Безразлична их борьба друг с другом.
Но за убийство Орхана и его друзей те, кто это организовал, — должны ответить. И ответят.

Оригинал

Разберём слова Владимира Путина о гибели Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко на сегодняшней «прямой линии» (спасибо Илье Азару!).

3021905
фото: ТАСС

«Это, безусловно трагедия. Погибли люди, у них есть семьи. Вообще, к сожалению, очень много трагедий, связанных с журналистами».
Особенно, если учесть, что, как правило, журналистов убивают спецслужбы или нанятые спецслужбами киллеры. Или бандиты, которые почти все сотрудничают с силовиками.

«Я думаю, что мы никогда не должны забывать, в том числе и о журналистах, которые погибли на юго-востоке Украины, попав под обстрел».
Попасть под обстрел (Орхан многократно бывал под обстрелами «на юго-востоке Украины» и рядом с ним гибли люди, в том числе и журналисты) — не то же самое, что быть убитым в ходе спланированной спецоперации. Путин просто переводит внимание собеседника: размывает главную тему, включая в неё дополнительный сюжет — примитивный обычный приём оперативника средней руки.

«Или о тех, на которых фактически было совершено покушение, которых просто расстреляли. Об этих не забывайте, пожалуйста, тоже [ответ Илье Азару, Новая газета]».
И опять наглая манипуляция! Именно «Новая газета» и другие журналисты не забывали и не собираются никогда забывать об убийствах дагестанских журналистов (Камалов, Ахмеднабиев, Курбанов, Ахмедилов), кабардинского журналиста Тимура Куашева, ногайских общественных деятелей — о которых много говорилось лично Путину и разным иным важным начальникам и начальничкам под ним.

А вот Путину на каждой встрече с СПЧ приходилось напоминать об одном и том же. Он кивал, вещал и вновь забывал.
Теперь он, опять-таки, по этой оперативной манере (но уже с уклоном в блатную специфику) виноватит пострадавших — друзей и коллег убитых, разговаривая с ними, как с «лохами и терпилами». Забываете, мол, дурачки, о тех, «кого просто расстреляли», ай-яй-яй… Дальше начинается откровенный полив…

«Ваши коллеги, насколько мне известно, приехали в Африку без всякого уведомления местных властей.
Они просто приехали даже не как журналисты. Они приехали как туристы»
.
Опять циничное переворачивание ситуации с ног на голову! Журналисты Джемаль, Расторгуев, Радченко приехали в Африку именно как журналисты, с профессиональными задачами подготовки журналистского расследования. Власти были уведомлены ими, в частности, в лице тех полицейских, котором они заплатили «штраф» за съемку на улице.

То, что они не получали какую-то дурацкую аккредитацию — не значит, что власти их не видели и не знали, что они снимают. Они получали визу при въезде, регистрировались в отеле, контактировали с военными на базе российских военных советников, проезжали многочисленные блок-посты (на которых у них проверяли документы). То есть, о «без всякого уведомления властей» речи быть не может. Зачем же Путин врет — публично и откровенно? Сейчас станет ясно.

«И по имеющимся данным на сегодняшний день, покушение совершили какие-то местные группировки».
Эта версия давно разоблачена, как маловероятная. Не буду опять и снова вдаваться в детали (состояние трупов — отсутствие следов животных и наличие следов пыток, подставной водитель, свидетельские показания, которые, как ни устраняли свидетелей, все же есть, и прочее). Все это многократно описано и детально исследовано. Многие скептики поменяли своё видение ситуации. Многие, но не Путин. Как Захарова на второй день начала «гнать» про арабоязычных бандитов из Чада, так Путин и продолжает ту же чушь нам в уши вливать.

«Насколько я представляю, там идёт расследование. Достоверных данных, к сожалению, пока нет».
Есть, есть… только не у вашего СК, пару дней там проболтавшегося под контролем заинтересованных в сокрытии преступления лиц. Около десятка международных зависимых (государственных) и независимых групп журналистов и нанятых специалистов-криминалистов расследуют под микроскопом логики и свидетельств все, что там случилось. Где телефон и компьютер Джемаля? Они у местных властей. Куда делся видеорегистратор из машины, который вначале после убийства был, а потом исчез? И многое другое — общая картина и многие детали убийства уже вполне ясны большому кругу лиц в разных точках Земли.

Но не Путину — его, очевидно, кормят откровенной туфтой. Верховный главнокомандующий всех силовиков страны, который, по идее, может запросить самые детальные доклады о циничном убийстве российских граждан, , президент и прочая оказывается всего-лишь может пролепетать «насколько я представляю». Ясно.

«Но мы очень рассчитываем на то, что они будут получены».
И мы рассчитываем. Да, собственно, они уже получены. Мы рассчитываем, что вскоре все «полученное» будет обнародовано. И, если выясниться, что российские власти прекрасно знали, как и кем были убиты российские же граждане журналисты, и скрывали это знание — новые санкции будут вполне оправданы .
«По дипломатическим каналам мы держим эту ситуацию на контроле».

Поставив советником марионеточного президента ЦАР бывшего питерского мента из наружного наблюдения, работавшего (и работающего по некоторым сведениям) в пригожинских структурах.

Короче… Из путинского ответа создалось устойчивое ощущение, что он все знает, ему все доложено.
Но он высокомерно и грубо манипулируя сознанием общественности, пытается скрыть следы преступления.

Оригинал

Впрочем, ничего особенного — обычная российская ситуация.

Обалдевшее от собственной важности «богоданное» региону (по собственному глубокому убеждению) начальство пытается приструнить и «взять к ногтю» горожан, не желающих вылизывать ему (начальству) туфли и славить любую его (начальства) глупость и нелепость.

А глупостей, нелепостей, некомпетентностей действующего севастопольского начальства хоть отбавляй.

Будь это в любом другом регионе — все бы недовольство тихонько потрескивало в оппозиционной блогосфере, а начальство восхвалялось бы на все лады в купленных и прикормленных СМИ.

Но, на беду барина-технократа и, по совместительству, — губернатора Дмитрия Овсянникова — Севастополь имеет славные традиции сопротивления как захватчикам, так и просто дуракам и жуликам.

Ещё одна весьма осложняющая губернатору и его меняющимся подчиненным особенность Севастополя — все про всех все знают и все помнят.

Помнят, как в украинские веселые годы коррупционного губернаторства Сергея Куницына Матросский бульвар, парк Победы и другие святые для севастопольцев места, пытались превратить в территории коммерческой застройки.

Днём строили, а по ночам севастопольские активисты засыпали эти котлованы, рвы и траншеи, осуществляя, таким образом, вполне европейский ненасильственный протест против произвола криминальных бюрократии и буржуазии.

И добивались, как могли, прекращения уничтожения города-героя!

Украина в Севастополе сменилась Россией, коррупционно-коммерческое начальство поменялось на управленчески-некомпетентное.

Но суть и принцип начальничьего отношения к Севастополю остались прежними — выжать из города деньги любой ценой. Разница в подходах — в Украине это незаконная торговля землёй, в России — незаконная торговля государственными бюджетами и заказами.

Парк Победы, который был любимым местом прогулок и отдыха севастопольцев, губернатор Овсянников обещал реконструировать к первому декабря 2018 года.

Не стоит ломать мозг, чтобы догадаться, что эти обещания унёс черноморский ветер. Вместе с губернаторскими обещаниями он, правда, унёс и огромные государственные деньги — третья фирма за долгий срок обещаний и реконструкций берётся за нелёгкую, но приятную работу по освоению огромных миллиардных бюджетов.

Парк Победы напоминает лунный пейзаж, а неприязнь севастопольцев к губернатору Овсянникову переходит в устойчивую ненависть.

Нет, это не важно, что губернатор считает себя самым умным и смотрит на севастопольцев по-барски высокомерно. За год своего губернаторства (первый год он притворялся хорошим) он умудрился настроить против себя весь бизнес, законодательную власть, озлобить и подставить власть федеральную, а теперь ещё и взбудоражить весь город. Похвастаться нечем: ФЦП — провал, Генплан — провал, детский отдых и пляжи провал. Торговые сети разорены, цены в городе на продукты огромные, медицина ужасная. Парк Победы третий раз меняет подрядчика. Команда Ростеха и та убежала. Аэропорт отдали Симферополю.

Чтобы сделал в такой ситуации нормальный губернатор или просто психически здоровый человек? Варианта два — добровольная отставка (не дожидаясь федерального аудита, вертолета и позора) или круглосуточная работа, засучив рукава. Но, наш барин, на фоне всего этого, ещё и устраивает проблемы единственному проекту в городе, который реально могут сделать и делают качественно и для людей сами же севастопольцы, да ещё, к тому же, и не на государственные, а на привлечённые средства!

Что такое Матросский бульвар?

Это первый бульвар Севастополя, построенный в 30-годы XIX века — сердце героического города. Именно здесь был установлен первый памятник, увековечивший подвиг брига «Меркурий» и его отважного командира Александра Казарского словами «Потомству в пример».

Как и весь город, бульвар пострадал во время Крымской войны. Севастопольцы с любовью восстановили его, озеленили и благоустроили. Великая Отечественная война вновь изувечила маленький уютный бульвар и вновь его восстановили. Украинская власть попыталась опять изувечить (в коммерческих целях), но севастопольцы вновь защитили Матросский бульвар. Начали восстанавливать — и тут, «снова война, снова в поход»...

Те же люди, что создали в украинское время уникальный музей 35-й батареи (последнего оплота защитников Севастополя), пытаются реставрировать Матросский бульвар. Точнее, пытались, — идиотским решением властей работы остановлены, разрешения на работу отозваны под выдуманными предлогами.

Все в городе понимают, что сделано это по единственной причине — чтобы на фоне некомпетентности властей и растранжиривания ими огромных государственных денег, не выглядела бы безусловным успехом качественная и быстрая работа, к тому же на негосударственные средства (то есть без разбазаривания), не зависящих от губернатора негосударственных структур.

Логика Овсянникова очень простая — так не доставайся ты Севастополь никому . Он уничтожает проект только потому что сам и его подчиненные не могут работы по реконструкции провести столь же качественно и хорошо.

Ещё раз подчеркну — все что происходит в Севастополе это будни многих российских регионов.

Чванство начальства, лизоблюдство подчинённых, мордатость прикормленных бизнесменов.

Но Севастополь особый город, с особым характером. И никаким наглецам или дуракам его не подмять.

Севастопольцы в который раз объединяются на защиту своего города.

Надо бы и нам помочь этому святому для каждого вменяемого человека (начальство не в счёт, видимо) месту.

Поддержите петицию, если живете или будете в Севастополе! Как это сделать — написано здесь.

Оригинал
Уважаемый Михаил Александрович,

в своем недавнем публичном комментарии Вы так объяснили мой публичный выход из Совета по правам человека при президенте РФ от 11 мая 2018-го года: «Например, Максим Шевченко заявил, что не согласен с членами Совета по политическим мотивам — это его личное дело». Исходя из этих слов, я могу сделать вывод о том, что Вас, вероятно, неверно информировали о мотивах моего выхода из СПЧ.

С моего первого публичного заявления о выходе из Совета (11.05.2018)

Вы, будучи Председателем и модератором работы СПЧ, ни разу не попытались поговорить со мной лично, либо связаться по телефону.

Видимо, поэтому до сих Вы остаетесь в неведении мотивов моего поступка.

Не выяснили это и другие: ни секретарь СПЧ Лантратова Я.В., ни курирующие Совет чиновники администрации Президента.

После Вашего публичного заявления я хотел бы еще раз напомнить свою позицию на этот счет.

Итак, я вышел из СПЧ в знак протеста против:

 — Безнаказанного избиения митингующих москвичей полувоенными формированиями (так называемыми казаками) с ведома и с санкции властей 5 мая 2018-го года.

 — Наглого саботирования властями расследования убийств журналистов и правозащитников (Камалов, Куашев, Ахмедилов, Ахмеднабиев и многие другие).

 — Безнаказанного публичного унижения членов СПЧ при президенте РФ с ведома властей( закидывание краской и яйцами в Грозном, публикации в спецпроектах на ТК НТВ личных телефонных и иных переговоров членов СПЧ, публичные угрозы в адрес членов СПЧ, которые занимающихся защитой прав заключенных и пытками в местах лишения свободы, пренебрежение сотрудниками АП неоднократных просьб, переданных лично в руки президенту РФ Путину В.В и Вам, Федотову М.А., в которых был призыв обратить внимание на судьбу невинно осужденного политзаключенного Расула Кудаева.

Наиболее принципиальные в деле защиты прав заключённых члены СПЧ были исключены из составов ОНК, что привело к очевидной эскалации насилия в местах лишения свободы (ярославский инцидент и многое другое).

Кроме того, члены СПЧ практически утратили возможность попадать в тюрьмы и СИЗО для проверки жалоб заключённых. Такое право осталось только у Вас лично, как советника Президента.

Каждый раз эти инициативы приходилось долго, унизительно и безрезультатно согласовывать с Вашими «добрыми знакомыми» — руководством УФСИН РФ. Таким же унижением было регулярное игнорирование чиновниками АП многих информационных писем и докладов на имя и переданных лично в руки президенту страны Путину В.В, в которых сообщалось о массовых нарушениях прав человека и Конституции РФ со стороны различных государственных структур. Официальных ответов от АП получено не было.

Несмотря на это, даже простые граждане, не входящие в состав СПЧ, согласно закону, должны получать хоть и формальные, но ответы от органов госвласти. Во всех ключевых вопросах, касающихся защиты прав человека, я имею полное ПОЛИТИЧЕСКОЕ совпадение с подавляющим большинством других членов СПЧ. Например, мой выход из Совета был с пониманием воспринят и Людмилой Алексеевой, и бывшим членом СПЧ Владимиром Познером, так же многими другими коллегами, которые связались со мной ЛИЧНО, чтобы выяснить мотивы моего выхода из Совета.

Обращаю особое внимание, что никакие расхождения в оценке советской и постсоветской истории с некоторыми членами Совета, а также актуальная политическая борьба, равно так и досадный публичный инцидент с Николаем Сванидзе, НЕ БЫЛИ причиной моего выхода из СПЧ при Президенте РФ. Поэтому прошу Вас не распространять заведомо ложную информацию.

Считаю, что СПЧ, который должен информировать Президента о РЕАЛЬНОМ положении дел в стране превращается в ширму прикрытия нарушений прав человека, законов, а порой и просто здравого смысла.

Для меня это подлинная трагедия, касающаяся судеб и жизней многих жителей страны. Не хотелось бы, чтобы главным и единственным достижением СПЧ осталось политическое лоббирование невероятного дорогого Мемориала жертвам политических репрессий, в то время когда в разных точках страны эти самые жертвы ждут помощи и справедливости от Вас и других членов Совета.

Оригинал

Вызов главой Росгвардии Виктором Золотовым на дуэль блогера Алексея Навального является новым словом в отношениях генералов, маршалов, генералиссимусов, президентов, министров и прочих защищённых вооружёнными охранниками людей с невооруженными блогерами и журналистами.

Прямые угрозы физической расправы, оскорбления, унизительные для оппонента эпитеты из уст вооруженного до зубов (а таковым является глава Росгвардии), прошедшего специальную подготовку рукопашного боя и иных способов уничтожения человека руками и ногами (а таковым является бывший телохранитель первого лица государства), взрослого, сурового и облеченного властью и статусом государственного деятеля (то есть лица, по идее, неприкосновенного, независимо от его личных желаний), конечно, впечатляют.

Этот стиль подсказал генералу Золотову Саша Хинштейн, что ли?
Александр Евсеевич, конечно, бодрый журналист с живым полемическим стилем. Его работа — острая полемика, иронический тон, издевательские метафоры и гротеск. В его исполнении это нормально и даже правильно.

Но от человека, который, по идее, отвечает за безопасность десятков, а то и сотен миллионов людей, в принципе, мы ждём более взвешенной, холодной и юридически основательной позиции. Он — лицо Системы. Причём, лицо той части Системы, которая вооружена до зубов и имеет юридическую санкцию на насилие. Если Система начинает распускать руки из-за обиды, унижения (которое ей Системе таковым покажется), иронии, карикатуры на себя, шутовской пародии, да, наконец, жесткой критики — то, к чему это может привести в своём логическом развитии?

Если силовики сами начинают определять врагов государства и сами себе публично давать санкцию на расправу с ними, то каковы последствия этого? Согласитесь, крайне неприятные для большинства граждан.
Если генерал угрожает оппоненту, заведомо уступающему ему в физической подготовке, силовой расправой, то, что же теперь будет твориться в отделениях МВД и Росгвардии?

Одетые в форму бойцы начнут вызывать на дуэли демонстрантов, оппонентов и прочих задержанных?
Превращать их в ходе «дуэлей» в кровавых слизней или как там у Золотова?
Избивать под предлогом защиты чести мундира?
Тогда, получается, правы садисты в Ярославле, мучившие заключённого, потому, что он дерзко с ними разговаривал? Вызвали его на дуэль?

Зря Виктор Золотов забыл библейскую историю про грозного великана и силача, сурового воина Голиафа, и маленького, ловкого, но бесстрашного Давида.
Угрозы — неправильный стиль в диалоге с журналистами. При не расследованных до сих пор убийствах журналистов в России.
К тому же, из монолога генерала Золотова мы так и не поняли — цены на капусту и морковку завышали или нет?

По поводу публикации сотрудников пригожинского ФАН о переписке убитых в ЦАР журналистов со штабом в ЦУР. Эта переписка никак не говорит о плохой подготовке к командировке.

Речь идёт о сложной поездке с ограниченным бюджетом.

Поэтому дилемма свободных журналистов — фрилансеров«расходы/качество», не знакомая корреспондентам больших и богатых изданий, с важным видом всезнаек, дающих сегодня оценки подготовки своих убитых коллег, решалась группой адекватно.

Все убитые журналисты были фрилансерами на контракте и действовали соответственно своим интересам и интересам заказчика.

Что касается Орхана Джемаля, то, судя по переписке, он абсолютно профессионально и детально подошёл к угрозам пребывания в ЦАР, связавшись с опытным врачом, много лет работающим в Африке (я знаю ее лично), и представив список необходимого — от медикаментов до обуви и одежды.

Все остальные сбои в намеченных в Москве планах командировки — в пределах допустимых рисков, и никак напрямую не выводили группу под пули убийц.

Я понимаю задачу ФАН и пропагандистских усилий провластных медиа — продвинуть версию о грабеже и убийстве, ставших следствием непрофессионализма группы.
Эта версия ошибочна (если не лжива) от начала до конца — никакого грабежа не было: ценные вещи и деньги не тронуты, бензин не слит, взяты только аппаратура и электронные устройства.

То есть то, что представляет интерес для спецслужб — государственных или частных, а не для бандитов.

Действия журналистов ФАН и государственных медиа ещё больше сузили круг подозреваемых, породив устойчивое подозрение в попытках создать общественное мнение в интересах одной версии, выгодной государству или тем, кто прячется за государство.

Я ещё больше уверился в том, что:
 — убийство в ЦАР было не случайным, а спланированным.
Спланированным, возможно, на месте, возможно, из России, возможно, из другого государства, имевшего доступ к планам и логистике командировки;
 — «отклонение от маршрута» было никаким не отклонением. Ребят вывезли туда или уже мертвыми или живыми и убили на месте;
 — время убийства имеет огромное значение. Если убили вечером, а обнаружили утром, то тела в Африке не могли не быть тронуты животными-падальщиками. Никто о следах животных не сообщал.

Значит, скорее всего, — их всю ночь пытали, потом убили, утром вывезли на место «обнаружения» и сымитировали страшную находку.
В этой ситуации водителю и бежать не надо было — просто нести ту пургу, которую он нёс: про людей в тюрбанах и лихое бегство от них.
Осталось ответить на вопросы — «зачем» и «кто»?

Зачем было убивать, когда можно было выслать?
Одна служба захотела подставить другую, конкурирующую?
Просто спонтанный беспредел шизоидов-отморозков?
Начали бить, не думая убивать, и в процессе избиения кто-то из группы умер — тогда то и решили всех кончить, как свидетелей?
Заранее планировали из Москвы их убийство по линии частных или государственных спецслужб?
Кто решился на подобное злодеяние — мы обязательно узнаем.

Все попытки «навести тень на плетень» только укрепляют версии, связанные с государством, его сотрудниками и помощниками.

Оригинал

Мы и раньше знали, но боялись спросить.

Но теперь мы уверены — ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА ЭТО ПУТИН!

И всю ответственность за ее мотивы и последствия берет на себя именно ПУТИН.

Папочка пришёл спасать трясущихся от страха единороссов. Теперь про эту «партию власти» без смеха вообще говорить невозможно.

Сейчас будет смешно наблюдать, как они загалдят: «Мы так и думали! Мы это и имели ввиду! Спасибо, президент!».

И слезы благодарности выступят на их лживых глазах.

Классовое расслоение официально стало политической реальностью. Теперь есть мы и они.

Угнетенный и деградирующий народ, над которым ставят экономические и социальные эксперименты, сокращая и уничтожая основы его жизни.

И сытые господа, занимающиеся экономикой и социальными теориями, экспериментирующие со страной и ее населением, ради «занятия достойного места в мировой экономке» — то есть только ради удовлетворения собственного эго.

Их экономика — это их карманы.

Пусть не лгут — плевать им на людей и «демографические ямы».

Их интересует только их власть.

Настоящая борьба только начинается.

Вернём народу страну!

Оригинал

Сегодня, по приглашению мусульманской общины Владимира, был на празднике Курбан-байрам во владимирской мечети.
Люди не умещались на улице, заполнили три этажа и большой двор этого молельного дома (полноценную мечеть построить власти не разрешают).

Презрение властей к людям выразилось также и в том, что для съёмок репортажа и для поздравления мусульман прислали женщин-журналистов и женщину-чиновника!
Большего непонимания, пренебрежения и неуважения к людям продемонстрировать было невозможно.

На этом фоне все слащаво-лицемерные слова «поздравления губернатора Орловой», зачитывавшиеся перед сидящими мужчинами чиновницей, выглядели издевательством. Собственно, так оно, думаю, и есть — власть людей не понимает, не чувствует, ей плевать на обычаи и нормы, принятые в нормальном человеческом сообществе.

Власть издевается над людьми.
В очередной раз, делаем выводы и берём на заметку.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире