Я тут вот что подумал.
Если предположить, что три этих знаменитых расхитителя государственного бюджета – Серебренников, Итин и Алексей Малобродский – делили похищенное поровну (а как выясняется, с Софьей Апфельбаум они не делились), то каждый из них украл по 43 миллиона рублей.
Это, согласитесь, довольно большая сумма.

То есть, для ментовского полковника Захарченко с его девятью миллиардами это, конечно, слезы, но для режиссера с мировым именем — сумма вполне серьезная. И ею надо как-то распорядиться. Она не может исчезнуть бесследно, эта материя, — это противоречит как закону Ломоносова-Лавуазье, так и нашим коллективным впечатлениям от аналогичных дел.

А впечатления, надо сказать, сильные и многочисленные. Мы с вами видели и ментовские кладовки, набитые налом, и железнодорожные шубохранилища, и таможенные золотые слитки… Видели депутатские коллекции антиквариата, сенаторские пентхаусы, министерские асьенды, панамские виолончели, чекистские оффшоры и альпийские шале мэров маленьких русских городов…

Куда же делось, во что перетекло похищенное фигурантами дела «Седьмой студии» – ну, вот хотя бы моим добрым приятелем Алексеем Малобродским? Не мог же он, на пару с женой, проесть эти сорок три (прописью) миллиона рублей? где-нибудь прячут, небось, распиленное…

Их съемную квартиру обыскали, причем внезапно, но слитков и антиквариата, странным образом, не нашли. А квартира в Подмосковье – явно не шале в Альпах, вполне по заработкам… Как он ловко, однако, затаился, этот Малобродский!

Но раз уж следствие раскрыло его коварные схемы, найти маршрут, которым уходило похищенное, в наше-то цифровое время, – дело техники, не правда ли?
И что же?
Где деньги, Зин?

Где счета Малобродского с суммами необъяснимого происхождения, где его оффшоры, переписанные на двоюродных племянников? Дорогое следствие, ау! Что ж вы не нашли ничего, кроме Масляевой? Масляева гроша не стоит, а деньги, сворованные злоумышленниками, — деньги государственные, и хорошо бы их вернуть пострадавшему Минкульту, вон г-жа Любимова ночей не спит от такой душевной травмы…

Можно, конечно, ничего не искать, а просто назначить подсудимым, с потолка, неподъемный татаро-монгольский ясак, как сделала судья Менделеева, но это туповатый путь: генерал не может обернуться морской чайкой (см.Экзюпери)...

Малобродскому, Итину и Серебренникову неоткуда взять по сорок три миллиона рублей — они интеллигентные люди, а не кооператив «Озеро»…

Похищенные деньги – как спектакли: либо они есть, либо их нет.

И вот — спектакли, поставленные Серебренниковым, есть! А похищенных денег — нет. И это прямо связанные между собой явления.
Закон Ломоносова-Лавуазье, не писаный для Мещанского суда.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире