12:20 , 25 июня 2020

Олеся, или О вреде русской художественной литературы

Памяти Самуила Лурье

Откуда это, не помните? — сударь, как честный человек я оскорблен…
И я не помню.
Но оттуда, конечно, откуда же еще! Из художественной литературы. Причем, скорее всего, именно нашей, отечественной. Типа гранатовый браслет. Чтобы одно только подозрение в бесчестии — и сразу бабах, и дырку себе в голове делать. А ежели кровавое пятно — единое, случайно завелося! — то и под шапкой Мономаха нет житья человеку, вы же помните. А даже если не убивал, а просто по молодости трахнул одну (в смысле, соблазнил) и бросил, то надо потом непременно в Сибирь за ней пойти, за проституткой этой, и жениться, особенно если вы князь. Это вам любое ЕГЭ скажет.
Потому что главное для человека — душу не погубить, ведь правда же?
Эх.

Помните, как мы уговаривали судью Данилкина, что он человек?
Данилкина, который Ходорковскому второй срок давал.
Ты человек, Данилкин! — говорили мы ему по очереди и хором. Ты человек, а это звучит… ну ты же помнишь, да? Давай, Данилкин, встань завтра, весь такой в мантии, и скажи на весь мир: невиновен! И вострубят трубы, и будет тебе от нас почет и уважение, и из зеркала поглядит на тебя честный человек…
Ага. Щас.

И ничего, кстати.
Живет без дырки в голове, и насчет бессонницы не поручусь. Да и с какой стати? Свежий воздух, хорошие жилищные условия… Отчего не поспать? Фармацевтика опять-таки на месте не стоит — сорок капель перед сном, и сопишь как дитя в две дырки, и просыпаешься свеженький, и едешь бодрячком в суд, на работу, новых мудаков сажать. И все тебе рады, кроме подсудимых.

А читатели все не уймутся — как же так, говорят, Родион Романович или как тебя? Ладно бы старуху-процентщицу, но ты же, ирод, и сестру ее Лизавету безвинную погубил, — покайся! А он в ответ только глазами лупает в искреннем недоумении: да ладно вам, че вы как эти… Бабкой больше, бабкой меньше… Так получилось. Пришла охота мозги лечить — вон генерал Шаманов стоит, видите? Герой России, который по чеченским беженцам бомбометание проводил в Самашках… Второй справа, в храме Вооруженных сил, в хорошей форме, — ага, вот этот! Вот ему про кровавых мальчиков и заливайте…

Но читатель русской художественной литературы не может признать полного ее краха, ибо в этой голограмме, удивительным образом, прожил жизнь — и, главное, держался же как-то в безопорном состоянии! И хотя не слепой он, и много потерпел от действительности, а все верит в лучшее.
В человека.

Автор (вы, конечно же, догадались) клонит речь к завтрашнему приговору по делу «Седьмой студии» — и к той, которая будет этот приговор выносить.
К судье Олесе Менделеевой…
Конечно, и флешка уже заготовлена, и копипаст обвинительного заключения на ней произведен, но — ты же человек, Менделеева! Более того, ты женщина. Мягкость и сострадание заложены в тебе, говорят, природой… И чувство справедливости, и достоинство… И фамилия такая прекрасная…
Давай ты завтра встанешь вся такая, в мантии, и скажешь: невиновны они!
Ведь ты же знаешь, что они невиновны, Олеся, правда?
Ведь не дура же.
Ну?

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире