Московские леваки-водилы — бесценная кладовая ума, знаний и толерантности.

— Я ваших убеждений не разделяю, но подвезу!

Вольтер, практически.

Сел, едем.

Про «крымнаш» выяснилось, разумеется, с первых секунд.
Готы, гунны, турки и греки дружно пошли лесом, указывая светлый путь незалежной Украине. Наш Крым, и все!

— Восстанавливаем историческую справедливость? — уточнил я.

— Восстанавливаем!

— Что делаем с Кенигсбергом? — задал я наводящий вопрос.

— Кенигсберг наш, — твердо ответил водитель и две минуты с чувством рассказывал про памятник Екатерине, стоящий на самой западной точке Отечества — по случаю победы в Семилетней войне, четверть тысячелетия назад…

Карта мира цементировалась у него в голове исключительно на точках русских побед.
Удивительная мысль, что в Бологом мог стоять памятник Гитлеру, а в Козельске — Батыю, просто не приходила в эту образованную голову.

— Хорошо, — согласился я, торопясь до пункта назначения изучить горизонты этой геополитики. — Курильские острова — тоже наши?

Признаться, я надеялся поставить собеседника в тупик этим вопросом, но он ответил просто и гениально:

— А почему нет?

Вот и все, собственно.
И должен с благодарностью заметить: мой собеседник был гораздо честнее министра Лаврова. Никаких тебе подлогов; ни мелкого крючкотворства, ни тошнотворной демагогии, просто — «почему нет?»

Ну да.
Могли взять, и взяли! Право сильного.

Когда кончаются аргументы, меняются правила диспута.
Не преуспевший в сицилианской защите просто надевает шахматную доску на голову противника, — и кто после этого скажет, что он не победил?

Победил, — конечно, победил!
Вот же, ты над ним стоишь, а он лежит и думает: где не так пошел?

Тут есть только одна проблема.

Правда, она есть только у людей с фантазией.

Они, всмотревшись в прошлое, в состоянии представить себе будущее.
Они знают, как гибнут царства — великие царства, не нашему чета…
Как съеживается шагреневой кожей безразмерная карта, казавшаяся вечной (людям без фантазии). Как за сотню-другую лет от римов и вавилонов не остается ничего, кроме руин и памяти.

Как потом исчезает иногда и память.

Они знают, что такое исторический оползень, хоронящий под собой цивилизации.
И они знают, что самый легкий способ стронуть этот оползень — собственная агрессия, делающая ненужной бумажкой карту мира: карт-бланш всем авантюристам этого мира, искушение воспользоваться правом сильного, приглашение порулить на геополитическом просторе…

Все это — всегда! — кончалось и кончается кровью и разрушением, хотя и не сразу, конечно, не сразу…

Люди с фантазией не хотят этого для своей Родины.
Они криком кричат об опасности. Они мозолят глаза, страшно раздражают население, ломают ему кайф и портят патриотический праздник. Они становятся маргиналами и национал-предателями, пятой колонной, отрезанным ломтем, камешком в ботинке марширующего большинства…

Вавилонское это большинство хочет маршировать дальше — ему так славно маршируется с дни легких побед!
Вот легионы цезаря с триумфом вернулись из галльского похода, вот сама Италия лежит распластанная под Наполеоном…
А как легко вошли в Париж, айн-цвай-драй! Сколько радости, какой рейтинг у лидера нации, какое единство народа!

Айда вперед, там зашибись как хорошо.

«Почему нет?»

Потому что думать надо.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире