Этот вопрос часто беспокоит меня. Хотя понятно, что подойти можно и с другого конца: есть ли верховенство права? Уважаем ли мы права друг друга? Хотим ли мы, чтобы законные права и свободы каждого человека без исключений – даже крайне несимпатичного для нас, как, быть может, и мы несимпатичны ему – гарантировались абсолютной всей мощью государственного аппарата? Или этот суд – тоже «срез общества», и именно общество виновато, что у него такой суд?

Мужественный гражданский поступок Натальи Васильевой должен был раскрыть глаза многим, кто тешил себя иллюзией существования справедливого независимого суда на постсоветском пространстве. Как видим, суд у нас все еще тот – советский. Недалеко ушедший от «чрезвычайных троек», защищающий прежде всего «позитивное» (директивное) право.

Недаром разговоры о судебной реформе бесконечно ведутся и  в России, и в Украине. А толку никакого, потому что «реформаторы» обычно ограничиваются проверкой связи в рамках укрепления телефонного права. Наиболее ярко судебный беспредел проявляется в резонансных делах общественно-политического звучания, особенно – связанных с выборами. Я по этому поводу и фельетон написал.

У нас, например, в Киевской области на местных выборах 31 октября во некоторых населенных пунктах (в селах с привлекательными земельными ресурсами, райцентрах) избиркомы снимали самые популярные кандидатуры и партийные списки, чтобы протолкнуть выдвиженцев правящей партии. Делалось это так дерзко и открыто, что кто-то не вытерпел: главу областного избиркома у подъезда облили помоями. А суды намеренной волокитой и несправедливыми решениями освящали произвол именем закона.

На днях в редакцию моей газеты пришло письмо. Из села. Написанное от руки. Но с толстой пачкой подтверждающих документов, которые я внимательно изучил и в правоте корреспондента убедился.

По-моему, это письмо – суровый приговор так называемой «судебной реформе». И я очень хочу, чтобы «реформаторы» в высоких кабинетах прочитали это письмо. Может, тогда у них проснется совесть?

* * *

КОМУ НУЖНА ТАКАЯ «РЕФОРМА»?

Пять лет продолжается моя судебная тяжба с органами, дискриминирующими меня в пенсионном обеспечении.

Я подполковник запаса, проходил службу в Вооруженных Силах СССР, а потом Российской Федерации с 1970 года. В 1994 году был уволен в запас Министром Обороны РФ, с 1.12.1999 года начал получать пенсию в Украине, которую мне насчитывал Николаевский областной военный комиссариат.

С самого начала было допущено множество грубых нарушений при начислении пенсии, поскольку комиссариат проигнорировал положения Ташкентского Соглашения «О порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей и государственного страхования военнослужащих государств-участников Содружества Независимых Государств». Занизив должностной оклад и не учитывая надбавки за работу с секретными документами, 7 месяцев мне выплачивали 221 грн. вместо 410 грн. И это не самый большой случавшийся разрыв между суммой пенсии, которая мне причитается по закону, и реально выплаченной суммой. С 2003 по 2004 год я получал около 300 гривен вместо причитающихся более чем 1500 грн. Я неоднократно писал жалобы в разные инстанции, частично удалось добиться справедливости. Но даже после перерасчета пенсии мне каждый раз отказывались компенсировать незаконно невыплаченные средства.

Общая сумма, на которую меня «нагрели» пенсионные махинаторы, составила 31,5 тыс. гривен. И я обратился с административным иском в суд, чтобы взыскать эту сумму, после чего стал жертвой непорядочных действий судьи Центрального районного суда г. Николаева Алейникова В. А. (мне кажется, для него ничего не стоит нарушить присягу судьи).

В моем иске судья Алейников усмотрел какие-то несуществующие недочеты, потребовал их исправить без конкретного указания на то, что именно должно быть исправлено, и в конце концов он постановил вернуть иск без рассмотрения по сути. К сожалению, высшие судебные инстанции покрывают незаконные, по моему мнению, действия судьи или вообще отказываются вникать в ситуацию, ограничиваясь формальными отписками. Таким образом, я не могу не то что добиться справедливости в суде, а даже реализовать свое законное право на доступ к правосудию: суд не открывает производство по делу! Вместо исполнения своих прямых обязанностей – защиты прав граждан – судья Алейников, похоже, занимается санкционированной «сверху» волокитой и позорным очковтирательством. И это еще не все.

В 2007 году при загадочных обстоятельствах потерялся иск и приложения к нему, пришлось тогда восстанавливать все документы.

Решения судьи Алейникова – просто заполненный шаблон без каких-либо конкретных ссылок на результаты изучения обстоятельств дела.

Процессуальные сроки судья грубо нарушал, по исправленному иску принял решение аж через 97 дней (кодекс административного судопроизводства требует принимать решение об открытии производства не позднее следующего дня после поступления иска судье).

Десять месяцев Алейников прятал материалы дела, выдавал ложную информацию о их местонахождении, чтобы не допустить апелляционного обжалования своего «решения», основанного на бесстыдной лжи, обмане, хамстве, подлости, беспределе и правовом нигилизме…

И обо всём этом ни Высшая квалификационная комиссия судей, ни Высший совет юстиции, ни Высший специализированный суд по уголовным и гражданским делам, ни Высший административный суд, ни Верховный суд Украины, ни Администрация Президента Украины слышать не хотят. Пишут отписки, не вникая. Очевидно, такое безобразие – для них не новость, не чрезвычайное происшествие, на которое следует реагировать? Это – будни украинского правосудия?

Простые люди, в том числе и я, надеялись на то, что проведение судебной реформы в Украине – это реальный механизм контроля за судьями, чтобы они перестали безнаказанно вертеть законом, словно дышлом, как скажут по телефону или как диктует корпоративная солидарность. Но такой механизм не появился. Судьи делают то, что хотят и то, что вписывается в пределы властного подхода. Закон сейчас исполняется все более выборочно, только в интересах власть имущих, а не простых людей.

Кому нужна такая реформа, если судью, как и раньше, нельзя привлечь к ответственности, если даже в кассационной инстанции путают термины «заявление» и «кассационная жалоба» и невозможно получить решение по результатам рассмотрения кассационной жалобы, если обычному, простому человеку, как и раньше, дорога в суд за справедливым решением закрыта, если в судебной системе процветают лицемерие и равнодушие, а с человеческой точки зрения – подлость?!

Малецкий Александр Петрович, с. Нечаянное, Николаевский р-н Николаевской обл.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире